Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 15. Племянница18+


Глава 15. Племянница
­­­­Глава 15. Племянница

Звезда Лейтена, Планета Гуриасс, Хилликийское королевство, г. Киллибур. Окончание Поры Ледяного Камня – начало Поры Первых Рассветов. Преддеверие Нового Года. 2167 г. Эры Великого Пророка (февраль-март 2335 г. по календарю Земли).

После отлета Жю Сет газеты решили, что им все дозволено в этом мире, и как голодные псы на кость, накинулись на графиню, вспомнив ей все грехи, а заодно и злодейства ее прародительницы и всех ее предков до самых языческих островных жрецов. Очень похоже было, что борзописцы выполняют чей-то заказ и ради того, чтобы побольше потоптаться на ее имени, готовы ни есть, ни спать.

Кто-то опубликовал интервью графини, что она ни за кого не выходила и что лживая новость – это происки конкурентов. Кто-то наоборот писал, что все это ложь, и графиня все же улетела к своему избраннику на Куали. Кто-то сочинял новые истории и проводил параллели со средневековой Черной Ведьмой. Биржевые ведомости облегченно извещали мир, что стоимость зерна и винограда на рынке опять пошла вниз. Кто-то связывал недавнюю гибель дворянина четвертой ступени Орхо Жю Парсе и внезапный отлет Жю Сет с Гуриасса с тем, что у графини с юношей был тайный роман. А кто-то изобретал подробности интимных отношений бедного покойника с развратной графиней, и «из секретных источников» нес эту информацию в свет.
Стало известно, что перед отлетом графиня посещала редакцию «Гулио», а потом кто-то сообщил, что был свидетелем, как графиня Жю Сет рыдала у захоронения молодого человека на бедняцком кладбище… Хорошо, что Стеллы не было на планете, а то бы она действительно наложила на себя руки из-за этой травли.

Это было действительно похоже на пиршество диких зверей, рвущих на мясо раненное травоядное животное. Благочестивый люд, сходив на службу в церковь и тут же получив свою долю скандальных новостей и рассказов, в каких позах распутница развращала бедного юношу, призывали к общенародному суду над служанкой дьявола. До кучи досталось и всей куалийской цивилизации. Авторитетные писатели и сам Святейший Архиепископ призывали народ и саму Королеву отвратиться от соблазнов Земной Федерации, утверждая, что цивилизация Куали не несет Божьему миру ничего хорошего – одну лишь похоть, разврат и анархию.

В отсутствие Жю Сет за ее честь сражался лишь ее рыцарь-кузен Хорсе Жю Клидат, который успел вызвать на дуэль одного пасквилянта (дуэль закончилась вничью) и по-простому набить рыло еще троим. Бедного лейб-гвардейца, пьяного и отчаявшегося, задержала полиция, и уже готовилась, в отсутствие кузины, наконец-то взять его за жабры согласно букве закона. Но внезапно на помощь буйному родственнику Стеллы пришли сотрудники посольства Земли, предоставив ему адвоката, который за три часа развалил дело. Обвиняющей стороне пришлось довольствоваться уплатой штрафа.

Ветер переменился 30 дня Ледяного Камня, когда секретарь посольства Куали неожиданно сам обратился к газете «Ракцикхли». На импровизированной конференции сотрудник посольства заявил, что газета «Гулио», известная своим враньем, клеветническими заказными статьями и откровенной грязью и пошлостью, нанесла ущерб авторитету и посольства, и имиджу всей Федерации. Поэтому ради защиты чести Державы и ради защиты чести и достоинства гражданки Жю Сет дипломатическое представительство Федерации Обитаемых Миров Земли вынуждено принять ответные шаги в отношении владельца газеты… Да-да, не директора газеты или авторов статеек, а именно владельца, имя которого пока не афишируется, но в скором времени оно может быть обнародовано. И странно, что такой солидный и известный в деловом мире Киллибура человек, владелец предприятий (заводов, газет, пароходов) не гнушается заниматься таким низким и позорным заработком, содержа откровенно помойную газетенку, а также распространением поклепов и наговоров.

Это заявление подняли было на смех… Несолидно для представительства такой великой державы, как Куали, обращать внимание на желтую прессу! Значит, нет дыма без огня! Посольство заверило, что истцом выступит – первый заместитель по вопросам безопасности Рутгер О-Коннел, как частное лицо. Также земляне заявили. Что они ни в коем случае не отождествляют благородный хилликийский народ и отдельных клеветников, извращенцев и мерзавцев, которым придется ответить за свои действия.

Не смешно стало, когда в столицу Хилликийского королевства прибыл скандально известный всему Божьему миру адвокат из Кенбирианской Империи* по имени Шла Тир Сури Ос. Этот волк юриспруденции, вхожий в высокие кабинеты, был известен, как адвокат VIP-категории, к которому обращались богачи, дворяне первой степени, министры и, бывало, коронованные особы и министров. Адвокат подчеркнуто дистанцировался от политики, называя себя «гражданином мира» и брал за свои услуги по триста тысяч за один день работы. И он был известен тем, что не проиграл ни одного дела, в том числе и в судах высшей инстанции. Не каждый вельможа мог позволить себе обратиться к такому хищнику, одно его имя внушало ужас!

И вот этот важный господин в дорогом черном пальто, круглой шляпе и безупречном костюме из гаруанской* шерсти, с шелковым галстуком и золотыми часами за сто тысяч, прибыл в Киллибур (само только его появление не осталось незамеченным. И люди наперебой судачили, что в каком-то из богатых семейств, видимо, грядет развод или судебная тяжба, а может, прости Боже, и в самом Высочайшем Семействе). Просто так такие люди в относительно маленькое королевство не заезжают.

Гром прогремел, когда на пресс-конференции Сури Ос заявил, что прибыл в Киллибур по приглашению господина О-Кон-Нела, куалийского подданного, и собирается представлять его интересы в суде. Более того, параллельно он будет участвовать и еще в одном процессе, уже как защитник интересов графини Жю Сет, - о защите ее чести, достоинства и деловой репутации. И как только его клиенты сочтут нужным, он назовет имя главного ответчика, против которого он собирается выдвинуть сразу два иска на общую сумму – шестьсот шестьдесят шесть ТРИЛЛИОНОВ ипси. После чего он готов заняться и остальными клеветниками. Неизвестно, почему была названа такая сумма, но дело было в том, что весь бюджет Хилликийского Королевства составлял около полусотни МИЛЛИАРДОВ ипси (новыми). Когда журналисты напомнили юристу об этом, он невозмутимо сказал:

- Значит, потомки ответчика выплатят всю сумму потомкам истца где-нибудь к трехтысячному году… Или заложат свои души дьяволу… Впрочем, сомневаюсь, чтобы дьявол был таким транжирой!

А пока суть да дело, один из космических крейсеров флотилии Федерации зачем-то приблизился к планете и застыл на геостационарной орбите прямо над Киллибуром. Поди знай, для чего….Передвижения странствующей «звездочки» в небе в тот же вечер заметили хилликийские астрономы. Посла Федерации вызвала к себе Королева с естественным вопросом, - что происходит?! На что представитель Земли ответил, что причинами маневров куалийского крейсера являются ежемесячные военные учения, и они, разумеется, никак не связаны с судебным скандалом в столице. Королева заявила решительный протест и потребовала прекратить судебный скандал от имени посольства. Посол заявил, что выполнит все, что от него зависит.

