Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Женщина Чёрного Властелина18+


Женщина Чёрного Властелина
­Женщина Чёрного Властелина Глава из романа «Под игом чудовищ. Часть 2»

Отдыхать дольше двух суток, однако, не пришлось.
Вернувшийся к утру третьего дня из Клауда, находящегося от укреплений всего в пяти-шести часах езды галопом, сир Ватель приказал немедленно начать выступление.
По бодрому и весьма довольному, словно отдых прошёл превосходно, виду короля лорд Дилени сделал вывод, что отоспалось, развлеклось, отъелось, и отогрелось его Величество и правда отлично.
Экстренное заседание Штаба, на которое всех высших офицеров собрали в крайней спешке, явилось простой формальностью: его Величество просто потребовал, чтоб войска выдвигались согласно утверждённому стратегическому плану, по намеченным направлениям. И придерживались тактики «выжженной земли», которую первым навязал им враг.
Спорить или возражать никто и не подумал.
Да и смысл? Все высшие командиры армии, кроме разве что лорда Адмирала, галерам которого снова не нашлось дела в кампании, и сами не могли дождаться, когда можно будет осуществить то, о чём мечтали их отцы и деды: беспрепятственно вторгнуться на территорию врага, теперь лишившегося основной защиты, и…
И довершить разгром, убив и остальных слуг и солдат лорда Хлодгара.
Насчёт судьбы самого чёрного Властелина, правда, столь однозначного решения пока не было. И если адмирал, лорд Хьюго Ван Ден Грааф, предлагал немедленно по пленению опасного врага казнить, прямо на месте, без суда и следствия, лорд Говард и лорд Жорес, командир первой дивизии пехотинцев, столь же упрямо желали сохранить ему жизнь до «подробного и детального выяснения всех обстоятельств». А проще говоря – собирались пытать незадачливого северного владыку до тех пор, пока не выложит всех своих секретов! А главное – чтоб ответил на вопрос, как сумел вскрыть подземелье Предтеч, и что нашёл там, в его недрах…
И эту позицию лорд Дилени понимал отлично: каждому ведь хочется, чтоб расшифрованные тайные рецепты, или вскрытые и извлечённые из древних подземелий чудеса военной, или гражданской техники и технологии работали на благо Тарсии!
Ну, или её владыки.
Однако этот вопрос на экстренном заседании Штаба не поднимался, поскольку в ближайшие часы и дни у армии имелась и более актуальная и животрепещущая проблема: захват и зачистка приграничных, а затем – и внутренних земель. Владений лорда Хлодгара, простирающихся, по слухам, до самого ледовитого океана. То есть - на тысячу миль!
Так что ничего удивительного в том, что все офицеры подняли руки «за», и почти тут же разошлись, чтоб начать отдавать нужные приказы и распоряжения, не было.
Лорд Дилени, тоже поднимавший руку, уходить, однако, не спешил. О том, что ему нужно задержаться, ему сказал требовательный и тяжёлый взгляд исподлобья лорда Главнокомандующего.

- Я вас внимательно слушаю, милорд.
- Присядем. – лорд Говард указал вновь на табуретки, расставленные у походного штабного стола, занимавшего центральную часть огромной, выстуженной насквозь, и сейчас опустевшей, и словно сразу ставшей больше, штабной палатки.
Они так и сделали, пользуясь тем, что поверхности сидений ещё не успели остыть после того, как их нагрели, пусть и не походными печками. Которых, кстати, его Величество во время кампаний не признавал принципиально.
- Как вы, несомненно, уже догадались, милорд полковник, я попросил вас остаться неспроста.
Лорд Дилени кивнул, не спуская взгляда с умных и немного выцветших голубых глаз, окружённых морщинками, выдающими весьма почтенный возраст лорда Главнокомандующего. Тот продолжил:
- И вы наверняка понимаете, что неспроста я приказал именно вашему специальному подразделению, а именно, прикреплённой к вашему полку роте майора Бориса, быть в «моём особом распоряжении», и непосредственного участия в работе по собственно зачистке и уничтожению контингента остальных, находящихся в глубине территории врага,блокпостов, фортов, или редутов, не принимать.
- Да, милорд.
- Так вот. Тяжёлые орудия, так называемые гарпунные арбалеты, подвезут к бараку с динозаврами, (Если только лорд Хлодгар не переместит этих тварей в другие места!) не раньше, чем через три дня. Потому что сами понимаете: по снежной целине нужно вначале проложить дорогу, сквозь двухфутовый слой снега и сугробы, а уж только затем тяжеловозы смогут одолеть целину. Соответственно и… - вновь повисла тягостная пауза.
- Да милорд? – лорд Дилени видел, что лорду Говарду неприятно то наверняка не совсем обычное поручение, которое он собирается возложить на новоиспечённого полковника и его людей. А вернее – на майора Бориса и его людей. Лорд Дилени и сам был не в восторге от того, что тем, похоже, предстояло сделать, но вслух ничего говорить не стал. Хотя, конечно, догадался. Что это за дело.
И почему о нём нельзя было говорить на заседании Штаба. Но!
Одно дело – когда что-либо неприятное и не вяжущееся с честью солдата предлагаешь сделать ты сам. И у подчинённого есть выбор – делать, или отказаться.
И совсем другое – когда это – приказ начальства!
- Боюсь, то, что я собираюсь предложить сделать людям, входящим в состав подразделения диверсантов может показаться не соответствующим Кодексу чести, которым мы, солдаты Тарсии, обычно предпочитаем пользоваться. Но сейчас ситуация – не обычная. Да и кодекс наш, если уж на то пошло, не применим к тварям лорда Хлодлгара. (Они-то нас и наших гражданских убивали без всяких «Кодексов»!) Но всё равно, я понимаю, что задача, что я хочу возложить на них, не совсем соотносится даже с общечеловеческой, так сказать, совестью и моралью. – лорд Говард прикусил губы изнутри, отведя взгляд, но снова взглянул: прямо в глаза лорду Дилени, - Ладно, довольно дурацких предисловий.
Лорд Говард наклонился ближе к лорду Дилени, и заговорил вполголоса:
- Я хочу, чтоб спецрота диверсантов, не ожидая подхода телег с гарпунами, и не сотрудничая с остальными нашими подразделениями, ускоренным маршем отправилась сразу к твердыне чёрного Властелина, и перебила там всех, кто обслуживает чёртов ангар с автоклавами!
Да-да, всех! И менталистов, и простых работников, и вообще, всех, кто окажется поблизости! И ещё… - лорд запнулся, и Дилени понял, что сейчас оно и прозвучит.
Главное.
- И ещё. На самом деле – это задание послужит для вас, то есть – для них! - прикрытием: на случай, если кто-нибудь из наших высших командиров пожелает узнать, для чего я вас здесь оставил. Или – у лорда Бориса, когда они выдвинутся. Настоящее же задание…
На самом деле рота майора Бориса, в которую людей отбирал он сам, и которая сейчас укомплектована только проверенными и надёжнейшими ветеранами, должна постараться ночью, в темноте, пробраться в сам замок лорда Хлодгара. Прикинувшись ящерами. Методы маскировки, думаю, объяснять не нужно? – лорд Дилени кивнул – ещё бы! До сих пор как вспомнишь – мороз по коже!..
- И захватить живым - если, конечно, удастся! - самого Чёрного Властелина. Потому что, если не удастся живым – меня его труп, если честно, вполне устроит. Думаю, его Величество в этом случае лейтенанта и вас пожурит… Но особо гневаться не будет. Но даже если с Чёрным Властелином дело совсем не выгорит – тоже ничего страшного.
Потому что ещё важней, на самом деле, - лорд Говард перешёл на хриплый шёпот, - чтоб наши диверсанты нашли, и не позволили ни в коем случае испортить, ту чёртову Машину, что наши легенды называют «воскрешателем».
Вот ради этой цели люди лорда Бориса и не должны щадить. Ни жизни, ни усилий.
И это гораздо, гораздо важней, чем даже жизнь лорда Хлодгара.
Лорд Говард замолчал. Только учащённое дыхание указывало на то, что он взволнован и обеспокоен.
