Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Часть первая. Хрононавт поневоле


­ ХРОНОНАВТ ПОНЕВОЛЕ


Вместо вступления

- Здравствуйте!
- В чём дело?
- Здравствуйте!
- Здравствуйте, в чём дело?
- Не могли бы Вы мне помочь?
Остаётся только тяжело вздохнуть. Прилично одетая гражданка обращается к заурядному прохожему, спешащему домой после работы.
- Только поймите меня правильно – я заблудилась.
- Бывает.
«Хорошо, если она попросит денег только на маршрутку или на хлеб» - думал прохожий – мужчина лет пятидесяти.
И погода совсем не радостная – моросящий осенний дождик, пронизывающий холодный ветер. И, хотя ещё не поздно – но уже стемнело. Лишь неоновые и светодиодные огни магазинов пытаются развеселить мокрую улицу, и спешащих по ней угрюмых людей.
- Видимо, произошла авария… – извиняющим тоном объясняет женщина бальзаковского возраста, запахивающаяся в блестящую болонью курточку. – Понимаете, я должна была попасть не сюда.
- Понимаю. – Мужчина криво усмехнулся, продолжая свой путь к дому, где ждало его тепло, жена, горячий кофе, ужин, телевизор…
- Ради бога, только не смейтесь! – женщина чуть ли не плакала. – А то все смеются. Но пожалуйста, ответьте мне на вопрос… только не смейтесь!!!
- Какой?
- Это Земля?
- Ну, Земля.
- Это Белибердянск?
- Да, Белибердянск.
- А год сейчас какой?
- Две тысячи пятнадцатый…
Женщина удивлённо оглянулась и переспросила:
- Разве? А где небоскрёбы «Эдемграда»?! Где башня «Вселентауна»?!
- Вы о чём?
- Если это и Белибердянск, то какой-то… древний. Где институт Высшей Цивилизации?!
- У нас нет ничего такого. Вы, вообще, о чём?
- Две тысячи пятнадцатый…
- Да - две тысячи пятнадцатый год от рождества Христова!
И женщина вдруг скривила лицо и обхватила голову руками.
- Этот идиот всё перепутал! – выдавила она.
Она заплакала, и побрела прочь, но мужчина крикнул ей вслед:
- А что случилось-то?
- Мне нужны специалисты института Высшей Цивилизации, - женщина обернулась и, всхлипывая, пояснила: – Нашей цивилизации нужна помощь… а здесь, мне никто не сможет помочь. Но самое страшное – я не могу вернуться обратно одна: каналы настроены на возвращение двоих…
Мужчине вдруг стало жалко эту женщину, и он решил предложить ей свои услуги:
- Может, я смогу чем-то Вам помочь?
Незнакомка задумалась, и вдруг в её глазах вспыхнул огонёк озарения. Она бросилась к мужчине, умоляюще причитая:
- А вот можете! Всего-то ничего! Отправьтесь со мной к нам, а там мы тут же отправим Вас назад сюда, а меня туда, куда надо: в две тысячи пятнадцатый год эры Торжества.
- Да, но меня ждут дома… может надо сначала предупредить мою жену, что я задержусь?
- Не беспокойтесь, Вас вернут не только в это же место, но и в это же время, минуту в минуту. Поймите: чтобы попасть обратно в свою Цивилизацию, я должна быть с пассажиром – так настроены каналы перемещения. Пожалуйста, согласитесь!
- Ну, если я вернусь сюда же, и в это же время…
- Да, да! Сюда же, и в это же время. Точь-в-точь! Обещаю! Пожалуйста, отправьтесь со мной!
- Ну, хорошо…
Она повела его вдоль улицы, и пригласила сесть в припаркованную у обочины, ярко красную спортивную иномарку. Мужчина не разбирался в автомобилях, и поэтому решил, что это – какой-нибудь «Феррари». Они сели в него, и машина, взревев двигателями, сорвалась с места и исчезла.
Практически в то же мгновение, на том же самом месте, буквально на несколько секунд появился другой такой же автомобиль, только чёрного цвета. Из него вышел тот же мужчина, только похудевший, осунувшийся, а главное – совершенно поседевший.
Чёрный автомобиль исчез так же неожиданно, как и появился, а мужчина, недоверчиво озираясь по сторонам, побрёл в ближайший канцелярский магазин, где купил несколько общих тетрадей и авторучек. Дома, он не стал ничего объяснять совершенно опешившей жене, не стал ужинать, а уединился на лоджии, и стал лихорадочно писать…

Несколько слов об авторе

Мужчина не был писателем, поэтому его записи не являются «достоянием художественного слова». Он написал так, как чувствовал.
Кроме того, он не был «продвинутым пользователем», поэтому писал от руки, а не набирал текст на компьютере. Почерк у него далёк от совершенства, но вполне читаем.
Имя его не сохранилось, а «погоняло» ЧУДАН вряд ли является производной от его имени или фамилии. Скорее всего - это трансформированное «Чудак». В том мире, в котором он оказался, человек с таким уровнем развития вполне естественно казался чудаком, «не от мира сего».
Где именно он оказался, сказать трудно. Ясно одно (судя по его описаниям) – это было будущее. А женщина, попросившая у него помощи - несомненно хрононавтка.
Итак, записи. Самое начало (рассказ о встрече с женщиной-хрононавткой на улице) можно опустить.