На следующее утро О-Коннел был освобожден от своей должности. Но от своего решения он не отказался и заявил, что продолжает действовать как частное лицо. Он же как ни в чем не бывало переселился в ту гостиницу, где проживал кенбирианский знаменитый юрист.

Дальше было веселее… В столицу Королевства в один холодный зимний день прибыл корабль с группой куалийских художников. Настоящие художники – пятнадцать молодых мужчин с короткими стрижками, почти под ноль, одинаковых серых костюмах и шляпах. Очень скромные, культурные и дисциплинированные мужчины, которые, ведомые двумя старшими художниками почти строевым шагом дошагали до посольства, где и остались

На следующий день, куалийские служители Ранни* разделились на три отряда…то есть группы и, с этюдниками наперевес, направились на открытый воздух творить прекрасное. Вели себя скромно, тихо, незаметно, в контакт с местным населением вступали неохотно… Старшие художники объясняли любопытным местным, что у них в художественном мире почти военный порядок, а они все – приверженцы одной школы - индустриализма. И действительно, их сердца вдохновлялись промышленными объектами. Одна группа писала портовые сооружения, другая – чадящий трубами завод местного стального магната Мара Привела, а третью вдохновили угольные шахты в пригороде... Странные вкусы у этих куалийцев, фанатов машин и техники… Закончив работу, дисциплинированные художники так же организованно вернулись в посольство.

В тот же день в городе завелась нечистая сила, предвещающая видимо, скорый конец мира... Ночные сторожа, квартальные приставы и припозднившиеся гуляки своими глазами видели пролетающего над крышами демона из Преисподней, похожего на птерозавра, только с человеческим телом и горящими глазами. Дворники по секрету рассказывали своим собутыльникам будто бы сами видели выходца из ада и своими глазами наблюдали, как демон полетел в ночном, морозном небе куда-то в сторону сталелитейного завода.

А наутро завод встал... Появившегося владельца-магната чуть кондрашка не хватила, когда увидел, что рельсы на территории, по которым возили вагонетки с железом и углем, вырваны из земли и аккуратно разрезаны на ровные полосочки, а из шпал, выковырянных из земли, сложены забавные геометрические фигурки. А сами вагонетки нечистая сила забросила на крышу завода (четвертый этаж). Но хуже было другое, - на всех доменных печах были расплавлены засыпные аппараты в колошниках*. Загружать шихту* было решительно невозможно. Кроме того прекратилось водоснабжение завода. Сторожа, которых кто-то запер в подсобке, были пьяные, как свиньи. Они клялись, что им явился адский демон, который пригрозил им вечными муками в Преисподней за пьянство и богохульство. Бедные сторожа заперлись в подсобке и до утра молились Богу, вымаливая прощение, а чтобы было не страшно, приняли на грудь для храбрости… Дверь в подсобку была закрыта снаружи, а на самой двери богомерзкий демон начертал магический черный символ из трех неизвестных букв. Видимо, проклятие, а то и имя самого Нечистого!
А из угольной шахты куда-то исчезли ВСЕ вагонетки. Куда – неизвестно. Как их моно было украсть из шахты – тоже неизвестно.

В ту же ночь вышел из строя портовый кран, разгружающий руду. Какая-то гадина заложила в подъемный механизм шлак из очень твердого материала. В результате механизм вышел из строя и тянуть стальной трос с погрузочным ковшом категорически отказывался. Потом и сам трос сказал «Быннц!» и с грохотом рухнул на землю.

Странно, но на следующий же день газета «Гулио» напечатала опровержение, в котором написала, что вся история с Жю Сет была их выдумкой для того, чтобы увеличить тираж. Газета приносила слезные извинения, рассыпалась в комплиментах перед Героиней Хинханской войны и патриоткой Отечества, а также клялась и божилась, что такого больше не повторится. Кстати, в газете сменился директор, а главный редактор и автор скандальной статье были уволены со скандалом.
Кроме того, сразу несколько столичных газет напечатали заявление куалийских солдат и офицеров с таинственной планеты Бол-Кхиа, где объявлялось , что графиня Жю Сет – их друг и соратник, что она находится под их защитой и охраной, и если хоть одна тварь еще посмеет порочить ее имя, они лично будут разбираться с обидчиком, будь он хоть куалиец, хоть гуриассиец, хоть черт с хвостом! Заявление было подписано командиром куалийцев полковником Вер-ти-ни-ным, капитаном И-Ванни-кхо-вой (ну и фамилии у этих куалийцев!) и еще почти сотней фамилий, которые и со стаканом не прочитать! Также в газетах была напечатана фотография молодых высоких, белокожих мужчин в военных одеждах, и с ними одной статной женщины в мужском комбинезоне. Молодые люди держали растянутый баннер в виде флага с серпом и молотом, а рядом – сама графиня Жю Сет с Королевским Флагом Хилликии. Будто бы болельщики собрались на спортивный матч.

Через два дня ранним серым утром на одной из осветительных мачт Центрального вокзала было обнаружено тело удавленного и повешенного на цепи вокзального вора по кличке Хлыщ. Кто расправился таким образом с матерым уголовником, осталось неизвестным…

И долго еще ни одна газета не осмеливалась писать о Жю Сет, кроме как в превосходных тонах...

Вскоре крейсер кулийцев ушел на прежние позиции…Улетели дисциплинированные художники, про которых все забыли, будто их и не было… А О-Коннела восстановили в прежней должности. Знаменитый юрист Сури Ос покинул Хилликийское королевство, причем, вполне довольным:

- Одного мое появления было достаточно, чтобы мой клиент решил все свои проблемы! С куалийцами приятно иметь дело – это люди дела, и не торгуются, как базарные торговки!

Ажиотаж вокруг имени графини Жю Сет утих… А вскоре газеты были заняты обсуждением скандального интервью одной киноактрисы, которая заявила, что беременна от одной известной благородной персоны…

Тринадцатый день Поры Первых Рассветов 2167 года (16 марта 2335 года по календарю Земли).

…С утра у Эмера Лу Жю Хьяне было отвратительнейшее настроение. Пресса оставила в покое распутницу Жю Сет, насладилась смакованием подробностей беременности и переключилась на его персону. Хорошо, что в квартал для богачей у репортеров доступа нет. Но когда он выезжал по делам в город, журналисты буквально бежали за ним бегом. Чтобы отгонять их, пришлось нанять охрану.

Проклятое общественное мнение волновал один вопрос:

- Ваша Светлость! Как вы прокомментируете слухи о вашей тайной связи с главой преступного клана «Glamme*» Аппере Уытом? Правда ли, что на своих землях вы продолжаете выращивать запрещенные культуры?

Чтоб они сквозь землю провалились! И чтобы провалилась эта проклятая Жю Сет! Ее к сожалению не прибило каким-нибудь камнем в мировом пространстве и она не сгорела в пламени горячих звезд. Графиня, довольная и бодрая, вернулась в свое имение и уже заявила одной из газет, что собирается судиться с Жю Хьяне за полосу приморских земель в местности Желтые Камни на основании того, что в стародавние времена эти земли принадлежали ее прапрапрабабке, Черной Ведьме Унне Жю Сет. И что после ее казни инквизитор Хоколеско Жю Хьяне, потомком которого является граф Эмер, фактически присвоил их себе. Таким образом, семья Жю Хьяне владеет ими незаконно.