Ну как же! Ведь он посылает людей практически на верную смерть!
Некоторое время лорд Дилени тоже молчал. Смотрел он теперь на носки своих замечательно тёплых зимних сапог. Вернее – унтов, сделанных по образцу обуви чуксемосов. Затем всё же решил глянуть снова в глаза Главнокомандующему. И тихо спросить:
- Так ваша милость действительно считает, что эта Машина – не детская сказка?
- Нет, разумеется. Сам я… - лорд Говард хмыкнул, - Не верю в её существование. Хотя и допускаю, что сплетни и слухи могут на чём-то реальном основываться… Но в данном случае то, во что верю или не верю я, или вы, никакого значения не имеет.
Потому что в её существование верит его Величество. А ему о Машине рассказал лорд Юркисс. А с мнением этого человека, как вы знаете, приходится считаться.
- Вы правы, милорд. – настал черёд лорда Дилени закусить губу. – Лорд Юркисс такими вещами шутить не стал бы. Да и зачем? Ведь он, похоже, понимает, что для его Величества эта Машина… Очень важна?
- Думаю, да. И понимает… И важна. Если легенды не лгут, и она действительно делает то, что делает, молодость и абсолютное здоровье воспользовавшемуся Машиной – гарантированы.
Но только – если она будет в рабочем состоянии.
А поскольку она, по тем же легендам, воистину огромна, и очень тяжела, и лорд Хлодгар, разумеется, не сможет захватить её с собой при эвакуации, или просто – бегстве, думаю, он обязательно постарается перед тем, как оставить замок, (Мысли о том, что он сдастся, я не допускаю!) испортить её. Привести в негодность. Чтоб не дать воспользоваться уже нам.
Лорд Дилени хмыкнул. Мысли о «сдаче» врага он и сам не допускал.
- Да, это кажется разумным. Но… Генеральным Планом, насколько я помню, предусматривается достижение нашими частями замка чёрного Властелина лишь через… семь-восемь дней? Ну, после нашего общего выступления и начала захвата земель врага?
- Да, это именно так. Потому что на зачистку и тотальный обыск всей лежащей между нами и твердыней территории, с прочёсыванием, захватом всех ферм, и обнаружением схронов и тайников нашими собаками, уйдёт никак не меньше как раз шести-семи дней. И этот самый План предусматриваетначало блокирования и систематической осады оплота лорда именно через неделю.
А теперь – главное. Впрочем, думаю, вы уже и сами догадались. – лорд Говард снова перешёл на еле слышный шёпот:
- Если, как предполагает лорд Юркисс, при нашем Штабе есть осведомитель, или у лорда Хлодгара имеются какие-либо другие способы следить за нашими штабными совещаниями, он так и будет рассчитывать: на то, что минимум пять-шесть дней у него в запасе на эвакуацию, или что там ещё, есть! И именно поэтому я и попросил вас остаться. Потому что о том, что мы сейчас обсуждали, не должен знать больше никто. Ну, кроме лорда Бориса, разумеется. А вот своим людям он сможет рассказать о подлинных целях их похода не раньше, чем на вторые сутки марш-броска! То есть – когда они оставят далеко позади наш авангард и прочёсывающие приграничные земли подразделения нашей армии.
Поэтому. Задача этого спецподразделения не совсем, скажем так, официальна. И Штаб её не утверждал. А утверждаю её – я. Лично. Сам. Будем считать её спецзаданием.
Для спецроты лорда Бориса. Собственно, ничего удивительного в этом нет.
Иначе за каким же …реном мы её создавали?!

Лорд Борис почесал в затылке. Глубоко вдохнул, и снова выдохнул.
Во взгляде его читались и обида, и опасение. Да что там: страх!
Лорд Дилени подумал, что оно и верно: бояться есть чего. Лорд Борис – реалист. И отлично понимает, что задача очень даже может оказаться невыполнимой! Потому что никто ведь не знает, сколько на самом деле тварей охраняет и защищает цитадель главного Врага! И не усилили ли её за эту осень и зиму ещё какими монстрообразными свирепыми тварями. И попытка вломиться туда, а тем более – обнаружить, захватить и окружить надёжной защитой чёртов то ли существующий, то ли – нет, сказочный агрегат, и удерживать оборону до подхода главных сил армии – может стоить им всем, целой роте, жизни! Да и сам агрегат…
Неужели лорд Главнокомандующий и правда – верит, что он есть?!
Лорд Дилени моргнул, явно читая все те мысли, что сейчас проносились под черепом лорда Бориса. Но сам полковник, как подумал лорд Борис,уже наверняка прошёл этот этап, и выработал линию поведения, потому что сказал:
- Да, милорд лейтенант. Я тоже сильно сомневаюсь в существовании чёртовой Машины. Но есть два, в нашем случае, решающих, аргумента в поддержку этой гипотезы. А именно – тот факт, что лорд Хлодгар прожил в своём нынешнем теле непозволительно для обычного смертного долго… (Об этом мы уже говорили!) И ещё то, что в её существование верит лорд Юркисс. Рассказавший об этом королю. А уж тот непримянул «озадачить» лорда Говарда. А лорд Говард – меня.
- Ага. А вы, милорд – меня. – лорд Борис, кивнув, криво усмехнулся. И поскольку он уже побывал в окрестностях громадной твердыни, и оценил её размеры, высоту стен, прочность входных ворот, как и прикинул возможное число защищающих такую крепость солдат, он отлично понимал и массу проблем, возникших бы у того, кто попробовал бы «проникнуть туда незамеченным». Или вломиться силой.
А уж тем более – «захватить и удерживать чёртов агрегат».
Однако приказ есть приказ. Ну а, кроме того, возможность получить неплохие премиальные и полугодовой оплачиваемый отпуск, играют отнюдь не второстепенную роль. Собственно, раз его подразделение создавалось как элитное, и - для спецопераций, ничего удивительного в том, что как раз такая им и предстоит. Да ещё секретная. Настолько, что о ней не знает даже Штаб.
- Хорошо, милорд. Задача понятна. Разрешите только…
- Да?
- Разрешите только нам добираться до окрестностей замка верхом. Так будет и быстрее и надёжней. И пусть с нами поедет взвод конюхов – они потом приведут коней назад. А мы уж как-нибудь пройдём пешком те пять-шесть миль, на которые приблизимся к замку.
- Разрешаю. Но только – без конюхов. Армейские кони прекрасно добираются до родных конюшен и сами – нужно только дать им команду «домой!». Вы же помните, как мы отправили назад наших коней, добравшись до Энгаденской трясины?
- Да, милорд. Всё ясно, милорд. Разрешите приступать?
- Разрешаю. Продукты и запас стрел – как всегда получите у интенданта.
- Есть получить, милорд.
- И вот ещё что… Запас стрел возьмите - тройной. Скажите – я приказал!
- Да, милорд.
Глядя в спину уходящего лейтенанта, лорд Дилени чувствовал себя последней свиньёй. Ведь он отправил людей фактически на смерть! Потому что расчет на внезапность, конечно, позволяет надеяться на то, что они в крепость проникнут. Но не позволяет верить в то, что они смогут там продержаться достаточно долго.
Однако насчёт того, как не дать успеть погибнуть отважным (По должности!) бойцам, у него имелись кое-какие мысли. И он собирался, уже ничего не сообщая ни Главнокомандующему, ни Штабу, ни вообще кому бы то ни было, воплотить свои новые планы в жизнь. Но для этого…

Коней не жалели.
Весь короткий зимний день гнали их походной рысью, уже не скрываясь, и – прямо по, как ни странно, неплохо наезженным дорогам. Видать, сообщение и перевозка нужных продуктов и прочих весьма востребованных предметов в зимнее время на землях лорда Хлодгара вовсе не прекращались. Да и правильно: разве может полностью замереть отлично отлаженный механизм из-за такой ерунды, как заснеженные дороги и мороз?
Мясо в виде огромного приплода скота, и корма для войска, и этого самого скота запасались всё лето и осень, и теперь все эти запасы сена и мяса должны как-то перераспределяться между казармами, фермами, и огромными спецхранилищами.