Эпизод 1

Я оказался на берегу моря. Вот так взял, и оказался. Когда машина тронулась, я ни о чём не подозревал, ничего не ждал. В машине было жарко - я снял куртку, шапку, бросил их рядом с собой на сидение. Мне казалось, что всё закончится в течении нескольких минут, но что-то пошло не так.
Сначала, мы двигались по вечерней улице с бешенной (как мне показалось) скоростью. Затем, за окошками резко стемнело, и стали вспыхивать какие-то огоньки. Не прошло и пяти минут, как вдруг всё закружилось, завертелось, (я подумал, что мы куда-то врезались) меня вытянуло какой-то силой из машины и бросило на гальку на морском берегу, среди ясного солнечного утра.
Травм не было. Я тут же поднялся и позвал:
- Женщина!
Но никого не было. Вокруг было совершенно пустынно.
- Эй, Женщина! – повторил я.
И тут до меня дошло, что я даже не спросил её имени. Огляделся: с одной стороны море, с другой – скалы.
- Эге-ге-гей! – закричал я, что было сил.
Ответило только глухое эхо. Я побрёл вдоль берега, время от времени оглядываясь вокруг и крича в сторону скал:
- Эге-ге-гей!
Так я шёл около часа. Неожиданно в небе что-то застрекотало, и я увидел пролетающий мимо странный летательный аппарат – что-то вроде кастрюли с быстро машущими крыльями, как у летучей мыши. Почему-то мне стало смешно, но я стал кричать в её сторону и махать руками.
«Летающая кастрюля», видимо заметила меня и, сделав полукруг, приземлилась на берегу, метрах в тридцати от меня. Из «аппарата» в парящем на небольшой высоте кресле выплыл очень полный молодой человек в пёстрой одежде, несколько приблизился ко мне, и заискивающе произнёс:
- Тчё?
Его глаза были как-то странно пусты. Словно мысленно он был в какой-то другой реальности.
- Вы не видели красную машину? Возможно, она попала в аварию…
Незнакомец переменился в лице и совершенно ошарашенный, произнёс:
- О! Вима? Нчёсе!
Я попытался выяснить, далеко ли до города или до какого-либо пункта, где есть власть (полиция или что-то в этом роде), но незнакомец, покачивающийся в летающем кресле, вдруг просветлел, и радостно предложил:
- Тёрн хошь? Есть во! – он показал большой палец.
Я сразу понял, что он имеет в виду наркотики, и отказался – замотал головой. Но незнакомец настаивал:
- Тёрн – О! И по бабкам – тож! Щаз!
Он развернул кресло в сторону скал и, довольно негромко проговорил:
- Траз, тут вима птлялс, Кату бы ему пхать, и тёрн, а по бабкам чики! Чё? Ичё? Датчё?! У-у-у-у-у! Ок!
Потом повернулся ко мне и продолжил:
- Слышь, это… тикай! Там, - он показал в сторону скал, - мки! Тикай.
Сам он быстро вернулся в свою «летающую кастрюлю» и улетел
- Подожди! – пытался остановить его я. – Подбрось меня до населённого пункта…
Но он улетел. Я продолжил брести вдоль берега, теперь особенно внимательно оглядывая небо.
Мне показалось, что где-то я его уже видел. Вот именно такого толстого, и именно на таком летающем кресле. Вдруг осенило: ну, конечно – в мультфильме про «Валли»!
Вдруг послышались странные звуки – то ли вопли, то ли крики. Со стороны скал на меня неслись десятка полтора человек в летающих креслах, одетые в какие-то лохмотья. Все как на подбор – упитанные до ожирения. «О-о-о-о! А-а-а-а! Ы-ы-ы-ы!» - ревели они. Интуиция подсказывала, что мне ничего хорошего они не сделают, а скорее наоборот – уж слишком агрессивно звучали их возгласы.
Летающие кресла окружили меня, и вольготно расположившиеся на них толстяки, тыча в меня пальцами стали злобно орать:
- Вим! Вим! Ы-ы-ы-ы-ы!
Мне некуда было бежать. В их руках появились палки и они, кружась вокруг, пытались дотянуться ими до меня.
- Вим! Вим! Ату! – повторяли они. В их глазах читалась ненависть и… та же пустота, что и у незнакомца с «летающей кастрюли».
Неожиданно, откуда-то сверху спустились ещё летающие кресла с радужно одетыми толстяками, которые вдруг так же загикали, загаркали и, размахивая полированными дубинками, налетели на «оборванцев».
Дальше было нечто похожее на битву. Радужно одетые толстяки своими полированными битами устроили «махач» с толстяками-оборванцами, которые не выдержали напора и очень скоро ретировались. Один из победителей - разукрашенный «до нельзя» татуировками толстяк - подлетел ко мне, и с заискивающей улыбкой сообщил:
- Я – Чоня! Фифа пстил, акзрил вас, а тута мки! И мы вас бгом спсать. Я – грой? – и он обратился к остальным: - Я – грой?
Все остальные издали довольные звуки.
- От! – татуированный толстяк довольно похлопал себя по груди. – Ща на кюбяля, и вклаб! А от и кюбяля!
Он показал в небо, где я увидел ещё одну «летающую кастрюлю» с крыльями, как у летучей мыши.

Эпизод 2

Тогда я не понимал их языка, если это можно назвать «языком». Это потом я стал легко ориентироваться в их словах и выражениях, но тогда…
Нет, если бы я знал принцип формирования слов, то и тогда не только мог бы их понимать, но и сам разговаривать с ними. Но меня же никто не «проинструктировал»! Поэтому, все разговоры я понимал чисто интуитивно.
Как я понял, «кюбяля» - это их летательный аппарат в виде летающей «кастрюли» с крылышками. Вот оно приземлилось на берег, и меня очень вежливо пригласили внутрь.
Внутри… чем-то мне напомнило наши лифты в элитных домах – зеркало, свет сверху, и кнопки на стене. Только намного просторнее – кроме меня, поместилось несколько толстяков на своих летающих креслах.
Стрекот стал чаще, и наша кюбяля, как я понял, поднялась над землёй, и куда-то полетела. Мои спасители шумно переговаривались друг с другом, и не только – иногда говорили куда-то в сторону, словно разговаривали с кем-то, кто за стенкой.

