Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Молитва18+присутствует мат


­- Все в руках Божьих, - закончил Сеня.
Я неопределенно сплюнул на землю...
- Что ты как собака плюёшься, - начал стыдить меня он.- Ведь по земле ты ходишь и дети твои ходят-играются.
- Нет у меня детей,- говорю.
- Так будут.
- Если выберемся отсюда... Блять, надо ж вляпался...
- А ты Жития Святых почитай – неожиданно выдал Сеня. – Там все есть.
К его дебиловатым странностям я привык. Полностью сломленный духом после смерти ребенка, он окончательно ударился в религию. Продал машину и дом, а все деньги подарил попам – пожертвовал на церковь. Жил в каком-то сараюшке, все дни работал на храм, а питался – что подадут.
Лет 30 ему было...
Какого лешего он оказался здесь я не знал; на прямые вопросы он не отвечал, а выведать не удавалось. Но парень он был безобидный, поэтому я его даже не подкалывал боженькой.
- ...Там один человек все имел, и дом, и машину, и положение в обществе... потом все роздал за ради Бога, и Бог вернул ему сторицей, еще больше возвысив...
Я слушал, поощряюще угукая, а сам поглядывал по сторонам и прислушивался.
Хоть и считалось, что мы на отдыхе, и выставленные секреты наш сон стерегут, но ну его нафиг – бдительность никогда лишней не будет. По два часа парами караулили.
Но боялся я вовсе не атаки из темноты, - боялся, что проснутся наши, среди которых были и новенькие, и услышат всю эту галиматью. А там уж – пиздец авторитету...
- А вот Бог, вроде, заповедал не убивать?..
- Так, - Сеня вдохнул поглубже, для новой жизнеутверждающей тирады.
- А тогда зачем ты автомат взял? Какого члена здесь делаешь? Если сейчас эти на нас кинутся, что делать будешь?
- Собака я, собака... – начал, было Сеня.
- Нет, представь: сейчас гранату бросят, наших всех поубивает, только мы с тобой останемся, а из лесу – толпа... Убивать придецца!
- Убийство на войне не есть убийство. Это священный долг воина. И я его исполню...
- Убьешь, значит? – уточнил я...
- Не убью, а долг исполню.
- Перед кем долг-то?
- Плохо, что ты некрещеный, - опять погнал Сеня. – Бесовские силы над тобой властны...
- А над тобой – нет... – конец двадцатого века, два богослова в «камуфле» и «разгрузках», беседуют... Блин.
- Меня молитва ограждает.
Подкалывать его не хотелось...
Мягким каким-то я стал. Суеверным, как и все здесь, и добреньким. А ну, как... дык, кабы чего не вышло...
Еще чуть-чуть, и распущу нюни, а потом молитвенник попрошу у него, или Библию, на инопланетянском языке моего народа тысячелетней давности.
Очень хотелось выжить. Выжить и вернуться. Хуй с ним, что не героем, хотя бы просто...
Клялся, что никогда не буду об этом рассказывать, хвастаться перед мокрощелками и прочими ледями. Только б не калекой...
Конца войне не было видно, я догадывался, что нашу карту уже разыграли, и дай Бог, если просто распустят, а не пошлют затыкать какой-нибудь прорыв, один к пятидесяти...
Ясно уже было, что нас предали...
Невеселые мысли прервал Сеня, вытащивший, зачем-то, свой крестик.
Тут-то бесовские силы надо мной и возобладали.
- А чо у тебя там на кресте написано, сзади?
- Спаси и Сохрани, - торжественно ответил Сеня.
- Дык это женский... На мужском должно быть: «Укрепи и Направь».
Сеня минутку думал, потом заявил:
- Пидор ты...
- Чииивооо? – от неожиданности у меня уши зашевелились...
- Чего слышал! Господь долготерпелив и милостив, но потом расквитается...
- Да ты хоть знаешь, что это слово обозначает?
- Взыщет с тебя Господь, - бубнил, не на шутку обидевшийся Сеня... – Все твои насмешки припомнит, все...
- Смехуёчки, - подсказал я.
- Смехуёчки, - по инерции вставил Сеня. – Выброшен будешь вон, как соль, потерявшая силу. Тебе жизнь дается, чтоб ты Богу служил, а ты – посмеваешься.
- Нет такого слова, - говорю.
- Есть! Ты в этот мир пришел, чтобы не прожить впустую, чтобы Господу послужить...
- Дык это, - говорю, - и есть впустую. Вместо чтоб учиться, свершать что-то, я буду как дурак на молебнах простаивать и бессмыслицу бормотать?..
- Не хочу с тобой разговаривать. Проклят ты...
(Тут я маленько ссыканул – все-таки время и место... типун бы тебе, дураку, на язык).
- Ну вот, а где ж твое всепрощение, где не суди и не судим будешь? А, Сеня?
Но Сеня заткнулся и, подобрав автомат, оперся на него задумавшись. Я, мысленно попросив Бога не карать меня скоро за такую необдуманность, задумался тоже.