Два раза отряд останавливался. Но не для отдыха людей, а для отдыха как раз коней, и трапезы. Еду взяли точно такую же, как лорд Борис брал в поход по землям Хлодгара, ещё когда не был лордом: сухофрукты, много вяленного и копчёного мяса, и сухари. Вот только вместо воды, которая замерзала, в бурдюках везли водку. А вернее – спирт.
Он, конечно, горло и кишки обжигал, и мозг дурманил и туманил, зато не замерзал. И отлично согревал тела.
А ещё, как с горечью думал лорд Борис, снимал чувство обречённости, и хотя бы частично – страха. Перед неизвестностью. Потому что никто и никогда до них не пытался вот так, нагло и практически без подготовки и разведки, вломиться в святая святых – крепость самого чёрного Властелина!
С другой стороны, именно из-за того, что так никто сделать не пытался, у них могло и получиться! Ведь лорд Хлодгар, что бы там ни говорили о его «волшебных» силах и способностях, как теперь прекрасно понимал лорд Борис – никакой не волшебник! Он, пусть и непонятным образом омолаживаемый и долгоживущий, но - человек!
Следовательно, и мыслить должен как человек.
То есть – считать, что армия Тарсии настолько мала, что на быстрый захват и полную зачистку его приграничных земель рассчитывать не приходится. И, следовательно, пока производящие методичную работу по этой самой зачистке солдаты и их тыловые телеги со всеми необходимыми запасами и осадными орудиями и приспособлениями доберутся до его твердыни, пройдёт, вот именно - не меньше недели.
За это время нужно или стянуть все оставшиеся поблизости силы в один кулак, чтоб фанатично оборонять свой оплот до последнего бойца, или…
Или уж свалить из этой самой твердыни к такой-то матери!
Потому что спрятаться или отсидеться-то – есть где!
Вон: земли лорда Хлодгара простираются к северу до самого Ледовитого океана – почти на тысячу миль! И с востока на запад – миль на семьсот. Огромная территория! (Пусть и потенциально ещё – заражённая и опустошённая войнами Предтеч!) Пойди-ка, найди! Особенно, если у тебя армия – всего на пять тысяч! Это получается - по человеку на сто пятьдесят квадратных миль! Это даже не смешно…
Так что в том, что шансов «захватить» или убить лорда Хлодгара у них маловато, даже с учётом «элемента внезапности», лорд Борис не сомневался. Как, вероятно, не сомневался в этом и лорд Дилени, практически прямо ему об этом сказавший. Что же до захвата таинственной и легендарной машины-«омолаживателя», то тут мнения разделились.
Когда лорд Борис сказал об истинной цели их рейда, на совещании ротного «микроштаба», через сутки после того, как они выступили, ветеран Борде первым высказался в том смысле, что всё это – досужие домыслы, достойные только древних побасенок бабушек-сплетниц, пугающих непослушных внуков. Да маленьких девочек.
- Ну почему же – только девочек и старух? – сержант Пауэрс, весьма желчный и колючий субъект, которого лорд Борис пригласил в свою роту лишь потому, что знал, что всё это – просто маска, чтоб скрыть душу заботливого на самом деле и весьма однозначно находящегося под каблуком у своей жены, которую он имел глупость всё ещё любить, отца, готового буквально пылинки сдувать со своих девочек-двойняшек, семьянина. – Солидные женщины тоже в это верят. Да эти женщины, они же все такие – свято верят в какое-нибудь идиотское чудо, или средство, если оно позволяет стать моложе и красивше!
Сержант Остерманн, почти пятидесятилетний ветеран, переживший и свою жену, и двух сыновей, павших в бою с крысами и летучими мышами, а вернее, от нагноения после полученных в сражении укусов, покачал седой головой, сейчас скрытой под надвинутым до самых кустистых бровей шлемом:
- А я верю в чёртову Машину. И если мы её найдём, первым полезу проверять, как она работает! Потому что проклятый радикулит с годами болит всё сильней. Уже даже встать «смирно» - и то проблема!
- Если мы её найдём! Ха! – сержант Пауэрс позволил себе усмехнуться, - Вот именно – если найдём! Замок чёртова лорда Хлодгара, если господин лейтенант правильно оценил его размеры с такого расстояния – не меньше полумили в поперечнике. И в высоту - я ничего не путаю? - как минимум пять этажей! – лорд Борис раздумчиво кивнул, не торопясь перебивать, - Это ж – наверняка несколько тысяч комнат, проходов, переходов, лестниц, уровней, и запутанных коридоров! И если всё там построено так, как в нашем Клауде – можно бегать по проходам и этажам-уровням хоть до второго пришествия, и ничегошеньки не найти! Ведь у нас – всего девяносто бойцов!
- Это верно. Бойцов у нас всего девяносто. Кроме того, думаю, нам не удастся – а вернее – нельзя будет! – распылять силы ещё и на обыск. По-крайней мере в первые несколько минут. Потому что если нам и удастся попасть внутрь, и пройти хотя бы за входной подъёмный мост, то не сражаться нам удастся лишь только до тех пор, пока нас не раскроют! А уж всё остальное время нам, боюсь, предстоит просто отбиваться от толп врагов, в попытках хотя бы сохранить свою драгоценную жизнь! – Пауэрс только что слюной не брызгал из возмущённо кривящегося рта.
- Что ж, сержант Пауэрс, сержант Борде, - лорд Борис по очереди поклонился своим командирам, - в ваших словах есть доля и здравого смысла, и правды. Найти будет трудно. И отбиваться, возможно, предстоит почти сразу. Однако!
У нас есть вот эта штука. В обиходе именуемая мозгом. И нужно постараться воспользоваться его подсказками. Поэтому. Во-он там, видите? – он указал пальцем, - Имеется крупная ферма. Похоже, там содержат коров. Так что сейчас мы заедем туда, убьём, сколько нужно для маскировки хотя бы отделения, ящеров. Наш чучельник сдерёт с них скальп вместе с кожей лица. И мы подготовим хотя бы десять человек для непосредственного проникновения. А проникнуть в замок, думаю, им удастся. Потому что наверняка сейчас все доступные лорду Хлодгару воины стягиваются как раз туда: вовнутрь! На подмогу!
Так вот, когда это отделение попадёт туда, оно должно будет перебить охрану ворот и моста, и спустить его и нам! Спрятавшимся до этого момента в засаде неподалёку.
Решив эту задачу, можно будет приступить и к следующей. Причём мы не будем, подобно взбесившимся курицам, носиться по этажам и переходам. Нет - мы сразу двинемся в подвал! Поскольку если эта Машина и вправду так тяжела, и занимает так много места, как предполагается по легенде, только там она не будет угрожать проломить своей тяжестью полы! Ведь в подвалах они - каменные! А самое главное – входов в такое помещение наверняка не так уж много. Сможем сравнительно легко удерживать, отстреливаясь.
Есть желающие что-то добавить, или дополнить наш план?
Желающие если и были, под грозным взором лорда Бориса они попридержали свои возражения и домыслы. Потому что план был и вполне разумным, и простым, и логичным. И, действительно, было похоже, что он имеет определённые шансы на успех.
Хотя бы в той части, что касалась захвата фермы и снятия скальпов. Насчёт «проникновения» уже возникали вопросы…
Ну а что до нахождения и захвата Машины, и «выживания» до подхода основных сил – это уж как Бог попустит!

Ящеров из обслуживающего ферму персонала оказалось всего двадцать семь.
Их даже не стали всех убивать, поскольку они и не думали сопротивляться! Когда два десятка несчастных выскочили навстречу въехавшим во внутренний двор бойцам, лорд Борис с трудом удержался, чтоб не рассмеяться: некоторые были вооружены вилами, некоторые – граблями, а большинство – мётлами и лопатами.
- Стрелять только в тех, у кого вилы!
Таких набралось двенадцать, остальных, вдруг замерших, словно в трансе, а затем повыпустившим из рук свои «орудия», просто прогнали, спешившись, со двора назад – загнав в огромный сарай-барак, из которого они все и выбежали, и откуда наносило свежим навозом и молоком. Ворота барака заперли, подперев их брёвнами, нашедшимися поблизости. Как ни странно, ящеры вроде как угомонились и словно потеряли способность реагировать на всё происходящее, даже не пытаясь взломать преграду, или повылазить из небольших окон постройки. Лорд Борис закусил губы: опоздали они, что ли?!