Эпизод 3

Мы «летели» минут десять, не больше, но когда вышли из аппарата (вернее – вышел я, а они выплыли в своих летающих креслах), было уже темно. Мы оказались на площадке, уставленной такими же кюбяля, как наша, а вокруг сияли огнями небоскрёбы, между ними проносились на бешенных скоростях что-то вроде ракет…
- Клаб! Клаб! – кричали мои спутники, показывая на невзрачную дверь в огромной и серой, как слон, стене.
«Клаб», как я понял дальше – это клуб. Они позвали меня в свой клуб. Но за кого они меня приняли, я ещё не знал. Ясно, что не за человека из другой цивилизации. За какого-то «Вима».
Внутри было просторно и темно, лишь вспыхивали разноцветные огоньки цветомузыки. Вот только музыки (в привычном понимании) не было. Вместо неё стоял какой-то ритмический гвалт, перемешивающийся со скрипом и скрежетом. Просторно в моём понимании: для немногочисленных посетителей в летающих креслах здесь было довольно тесновато.
Итак, в компании пяти молодых людей (если можно назвать их людьми) я оказался за высоким столом. Заведение не было рассчитано на таких посетителей, как я, поэтому некоторое время пришлось стоять, пока кто-то не додумался соорудить из пары крепких коробок некое подобие стула, чтобы я мог сидеть.
Отовсюду слышалась примитивная речь:
- Тчё!
- Нчё!
- Этчё!
- Ачё!
- Ичё!
От этого «чё» у меня мозги потихоньку начали «сворачиваться». Не только мои спутники, но и другие посетители заведения общались, в основном, этим «чё».
На меня смотрели с огромным уважением, даже заискивающе. Было понятно, что «вима», за которого меня принимают, чрезвычайно значимая и уважаемая персона. Я всё ещё не понимал их примитивной речи, но подсознательно догадывался, что это внимание и уважение ко мне, перерастёт в просьбы и пожелания. Возможно, так оно и случилось бы, и за спасение от Мки, и угощение в клубе, мои спутники намеревались получить награду, но вечер прервался неожиданно, явно нарушив их планы.
Два посетителя клуба что-то не поделили, устроили потасовку, кто-то метнул в кого-то стакан, кто-то кого-то протаранил своим креслом. Компания, в которой я оказался, притихла, и всё своё внимание обратила на происходящее.
Очень скоро появилась полиция – несколько толстяков в летающих креслах, одетых в форму, и два робота с «мигалками», с колёсами вместо ног. «Установление порядка» длилось не долго – роботы пристыковались к летающим креслам дебоширов, а полицейские коротко опросили всех свидетелей. Когда очередь дошла до меня, они расплылись в услужливой улыбке и, протянув руку, попросили:
- Кату пзис!
Естественно, я ничего не понял. Развёл руками и сказал, что не понимаю. Полицейские недоумённо переглянулись и насторожённо спросили:
- Вима терял кату?
Мало что понимая, я ответил:
- У меня нет каты.

Эпизод 4

Можно было бы сказать, что меня доставили в полицейский участок, из-за отсутствия «каты». Можно БЫЛО БЫ. Только в воображении будет вырисовываться совершенно другая картина. Меня же принесли туда, буквально на руках – было вызвано некое «приспособление» в виде летающей платформы, на которую я встал, и она довезла меня до места.
Угодливые лица толстяков в летающих креслах (как полицейских, так и моих спасителей от «мки»), к тому времени стали уже раздражать. Я кожей ощущал их слащавое раболепство перед моей персоной. Но самое главное – я не мог понять: мужчины это или женщины? Все они были какие-то «усреднённые»!
И вот появился робот – небольшой угловатый аппарат на колёсах, говоривший понятным мне языком, приятным юношеским голосом.
- Здравствуйте, - поздоровался он. – Где Ваша индификационная карта?
- У меня её нет. Видите ли…
- Где Вы её потеряли?
- У меня её никогда не было. Я путешественник во времени…
- Как Вы оказались у нас?
- Произошла авария. Меня выбросило из Машины времени.
- Позвольте сканировать Ваш чип.
- У меня нет чипа.
Всё время, пока робот «допрашивал» меня, остальные смотрели на него с каким-то напряжением. Впрочем, очень скоро, я увидел и настоящего человека, с привычной мне комплекцией и речью. Вот только появился он на большом экране.
- Здравствуйте! Я – Александр, – представился он, почему-то (как мне показалось) хитро улыбаясь. – Откуда Вы?
- Я – из прошлого. Из две тысячи пятнадцатого года от рождества Христова.
- Простите, но тогда ещё не было технологий перемещений во времени! Кто Вы?
Я рассказал свою историю
- Понятно, - заключил Александр, внимательно смотря мне в глаза, словно стараясь что-то разглядеть. - Вам придётся пожить немного в «нашем времени».

