Вся в конопушках-зайчиках весна...


* * *
Вся в конопушках-зайчиках весна,
И взад-вперёд грачи снуют игриво.
Учитель, грустно стоя у окна,
Диктует нам задачу терпеливо:
«Дано: из пункта «А», из пункта «Б»
Два поезда стремятся в пункт конечный!
И предстоит теперь решить тебе:
Как рассчитать их будущую встречу»…

В задаче есть и километры в час,
И прочие привычные условья,
Всё просто…
Но в тревоге замер класс,
Подумалось вдруг каждому из нас,
Что это уравнение… с Любовью.
В тех поездах две любящих души
Друг друга поскорей обнять стремились,
Они не Богу, они нам молились:

«Реши нас! Ну, пожалуйста, реши!
Не в «пунктах» мы живём, а в городах,
Мы в голубых вагонах, как в неволе,
В задаче мы всего лишь поезда –
А в жизни – две Любви,
Две острых боли…
Нас столько раз решали – всё не так
И нам не дотянуться друг до друга…
На сердце боль и леденящий мрак,
И пустота душевного недуга.
В учебниках мы – километры в час,
Но этот час для нас - одно мгновенье.
Без игреков и иксов ты для нас
Реши иначе это уравненье!»…

Как не принять участье в их судьбе,
Как вырвать их цифрового плена?
Я написал в тетради:
- «А» плюс «Б»
Равняется Любовь…
И - перемена!





Рейтинг работы: 26
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 247
© 23.05.2011 Ефим Хазанов
Свидетельство о публикации: izba-2011-346668

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


СИрена       23.10.2011   17:44:53
Отзыв:   положительный
Вот если бы так поэтично в школе преподавали математику!
Ефим Хазанов       23.10.2011   18:04:45

Спасибо, Ириночка! Рад заинтересованности.
Николай Воротняк       23.05.2011   23:27:27
Отзыв:   положительный
Твой стих, Ефим, хорош!.. И он на уровне Мастера. Сразу вспомнилось одно из любимых:

* * *
Л. Мартынову

Окно выходит в белые деревья.
Профессор долго смотрит на деревья.
Он очень долго смотрит на деревья
и очень долго мел крошит в руке.
Ведь это просто -
правила деленья!
А он забыл их -
правила деленья!
Забыл -
подумать -
правила деленья!
Ошибка!
Да!
Ошибка на доске!
Мы все сидим сегодня по-другому,
и слушаем и смотрим по-другому,
да и нельзя сейчас не по-другому,
и нам подсказка в этом не нужна.
Ушла жена профессора из дому.
Не знаем мы,
куда ушла из дому,
не знаем,
отчего ушла из дому,
а знаем только, что ушла она.
В костюме и немодном и неновом,-
как и всегда, немодном и неновом,-
да, как всегда, немодном и неновом,-
спускается профессор в гардероб.
Он долго по карманам ищет номер:
"Ну что такое?
Где же этот номер?
А может быть,
не брал у вас я номер?
Куда он делся?-
Трет рукою лоб.-
Ах, вот он!..
Что ж,
как видно, я старею,
Не спорьте, тетя Маша,
я старею.
И что уж тут поделаешь -
старею..."
Мы слышим -
дверь внизу скрипит за ним.
Окно выходит в белые деревья,
в большие и красивые деревья,
но мы сейчас глядим не на деревья,
мы молча на профессора глядим.
Уходит он,
сутулый,
неумелый,
под снегом,
мягко падающим в тишь.
Уже и сам он,
как деревья,
белый,
да,
как деревья,
совершенно белый,
еще немного -
и настолько белый,
что среди них
его не разглядишь.
1955
Ефим Хазанов       24.05.2011   07:45:46

Спасибо на добром слове, Николай! Стих, что разместил ты на моей странице я где-то уже читал... Не у Евтушенко ли?
Если нет, то во всяком случае нечто похожее у него есть.
С теплом!
Николай Воротняк       24.05.2011   10:33:04

Ну как же не узнать Мастера!.. Его-его!.. Он, когда его в Останкино читал, тогда я и был покорен поэтом. Весь его вечер в Останкино у меня записан где-то в архивах!.. Удачи!.. )))









1