И больше некому отдавать приказы несчастным рабам?
- Ищите. И быстрее! Где-то вон там, думаю, вон в том уютном маленьком домике, должен быть их менталист! Он мне нужен живым!
Живым захватить однако не удалось.
Когда лорд Борис переступил порог маленького, и от души натопленного домика, приписанный к ферме менталист лежал на полу, с окровавленным ножом в руке, извиваясь, хрипя, и пуская изо рта и перерезанного горла красные пузыри, а на полу под ним уже натекла огромная лужа крови. От крови поднимался пар – почему-то именно это поразило лорда Бориса больше всего. Но потом он подумал, что утоптанная почва, которую представлял собой пол дома, точно так же промёрзла, как и в посадах уже их фермеров. Поэтому горячая влага просто топит лёд, покрывающий этот самый пол…
Ведь менталист – не хладнокровный ящер. А человек. Пусть и бывший.
Ладно, они ещё в первую разведку поняли, что никого вернуть назад, в людское общество, не удастся. Лорд Хлодгар постарался. Поработал над младенцами.
Одежда менталиста, если честно, практически не отличалась от одежды его воинов: сапоги-унты, тёплые штаны, рубаха, куртка. Только вместо шлема – шапка. Да вместо кольчуги – серый халат. Наверное, чтоб не пачкаться там, в хлеву…
- Позовите сюда капрала Сепполу. Пусть работает прямо здесь, в тепле. И трупы ящеров перетащите сюда. Коней – в подходящий сарай, наших людей – в барак. – лорд Борис, отдав распоряжения, вышел прочь. На воздух. Почему-то он не мог заставить себя находиться рядом с этим бывшим человеком. И сейчас, пока в их распоряжении было несколько часов, нужных на работу чучельника, просто решил дать людям отдых, и позволить немного согреться в казавшимся подходящим для этого бараке – том, где, похоже, жили и ночевали до этого остальные ящеры.
Здесь и правда, оказались и нары, и огромная натопленная печь, и деревянные полы – всё, как в редутах, уцелевших от сожжения, в которых армия Тарсии отдыхала, после их захвата, и сожжения каменных твердынь, отсыпаясь и согреваясь, два беззаботных дня.
- Обедаем! – лорд Борис отлично представлял, что на работу по сниманию скальпов и кожи лица уйдёт время. Так пусть это время будет потрачено с пользой! – А затем всем – спать! Балаут, Рочестер – на карауле.
Когда капрал справится с задачей, я сам всех разбужу!

Поспать больше трёх часов его людям всё равно не удалось.
Выступили сразу, как только пожилой неулыбчивый мастер буркнул:
- Готово!
Скальпы и кожу бойцы первого отделения первого взвода натянули на голову и лицо сразу: потому что, как сказал, дёргая правой щекой - у него был тик! - Сеппола – «Иначе задубеет на морозе так, что …рен натянете, и просто растрескается!».
Перед тем, как забраться в седло, лорд Борис поколебался, но затем решительно прошёл к бараку, где оставались запертые ящеры. Откинул брёвна, подпирающие ворота. Он почему-то был уверен, что никто на него не нападёт.
И точно. Ящеры внутри так и стояли с отрешённо-равнодушным видом, не делая попыток даже сесть или лечь.
Окинув взглядом тянущиеся вдоль барака ряды стойл с начинавшими проявлять беспокойство коровами, лорд Борис снял шлем. Почесал многострадальный затылок.
Затем закрыл глаза, и изо всех сил подумал:
«- Продолжайте делать всё то, что вы обычно делаете каждый день. Кормите, поите, и ухаживайте за коровами. Выносите навоз. Ешьте и отдыхайте и сами. Когда придут другие люди, такие как мы, просто выйдите к ним, подняв лапы кверху!»
Как ни странно, повторять не пришлось. Кое-кто сразу двинулся к охапкам сена, до этого явно отброшенным в сторону, когда бессловесный персонал фермы их хозяин-менталист выгнал «встречать» солдат, и понёс эти охапки к яслям животных, кто-то схватился за ручки тележек с навозом, ещё кто-то потащил дрова к печам, и вёдра с водой…
Лорд Борис вернулся к своим, и забрался в седло.
- Милорд! Как вы это сделали?!
- Что – сделал?
- Ну… Запустили обратно этот чёртов завод по выращиванию скота! – похоже, сержанта Борде и правда проняло, у него даже глаза до сих пор не вернулись к нормальным размерам. – Они же стояли как каменные истуканы! И даже не сопротивлялись!
- Вот-вот. И я про это подумал. После смерти менталиста не стало управляющих команд. И они превратились в растерянных и ничего не понимающих балбесов, не знающих, что делать. Я, конечно, не хочу показаться слишком уж умным, или похвастаться своими ментальными способностями… Но – сработало же! Я просто мысленно приказал им продолжать делать то, что они тут и делали изо дня в день!
- Ну вы даёте, милорд! – видно было, что Борде, да и помалкивающие Пауэрс и Остерман впечатлились, - Вот уж не подумал бы я «включать» их снова! Пусть бы себе стояли, как надолбы, пока не сдохли бы! Всё нашей пехоте меньше возни по зачистке!
- Это верно, конечно… Только вот думал я не о ящерах. А о тех, за кем они ухаживали. О коровах. Они-то – ни в чём не виноваты. А не будет обслуги – попередохнут от голода и холода. Кто-то же должен топить печи, и приносить воду и сено!
- Проклятье! Об этом я тоже… не подумал. Ваша правда, милорд: если удастся сохранить коров, весной и их и приплод можно будет забрать к нам, в Тарсию! Да раздать нашим фермерам! Вот это да! Умно!
Лорд Борис покивал, но поскольку никто из его взводных больше ничего не сказал, и его действия никак не прокомментировал, приказал:
- Выступаем!
Лошади в тёплом стойле неплохо отдохнули. Через пятнадцать миль ускоренного марша по отлично накатанной и утоптанной дороге, ведущей, как он помнил, прямиком к воротам твердыни, лорд Борис решил, что они достаточно близко от замка. И нужно действовать, пока их от наблюдателей в замке скрывает поворот шедшей лесом дороги.
Они спешились. Лошадям приказали идти «домой», от души похлопав на прощанье по покрытым изморозью и корочкой пота крупам…
Лорд Борис подумал, что по-крайней мере среди лошадей потерь не ожидается.
Оставшиеся до замка пять миль преодолели быстро – хотя и шли, а не бежали. Чтоб не потеть. Но и не вызывать подозрения – впереди них, в миле, к замку неторопливой рысцой приближался ещё один отряд ящеров, состоящий по меньшей мере из двухста тварей. Отряд растянулся на добрых сто шагов, и было заметно, что отстают существа поменьше ростом, и явно послабей – видать, идут уже давно. Борис приказал:
- Не спешим. Догонять нельзя ни в коем случае! Если – тьфу ты! – он наверняка с ними! Менталист. И нас может учуять!
Идущий впереди отряд достиг ворот замка через час. Лорд, да и все бойцы его роты со скрываемым, да и не скрываемым волнением смотрели, как произойдёт «встреча».
А нормально она прошла. Никто ничего не кричал, но отряд остановился перед воротами, и буквально через несколько секунд подъёмный мост начал опускаться, а ворота за ним – открылись. Лорд Борис негромко, но так, чтоб все слышали, приказал:
- Первое отделение! Приказываю выдвинуться вперёд. Строй держать запрещаю! В ногу идти запрещаю! Думать о чём-нибудь - запрещаю! Двигайтесь такой же рысцой, нестройной толпой. Остановиться приказываю там, где вставали вон те твари!
Некстати он подумал, что зря отдал такой приказ. Стоит только приказать людям идти не в ногу, как они, словно нарочно, начинают идти чётко. И, как на плацу, печатать шаг! А если прикажешь двигаться толпой – все, словно назло, выстроятся в ровные колонны и шеренги!.. Вот уж странная человеческая натура!