Я оказался на улице. Разбирательство с полицией меня не устраивало. У меня нет ни документов, ни карт, и вообще – я здесь оказался случайно. Хотя… если они меня принимают за какую-то важную персону, то вполне возможно, что ничего страшного не произошло бы. Меня больше волновал вопрос: где эта женщина (путешественница во времени), и скоро ли она появится?
А вокруг был полумрак, и непривычно хмурое и неприветливое ночное небо. Сзади меня было здание, из которого я выбежал, передо мной была огромная площадка без конца и края, заставленная этими «летающими кастрюлями» (как я их назвал). А вдалеке – тёмные силуэты зданий. Естественно, что я не знал, куда в случае чего идти (хорошо, если придётся «идти», а не «бежать»). А бежать пришлось.
Рядом со мной вспыхнул фонарик и, словно из-под земли, вырос тот толстяк на летающем кресле, который называл себя «грой».
- Бжим! – коротко скомандовал он мне, и полетел куда-то в сторону.
Я побежал за ним, и скоро, мы оказались у его аппарата. «Грой», как я понял, хотел попасть во внутрь, но ему это не удавалось, поэтому он ругался какими-то смешными (для меня) словами:
- Ляктричь бзыньс! Фикасе! Клиньсь! Сец! Копы у-у-у-у! Ы-ы-ы-ы!
Свет фар его летающего кресла отражался от его «летающей кастрюли», и я заметил его охваченные ужасом глаза. Но вот он замер, приглушил свет фар, и я слышал только его тяжёлое шумное дыхание.
Вдруг, стоянка осветилась с разных сторон прожекторами, где-то вдалеке вспыхнули огоньки, а воздух наполнился жужжанием. Мой спутник облегчённо вздохнул, двери его аппарата раскрылись, и он влетел в него, приглашая меня с собой.
Уже внутри, я заметил, как преобразилось его лицо. От испуганной физиономии не осталось и следа – теперь каждая жилка на его лице источала довольство и решительность.
- Кмне. Мнем. Пртамен. Я, - тут он указал на себя, - атист! Худжник! Хелит! А чё? Двай у меня, вима!
Когда мы вышли из его «кюбяля», мне показалось, что ничего вокруг не изменилось – тоже площадка с «летающими кастрюлями», тот же свет от прожекторов со всех сторон. И то же тёмное небо – хмурое и безрадостное. Вот толко рядом стояло высокое здание, напоминающее большой экран. И на этом экране, постоянно появлялись рожицы – то весёлые, то грустные, то изумлённые, то удивлённые…
У же и не помню как, но мы очутились в комнате. По началу, рассматривать её, у меня не было никакого желания – я так «отупел» от вони и смрада, что желание было только одно: скорее на свежий воздух! И я еле, каким-то чудом, нашёл выход на балкончик, где смог отдышаться.
Помню, как у нас во дворе прорвало канализацию. Вонь была страшная, все ходили, зажав нос рукой. Здесь я тоже зажал нос. Хозяин коморки видимо понял, в чём дело, и огромное окно распахнулось настежь. Получив свежий воздух, я начал приходить в себя, и огляделся.
Комната была заставлена не мебелью (в моём понимании), а экранами, на которых мелькали изображения, видео, стилизованные рожицы. Даже светильник под потолком представлял собой экран монитора. И от всего этого исходил многоголосный гвалт. Представьте, что в одной комнате работает несколько десятков телевизоров, и все на разных каналах.
Мой спутник что-то говорил мне, видимо считая, что я его слышу. Впрочем… даже, если бы и слышал – всё равно бы ничего не понял: этот тип изъяснялся словами, которые я практически не понимал, а больше догадывался. Он много раз тыкал в себя и повторял на разные лады: «Маск!», «Маск – грой!», «Маск – пупер!», «Маск - ы-ы-ы-ы!», «Маск – у-у-у-у!».
И тут я заметил, что голова у меня начинает раскалываться. И от вони, и от гвалта его телевизоров, и от его белиберды. А главное – я от понимания того, что я очутился в другом мире, и не было никаких идей, как отсюда выбраться.
Не помню как, но когда за окном начало светать, я заснул, забившись в угол. Кровати или хотя бы кресла, в этой коморке не было (как я понял – здешним жителям они ни к чему), а потому – пристроился прямо на полу, недалеко от окна, чтобы не задохнуться от смрада, но не слишком близко, чтобы не продуло. Маск (я понял, что это его имя) тоже задремал в своём кресле. И задремал он надолго.
Проснулся я не от того, что выспался, а от того, что тело начало ломить от жёсткого ложа. К тому же, гвалт от множества работающих телевизоров долбил мой мозг, а как это всё отключить или приглушить звук, я не имел понятия. Я попытался найти что-нибудь мягкое, но безуспешно. Поэтому снова «залёг» на полу. Хорошо, что было тепло, и не пришлось искать какого-нибудь покрывала.
На жёстком полу можно поспать, если очень устал. Но если нет тишины, если со всех сторон громкие звуки - тут и на мягкой перине не заснёшь, не то что на жёстком полу. Да, мне надо было отдохнуть ещё, и я с радостью поспал бы, но… какофония со всех сторон не давала мне заснуть снова.
Вокруг все экраны пестрели рожицами, ладошками, сердечками, цветочками, замысловатыми геометрическими фигурами… чего там только не было. Я пытался вникнуть в смысл этого «светопреставления», но не смог. Оно и понятно: всё это было адресовано хозяину коморки, а не мне – случайно оказавшемуся здесь представителю далёкого прошлого.
Мучился я мучился… заснуть не мог, а будить этого толстяка (хозяина комнаты) не решался. Но, только я начал забываться - тот проснулся сам. Сначала, пристал ко мне с расспросами, которые я не понимал, но из вежливости кивал головой в знак согласия. Потом, он на некоторое время словно отключился от реальности - видимо, чем-то был занят. Чем именно, я не понял, но было впечатление, что на это время он «выпал из реальности». Впрочем, скоро он вернулся в этот мир, и продолжил донимать меня своей болтовнёй.
К тому времени, я успел изрядно проголодаться и, когда в комнате появились (я так и не понял – откуда?) два огромных блюда со сногсшибательно аппетитным запахом, очень обрадовался. – я понял, что теперь утолю свой голод. Хотя то, что было на них, мне не показалось съедобным, но увидев, как Маск со чмоканьем и чавканьем принялся поглощать свою порцию, я понял, что это - еда, и это надо есть.
По вкусу, это было нечто среднее между острым перцем, и ванильным сиропом. А по консистенции – какая-то каша, состоящая из мелких, разноцветных гранул. Если бы я тогда не был зверски голоден – ни за что бы не притронулся!
Гадость – она и есть гадость. Но… удивительная вещь: чем больше я ел – тем больше мне хотелось! Я осилил прочти половину огромного блюда, хотя поначалу был уверен, что этой порции мне хватит, как минимум, на неделю! Надо ли говорить, что после трапезы, мои ощущения были самые отвратительные – меня мутило, тошнило, а желудок распирало так, что я боялся, как бы он не лопнул! Хозяин коморки съел всё. Впрочем – не удивительно – чтобы прокормить такую тушу, надо очень много еды!

Но дальше началось интересное – Маск показывал мне видеозаписи на огромном экране, занимавшем всю стену. Как я понял - это видео его путешествия на Марс. И вот это меня заворожило.
Я понимал, что нахожусь в будущем. Я всегда был уверен, что в будущем, причём – совсем недалёком, мы начнём осваивать Луну, Марс, строить огромные станции на межпланетных орбитах. И вот, оказавшись в будущем, я воочию это всё увидел! Поэтому, я оживился и, несмотря на то, что болела голова, с жадностью впитывал с себя виды Марса, интерьеры станций, космических кораблей, подробности туристических прогулок по спутникам Юпитера и Сатурна.
Меня несколько смущал вид людей – разжиревшие туши, не способные передвигаться самостоятельно, а потому перемешавшихся в летающих креслах. Невольно возникал вопрос: как они могут создавать космические корабли, обслуживать их, строить станции? Ну, хорошо, допустим, это всё делается с помощью роботов, но ведь роботами надо управлять! А для этого нужны «мозги»! Чем больше я узнавал этого Маска, тем больше убеждался, что его мозги слишком примитивны, чтобы совершать какие-то сложные действия.
Но тут, меня осенила догадка: я вспомнил, что меня принимают за какого-то «вима». Следовательно, решил я, есть «нормальные» люди (вимы), которые и обустраивают цивилизацию! Вот только возникал вопрос: а харчем тогда нужны эти толстяки?