Утром нам приказали уходить. Куда – никто не знал. Велели собрать все вещи и ждать команды.
Радовало одно – появились командиры, а значит отпала необходимость думать и принимать решения. Тупо выполняй приказы и все.
Иногда это очень полезно – можно сосредоточиться на выполнении физич нагрузок. А они были немалые. Солдатом, сказать по совести, я был самым плохим. Хорошо что еще не курил и не пил, а то бы вообще загнулся.
Тащить на себе каску, броник, рюкзак со спальником, боекомплект, автомат и пару мин для минометчиков...
Нет, нахер, в войнушку я больше не игрун.
Топать пришлось по дороге и это радовало.
Правда на дороге иногда ставят мины, но это забота головного дозора и саперов.
Мы с Сеней молча топали рядом, бережа силы – потому как не знали: 50 км пройти или 5 придется.
Было лето, по пути попадались поля и сады, все зеленело, росло, а людей не было. Жалко было видеть, как все посеянное и выросшее потихоньку пропадает...
На полях встречались свежие воронки, а сады шокировали вырванными с корнями деревьями и остатками заборов на ветвях.
В толпе, среди своих, страх и беспокойство притупляются, но все же, глядя на следы войны, я был готов хоть в голос умолять Бога, чтобы только скорее срыгнуть оттуда.
Пот лил градом, пыль уже настолько забила все отверстия, что на нее перестали обращать внимание. Как всегда, хотелось поскорей привала, хоть на коленях, хоть пять минут...
Мысли такие приходилось гнать, - они расслабляют...
Солнце пекло, как сука.
Я чувствовал, что еще километр-другой, и я упаду. Тело, привыкшее к тяжестям и к маршам, уже не выдержит. Нервы и воля... да что вы знаете, про нервы и волю!
Я не падал и шел потому, что рядом не падали и шли другие, такие же как и я. Если могут они, значит могу и я. Так каждый сам себя подбадривал.
Но и этого самовнушения уже не хватало.
Тогда я начал молиться.
«Ёбаный Бог! Сука и тварь ты позорная! Что же ты, гад, с нами делаешь!? Почему заставляешь нас страдать, гнида? Зачем ты, сука, войну эту сделал? Какого хуя нас сюда засунул? Почему ты нас медленно убиваешь? Мучишь голодом, вшами, ебаным солнцем и маршем. Ты хочешь сломать меня, пославшего тебя нахуй? Чтобы я опять в стадо твоих рабов вернулся... чтобы все твои подлости, как дурачок Сеня называл испытаниями...
поэтому ты бьёшь меня, ломаешь всеми твоими подлючьими средствами.
Только хуй я перед тобой сломаюсь! Я тебе, гниде, не поддамся. Я буду идти, пока ноги шевелятся, а упав, ползти буду... Я не склонюсь перед тобой, Всемогущая Гнида, что пакостит людям, вместо того, чтобы помогать. Пошел нахуй!»
После этого, сил как бы прибавилось. Не страшили меня ни смерть, ни потеря родственников, ни увечье, ни плен.
Это был поединок. Между мной и всемогущим подлецом на небесах, что мог меня раздавить, но не сломать.
Прав был великий Гёте: страшен тот, кому нечего терять.
В тот момент я отказался от всего, что мне было дорого, что меня с жизнью связывало. Я мстил Богу. Тем, что не упаду, не сломаюсь, не запрошу пощады. Что буду идти назло. И, подыхая, сделаю еще один шаг.