Но через пару сотен шагов всё у них наладилось, и вот перед мостом стоит «толпа» из «подошедших на подмогу подкреплений».
Прошло три, пять, десять секунд.
Он видел направленные на него и его людей в скальпах ящеров, взгляды стражников-ящеров. Но никто там, за бойницами стен, ничего не делал! Прокол?!
Лорд поймал себя на том, что кусает губы.
Затем его осенило: он снял шлем. И снова изо всех сил, как в бараке-сарае, подумал, направив обращение к пялящейся на их подразделение страже на стенах:
«- Спустите мост! Откройте эти чёртовы ворота!»
Мост со скрипом опустился, ворота открылись.
Его люди, он это ощущал затылком, все уставились ему в спину. Но сейчас не время предаваться радости или сомнениям: нужно входить. Всем вместе, а не пустив вперёд, как он первоначально планировал, лишь одно отделение «замаскированных» диверсантов.
Они вошли, ворота за их спинами закрылись, загремели цепи вновь поднимаемого моста. Однако никто и не подумал приблизиться к ним с вопросами типа: «Вы кто? И что здесь делаете?!»
Борис почти не верил в происходящее – он боялся, что хотя бы один менталист, проверяющий состояние входящего в крепость контингента, должен стоять на страже у ворот. Но затем он понял: в этом нет необходимости. Ведь при каждом новоприбывшем подразделении имеется и свой менталист! Уже принявший сигнал от Большого Босса, и точно знающий, куда именно должно направиться его подразделение!
А что – прагматично и без суеты организовано всё у лорда Хлодгара.
Ведь посторонний никогда бы не догадался потребовать открыть им – мысленно!
Если честно, он и сам бы не догадался, если б не судьба злосчастных коров. А заботиться о бессловесных тварях его научила мать. Царствие ей Небесное…
Хорошо, получается, что он «попрактиковался». Потому что не отдай он сейчас «приказа» страже ворот– накрылся бы медным тазом их план «лобового», наглого, и «неожидаемого», проникновения! Потому что о штурме пятидесятифутовых стен, или попытках пробить ворота тараном речи явно не шло…
Внутри, на мощённом брусчаткой внутреннем дворе примерно пятьдесят на сто ярдов они продолжили двигаться «не в ногу», однако, так и возглавляемые лордом Борисом,и направились сразу в самые большие ворота в стене уже собственно замка, оказавшиеся поблизости, слева. Никто им не препятствовал, а во дворе царила атмосфера спокойной деловитости: немногочисленные ящеры сновали туда-сюда, кто – с пуком копий в руках, кто – с арбалетами, а кто – и с дровами для печей. Да, на стенах у ворот лорд Борис увидел и котлы на таганах, явно со смолой, и груды камней, и вязанки хвороста. Похоже, контингент замка всерьёз готовится к штурму и осаде. И уж здесь рассчитывать на то, что не будет града стрел и копий, не приходится.
Ворота, в которые они вошли, открывались в длинный сводчатый коридор. А поскольку спросить было не у кого, и никаких «разъясняющих» табличек-надписей ни над одним боковым проёмом не имелось, а обращаться к попадавшимся навстречу ящерам лорд Борис запретил сам, приходилось рассчитывать лишь на собственные силы, и, вот именно -мозги. Но им повезло: через каких-то двести шагов, заглянув в несчётное количество комнат с нарами, полками с оружием, лавками и столами, и ещё чем-то, да и просто пустых, они обнаружили справа широкий проход на каменную лестницу.
Лестница вела вниз.

Спуск происходил быстро: лестница имела удобные ступеньки.
Они не были ни выщербленными, ни узкими. Лорд Борис почему-то сразу понял, что предназначались они изначально как раз для людей! Значит…
Значит, похоже, повезло им вдвойне: они сейчас спускаются в подвалы, вырытые и оборудованные ещё при Предтечах. То есть – шансы найти искомое всё-таки имеются!
Лестница петляла, поворачивая на сто восемьдесят градусов каждый пролёт. А в каждом пролёте имелось тридцать ступеней, почти по футу высотой. Лорд Борис прикинул, что они за пять минут спустились чертовски глубоко, футов на триста: десять пролётов. И вокруг теперь не слышно ни звука! Позади остались шумящие деловым гомоном верхние уровни-этажи.
Но вот лестница открылась прямо в освещённый факелом в держаке на стене как бы предбанник – небольшую комнату, откуда вёл, уже горизонтально, длинный коридор со стенами, сложенными из поистине гигантских каменных блоков – каждый футов по пять! И в высоту – два.
Какие же титаны их ворочали?! Какие силы имелись в распоряжении Предтеч? А то, что здесь потрудились именно они, а лорд Хлодгар ничего не строил, а просто обосновался здесь, проведя минимальные переделки там, наверху, лорд Борис уже не сомневался. Потому что такое построить даже за сто лет – нереально!
Ничего не скажешь: повезло гаду.
Освещался коридор факелами, тоже торчащими из расположенных через каждые тридцать шагов держаков на стенах. У каждого факела, словно и правда – на страже, стояло по ящеру. Ага, вон оно как: когда очередной факел прогорал, его «страж» просто поджигал от него запасной, хранящийся тут же, в ящике, и вставлял на место потухшего – они как раз застали такой момент у не то шестого, не то – седьмого держака.
- Проходим прямо, внимательно смотрим, если не нападают – не трогаем! – голос лорда Бориса отлично было слышно в гулком каменном мешке, и поскольку реакции со стороны факельщиков не последовало, если за таковую не считать недоумённое моргание выпученными глазами, они действительно смогли двинуться вперёд, внимательно осматриваясь по сторонам, но и не мешкая.
- Милорд! Думаю, вам стоит взглянуть!
Лорд Борис оглянулся: старший сержант Борде, вдруг приостановившийся, указывал на что-то рукой. Лорд Борис предпочёл сразу вернуться и взглянуть лично: ветеран не из тех, кто что-то сделает или скажет просто так!
Да, похоже, это именно то, что они ищут.
Отлично замаскированный боковой проход: поскольку он не был обозначен никакой дверью, и отходил словно бы назад, под очень острым углом к основному, он и не был виден тем, кто быстро проходил по коридору. Можно не сомневаться: эта, словно оканчивающаяся глухим тупиком, ниша, наличествует тут неспроста.
Борис поторопился первым войти в тесноту узкого проёма, упиравшегося как бы в глухую почти чёрную стену, по дороге прощупывая стены в поисках скрытых проходов или замаскированных потайных дверей. Но всё оказалось проще.
Вот оно как! Дойдя, а вернее – допротискивавшись до конца, он обнаружил сбоку узкий проход, выходящий на такую же якобы глухую стену - тупик?! Ха-ха! Знаем мы уже эти увёртки и финты!
За поворотом открывался спуск на ещё более глубокий уровень. И уж эта лестница выглядела так, словно ей никто и никогда не пользовался: ступени местами повыкрошились, и их покрывал слой скользкой и омерзительной на вид слизи, или плесени.
Лорда кольнуло словно озарение: это – именно то!..
- Внимание! Возвращаемся назад, вытаскиваем все факелы из трёх-четырёх ближайших ящиков. Два зажигаем сразу. Двигаемся колонной. Первый факел возьму я, второй – замыкающий!
- Милорд! Может, не стоит так рисковать, и впереди пойду всё-таки – я?
- Согласен, старший сержант. Но в любом случае имейте в виду: если я погибну, командование переходит к вам.
- Есть, милорд. – а молодец Борде. Реалист. По расстроенному тону ясно, что перспективкой стать ответственным за всё он не слишком-то обрадован.
Не то, что ретивые но глупые новички…

Факелы удалось забрать без проблем: похоже, в задачу охранявших ящики факельщиков не входило препятствовать тому, кто надумал бы воспользоваться их охраняемым добром. Лорд Борис порадовался, что не пришлось никого убивать, и, следовательно, привлекать таким образом внимания контролирующих это подразделение менталистов. И единственное, за что он опасался – что мысленно эти недоумённо моргающие паршивцы всё равно могут передать своим командирам сведения о тех странных полулюдях-полуящерах, что прошли мимо них, и пахнут как собратья-ящеры, а ведут себя как враги.