Эмер запомнил ту чертову статью. Проклятая ведьма блистала в одном из вечерних роскошных платьев с КУАЛИЙСКОЙ НАГРАДОЙ на груди. Какая-то круглая золотистая медалька с надписью на одном из куалийских языков. Говорят, что «За боевые заслуги». Какие уж боевые заслуги могут быть у этой ведьмы? В постели с девицами сражалась, мерзость ходячая?! И тут же продажная, как шлюха на площади, пресса вознесла проклятую распутницу до небес, назвав ее гордостью Хилликийской нации. Жю Сет, как воспитанная, записная скромница, глаголила истину:

«Без моих друзей-куалийцев я бы не добилась ничего! Они уже второй раз в жизни спасают меня, когда я падаю в бездну! И просто обязана была не ударить в грязь лицом и отплатить за доверие и поддержку истовой службой. Это не люди, это полубоги!».

Разумеется, не добилась бы ничего! Небось, залезла в постель к какому-нибудь куалийскому «полубогу!» Или «полубогине», - у них, у ведьм, это как делать нечего! Вот и вся медаль! Как жаль, что Инквизитор триста лет назад истребил только Унну Жю Сет и не выкорчевал весь ее помет! В будущем в королевстве спокойнее было бы!

А сегодняшнее утро было радостным вдвойне. Рано-рано, когда солнце еще только пробуждало затянутый льдом и снегом Божий мир, Эмеру передали послание от Жю Сет. В послании было всего два слова:

«Вспомните Орхо Жю Парсе!»

И три или четыре качественные цветные фотографии графских земель. Точнее, той местности, которую называют Золотыми Песками у деревни Кхарси. Здесь еще не было такого термина, как аэрофотосъемка, но фотографии были сделаны с высоты птичьего полета, и еще две – буквально с земли. На фотографиях были изображены целые просторы, заросшие кустарником ginkhi с лиловыми стволами. Весной они покроются красивыми розовыми листочками, а летом на их ветвях вызреют небольшие плоды-коробочки. И такие приметные эти растения, их не спутаешь ни с чем. Вот после этого у Жю Хьяне сердце ушло в пятки, сдали нервы, и он даже от злости швырнул хрустальный бокал в стену:

- Будь ты проклята, Ведьма! – зарычал граф. – Чтоб ты взорвалась в своем летучем гробу!

Причина нервного срыва была очень проста. «Доброжелательница» Жю Сет напомнила графу из враждебного рода, что несколько десятков qulite* его «золотых» земель засеяно запрещенным растением, из которого делают наркотический порошок, типа земного кокаина. Вот только проблема была в том, что ginkhi был запрещен в Королевстве уже лет пять как. И приложила к этому руку именно проклятая Жю Сет.
Богатство и власть некогда могущественнейшего семейства Жю Хьяне неуклонно катились к упадку. После смерти батюшки вступивший в права наследника молодой и хищный Эмер Лу был опьянен невиданным богатством и стал вести такую разгульную жизнь, что любой столичный транжира обзавидовался бы. Он спускал в один день тысячи, вино в его доме лилось рекой, а распутные красавицы в его спальне сменяли одна другую со скоростью звука. И так продолжалось до тридцати пяти лет – до первого инсульта, когда врачи его едва достали с того света.

После этой неприятности граф несколько месяцев заново учился говорить и ходить. Зато у него было достаточно времени, чтобы поразмыслить, куда он скоро прикатится. Разгульная жизнь обернулась тратой половины всего наследства, ночные скачки по девочкам и наркотические удовольствия – к ишемическому инсульту* и утрате мужской силы. Граф призадумался, что если продолжит в том же духе, то очень скоро в их фамильном склепе рядом с батюшкой появится еще один «квартиросъемщик». А наследников у легкомысленного вельможи не было.

Граф сделал правильные выводы и приложил максимальные усилия, чтобы начать новую жизнь. Он прекратил ночные попойки, стал бережнее относиться к деньгам, разогнал девиц и превратился в убежденного трезвенника. Страх смерти или паралича оказался сильнее эфемерных удовольствий. Ну и, взявшись за голову, граф занялся делами, чтобы спасти хотя бы половину.

Большую часть доходов Жю Хьяне составляли рестораны, владение дорогой недвижимостью и лишь потом – доходы имения. Было время, когда из-за долгов Жю Хьяне на полном серьезе грозило исключение из высшего дворянского общества, и ему пришлось закладывать и выставлять на продажу элитные dra*, чтобы рассчитаться с долгами. Все же он удержался на первой ступени, хотя члены высшего общества уже втихомолку посмеивались над ним и рассказывали анекдоты.
В такой ситуации брезговать нельзя было никакими доходами. Поумневший граф стал сокращать траты и считать грош к грошу, терпеливо выводя свое хозяйство из «минуса». И немалую роль в этом играло настоящее природное богатство, дарованное ему волей случая, – «Золотые Камни», местность знаменитая плодородными желтыми почвами* в приморском влажном районе, где палку воткни в землю, - и та зазеленеет! Эти земли достались в его распоряжение от погибшего брата, когда он взял под опеку его дочь, осиротевшую Силве.

Разумеется, теперь Жю Хьяне считал каждую копейку. Огромные площади плодороднейших земель он распорядился засеять ginkhi, из плодов которой изготавливали популярный наркотический препарат, больше известный в народе, как «синий порох» за характерный лазоревый цвет.

Как и на Земле 19-20 века наркотики в Гуриассийском мире еще не были запрещены и не считались социальным табу. Тот же «синий порох» можно было до недавнего времени вполне официально купить в аптеке или с рук, как болеутоляющее. Ginkhi употребляли и аристократы, и творческая богема, и простые солдаты и матросы, и отставные офицеры, и обеспеченные купцы и князья. Выделяли три сорта «порошка»: - одна-две восьмых долей для голытьбы, на три четверти с песком и зубным порошком, четыре-пять восьмых для более-менее обеспеченного среднего класса, и практически семьдесят пять-семьдесят семь восьмидесятых долей, высшей очистки, - для аристократов и богачей. Стоил uc* половинной очистки всего-то двести-триста ипси. Да, от порошка, бывало, сигали в окно, насмотревшись чудных сновидений, резали вены или сходили с ума, но в общественном сознании ginkhi считался просто еще одним мощным эйфорическим средством, что-то вроде дорогого крепкого вина, только не таким вульгарным. Лишь одна распутная ведьма Жю Сет во всех статьях голосила об опасности, которую несут наркотики всей нации. Но это был глас в пустыне... Своим производителям ginkhi приносил стабильный и немалый доход, и тот же Жю Хьяне с удовольствием осознавал, что черная полоса вроде бы закончилась, и дела опять пошли в гору.