Мы дошли. Еще два часа, без привала. А дойдя – окапывались, ставили мины, собирали дрова...
К богу я потом еще обратился. Когда другу Вите бревном раздавило череп. Молился, чтобы он не умер и его успели вынести.
Виктор выжил.
А Сеня погиб.

(с) Сека 2008.






Рейтинг работы: 16
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 40
© 16.01.2023г. Sergey M
Свидетельство о публикации: izba-2023-3472771

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


Александр Попов (Опеченский)       25.01.2023   17:21:09
Отзыв:   положительный
Чистая искренность - сильнейший оберег!
Sergey M       25.01.2023   17:22:18

точно!
Алексей Тканев       16.01.2023   22:49:56
Отзыв:   положительный
В нормальной действующей армии встретить религиозного - нонсенс. Это возможно только при либеральном бардаке, когда всем все пох.. и никто ни за что не отвечает. И все при этом ищут крайних, или назначают таковых.
Обычно таких отсеивают еще на медкомиссии, а если она прошляпила, взвоют унтера: "уберите от нас ЭТО!". И отправляется этот организм в роту обеспечения, тыловые подразделения...
Почему? А вот... В подразделения, непосредственно принимающие участие в боевых действиях рано или поздно устанавливается одно единственно там возможное мышление, отношение к реальности. Можно выразить его примерно так(я не знаю как это обьяснить людям, которые там не были, у них нет соответствующих понятий, чтобы понять правильно.
Попробую на аналогиях. Там словно все участвуют в лотерее. Все без исключения, каждый день тянут свои билетики, кому-то выпадет "выигрыш", и он не доживет до вечера. Хотят-не хотят, но участвуют. Принимая условия игры. Отказаться невозможно. И вот представьте, что появляется нечто, которое говорит, что он заручился поддержкой сверхсущности, и лично его шансы остаться живым - выше всех нас взятых... Его выручить его крыша, а вместо него погибнет кто-то из присутствующих, тот шулер что наверху, которому он молится так подтасует результаты розыгрыша. Происходит конечно в других словах,и поступках, но ощущения у большинства такое поведение вызывает именно такое. Больше проявляется по другому, но смысл именно тот, который я привел в аналогии.
Верующие там могут быть, если оставят свою веру на гражданке, для мирной и благополучной жизни. Был у меня напарник, Абдразак, о том, что он верующий - я узнал только через два месяца совместной службы. Он не делал из своей веры зонтика от непрятностей, делил все трудности вместе со всеми, Обнаружил то случайно, В сухпае выдали консервы где говядины и свинины - 50/50 Он значит делит своб пайку пополам(жрать то надо, там у нас и так жира не откладывалось) и собирается условную "свинину" выбросить... Я не дал, выяснил почему, и попросил его поделить так же мою пайку. Он поделил, я забрал его "свинину", а ему отдал - типа "говядину". Потом время от времени говорили на эту тему, дома ему оказывается их казий(толкователь Корана) дал фетву(разрешение) вести себя на войне как материалисту. (но насчет свинины был какой-то пробел) Я позже6, уже гражданским был у него в гостях, Аби - материалист, и считает, что рнлигияч всего лишь отражает обычаи народов в которых существует, но не формирует ее. Если она что-то формирует, то общество долго не живет. А с тем их казием я тоже встречался, умный дедок, уважаемый, коргда-то дошедший до Праги, и он знает, что религии нечего делать на переднем крае, это хобби для сломленных...
Да, некоторые прошедшие приходят туда, но после. На гражданке быть белой вороной(а другим ты уже быть не можешь) - тяжелее чем было там. И у них есть это право на слабость. Но я нельзя принять тех, кто сломался живя в розовом кефире мирного общества, ничем не рискуя, и сделал свою душевную слабость - флагом.
В последнее время все чаще слышу фальцеты и теноры о всеобщей вере в окопах...И оперируют как доказательством именно теми, кто сломался позже, или вовсе придумывают, выставляя фоточку попа, увешанного церковными и казацкими наградами, как доказательство... (они ж даже в стройбате не были, не отличат госнаграды от пивных крышек)
Недавно от одного ребенка из религиозной семьи слышал что в мае 45-го над Рейхстагом два правлславных монаха Егоров и Кантария - установили православный крест... (фотография известная, где знамя победы красного цвета, установленное двумя сержантами, веет над пробиты куполом Рейхсканцелярии) Ну вот такая вот история у них, метят крестиком все до чего дотянутся, как кобельки территорию...
Сержант Алексей Тканев. 80-84(сверхсрочник, ОКСВвА, провинция Газни)
Sergey M       17.01.2023   00:09:15