Даже двигаясь по одному, спустились быстро: похоже, эта лестница, как и коридор, которым она окончилась, были вырублены уже в коренной скале фундамента: никаких блоков или извести! Только монолитная скала! Идя за старшим сержантом, державшим в одной руке обнажённый меч, а в другой – факел, лорд Борис напряжённо думал.
Не в ловушку ли, коварно расставленную лордом Хлодгаром как раз для таких лопухов как он, ведёт он на заклание своих людей?! Уж как-то больно складно и тихо у них всё получается!.. Или…
Или их действиями тихо и незаметно кто-то руководит?!
Направляя их, а вернее – его, (Ведь это он выбирал, куда им идти?!) сюда?!
Та странная уверенность, которая ведёт его по лабиринтам проходов и переходов – она возникла в его подсознании явно не случайно!!!
Но сомнения, туда ли ведёт его чей-то «внутренний голос» рассеялись очень скоро: буквально через сто шагов коридор вдруг повернул под прямым углом, и тут же снова круто повернул, и они оказались в…
Как назвать-то?!
Машинный зал?
А ведь вон та гигантская штука, занимающая всю дальнюю стену во всю её длину и высоту – несомненно, и есть легендарная древняя Машина! Пусть и не похожая на те автоклавы, что они видели в сарае по производству детёнышей динозавров, но тоже – с рукоятками, стеклянными циферблатами, шкалами и разными странными механизмами на передней стенке!
И Машина эта – тоже работает!
Освещаемая ровным и ярким светом таких же матовых плафонов на потолке, что лорд Борис уже видал, она чуть слышно гудит, и помаргивает разноцветными огоньками на передней панели. Стрелки там, за прозрачными циферблатами, качаются влево-вправо. Имеется и большое контрольное стекло – вот это уж точно, как в автоклаве. Но различить, что за ним, пока не удаётся. Нужно подойти, преодолев пятьдесят разделяющих их шагов.
Но сначала… В зале стояла просто тропическая жара, и лорду Борису пришлось расстегнуть, а затем и снять куртку. Он приказал:
- Внимание, рота! Всем снять верхнюю одежду, и бросить вон туда и туда, - он указал на оба угла помещения, на места, поближе к бокам машины. – Кольчуги и шлемы оставить на себе!
Сам лорд Борис тоже двинулся вперёд, но уже по центру, чувствуя спиной, что его люди, потрясённые увиденным, тоже пробираются вдоль стен по обе стороны приведшего их сюда прохода, скидывают куртки и рукавицы возле стен, но сами подходить ближе к странной штуковине не торопятся. Указания Конклава – это вам не шутки!..
Когда до стекла, расположенного на уровне его глаз, оставалось шагов десять, и лорд Борис уже начал различать, что там перетекает, булькая и переливаясь странным цветом, какая-то фиолетовая жидкость, сзади раздались подозрительные звуки. Словно кто-то небольшой, но очень спешащий, старается как можно быстрее преодолеть проход, по которому они только что пришли!
И этих «кого-то» там много!
- Первый взвод! Бегом сюда! – лорд указал на воображаемую линию перед собой, перекрывшую бы пещеру от края до края, - Занять оборону! Растянуться цепью! Стрелять во всё, что выбежит из коридора! Стрелы зря не тратить, стрелять по очереди! Второй и третий взвод! Расположиться за первой линией! Растянуться в цепи! Пока не стрелять!
А молодцы его люди.
Команды выполнены чётко и быстро: нападающие, кто бы они ни были, ещё не успели показаться из входного отверстия, а люди уже стоят, и стрелы на луки наложены!
Но вот первый из нападавших и показался: никаких сюрпризов – ящеро-воин! Свирепо скалящийся, но как обычно молчащий. Кольчуга обычного типа, сапоги-унты, штаны. В левой руке – щит, в правой – копьё! (Ух ты! Нельзя, чтоб успел это копьё…)
Звенькнула спускаемая тетива, стрела пронзила бочкообразную грудь насквозь – это Финлей постарался, ефрейтор, командующий первым отделением, как раз и стоящий сейчас первым в цепи! Но вот выбежала и вторая тварь – её сразил Утгард, стоящий на второй позиции. К тому моменту, как были поражены третья, четвёртая и пятая твари, лорд Борис осознал основную угрозу:
- Внимание, стрелки! Не давайте им вбегать в зал далеко! Расстреливайте как можно раньше – у проёма! Иначе они нас задавят массой!
Вот теперь ситуация стала гораздо лучше. Потому что новые твари-ящеры вынуждены были карабкаться по трупам, или обегать тела уже мёртвых собратьев, чтоб приблизиться к врагам хотя бы на длину броска копьём, или вступить в рукопашную со своим обычным оружием: клевцами, топорами и секирами! Но пока они пытались пробраться по скользким от крови безжизненным телам, поражать их стрелами становилось всё удобней. Правда, при этом целиться приходилось всё выше и выше, и скоро, через какую-то минуту, вал из трупов достигал почти человеческого роста!
Борис набегавших врагов не считал, но по самым грубым прикидкам за две минуты на них выплеснулось никак не меньше роты! И сейчас у входа безобразным валом лежали мёртвые и ещё слабо пытавшиеся шевелиться раненные, а поток набегавших воинов внезапно прекратился. В наступившей тишине стало отчётливо слышно, что по коридору кто-то идёт. Идёт спокойно, и не скрываясь – словно хозяин.
Но это оказался, конечно, не сам лорд Хлодгар, как лорд Борис было понадеялся сгоряча. (Не такой лорд Хлодгар идиот, чтоб подставляться вот так, запросто, под меткие стрелы тех, кто ненавидит его с детства!) Подняв над головой белый флаг, сделанный явно из обычной постельной простыни, к куче трупов со стороны входа подошёл явно менталист. Чешуя, покрывавшая лицо отблескивала в свете потолочных плафонов совсем уж мертвечиной… Бывший человек помахал флагом, насаженным на древко копья, чтоб было понятней, если кто из оборонявших пещеру ещё не уяснил, что перед ними парламентёр:
- Внимание! Слушайте все! Это я, лорд Хлодгар, известный вам как Чёрный Властелин, обращаюсь к вам через моего посланника. – голос у менталиста был высокий, характерный, скорее, для подростка, и звонкий – эхо пещеры дробило его на череду коротких отголосков, мешая понимать отдельные слова. Похоже, лорд Хлодгар каким-то образом имел возможность следить за происходящим, потому что тон говорящего вдруг изменился, и голос стал куда басовитей, и не столь громким, - Обещаю вам, воины Тарсии, что если вы сейчас же сложите оружие и сдадитесь моим воинам, вы все останетесь живы. Если же вы откажетесь принять это щедрое предложение, вы все будете убиты. А убиты вы будете наверняка. Дело лишь во времени.
Мы просто задавим вас массой, ведь рано или поздно стрелы у вас закончатся!
Итак: я жду немедленного ответа!
Посланец замолчал, но флагом махать не перестал – похоже, его Хозяин просто забыл дать ему соответствующий приказ.
Лорд Борис сглотнул. Посмотрел на своих людей. Все они пока не проявляли признаков страха или неуверенности, но кое-кто косил глазом на него, иногда отворачивая лицо от прохода, который бойцы всё ещё держали под прицелом. Но нужно ответить!
- Внимание, лорд Хлодгар, именуемый иначе Чёрным Властелином. Я – командир этого подразделения, лорд Борис. Твоё предложение нам понятно. Однако для ответа мне нужно посовещаться со своими командирами. Чтоб принять окончательное решение. На это нам нужно десять минут!
Некоторое время царила тишина. Затем посланец, переставший, наконец, махать флагом, сказал:
- Я удивлён тем, что у вас в армии Тарсии нет единоначалия. И приказ командира – не истина в последней инстанции для бойцов. Но я понимаю ваше желание подумать, трезво оценив ситуацию. На совещание вам отводится пять минут!
Лорд Борис сделал жесты рукой, приглашая к себе взводных.
Они быстро подошли. Лорд увёл их за собой, почти прижавшись спиной к машине, и сделав знаки приблизить головы к его.