Сколько прошло времени? Не помню. Помню только, что темнело и светало за окном несколько раз. И я уже привык засыпать под какофонию звуков от множества телевизоров. А Маск мне всё показывал и показывал свои похождения по просторам и Земли, и Солнечной системы.
Я уже начал привыкать к его некоторой странности: время от времени он замирал, словно отключался от всего, его глаза тускнели и, если я пытался в это время его потревожить, он давал понять, что отвлекать его нельзя. И такое было довольно часто.
Однажды, он сказал:
- Пшли туса! Клаб!
И через некоторое время, я снова оказался в их клубе. Ритмический грохот/скрежет/гвалт (который, как я понимал, у них считался музыкой) разрывал моё сознание, как психологическая бомба. В отблеске разноцветных огней, в такт какофонии, по залу перемещались толстяки на летающих креслах, а между ними сновали летающие подносы (или – летающие столики, не знаю, как лучше их назвать). «Опять я попал в этот вертеп!» - с досадой подумал я.
Как только посетители клуба меня увидели, то сразу же окружили плотным кольцом. В их глазах светился загадочный интерес, а свиноподобные лица расплывались в льстивой улыбке. Я только и слышал от них:
- Вима! Вима! Хо!
- Вима! Я!
- Стату! Я тож стату!
И так далее, и тому подобное.
Конечно, понять, что это всё значит, я не мог. Мне было ясно только одно: они от меня чего-то хотят. Один из них подлетел ко мне совсем близко, между нами появился овальный, и совершенно прозрачный экран, на котором неожиданно стали мелькать какие-то образы. Я только успел заметить фантастические ландшафты, словно взятые из книг о далёких мирах. Но тут вперёд выступил мой спутник, давая понять, что он – главный и единственный претендент на моё покровительство (или – протекцию).
Нет, надо сказать, что мне льстила роль некоего «сильного мира сего», перед которым вот так запросто унижались все вокруг. Передо мной появился летающий поднос, уставленный какими-то разноцветными сосудами. Я так понял – это меня угощают, и для приличия, пригубил какой-то напиток, но пить не стал – уж слишком непривычный запах исходил от него.
Я заметил, что многие (да почти все) время от времени стараются сфотографироваться со мной (сделать селфи). Их кресла были напичканы камерами, в том числе и выдвижными. А перед ними возникали экраны, на которых эти фото тут же отображались.
«Да! - думал я. - Далеко шагнула техника!». Конечно, я понимал, что это – будущее! Но оно мне, почему-то, не нравилось. Нет, то, что люди получили возможность поднакопить денег, и совершить туристическую поездку на Марс, Луну, спутники Юпитера или Сатурна – это было вполне отрадно! Но то, что они превратились в ожиревшие туши, неспособные даже передвигаться самостоятельно… это для меня было шоком.
Конечно, меня терзали «смутные сомнения»: как такие толстяки с куриными мозгами могли осваивать космос, разрабатывать сложные технологии, создавать сложнейшую технику? И вдруг меня осенило – всё создают «нормальные» люди, те, кого эти толстяки называют «вимами», и за одного из них меня принимают! О! Сразу видно, что эти «нормальные» пользуются большим почётом и уважением! Вот только не понятно: а для чего тогда нужны эти тупые куски жира на летающих креслах?
Неисповедимы пути Цивилизации…! Ясно, что в этом будущем всё имеет своё значение и свой смысл. Я пытался вникнуть в устройство этой будущей Цивилизации, в которую попал, но у меня, если честно, мало что получалось. Я пытался строить догадки, самые фантастические, но… в конце концов запутался.
Через какое-то время, мне срочно понадобилось на улицу. На свежий воздух, и в тишину, пусть даже – относительную. Не помню сам, как я там оказался. Уже занимался рассвет – край неба светлел на глазах, и воздух наполнялся прохладой, и какими-то незнакомыми запахами. За моей спиной была огромная монолитная стена с дверью в клуб, а передо мной – огромное бетонное поле, уставленное «летающими кастрюлями».

Что было дальше? А дальше был восход. Огромное рыжее солнце медленно выкатывалось из-за горизонта, и заливало светом дома – причудливые строения с мелкими горизонтальными оконцами. Казалось, что квартиры прищурились. Я тут вспомнил, что у этого Маска в квартире тоже такие окна – под потолком, почти на всю ширину стены, но не больше полуметра высотой. Для чего это?
Мне не хотелось возвращаться в клуб. Не хотелось видеть этих омерзительных «жирдяев», и уж тем более – этого Маска, который порядком надоел за эти несколько дней. И так захотелось, чтобы вдруг из ниоткуда вырулила странная машина, оттуда выглянула женщина-хрононавтка, и крикнула мне:
- Ну что же Вы! Салитесь скорее в машину!
И мы помчались бы в её настоящее, а для меня - далёкое будущее, чтобы оттуда отравить меня обратно в моё время.
Я даже взмолился, глядя куда-то вверх, причитая: «Господи, если ты есть - сделай так, чтобы здесь сейчас появилась эта женщина на машине времени, и забрала меня отсюда!» Но тщетно. Время шло, но никто меня не забирал.
И я решил погулять. «В конце концов, - думал я, - от голода не умру! Раз меня принимают за представителя некой особой группы (скорее всего – местной элиты), то всегда, в любом месте, и накормят, и напоют, и отдохнуть дадут»! Я побрёл по просторам этого города, стараясь держаться подальше от дорог – по ним время от времени пролетали какие-то машины, и я боялся, что меня собьют.
А в стороне от дорог были газоны, заросли деревьев и кустарников, высокие каменные бордюры, по которым я шёл, балансируя, как на канате. Довольно часто приходилось останавливаться: то меня настораживали какие-то непонятные звуки, то где-то в стороне появлялся огромный экран, на котором мелькали различного рода примитивные рисунки. В основном – рожицы - то смеющиеся, то удивлённые, то плачущие, то с кулаком, то с большим пальцем вверх, то с сердечками вместо глаз. Мелькали и отдельные части тела – руки, ноги, уши, но в основном (уж я извиняюсь) – «непристойные».
Иногда я останавливался, чтобы посидеть на травке у какого-нибудь дерева. Когда я это сделал в первый раз, то испытал шок: и трава, и деревья, и кустарники оказались пластмассовыми. Понять это было не трудно: уж каждый может отличить живую растительность от искусственной. «Вот она, урбанизация в конечном итоге!» - почему-то подумал я. И логично предположил, что и еда, которой угощал меня Маск, тоже синтетическая. И ничего удивительного для меня в этом не было – ещё в моё время начался переход на «химию» - искусственно созданные белки, жиры, ароматизаторы, вкусовые добавки…
Не удивительно, что со временем, вся пища стала такой. «Интересно, - думал я, - а что у них ещё искусственное?» Воображение рисовало всякие футуристические картины: электронные рыбки в аквариумах, электронные животные в зоопарках, электронные друзья…
Стоп! А может и жёны у них электронные? И дети? Что-то я засомневался, что эти жирдяи в летающих креслах могут иметь семью, детей. А если у них есть дети – они когда усаживаются в эти летающие кресла? С рождения? С какого-то возраста? И ещё: в клубе я не видел женщин. Они что – сидят по домам, растят детей, и никуда не выходят? Или может наоборот – те существа, которых я встречал (в том числе и Маск) – это женщины, а мужики где-нибудь на заработках?
В самом деле! Уж больно похожи эти толстяки на женщин: высокий голос, нежная кожа, объёмные груди! Или может… страшная догадка поразила меня: может за это время произошла половая революция? Может мужиков уничтожили феминистки? Или наоборот – женщины вымерли от сексизма мужчин?
М-да! Какие только фантазии не проносились тогда в моей голове!? Надо было меньше смотреть голливудских фильмов-ужасов! Я пытался осознать ту реальность, в которую попал. А попал-то я в будущее! И мне хотелось связать это будущее, к которому я прикоснулся, с тем временем, которое для меня было современностью. Связать, чтобы как-то понять логику развития: а как так получилось?