Пять лет назад Жю Сет, видимо, призвав на подмогу самого дьявола, пролезла-таки с петицией к Ее Величеству и умолила ее запретить наркотики к свободной продаже, ибо смертность из-за доступного «синего пороха» стала бить все рекорды. И Королева все-таки пошла на поводу у мерзкой Ведьмы, издав Высочайший указ о запрете выращивания розового кустарника и производства «синего порошка», кроме как по личному Высочайшему разрешению. Нарушителей должно было приговаривать к многотысячному штрафу, а посадки запрещенного растения – уничтожаться под корень. Сама Жю Сет, к слову сказать, ginkhi не выращивала, а за все попытки оборотистых крестьян культивировать коварную культуру самостоятельно жестоко наказывала. Наркотиков она почему-то очень боялась…

Разумеется, «порошка» если и стало меньше, то ненамного. Зато стоить он стал теперь на порядки дороже. Теперь стоимость uc элитного зелья доходила до пяти-десяти тысяч ипси. С одной стороны производителям зелья это было даже на руку, - теперь торговля наркотиком даже в небольших масштабах сулила золотые горы. С другой стороны, продукт стало чрезвычайно трудно сбывать. Обычно сговорчивая, жадная до мзды полиция, с которой всегда можно было договориться, на этот раз рьяно взялась за исполнение королевского указа и с неистовой яростью принялась громить тайные развесочные, шерстить аптеки, кабаки и публичные дома. Пойманных с поличным, - хоть сутенера, хоть моряка, хоть князя, - сопровождали (или волокли за шкирку) в участок, где выписывали людоедские штрафы или, если денег не было, секли на заднем дворе до поросячьего визга. Причем, «казнили» как распространителей, так и потребителей. Разумеется, с распространителей спрос был больше. А самое главное – посадки коварного розового кустарника действительно уничтожались. И если от решения суда нарушителю еще можно было откупиться, заплатив немалую мзду, то от уничтожения посадок отвертеться было невозможно, хоть озолоти! На то был личный приказ Королевы!

«Синий порох» нехотя ушел с улиц…в подворотни. Теперь распространением наркотиков занимались местные мафиозные заправилы. И производители ginkhi хочешь-не хочешь вынуждены были идти к ним на поклон. Вот у организованной преступности с полицией худо-бедно договариваться получалось (хоть и не всегда, и только на отдельные пункты продажи и развеса).

И тот же Жю Хьяне, не желая терять такую золотую жилу, был вынужден пойти на соглашение с одним из местных уголовных «королей», Апперо Уытом, который контролировал южную и западную часть столицы и мечтал наложить лапу на порт. Но там царствовал другой король преступного мира, старый Фатт Лоистро, с которым водила дружбу Жю Сет. И на его территории торговцев порошком не жаловали.

Основной статьей дохода Уита было крышевание за мзду мелких воров, карманников и громил, работавших на «его» территории. Также в его распоряжении были подпольные швейные фабрики, где шили качественные подделки под известные бренды, а также торговля наркотиками и, самое главное, – доходы с киллибурского ипподрома. Не брезговал он и наемными убийствами, показательными погромами и выколачиванием долгов.

У них с Жю Хьяне сложилась простая и эффективная схема работы… Жю Хьяне поставлял сырье и осуществлял первичную переработку, а уже люди Уыта доводили «товар» до ума и сбывали его на улицах. И дело вроде бы шло на лад, хотя для дворянина первой ступени было чрезвычайно унизительно и непристойно общаться с гангстером, пусть даже весьма богатым.

Если бы государство и общество узнало бы, что Жю Хьяне тайно культивирует на своих землях сырье для производства наркотика – это еще пол-беды. Строго общество не осудит… В местном общественном сознании распространение наркотиков не было еще тяжким преступлением, еще не запечатлелся в умах людей ужас перед коварным зельем, как перед средством быстрого разрушения личности. И самое большое, что здесь грозило бы Жю Хьяне, - денежный штраф, возможно, и крупный, да общественное порицание. Мелочь какая... Хуже было другое. Все плантации ginkhi придется вырубить. А это повлечет прекращение производства золотоносного вещества, в которое вложены очень много денег. Будет перерезана золотая жила, наполняющая бюджет и семейства Жю Хьяне, а также будет остановлено производство синего порошка, что ударит уже по Уыту. Эмер далеко не единственный, кто втихаря выращивает на своих землях что-нибудь запрещенное, но если попадется он, то остальные «собратья» по сословию будут беспощадны, осуждая его, чтобы «спрятаться» за Жю Хьяно, скрыть свои грешки.

А как отнесется главарь гангстерского клана к такому ущербу, если у него порвется ниточка к «синему острову*»? Надо полагать, совсем не с юмором… Старые времена уходят, и бандиты не будут молчаливо терпеть такой урон. И возмездие может пасть на голову Жю Хьяне, будь он хоть аристократ первой степени достоинства. К тому же Уыт относился к той категории негодяев, которые вышли из низов и трепета перед благородными фамилиями не испытывали.

И это еще не все. Если дворянство узнает об связи Уыта и Жю Хьяне?! Что будет, если близорукие ревнители нравственности узнают о том, что столичного аристократа и уличного гангстера связывает совместный бизнес по производству наркотиков? Газетчикам эту информацию уже потихоньку кто-то скармливает, - уж не Жю Сет ли?! В этом случае грянет скандал, по итогам которого Жю Хьяне может стать опала, отказ от Высочайшего Двора и даже изгнание с Первой Ступени. Позор будет сокрушительный!

И все из-за какой-то дурной бабы! Жю Хьяне уже и сам был не рад, что полез туда, куда не просили..!

Спустя два часа… Киллибур, Гостиница «Корона», собственность Аппере Уыта.

Дело нужно было решать и Жю Хьяне, замаскировавшись чуть ли не по-шпионски, вызвал таксомотор и отбыл по делам, никого не предупредив. Путь его лежал в центральную часть городу к фешенебельному отелю, бывшем, одновременно, и резиденцией его делового партнера.

- Я не могу понять, как это можно! – кипятился одетый в дорогой фиолетовый костюм, квадратный, приземистый, пузатый с огромной лысиной, главарь влиятельного мафиозного клана Аппере Уыт, время от времени затягивающийся табаком в длинной костяной трубке, распространяющий ароматный дымок. – Почему многомиллионное дело должно страдать из-за какой-то бабьей дури?!

В кабинете гангстера царил полумрак и горела лишь одна электрическая тусклая лампа в синем абажуре на темно-коричневом столе из редкого фарфорового дерева. Пахло ароматным заграничым табаком и было довольно душно, свет едва проникал через высокое окно, полузавешенное плотными коричневыми шторами. Эмер Жю Хьяне сидел с торца стола в своем шелковом костюме, больше похожем на красивую пижаму для землян, и похлебывал коньяк* маленькими глотками. По сравнению с пузатым, губастым, вечно потеющим Аппере он выглядел стройным полубогом. А обеспокоенный и одновременно расстроенный Уыт, щуря и без того узкие глаза-щелочки, расхаживал из угла в угол своего кабинета, наполовину заставленным шкафом со старинными фолиантами. Вряд ли Уыт прочел хотя бы десяток книг из своей библиотеки, но стройные ряды человеческой мудрости в дорогих переплетах, стоящие на полках, как солдаты в строю, успокаивающе действовали на старого разбойника, который, разбогатев, стал легальным дельцом. Он обожал книги, - правда, не читать, а просто ими владеть. Каждая из таких книг стоила тысячи ипси, а иные экземпляры и десятки тысяч. Он бывало, в пылу спора, или в состоянии обеспокоенности, подходил к полкам, брал какую-нибудь красивую, большую книгу, перелистывал страницы своими толстыми, как сардельки, пальцами, потом брал эту книгу в обнимку, как младенца, и садился на свое кресло с высокой спинкой, отделанной ящеровой кожей. Сейчас на столе рядом с бухгалтерскими книгами, письменным прибором и двумя бутылками коньяка громоздилась стопка из трех толстенных фолиантов*.

- Нет, должен быть выход! Подобраться к этой Жю Сет как-то можно?! Вы проверяли?! – Уыт выпустил себе под ноги целую струю дыма. - Не верю я, что у этой стервы нет никаких секретов в шкафу, никаких слабостей, за которые ее можно ухватить, как за горло!