- Я вступил с ним в переговоры только для того, чтоб оттянуть время! – его хриплый шёпот наверняка не было слышно с расстояния в сорок шагов, что отделяли их от посланца Хлодгара. – Ни о какой сдаче в плен, разумеется, речи не идёт! Нас просто пытаются обманом заставить сложить оружием! И потом убьют по одному! Что думаете вы?
- Полностью согласен, милорд! – сержанта Остермана буквально перекосило от злости. Лицо покраснело, глаза горят, и ноздри раздуваются, словно у коня, пробежавшего маршем пятьдесят миль, - Этот мерзавец не погнушается нарушить своё поганое слово! Никакой «жизни» он нам, конечно, не гарантирует! Да и на … ему пленные?!
- Я тоже не верю ни на секунду, что он сдержит слово. – в тоне старшего сержанта Борде эмоций почти не было. Только трезвый расчет, - Поэтому предлагаю продолжить расстрел забегающих ящеров, как только закончатся пять минут. Нам просто сказочно повезло, что ведёт сюда этот единственный коридор! И поэтому они не могут атаковать нас с разных сторон и тыла! У нас же отличная позиция!
- Позиция-то у нас и правда – отличная. – нахмуренные брови сержанта Пауэрса говорили о том, что он не столь однозначно подходит к оценке ситуации, - Да и стрелять наши ребята умеют тоже - отлично. Но думаю, у нашего врага есть и пара хитрых финтов в запасе. На случай, если мы вдруг проявим строптивость и несговорчивость. А ну – как он отключит свет там, на потолке? Вот и сведётся к огромному кукишу наша «отличная позиция!» Как мы сможем стрелять, если не будем видеть врага?!
- У нас же есть факелы!
- Верно, сержант, факелы-то у нас есть… Но на сколько их, даже при самом экономном использовании, хватит?! На три-четыре часа? А стрелы? Мой взвод пока, конечно, ни одной не выпустил, а вот у первого взвода первый колчан пуст наполовину!
- Это верно. – в разговор снова вступил лорд Борис, - свет и запас стрел нас ограничивают. Поэтому делаем так. Горящие факелы пусть будут у вас, сержант, и у вас, старший сержант. – он указал на Пауэрса и Борде, - встанете у начала и конца первой цепи, и будете держать повыше. Что же до стрел… Когда закончится первый колчан, пусть бойцы приступают ко второму. Когда закончится и он, первая шеренга отходит назад, вторая выдвигается вперёд. И стреляет до тех пор, пока не закончатся уже её стрелы. Тогда настаёт черёд третьего взвода. А уж когда закончатся все стрелы, берёмся за мечи!
План простой, и не предусматривает вариантов. Тем более, что, как я думаю, всё же раньше закончатся не стрелы. А твари, которых понасоздавал Хлодгар! Даже с учётом тех, что сейчас стягиваются к твердыне с разных сторон, их всё равно не может быть больше нескольких тысяч. Иначе их просто не прокормить! Нас – девяносто. У каждого – по шестьдесят стрел. Даже с учётом промахов и двойных попаданий в одну тварь, должно хватить тысяч на пять. Не говоря уж о том, что в рукопашной они не сильны: мы видели!
Да и позиция у нас, как отметил старший сержант, отменная. Грех жаловаться!
А уж тем более грех – не перестрелять как можно больше тварей, пока есть такая возможность! Всё будет легче тем нашим, тем, кому придётся штурмовать стены замка!
- Согласен, милорд!
- Да, я тоже, милорд.
- Присоединяюсь. Уверен, что и наши бойцы все – за это. Тем более, что трусливых и тупых вы сами в нашу спецроту не брали!
- Отлично. Я… - что ещё собирался сказать лорд Борис, они не узнали, поскольку прозвучал голос парламентёра:
- Ваши пять минут закончились! Складывайте оружие, и выходите по одному!
Лорд Борис вышел вперёд:
- Мы отказываемся сдаваться. Ступай прочь, презренный предатель, опозоривший навеки почётное звание человека! А ты, «Чёрный Властелин», знай: мы, граждане свободной Тарсии, никогда не сдаёмся! И не успокоимся, и не сложим оружие до тех пор, пока твоя голова не украсит одну из пик для казнённых преступников там, в Дробанте!
Комментариев со стороны «предателя» не последовало: он просто развернулся спиной, и ушёл, а из коридора сразу полезли новые твари.
Правда, никакого разнообразия в их действиях не появилось: они всё так же настойчиво, но тупо, продолжали изображать пушечное мясо! Единственное, что напрягало лорда Бориса, так это то, что вал из трупов становился всё толще и выше, и теперь они вынужденно отступали, пятясь, и ожидая, пока головы и туловища противника хотя бы возникнут над кромкой из тел! Этак этот самый вал докатится и до опасной близости от самой машины: вон, от неё его нижнюю кромку уже отделяет всего-то тридцать шагов!
В раздражающей тишине новые и новые твари всё продолжали прибывать, пробуя под прикрытием трупов уже рассредоточиваться, нападая то с одной, то с другой стороны огромной комнаты. Стрелки, правда, пока справлялись легко. Вот что значат регулярные тренировки! В том числе и ночные… Да и бойцов ниже среднего уровня у лорда Бориса в подразделении не было – всё верно: сам выбирал!
Но вот противник перешёл на другую тактику: теперь он вначале сосредотачивал несколько десятков тварей там, за трупами, и лишь затем все они одновременно выскакивали на освещённое пространство, резво взбираясь по окровавленным скользким телам с помощью рук-лап! Предвидя такую перемену, лорд Борис велел своим людям перегруппироваться, и теперь трупы таких нападающих лавиной скатывались к подножию громоздящегося уже в два человеческих роста вала. Наращивая его высоту, и уже и без того солидную толщину.
Единственное, что пока радовало, так это то, что свет на потолке, вопреки опасениям, всё ещё не гас. Возможно, лорд Хлодгар приберегал этот шаг на более позднее время, или даже просто забыл о такой возможности. Но вот спустя полчаса такого боя гора трупов приблизилась к машине уже на двадцать шагов, а стрелы во втором колчане подходили к концу уже у третьего взвода. Лорд Борис даже проверил, насколько легко вынимается из ножен меч…

Огромный механизм за спиной лорда Бориса вдруг басовито загудел, и щёлкнул.
Затем в его необъятных пучинах что-то тоненько звенькнуло – совсем как маленький колокольчик. Правда, слышать это мог только один лорд Борис, сейчас стоящий спиной почти вплотную к агрегату, и уже доставший свой меч: то один, то другой боец из последнего, третьего взвода, выкрикивал: «У меня – всё, сержант!», после чего тоже выхватывал меч. Встречать набегающих с гребня вала, высящегося уже чуть не на три человеческих роста ящеров, приходилось, подступив к его подножию вплотную: но и так огромная преграда продолжала увеличиваться и в высоту и в ширину, потому что твари почему-то и не думали заканчиваться. Лорд Борис крикнул:
- Внимание, бойцы! Первый и второй взводы! Стоять вплотную к валу из трупов. Убитых врагов откидывать за спины! Третий взвод! Откинутых – добивать, и трупы оттаскивать и наваливать вплотную к боковым стенам, и машине, начав тоже с боков!
Он посчитал, что лезть его людям сейчас наверх вала, по скользким и ненадёжным телам, совершенно ни к чему: нет опоры для ног – нет и нормальной работы: ни луком, ни мечом. И поскольку у них ещё осталось около пятнадцати шагов пустого и не залитого кровью, начавшей гораздо обильней вытекать из под вала, (Под ногами омерзительно хлюпало!) пространства, нужно это пространство использовать максимально эффективно. А именно – для маневренного сражения.
Твари разнообразием действий не баловали: всё так же набегали с оружием в руках, и всё так же наивно полагали, что их коротенькие лапки и плохонькие навыки и дохленькие мускулы помогут им нанести хоть какой-то ущерб тренированным и закалённым профессионалам! Борис с удовлетворением отметил, что пока ни один из его людей не ранен, но сам в битву вступать не спешил: оборона «рубежей» пока проходила вполне успешно. Вдруг он услышал, как за его спиной зашипело, и стукнуло – так, как стучит, отворяясь, дверь. Но посмотреть, что это было, не удалось. Вернее, ему сразу стало не до странного звука: свет на потолке, словно только этого момента и ждавший, погас!