ну да. они еще блеют, что Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского на битву с Мамаем. (а о нем в летописях вообще не упоминается).
напротив - все хрюсики-главпопы кормились от орды и дань им не платили. и всячески призывали русских смириться и не роптать. жидовская религия рабов.
Алексей Тканев       17.01.2023   00:58:24

Там вообще история плачет. Летописи для них не авторитет, так как не устраивают, фактами у них является только то, что соответствует их фантазиям.
Как пример - Кроме художественного сочинения "Сказания Мамаевом побоище", есть более близкие к дате битвы произведения, Например "Задонщина", И там, как и в летописях - нет никакого поединка Пересвета с Челубеем.
Задонщина как литературное произведение(не исторический источник) датируется как спустя десять лет после битвы, т.е написана совресменником и возможно участником. О летописях я и не говорю,ээто хроники, типа дневника. И в обоих этих источниках Сергий если и упоминается, то только как призвавший "откупиться". Пересвет и Ослябя вассалы князя Дмитрия Ольгердовича, литовского князя. (Великое Княжество Литовское – было частью одноязычного и культурного пространства, и юрисдикции.) Пересвет в Задонзщине" указан чернецом, в посверкивающем золоченом шлеме. (что уже навевает сомнения, - золоченый шлем у монаха!?) и обращается П к ДД – с призывом драцца, когда «уже многие лежат посечены у Дона Великого на берегу". (т.е. махач уже в разгаре) Ослябя кстати, и после битвы – упоминается в качестве боярина, а только позже, после действительного принятия монашества - он едет сопровождающим дары в Царьград.
Нук и ДД не мог вообще общаться с Сергием. Ни как. Как юридически так и физически. Потому что на момент битвы он был отлучен от церкви(терки конкретных пацанов были в том, чей человек будет митрополитом в Москве(ну как своего бухгалтера на фирму братва толкала) У него была своя кандидатура в отличие от церкви, и до разборок дошло с понодовщиной) а физически - потому что Сергий находился в трехстах с гаком километров от места действия. Я вот не предсставляю генерала, который перед генеральным сражением не принимает рапорта о готовности, не дрючит личный состав проверками, не слушает постоянно поступающих разведданных, чтобы скорректировать планы, а - едет за тридевять земель(хайвеевто еще не было, лошадкой по проселкам это неделя-две отсутствия командующего в штабе... Этож верный способ все прое... профукать вобщем....
И вот фактом и неоспоримым - обьявляется ими "Сказание о..." а все остальные - ерунда какая-то бездуховная... Тогда нао с такой научностью признать Спилберговские "Звездные войны" - документальным фильмом...
Sergey M       17.01.2023   05:30:57

согласен!
Алексей Тканев       16.01.2023   22:47:55
Отзыв:   положительный
Исправление текста комментария.
Wilhelm Kaiser       16.01.2023   19:40:50
Отзыв:   положительный
Страшная вещь! С возвращением!
Sergey M       16.01.2023   21:23:53

спасибо








1