Аппере Уыт был полной противоположностью изнеженному баловню судьбы Эмеру Жю Хьяне. Настоящий умный и расчетливый хищник, безэмоциональный, хитрый, расчетливый и жестокий. Для него человека убить было проще, чем трубку выкурить. В том числе и собственными руками… Взойдя по трупам на вершину преступной иерархии, Уыт показал себя сметливым, осмотрительным и рачительным хозяином, рационально расходующим имеющие ресурсы, умеющим считать каждую копейку. Он был достаточно здравомыслящим, чтобы уметь, когда нужно договориться и не проливать кровь. Хотя, если другого выхода у него не было, он убивал без колебаний.
Деньги были для него мерилом всего сущего. При этом он, хоть и любил хорошо провести время и ни в чем себе не отказывать, все же был как минимум совладельцем своих пороков, а не послушным их рабом. Эмер, богатый аристократ откровенно побаивался Уыта, и тот, видимо, это ощущал, хотя в разговоре и придерживался определенных приличий, отдавая своему партнеру определенную долю уважения.

- Все секреты Жю Сет на поверхности! – ответил Жю Хьяно, чувствуя в душе полную растерянность. Потому что даже такой человек, как Уыт, нервничал и не знал, что ему предпринять. – Она создала себе имидж дьяволицы и уже трудно представить, какой ее поступок может еще больше шокировать! Если бы она объявила, что трахалась с самим хозяином ада, общество и это восприняло бы как нормальное явление!

- Прямо уж так? – скептически поморщился толстяк, покашливая от дыма. – Нет, у каждого человека есть какие-то секреты, которые он бы хотел похоронить навеки под плитой забвения… У каждого! Вы, Эмер, совершили непростительную оплошность... Вы ввязались в драку с человеком, живущим не по логике, а по дури, и при этом не ограниченным в средствах! При этом вы абсолютно не подготовились к этой драке, думая, что вам это сойдет с рук. При этом сама Жю Сет вас не трогала, но оказалась готова лучше вас… Вот откуда эти фотоснимки?! Ну, сверху, с аэроплана, это я еще понимаю… Но вот снимки с самого поля? Это значит, она наняла какого-то мерзавца, который сфотографировал это все на месте и отправил ей. Но как, демон меня возьми?! Кто из этих криворуких скотов протащил туда фотографический аппарат?

- Нет, это вряд ли. Видите, снимки-то цветные! – указал ему Эмер. – Это снято при помощи маленьких куалийских фотокамер, которые похожи на летающие шарики. Она их привезла с собой.

- А почему у вас-то нет таких шариков?! – кипятился Уыт. – Вы-то тоже бывали на Куали! Что же не озаботились?! А вот Жю Сет озаботилась!

- Но у нее же куалийский паспорт! А мне кто продаст такое?!

- Хорошо! Если нельзя купить куалийские механизмы, надо купить человека! Вы до сих пор не подумали о том, чтобы подкупить хотя бы парочку служанок в ее имении. Вот бы мы и имели информацию. Ну как можно быть таким беспечным в наше время, не понимаю!

- Да я вообще не собирался воевать с этой потаскухой! – поднапрягся Жю Хьяне. – Кто же знал, что так получится?!

- Когда дразнишь ящера в берлоге, будь готов к тому, что он цапнет тебя за руку, - небрежно ответил Уыт. - А чего она вообще хочет?

- Отомстить мне! – раздраженно ответил Жю Хьяне. – За своего любимого! Деньги ей не нужны, положение тоже.

- А на кой хрен вы его трогали?! Он вам что, денег должен был?

Эмер с трудом, чтобы не потерять самообладание, еще раз подробно рассказал главному гангстеру района обо всех обстоятельствах смерти Орхо Жю Парсе. Аппере Уыт слушал, кусая трубку, его маленькие крысиные глазки бегали из стороны в сторону:

- Да! Хуже всего иметь дело с бабой! – подвел он итог. – Бабы живут сердцем, задницей, и их очень трудно понять тому, кто руководствуется логикой и здравым смыслом. Ну хорошо, она-то баба, а вы зачем полезли в бабью свару?! Ну и кувыркался бы этот пацан с черной потаскухой, вам-то что за дело?! Он что, ваш сын, брат, племянник?!

И вот тут Эмр грустно промолчал и повесил голову. Да, Орхо был его незаконорожденным сыном… Похоже на то…

Орхо родился у Пулеите Жю Парсе сразу через десять месяцев после их связи… Пулеите тогда была пятнадцатилетней служанкой в доме Жю Хьяне, а Эмер – двадцатипятилетним благородным красавцем-соблазнителем. У них был роман, который продолжался три года. Пока их не застала жена и ушла в монастырь.
Разумеется, после этого юная служанка вынуждена была покинуть дом «доброго» хозяина. Эмер Лу пережил развод и пустился во все тяжкие, все равно с набожной, чопорной женой ему было скучно. О своем бастарде* он и не вспоминал. Пока жареный петух в одно место не клюнул... К тому моменту утекло много воды, Орхо вырос, превратившись в умного, сметливого двадцатилетнего юношу, которым заинтересовалась «стареющая» Жю Сет. А перед Эмером после инсульта ребром стал вопрос о наследнике. И граф вспомнил, что где-то живет его незаконный сын, который считал своим отцом совсем другого. Других вариантов все равно не было…

У Эмера были далеко идущие планы, - познакомиться с молодым парнем, подружиться с ним, приблизить его к себе, а потом как-нибудь и раскрыть ему тайну его появления на свет. Именно для этого он вновь восстановил отношения с Пулеите. Без ухаживаний и любви, конечно, просто справлялся о делах, помог пару раз и «наделил правом» в счет компенсации за старые «грехи» обращаться к нему за помощью. Вот Пулеите и обратилась… Откуда же он знал, что эта психическая идиотка доведет парня до могилы?! Да и прав Уыт, ну и общался бы Орхо со старой развратницей Жю Сет, ну, получил бы с ней мужской опыт, а то где это видано – парень в двадцать лет ни разу не был с женщиной. А потом бы, глядишь, через Орхо удалось бы наладить отношения и с Жю Сет, получить выход на рынки Куали, обзавестись связями там, на звездах… Вот где эти умные мысли были раньше?!

- Да я уже и сам не рад, что ввязался во все это! С Жю Сет у нас давняя вражда, вот и захотел помочь старой…подруге.

Жю Хьяне действительно жалел о смерти Орхо. Что-то отцовское, нереализованное шевелились в нем. Да и расчеты насчет наследника, насчет СВОЕГО кровного сына, пусть и рожденного служанкой, пошли прахом. Чертова Пулеите! Правильно Жю Сет ей морду начистила! Жаль, мало… Когда Пулеите, скуля, как побитая собака, попыталась вновь пройти на территорию элитного квартала, чтобы пожаловаться на насилие, которое учинила над ней Черная Ведьма, Эмер приказал охранникам проводить ее куда подальше, да наподдать ей под блудливую задницу для ускорения!

- Вы неосмотрительны, Эмер! Друзей и врагов нужно выбирать по толщине кошелька и силе удара! – проворчал Уыт. – Жизнь так становится значительно проще. И вам бы лучше было иметь другом или хотя бы партнером именно эту ведьму. А бывших подружек из голытьбы близко подпускать к себе нельзя! Они потом наделают проблем, а разгребать нам, нам-то есть, что терять! Такие связи нужно рубить сразу, на корню!