Я и не заметил, как вокруг меня стали появляться какие-то мелкие летающие аппараты. По началу, я принял их за насекомых, которые навязчиво кружатся надо мной. Потом разглядел, что это - маленькие (размером со шмеля) вертолётики с четырьмя пропеллерами. «Вон куда техника дошла!» - подумал я.
Но вот я попал в тупик. Передо мной был широченный провал, на дне которого сновали какие-то машины, с лева – бетонная стена, а справа – высоченные здания, окружённые решётчатыми заборами, в которых не было никаких проходов. Оставалось только одно: идти назад.
На мою беду (а может и счастье), меня заметил некий толстячёк, пролетавший в своём кресле неподалёку. Конечно, он тоже принял меня за виму, лихо подрулил ко мне и, расплываясь в угодливой улыбке, начал о чём-то настойчиво просить. Что именно – я не понял.
- Вима хо! Вима по! Вима о! – повторял он.
Дальше он сделал автопортрет (селфи) на моём фоне, и пристал:
- Стату! Стату! Я – Джо! Джо те по!
Откуда ни возьмись, налетело ещё несколько толстяков. И каждый причитал на свой лад:
- Том те по! Стату!
- Вилли те по! Стату!
- Макс те по! Стату!
Ну и другие варианты. А я стоял среди них, ничего не понимая, и только успевал замечать, что их становится всё больше. Они словно из-под земли вырастали! Вот их уже десятки! Вот уже их перевалило за сотню! Они кружились вокруг меня, что-то просили (какую-то «Стату»), а я ничего не понимал, и пребывал в смятении.
И вдруг, все они посмотрели вверх, замерли, и издали какой-то возглас благоговения. Меня окружил рой миниатюрных летающих аппаратов, надёжно оградив от назойливого внимания толстяков. Сверху спустилась площадка, на которой стоял человек. Нормальный человек! Не свиноватый толстяк на летающем кресле, а вполне себе обычный (по моим меркам) мужчина лет тридцати, в белом одеянии (что-то вроде туники), ч короткой стрижкой, и умными глазами.
И я возликовал: ну наконец-то, я встретил адекватного жителя этой эпохи! Как нетрудно догадаться - это был один из тех «вимов», за которого меня все принимали.
- У Вас проблемы? – спросил меня человек.
- Да! – коротко ответил я.
Человек жестом пригласил меня на площадку.
И мы полетели куда-то…

И меня поместили в некий пансионат.
Кроме меня, людей там не было. Только роботы – обслуживающий персонал. Роботы разные: угловатые, округлые, побольше, поменьше, подающие еду, застилающие постель, делающие влажную уборку, партнёры по игре в теннис…
Каждый день мне делали какие-то уколы. Объясняли это правилами карантина: поскольку я прибыл из другого мира, вполне возможно, что принёс с собой и бактерии, представляющие здесь опасность. И наоборот – местные микроорганизмы, безобидные для здешних жителей, у меня могли вызвать болезнь.
Так продолжалось несколько недель, или месяцев – я совершенно потерял счёт времени. Мне было хорошо, спокойно, вот только начал замечать, что стал плохо соображать.
Иногда приходил Александр (тот самый вим, который нашёл меня), и и мы имели долгие беседы.
- Скажите, Вы действительно жили много лет назад, и очутились в нашем времени по ошибке?
- Ну да!
- А из какого времени?
- Две тысячи пятнадцатого года.
Александр задумался, а потом предложил:
- Давайте поиграем в ассоциации. Я называю слово, а Вы сразу, без размышлений, называете другое слово. Первое слово, которое пришло на ум. Согласны?
- Ну… давайте!
- Только уговор – не задумываться! Сразу отвечаете любым словом! Хорошо?
- Хорошо!
- Начнём. – Александр помолчал несколько секунд, и вдруг выпалил: - Небо.
- Облака, - тут же ответил я.
- Камень.
- Пустырь.
- Фимгул.
Я рассмеялся, и спросил:
- А что это?
- Так, стоп! – покачал головой Александр. – Ваша задача – говорить первое всплывшее в сознании слово. Не важно, что я скажу – это может быть белиберда, набор букв, главное – что пришло Вам на ум при этих звуках! Понимаете?
- Да, конечно…
- Продолжим. Море.
- Отдых.
- Кайман.
- Крокодил.
- Рокфеллер.
- Нефть.
- Крост.
Я невольно замялся, но Александр закричал:
- Ну! Первое слово?
- Корка… - выдавил я.
- Хорошо…
- Дарвин.
- Эволюция.
- Фазенда.
- Дача.
- Фимгул.
- Горлум.

Игра в ассоциации стала ежедневной. Тогда, я не понимал, для чего это было нужно. Лишь сейчас для меня очевидно: Александр «зондировал» мой мозг. В их мире появился я – некий «субъект», который не вписывался в существующее положение вещей, а мои объяснения - ломали все привычные для них рамки познания.