Вот хорошо, что сержанты Остерманн и Пауэрс продолжали держать высоко отлично разгоревшиеся факелы – по два каждый! И хоть перемена освещения оказалась очень сильной, видно нападающих всё ещё было неплохо. Теперь их рожи с оскаленными пастями и блеск выпученных глаз казались поистине кровавыми – в неверных сполохах и отсветах! Острые зубы и правда могли бы вселить страх – в чьи-то более нежные и романтичные души. Но в подразделении лорда Бориса таких попросту не имелось.
Но биться стало, разумеется, сложней. В полумраке твари явно видели лучше, и их натиск словно стал куда свирепей. Чёртова чёрная в отсветах сполохов факелов кровь покрывала пол уже на добрый дюйм, мешая встать как следует, а уж про то, что омерзительный медный запах крови забивал ноздри, мешая дышать, можно и не упоминать!
Лорд Борис крикнул:
- Продолжаем биться, как бились! Факельщики! Зажечь ещё по факелу! Капрал Норрис! – Борис видел, что капралу перекусили левое предплечье, и боец из него сейчас аховый! - Новые факелы принесите сюда, в центр: встаньте с ними за моей спиной!
Теперь и углы, и центр пещеры освещались получше, и биться снова стало удобней. Тем более, что огонь слепил глаза нападавших, заставляя моргать и щуриться. Людям лорда Бориса, стоявших к свету спиной, хотя бы это неудобство не мешало. Однако количество набегавших сверху врагов казалось, всё нарастало!
Вскоре лорд Борис, решив, что подошло и его время, пододвинулся к переднему краю сражения, а затем и вступил в кровавую сечу, щедро раздавая мощные рубящие удары налево и направо! Он старался как всегда, попадать в место соединения головы с туловищем, условно носившем название шеи: не было у ящеров никакой шеи, и голова просто плавно переходила в это самое туловище. Но перерубаться этому месту отсутствие названия не мешало. А это – главное.
Он успел справиться с дюжиной тварей, с удовлетворением отметив, что бойцы третьего взвода, пусть пыхтят, поскольку двигаться приходится бегом, но справляются с добиванием и перетаскиванием уже недвижных тел к стенам и основанию машины, как вдруг наплыв врагов стал ослабевать!
Неужели – всё?! И резервы живой силы лорда Хлодгара, казавшиеся воистину бесконечными, наконец, подошли к этому самому концу?!
Но он не угадал: из-за вала вдруг донёсся топот нескольких десятков кованных сапог, словно туда вбежало ещё одно подразделение людской армии! И до его ушей приятнейшей музыкой донеслись слова:
- Лорд Борис! Лорд Борис! Вы живы? – тон вопрошающего казался обеспокоенным, и лорд Борис без труда узнал голос лорда Хьюстона, ординарца лорда Дилени. Ну, раз этот шустрый и хваткий ветеран здесь, наверняка и его начальник где-то поблизости! Означать это может только одно.
Полк лорда Дилени успешно штурмовал стены или ворота чёрной твердыни, и его бойцы уже внутри! Ура!
Лорд Борис, однако, посчитал слишком глупым выказывать открыто всю степень своей радости: неловко перед подчинёнными! Поэтому просто ответил, стараясь чётко выговаривать слова:
- Да, всё в порядке. Мои люди целы. Все.
- Отлично! А вам удалось… Найти Машину?
Только было лорд Борис набрал в лёгкие воздуха, чтоб ответить, как из-за его спины донёсся чей-то глубокий и пробирающий до самых печёнок чувственный голос:
- Да, удалось.
Не сговариваясь все, и лорд Борис, и сержанты, и бойцы обернулись.
Вот это да!
Как они могли не заметить появления за своими спинами - ЖЕНЩИНЫ?!
Да ещё какой женщины! На ум, кроме мата, приходило лишь одно слово: Богиня!
Подобно пеннорождённой Афродите, она сидела в чём-то вроде ячейки, открывшейся на передней поверхности машины, выставив наружу стройные ножки, и верхнюю часть тела, на высоте около пяти футов от пола, залитого кровью и заваленного трупами, и…
Улыбалась!
Сходство с богиней усиливало и то, что женщина была абсолютно нага, а фигура выглядела, особенно, когда она встала, опираясь маленькими изящными ступнями на что-то вроде полки… Просто… просто…
Просто потрясающе – иначе и не скажешь!
Утрированно тонкая талия, невероятно длинные стройные ноги. Округлые, налитые бёдра, аккуратная, чудесно упругая на вид грудь с тёмными кругами вокруг сосков – большая, но не гротескно большая и бесформенная, как у много раз рожавших матрон. Что же до лица…
Даже в неверном свете факелов было видно, что она легко затмит всех писанных, да и неписанных красавиц Тарсии. Да что там – Тарсии! Всего Семиречья!
Несмотря на всё самообладание и традиционную для профессиональных солдат скупость на открытое проявление эмоций, подчинённые лорда Бориса не могли не реагировать: со всех сторон он слышал восхищённые вздохи, вожделённое мычание, и причмокивания. Понимая, что ему по должности положено сохранять присутствие духа в любой ситуации, лорд Борис, сглотнув, не придумал ничего умней, как спросить:
- Кто вы, миледи?
- Я та, кто привёл вас сюда, храбрые воины Тарсии.
- То есть, это вы…
- Да. Я мысленно помогала вам с выбором направления движения, лорд Борис. Как бы исподволь подсказывая, куда идти. Я телепат. Как и менталисты Чёрного Властелина.
- Значит, вы…
- Да. – она кивнула, - Уж если я чему и научилась у лорда Хлодгара за эти долгие годы, так это – чтению мыслей и мысленному управлению другими существами! Но, может быть, вы поможете даме выбраться из чрева этой страшной Машины, и предложите что-нибудь, что заменит мою отсутствующую одежду?
Лорд Борис почувствовал, как краска снова заливает лицо и шею:
- Разумеется, миледи! Капрал Хаузер, рядовой Астапенков. Подайте даме руки. Рядовой Гаудиньо. Принесите одну куртку из нашей одежды. По возможности не испачканную кровью.
Дама, опершись на предложенные ей, и, как видел лорд Борис, подрагивающие руки, что только что застрелили, не испытывая ни тени смущения или колебаний, каждая – с полсотни врагов, царственным движением подалась вперёд. Изящная узенькая ступня, не смущаясь чёрной в неверных сполохах огня, вязкой кровью, опустилась на спину ближайшего ящера. Тяжёлый запах смерти и чад от тысяч трупов хозяйку этой самой ступни тоже явно не беспокоил. Невозмутимое прекрасное лицо сохраняло выражение королевы, почтившей своим присутствием бал в её честь. В голове лорда Бориса невольно пронеслась на уровне подсознания мысль: «А ведь такая и правда - не смущаясь пойдёт по трупам, если посчитает нужным!»
Однако вблизи лорд Борис отметил и кое-что, не совсем вяжущееся с обликом богини.
Глаза.
Огромные, глубокие, словно лучезарные, но…
Такие печальные и умудрённые опытом глаза могли бы принадлежать только очень, очень пожилой, и очень много повидавшей и пережившей женщине! Глаза…
Старухи.
Поняв, что он слегка отрезвел, женщина послала ему царственную улыбку:
- Вот уж – да, лорд Борис. Я и красива… И повидала. И пережила. И цель у меня есть. И я и правда - не собираюсь стесняться в выборе средств для её достижения.
Но не бойтесь. В настоящее время я – целиком на вашей стороне. Союзница, так сказать, армии Тарсии. Потому что у меня, как я уже сказала, есть цель. Которая сейчас для меня важнее всего остального, и даже моей жизни.
Отомстить моему бывшему Господину.
Моему убийце!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 15.01.2023г. Мансуров Андрей
Свидетельство о публикации: izba-2023-3471710

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези










1