- Эхх! – грустно вздохнул Эмер. – Что уж теперь… Что сделано, то сделано…

- Так! Подведем баланс! – хлопнул в ладоши Уыт. – Убрать Жю Сет мы не можем, за ней стоят серьезные люди. История с заводом Привела это ясно показала. Пригрозить ей компроматом – тоже не можем, из-за отсутствия оного. Пока что «из-за отсутствия»! Противостоять – понесем значительный ущерб. Выход один – надо договариваться! А что делать?! И договариваться, Эмер, придется вам! Вы эту кашу заварили, вам и расхлебывать! Если piryte* по ее наводке прикроют наше дело по производству товара, мы понесем миллионные убытки! Что она там хочет? Мести, говорите? Ну-ка, ну-ка…

Толстяк позвонил в большой медный колокольчик, висящий на длинном шелковом шнуре у окна. Раздался громкий, мелодичный звон. Тут же тяжелые высокие двери из дорогого дерева открылись и на пороге появился молодцеватый, безукоризненного вида представительный усатый брюнет лет сорока. Это был Юсо Кар, секретарь Уыта.

- Юсо, дружище! Организуй-ка мне как можно быстрее способ, как можно связаться с графиней Стеллой Жю Сет. Пообщаться надо… Только давай рыхло*, одна нога здесь, другая там. Да запиши ты в блокнот, чудик, не запомнишь! Стел-ла! Имя не наше, куалийское!

- Сделаю, босс! Сию минуту! – слегка поклонился секретарь, убирая блокнот, и скрылся за дверями.

- Она, говорите, девочек любит? – как бы между прочим спросил пузатый гангстер у графа.

- Я свечку не держал, но поговаривают, что да! – брезгливо поморщился Эмер. – Мерзость какая!

- Ну почему? – ухмыльнулся толстяк в фиолетовом костюме. – Мерзость, - это когда два педика, а когда две девочки шалят – это очень даже заводит… Ну вот, а вы говорите – подцепить не за что! Знаете, Эмер, почему наше общество нетерпимо к гомикам, но сквозь пальцы смотрит на аналогичные шалости между женщинами? Да потому что в душе каждый мужчина вожделеет двух сразу! Каждый хотел бы порезвиться с двумя сучками сразу: сначала с одной, потом с другой, а потом посмотреть, как эти две сучки лижутся и дразнят друг друга! Такова кобелиная природа. Поэтому, им и прощается все, поэтому для педиков у нас в стране семь лет каторги, а для девочек – только общественное порицание и штраф! Каждый судья, каждый прокурор, да и я, чего греха таить, не против был бы оказаться третьим в теплой компании… Что может быть лучше одной развратной бабы? Две развратные бабы одновременно, обнимающиеся и целующиеся, завлекающие мужика с двух сторон одновременно! Можно и больше, конечно, но это не каждый потянет! Я, например, не потяну, - года не те! Мир по-прежнему вертится вокруг первобытных инстинктов, вокруг ширинки… Кто умеет этим владеть, тот имеет возможность пользовать других. Вот и распутство Жю Сет нам с вами и не грех использовать!

- Что вы имеете в виду? – не понял Жю Хьяне.

- Вашей племяннице сколько лет? Как ее… Силве, кажется…, - с ухмылкой сказал Уыт.

- Что-то разговор зашел не в ту сторону, - Жю Хьяне нервно встал с места, скрестил руки на груди, отошел к окну в пятно дневного света. – Причем здесь Силве?

- Неужели непонятно?! С Жю Сет нам придется помириться сейчас, прийти к ней с повинной головой…Стерва сейчас сильна, она в фаворе, на подъеме… Она хочет отомстить вам? Пожалуйста, мы предоставим ей такую возможность! Я слышал, в старые времена между дворянами существовал такой обычай, - если один провинился перед другим, то, чтобы не начинать разборок и кровопролития, один в качестве извинения отдавал в слуги или в пажи, или в оруженосцы, как там эта херь тогда называлась, своего младшего родственника. Которого, хе-хе, не так жалко! Ну там, сына, племянничка или специально усыновленного левого пацана. Иногда отдавали и девок, когда совсем днище… Главное, чтобы жертва носила фамилию обидчика. Обиженный отмораживался на родственничке обидчика, все бучи между родами типа как прекращались, наступали мир-дружба, и всем хорошо. А ваша Жю Сет, вы говорили, помешана на старине, вроде как не от мира сего. Вот и отдадим ей вашу племянницу в качестве, хе-хе, компенсации. Вам же, вы сами говорили, от нее никакой пользы нет, только жрет да книжки читает… Вот и пусть отплатит за вашу доброту дядюшке, пусть отрабатывает свой хлеб! Пусть поработает у нее в качестве извинения служанкой, секретаршей, наемным убийцей, да кем угодно! Типа, одна семья склоняется перед другой, пусть подавится! И между вашими семьями опять мир и благодать!

- Да вы с ума сошли! – побагровел от возмущения забывший про коньяк Эмер, глядя в мутные, водянистые глаза Уыта. – Да, я говорил, что она мне не к селу, ни к городу, но она все-таки Жю Хьяне! Дочь моего брата пойдет в служанки к этой ведьме?!

- Ну тогда сами предложите выход! - Уыт закашлялся от очередной порции дыма. – Деньгами мы ее купить не можем, подобраться к ней – не можем, грохнуть – не можем, а она тем временем доставляет нам проблемы! И, напоминаю, - по вашей вине! Вы так или иначе уже к ней в постель залезли, хотя вас никто не просил! Вот и будем лечить подобное подобным. Или сами решайте проблему – компенсируйте ей ущерб, купите ей дом, корабль, армию любовников или любовниц, организуйте ей повышение в вашей долбанной дворянской табели о рангах, или сами отдайтесь ей в рабство, - сделайте что угодно, но чтобы не было угроз бизнесу! У вас есть предложения?! Нет?! Тогда используем то, что есть.

- Я уверен, есть другие способы!

- Другие способы долгие и трудоемкие! Мы, конечно, будем их искать, но сейчас главное – остановить ее, любой ценой! Любой ценой, понимаете?! Мне тут наши умники подсказали способ, - как снизить себестоимость нашего товара фактически наполовину, а доходы увеличить минимум на сорок долей! Наши доходы могут вырасти вдвое, если не больше, а если нам еще удастся подвинуть моего конкурента в порту – так и вообще до небес, когда товар пойдет за границу! А вы мне тут со своими бабьими соплями! Дело-прежде всего, дело!

- А свою племянницу вы бы этой ведьме отдали?!

- Хватит соплей, Эмер, будьте мужчиной! За такие деньги я бы сам под нее лег, да боюсь, я ей в хрен не нужен! – захохотал Уыт, хлопая себя по необъятному животу.
– Тяжелое время требует трудных решений. Да и потом, не я же у нее любовничка грохнул! Я ей без надобности, по-любому!

- Значит так! – Жю Хьяне резко вскочил. – Моя племянница – не рабыня, не крепостная и не проститутка, чтобы отдавать ее в аренду этой ненормальной! Какая бы она не была, но это наша кровь, честь нашей семьи! Вы не дворянин, и не знаете, что такое честь крови, что такое достоинство!