Эпизод 5

Однажды утром ко мне подъехал робот с огромным экраном вместо головы, на котором высветился Александр. «Видеотелефон» - подумал я.
Александр поздоровался, и сообщил, что мне необходимо переехать в другой пансионат. В его голосе я почувствовал озабоченность.
И вот, на лужайке перед пансионатом приземлилась кюбяля бледно голубого цвета. В сопровождении двух роботов (ходячих холодильников) я последовал внутрь, и мы взлетели.
Ни окон, ни иллюминаторов не было, поэтому я стоял (сидений тоже не было) в полутьме. После залитой солнцем лужайки, внутри мне казалось всё слишком мрачным и унылым. Красноватые светильники то горели ровно, то поочерёдно моргали, и я невольно подумал: «уж скорей бы меня нашла женщина-хрононавтка из далёкого будущего!»
Почти сразу после взлёта, начались (как я понял) проблемы: послышались гулкие удары о корпус, аппарат стало трясти, бросать из стороны в стороны, меня, и сопровождавших роботов, мотало по салону. Я ухватился за поручень и старался держаться, но всё закончилось тем, что свет погас, лампочки сопровождавших меня роботов потухли, а Кюбялю тряхнуло так, что я с силой шлёпнулся на пол.
«Упали» - подумал я. Снаружи послышались какие-то разговоры, удары… сначала робкие, потом всё громче и настойчивее, пока не открылась брешь, и в салон ворвалось голубое небо. В проёме мелькали чьи-то головы, заглядывающие вовнутрь, раздавались радостные возгласы и кто-то звал:
- Чудан! Чудан!
Я понял, что надо выбираться. Сильно болели ушибы, особенно правый локоть, но я сумел выбраться наружу. Кюбяля лежала на боку на залитой солнцем опушке. Одно её крыло было подмято под корпус, а другое замерло, указывая в небо.
Вокруг ликовало несколько толстяков в летающих креслах, потрясая в воздухе серебристыми палками. Они были дружелюбно настроены, поэтому я только поприветствовал их, ничего пока не понимая.
- К Горо! К Горо! – радостно восклицали они.
Ко мне подъехала летающая тележка, на которую я встал и отправился в сопровождении моих новых спасителей куда-то в лес.
Мы долго летели по лесу, лавируя между деревьями, пока не очутились среди небольших хижин на поляне, собранных их веток. Мои ликующие спутники вдруг замолкли, и расступились в стороны: ко мне медленно и степенно подлетел далеко не толстый тип в неком подобии военной формы и, улыбаясь сказал:
- Мои ребята тебя спасать! Тебя считать сумасшедший. Но мы верить тебе. Ты пришёл на наш помощь в борьба. Наш Горо будет говорить с ты.
И я поплыл на своей тележке куда-то в глубь лагеря, вплыл в огромную хижину, и остановился в полумраке каких-то сказочных декораций. Вокруг меня были золочёные статуэтки, узорчатые ковры, кованные светильники, а впереди, на роскошном летающем кресле, возлежал глубокий старец, убелённый сединой, и вполне приличного телосложения.
- Приветствую тебя, гость из другого мира! – обратился ко мне старик.
Я обрадовался, что снова слышу нормальную речь. А старик продолжал:
- Власть считает тебя душевнобольным, и отправила в лечебницу. Но мои ребята отбили тебя, потому, что мы верим тебе. Верим, что ты действительно путешественник во времени.
- Как вы узнали обо мне?
- Информация. Всё население подключено к информационным потокам. Кроме нас, конечно. Мы принципиально игнорируем официальные потоки информации, но некоторые наши люди специально отслеживают их, чтобы быть в курсе событий. Вот они-то и сообщили, что появился некий человек, по всем признакам - Вим, который утверждает, что прибыл их прошлого. Но, поскольку такое не возможно, во всяком случае - сейчас, этот человек признан душевнобольным, и направлен в лечебницу на далёком острове в Тихом Океане. А мы считаем, что путешествия во времени невозможны сейчас, но вполне возможны в будущем. Поэтому верим тебе.
Я невольно улыбнулся:
- Спасибо за доверие.
Старик на летающем кресле подлетел ближе, и с горестью сказал:
- Наш мир захвачен Великим Интеллектуальным Компьютером («ВИК»). Население подключено к нему, и вольно или невольно подчиняется ему. И каждый имеет свой код. Нельзя ни продавать, ни покупать, если у тебя нет кода. У нас нет кода, поэтому мы не продаём и не покупаем. Мы – Мки! Мировое сопротивление Великому Компьютеру!