- Ну да, - не знаю! – гыкнул Уыт, однако жабья улыбка сошла с его лица, а брови нахмурились. – Ну и что же вы, дворянин первой ступени ДОСТОИНСТВА, тогда пришли ко мне? К сыну прачки и поденщика?! К черни простолюдной, а?! Что, не помогает благородная кровушка проблемы решать? – Главарь поднялся с кресла, прошелся по кабинету, ссутулившись и визуально став еще ниже и толще. - А кто вам и таким как вы сказал, что вы лучше нас?! Что, вас породили какие-то особые породистые бабы, со звезд что ли?! Да такие же, с тем же хозяйством! Вы такие же, из той же плоти и крови, только вы родились на шелковых простынях и жрали с рождения сладкие кушанья, а я голодал и мерз, только потому что я не из вашего теста. Но я пробил себе дорогу наверх! Ох, как я долго пробивал себе дорогу!

С этими словами Уыт подошел к графу и достал из кармана пиджака стальной кастет с короткими шипами, из которого при нажатии кнопки со щелчком выскочило лезвие ножа. И угрожающе поднес его к лицу Жю Хьяне, - тот даже отступил. Лицо главаря преступного мира покраснело, нижняя слюнявая губа отвисла, глаза смотрели в упор на графа с презрением и ненавистью.

- Знаете, сколько голов я поразнес этой штукой? В том числе и тех, кто пытался напомнить мне о своем благородном происхождении?! Я поднялся с низов сначала при помощи этого, - Уыт сложил оружие и убрал в карман пиджака. – А потом – своей головой… И мне насрать на ваше происхождение! Сейчас другое время, деньги всех уравнивают! Скоро вашими гербовыми печатями вы сможете только сортиры обклеивать! Скоро править будут другие люди, из низов! Те, кто смог пробиться на верха, заработать и скопить! Так что давайте определимся, Эмер… Либо вы мой союзник и партнер, и помогаете мне спасти наше общее дело… Либо можете проваливать ко всем чертям и гордиться своей родословной! Может, мне поддержать Жю Сет в стремлении отобрать Золотые Камни? Может, сотрудничество с ней даст больше толку? Тем более… если мы вспомним, что эти земли, как бы, действительно не совсем ваши? Точнее, совсем не ваши! И уж пожалуйста, Ваше Светлость, не надо мешать мне делать деньги! Настоятельно не рекомендую! Короче, вы согласны? Не слышу! ТЫ СОГЛАСЕН?!

Уыт прошептал эти слова почти в лицо графу, - Эмер еле стерпел его вонючее дыхание. Он понимал, что безжалостный Уыт его в порошок сотрет, если что… И у него нет никакого пиетета, никакого уважения к благородному происхождению партнера. Этого хладнокровного, как змея, типа интересовали только деньги.

- Хорошо, хорошо, не горячитесь! – пошел на попятную Эмер, успокаивающе поднимая ладони. – Я с вами в одной упряжке, я вам не враг. Но, понимаете, Силве, … она особенная… Во-первых, она очень набожная. Это уж влияние тетки, моей бывшей жены… Во-вторых, она «с приветом», вы помните… Она психически нестабильная. Ей, по-хорошему, в больнице для душевнобольных место… В «третьих», - ну надо признать, для своих лет она очень наивная и откровенно глупая! Жю Сет, эта стерва, ее просто уничтожит!

- А вы что передо мной-то любящего дядюшку разыгрываете? – мрачно сказал Уыт. – Она же вам, по-моему, до фонаря! Или вы резко прониклись к ней трепетной любовью? Зачем вам ненормальная? Что, хотите ее наследницей сделать?
Дискутирующие господа прервали беседу, потому что раздался стук в дверь, и в кабинет с разрешения Аппере вошел секретарь. Он протянул своему хозяину лист бумаги, на котором была расписана целая инструкция, и что-то прошептал ему на ухо. Уыт внимательно выслушал его, кивнул и одобрительно похлопал по плечу. Секретарь легонько поклонился своему хозяину и почти бесшумно растворился в дверях. Уыт с довольным видом положил лист-инструкцию перед собой на стол и продолжил рассуждать:

- Если Жю Сет будет сурова или распутна в отношении вашей племянницы – это же прекрасно! Это очень хорошо! Вы представляете заголовки газет? «Невинное дитя погибает в лапах похотливого чудовища!» Достаточно будет одного слезливого признания вашей Силве, что Жю Сет позволила себе что-то в отношении нее… Да плевать что, просто что-то противозаконное, противоправное, - общество на дыбы встанет, от королевы до последнего пахаря, до последней портовой шлюхи! Кошмар! Тем более, злодеяние совершено в отношении душевнобольной, бедной девочки! – Уыт принялся расхаживать по кабинету, делая театральные жесты руками, будто бы смакуя возможные последствия. - И не какой-то уличной девки, а племянницы графа, первой ступени! Да эту ведьму на части разорвут, и никакие куалийцы уже не помогут. Да сами куалийцы с ней на одном qulite по нужде не присядут! Или еще хуже!!! Если бедное, чистое, ранимое дитя вдруг не выдержит и наложит на себя руки в доме этой ведьмы! Жю Сет хана после этого! И мы сразу решаем несколько проблем!

- Наложит руки? – с опаской сказал Жю Хьяне…

- Да! А что такого?! – бойко продолжал рассуждать Уыт. – Такое чудовище способно довести бедную девочку до суицида! Если эта ведьма действительно такая, как ее описывают… Ведь, если вы помните, вашей племяннице скоро шестнадцать… Совершеннолетие! Пробьют часики семнадцать, и все, тю-тю! Вот главная стратегическая проблема, которую вы так и не смогли решить до сих пор. Может, у меня получится лучше?

- Думаете, Жю Сет настолько глупа, чтобы не понимать, что любое ее действие будет обращено против нее? – недоверчиво спросил Жю Хьяне.

- Давайте рассуждать логически, - Уыт звонко шлепнул ладонью о стол. – Даже если Жю Сет ничего плохого не сделает вашей Силве, даже если она будет с нее пылинки сдувать, - Жю Сет на какое-то время заткнется и отстанет от нас, а мы получим своего человека в ее доме, которого можно использовать максимально широко. Какого-никакого, но своего…. Это даже в том случае, если все эти слухи о Жю Сет сильно преувеличены. Это время мы должны использовать для того, чтобы максимально приготовиться к войне против Жю Сет, если будет нужно… В конце концов, может мы в будущем перетянем Жю Сет на нашу сторону при помощи вашей Силве, - такой вариант я тоже учитываю. Это было бы очень выгодно – выход к другим мирам, свой летательный аппарат, к тому же у графини немалые земельные угодия… Конечно, маловероятно, но… Если же все пойдет по иному сценарию, то тоже неплохо. Даже лучше… Жю Сет, насколько я о ней слышал, обожает власть над людьми. А тут невинная, чистая девочка у нее в услужении, – вот она, проявляй власть, сколько угодно! Вполне может и сработать… Вы же говорили, что ваша нынешняя пассия ее как-то чуть до петли не довела… И если ЭТО будет сделано чужими руками, - будет просто превосходно! Ох, как жаль, что у вас нет таких устройств, которые позволяют видеть на расстоянии! Это же просто сказка, золотая жила! Мы бы уже получили на эту Жю Сет такой компромат, что она бы и пикнуть в нашу сторону не смела!

- Показания Силве никто не примет во внимание, она же несовершеннолетняя, да и к тому же недееспособная, - возразил Жю Хьяне.

- Ну, чтобы взбудоражить общественное мнение на первых порах хватит…А дальше уже ваша забота! – оскалился Аппере. – Подкупите кого-то из баб этой графини, из ее служанок, дворецких, охранников, чтобы они, если что, могли бы подтвердить факт противоправного деяния в суде! Юристы свои у меня есть… Вы что, не знаете, как это делается? В конце концов, купите у куалийцев какое-нибудь устройство, позволяющее следить и фиксировать! За любые деньги!

- А с чего вы взяли, что Жю Сет вообще заинтересует такой вариант?

- А это я уже беру на себя! – оскаблился Уыт. – Я умею убеждать людей. Особенно, женщин! Многих, многих в свое время убедил… В том числе и не делать глупости и не мешаться мне под ногами!

Уыт кряхтя поднялся с места, прихрамывая подошел к телефону, крутанул ручку, назвал номер для коммутатора*. Гангстер нервничал, он зачем-то ладонью разглаживал рубашку на необъятном пузе, отбрасывал полы расстегнутого пиджака, в котором ему было жарко. Затем он будто замер на месте и начал говорит приятным, брутальным с хрипотцой голосом:

- Я хочу слышать Ее Светлость, графиню Стеллу Жю Сет… Приветствую вас, графиня! Кто говорит? Скажем так, партнер вашего невольного обидчика графа Жю Хьяне… Да-да, он самый… Сударыня, хочу обратиться к вашему здравому смыслу… Да, сердцем я понимаю ваши чувства и, клянусь богами, сердцем я полностью на вашей стороне. Я и сам когда-то практически был на вашем месте… Это очень старая история, как-нибудь расскажу при встрече. Да, давно это было… То, что вы ощутили – я пережил точь в точь, в далекую, молодую пору, и очень, очень хорошо вас понимаю, прямо как будто сам в прошлое вернулся! И я отдаю должное вашей сдержанности, вашему воспитанию и вашей тактичности…Но, сударыня, сердце-это сердце, а дела – это дела! Сердце само себя не накормит, а я стал невольным заложником вашей вражды, а мне это, сами понимаете, ни в раз не сдалось! Может, сударыня, подумаем о каком-то компромиссе? Зачем нам ссоры? Вы ведь МНЕ зла не желаете?! Нет. Равно, как и я вам… Что?! Вы и сами собирались? Ну и чудно! Ну и замечательно…. Отличные слова, Ваша Светлость, вашими устами сейчас сам Бог говорит! Давайте решим эту ситуацию, чтобы и вы получили законное удовлетворение, и мы, так сказать, учли урок и больше не доставляли друг другу беспокойств. Беспокойства в наше время дорого стоят, сударыня…. Поддерживаю! Но с другой стороны и кислород перекрывать не нужно! Я уверен, у меня есть вариант, который вас устроит на все восемьдесят! Я все учел! Разумеется, не телефонный..! Не угодно ли будет вам встретиться, обсудить этот вопрос? И выслушать наше предложение, которое, я уверен, вам придется по душе! Очень хорошее предложение! На нейтральной территории..? А его присутствие обязательно..? Ну что же, да будет так! Завтра вас устроит?! Сегодня?! Еще лучше! Хорошо! До скорой встречи, сударыня… Надеюсь, мы поймем друг друга правильно!

Жю Хьяне с неудовольствием смотрел, как грозный и немногословный обычно Уыт певчей птичкой заливался перед Жю Сет, перед этой грязной потаскухой! Он заметил, что в начале разговора голос главаря клана звучал уверенно и даже немного угрожающе, то к концу стиль общения становился все легче и легче, пока не подошел почти к игривому, при этом грозный Уыт невольно жестикулировал, рубя ладонью телефонный провод и даже под конец изобразил целую пантомиму. Довольный, Уыт положил трубку, вытер пот со лба и выдохнул:

- Ну я же говорю! Два-три оборота и поплыла девочка! Она, как она сказала, и сама искала на меня выход… Знакомое дело, набила себе цену, а теперь хочет продиктовать нам условия мира. Отличненько, хе-хе! Вот только она тащит в дело еще и моего конкурента, Лоистро, которого хочет задействовать как гаранта, либо как посредника… Страхуется, видимо, старый инстинкт… Ладно! Поговорим заодно и с Фаттом! За раз, возможно, решим сразу два дела! Вы делайте покаянное лицо и поменьше выпендривайтесь, говорить буду я! Свои дворянские понты оставьте для салонов, хе-хе!

Жю Хьяно чувствовал себя откровенно униженным и раздавленным, что какая-то озверевшая чернь, какой-то гангстер распоряжается его действиями, его хозяйством и, самое главное, его юной племянницей, подкладывая ее под Жю Сет, мерзкую, надменную гадину, словно сутенер. И ведь ничего не скажешь. Героем Эмер Лу не был, да и, если подумать, Уыт-то прав. Получится отделаться малой кровью, да и с Силве, возможно, вопрос решить удастся, да еще и подставить ту же Жю Сет! Что есть, то есть, - Аппере Уыт умел извлекать выгоду из всего, буквально из воздуха.

- А вот с самой Силве мы забыли договориться! – спохватился граф. – Что я ей скажу?

- Правду, - ответил Уыт. – Горькую правду, что она должна спасти честь фамилии! Может, пробудите в ней жертвенное начало. Или просто засуньте ее в мешок, дайте пару раз под ребра и скажите, что такова ваша воля. Еще мы будем тратить время на уговоры сумасшедших, хе-хе! Это ваша забота, граф.

- А что вы сказали Жю Сет? У вас в молодости была такая же история, как с Орхо?

- Да, что-то такое же давно вычитал в одном ****ском любовном романе! – ухмыльнулся гангстер. – Целых полдня переживал за них..!

Портрет – Аппере Уыт, глава одного из столичных преступных кланов, деловой партнер Жю Хьяне.
ПОЯСНЕНИЯ И РАСШИФРОВКИ - *

«…Гаруанская шерсть» - Гаруани – местность в одной из сопредельных стран, известная шерстью высшего качества.

«…Куалийские служители Ранни». Ранни – богиня искусств и изящества в местной дохилликианской мифологии.

Колошник - верхняя часть печи, куда загружают рудные материалы, флюсы, топливо.
Шихта - смесь исходных материалов и топлива.

«Glamme» - не имеет перевода, имя собственное, мужское. Кланы организованной преступности по традиции носят имена, посвященные древним героям или святым, или каким-ито знаменитым разбойникам.

Qulite – хилликийская мера площади, примерно 1,7 Га.

Ишемический инсульт - нарушение мозгового кровообращения с повреждением ткани мозга, нарушением его функций вследствие затруднения или прекращения поступления крови к тому или иному отделу.

Dra- хилликийская мера площади, примерно 0,8 м.

«Плодородные желтые почвы» -имеются в виду субтропические желтоземы.

Uc – хилликийская мера веса, около 0,7-0,8 гр.

«Синий остров» - жаргонный местный эвфемизм, означающий наркотические плантации или лаборатории.

«…Похлебывал коньяк…» - Местный напиток землянин назвал бы «коньяком» с очень большой натяжкой. Это по вкусу скорее напоминает смешение бренди и крепленого вина.

Фолиант – книга с листами, примерно соответствующими формату А3.

Бастард – внебрачный, незаконорожденный сын.

Piryte – пренебрежительное жаргонное обозначение полицейских в хилликийском языке. Вроде как «мусор» или «легавый».

«…Давай рыхло…» - «давай быстро» (жарг.)

Коммутатор - устройство для ручного соединения абонентских линий.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 30.11.2022г. Сергей Безродный
Свидетельство о публикации: izba-2022-3438655

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика










1