Эпизод 6

Я мало что понял из речи старика в летающем кресле. Ясно было одно: произошла авария при моём перемещении во времени, и я оказался совершенно в другой реальности. В реальности, в которой, как потом окажется, я – чужой.
Мир, в который я попал, оказался где-то посередине между моим временем, и временем, куда меня хотела «транспортировать» хрононавтка. Это было будущее для меня, но прошлое для неё. Этап развития цивилизации, промежуточный между моим настоящим, и настоящим её. Я так и не узнал, что за цивилизацию построили Земляне в далёком будущем, которое «настоящее» для неё, но вплотную прикоснулся к тому, что «будущее» для меня, но «прошлое» для неё.
Итак, я попал в некий мир, о котором ничего не знал. И надо было оттуда выбираться. Но как? Технологиями перемещения во времени я не владел, даже приблизительно не знал, как это делается. И в мире, в который меня занесла судьба, тоже не имели представления о них. А оставаться в чужом мире, не входило в мои планы. Тем более, что всё здесь было по-другому.
«Ладно! – решил я. – Меня всё равно найдут, а пока, я попробую сориентироваться здесь». И решил разобраться с «состоянием дел» в этом мире. Что я узнал? Подавляющая часть населения Земли – это «потребители», подключённые к Великому Компьютеру, и разжиревшая настолько, что не может даже переносить своё тело, а потому – передвигающееся в летающих креслах. Часть населения - ВИМы, которым запрещено пользоваться «благами цивилизации», но являющимися очень значимой частью общества, поскольку участвуют в управлении всем и вся. И, конечно же - «бунтари», отвергающие все законы, по которым живёт этот мир, Таковые были всегда, и естественно, что будут в будущем. Вот только, почему они называли себя «Мки», я так и не понял.
Первое время я жил среди этих Мки довольно не плохо. Во всяком случае, такого внимания к своей персоне, я не испытывал никогда. Я был чуть ли не божеством! Меня всегда окружали восхищённые взгляды. Меня постоянно просили рассказать о времени, откуда я прибыл. И, конечно же, каждый норовил рассказать мне о том, что происходит в их мире. А я пытался на основе их рассказов определить: насколько изменился мир за несколько столетий. И, узнавая, мне становилось, мягко говоря, несколько не по себе…
Люди превратились в скот. Их задача – потреблять удовольствия, которые создают для них высокотехнологичные машины-роботы, называемые здесь «гажами». Гажи могут всё. Одни могут создать видимость пребывания на море, другие свяжут тебя с любым другим человеком на уровне телепатии, третьи выберут еду, которая доставит тебе самые приятные ощущения, согласно твоим вкусовым предпочтениям.
Мир для человека превратился в поток информации от гажей, без которых жизнь не мыслима. Они (гажи) везде - в мозгу, в органах… под рукой, под боком, на одежде, на стенах, на поверхности холодильника, дверей, на стёклах окон, на полу! Они знают всё! Их главная задача – чтобы тебе было хорошо и комфортно, чтобы никаких лишних усилий ты не делал. Уже не надо учиться: любое знание можно получить напрямую из базы данных, к которой подключен твой мозг. Не надо ничего уметь: любую работу выполнят роботы. Даже ходить ногами не надо – летающее кресло перенесёт тебя из спальни в кухню, из дома – в ночной клуб, и обратно домой. Непогода? Не беда – гажи в летающем кресле закроют тебя и от дождя, и от холода, и от ветра.
Стоит лишь только пожелать что-то – и это исполняется «умной техникой». Впрочем, и желания настраиваются автоматически - соразмерно психологическому типу потребителя, особенностям его организма, погодным условиям, доступности услуг на данный момент времени, и т.д. и т.п.
И всё это, (причем – в отношении всех) контролируется Единым Мировым Суперкомпьютером, который в доли секунды выбирает наиболее оптимальный вариант существования потребительской цивилизации, управляя всем и всеми.
Мне вспомнилось моё детство, когда мы, рассуждая о том, каким будет будущее, полагали, что всё будет «автоматизировано». Нажал на кнопку – вот тебе еда. Нажал на другую - вот тебе «кино». Нажал третью – появился робот-такси, который тут же отвезёт тебя на тот курорт, который ты хочешь… и всё в изобилии. Живи – не хочу!
А эти ребята (которые называли себя странным словом «мки») заявляли, что они не желают быть рабами Суперкомпьютера, и поэтому, выбрали «вольную» жизнь. Они добровольно отказались от «благ цивилизации», жили в горах, лесах, игнорировали общение через социальные сети, предпочитая «живое» общение. Впрочем, внешне они мало чем отличались от основной части населения – такие же разжиревшие, передвигающиеся на летающих креслах, постоянно что-то «уплетающие за обе щёки». Вот только глаза живые, и запах от них… извините, но вонь от них такая, что «хоть святых выноси»!
Были в этом мире, так называемые «вимы» - люди, которым запрещено пользоваться «благами цивилизации» по определению. Они стройные, ходят на своих ногах, лишь на большие расстояния их перевозят автоматические тележки. Им запрещено есть то, что едят обычные люди. Им запрещено входить в «информационное пространство Суперкомпьютера». Но они контролируют и обслуживают Систему! В том числе – тот самый Суперкомпьютер, на котором держится Цивилизация. Поэтому «вимы» - самая уважаемая часть общества.
Живя в лагере мки, я постепенно привык к восхищённым взглядам в мою сторону, у отношению, как к «божеству», и даже невольно стал этим пользоваться. Во всяком случае, я получал огромное удовольствие от того, что рассказывал собравшимся вокруг слушателям о тех временах, откуда меня, совершенно случайно, забросило к ним.




Эпизод 7

Но однажды меня пригласили к Горо. Я снова оказался в огромной хижине среди ковров, статуэток перед глубоким старцем. Он был чем-то озадачен, и смотрел на меня как-то недоброжелательно.
- Что-то случилось? – спросил я.
Старик немного помолчал, затем тяжело вздохнул, и ответил:
- Ты много рассказываешь о своём мире, но наши люди тебя неправильно понимают. Им кажется, что ты можешь решить все существующие проблемы. Уже появились «секты», которые поклоняются тебе, как божеству. Люди одурманены неверными представлениями о тебе.
- Что же мне делать?
Горо поправил свою седую шевелюру, и сказал:
- Тебе надо постоянно напоминать ребятам, что ты – чужой в нашем мире. Что сегодня ты здесь – а завтра вернёшься в своё время, которое к нашему не имеет отношения. Понимаешь?
Я понимал. Хотя… следует уточнить, что тогда я понимал это смутно. Лишь потом я осознал, что в их мире я – чужой. Чужой и для мки, и для вимов, и для всех. Вплоть до деревьев в лесу, камней на дороге, небу над головой.
После той беседы с Горо, я старался быть осторожней в общении с окружающими. Со стороны это выглядело так, что я стал «замкнутым». Я избегал общения с мки, хотя они настойчиво искали со мной встреч, задавали вопросы, и жадно слушали мои слова.
Но однажды случилось нечто странное. Поздно ночью, когда я уже почти засыпал, в мою хижину осторожно влетел один из моих постоянных «слушателей» и, приставив палец к губам, пригласил выйти наружу. У входа ждали ещё двое, и приготовленная летающая тележка, на которую меня жестом пригласили встать, и мы медленно понеслись по сонному лагерю.
Сначала, я подумал, что меня пригласили на какое-то тайное собрание. Судя по всему, мои спутники были те самые «заговорщики», которые, по словам Горо, мне «поклонялись, как божеству». Я уже настроился на посещение тайного собрания моих поклонников в ночном лесу при свете костров, присутствовать при рождении новой религии в их среде (религии, основанной на поклонении мне), а возможно – быть родоначальником основных ритуалов.
Покинув лагерь, мы ускорились, и пролетели сначала лес, потом пустыри и холмистое редколесье. Летели быстро и долго, как мне показалось – не одну сотню километров. Мы проносились мимо рек и озёр, поворачивали то в одну, то в другую сторону, и оказались на берегу моря. Мои спутники выключили фонари своих летающих кресел, и объявили мне:
- Горо предать тебя. Мы слышать, как он хочет отдать тебя власти. Мы решили спасать тебя. Ты должен быть! А Горо давно был у нас сомневаться. Иди туда вдоль берега, и будешь в «Сад Эльфов». Там тебя не найти. А мы связаться с ты, когда время наступать для действовать.
С этими словами, они улетели. Вместе с моей «тележкой». Всё это произошло так быстро, что я не успел понять смысл случившегося, оценить ситуацию, и как-то на неё повлиять. И вот, я остался один, посреди ночи, на пустынном морском берегу, совершенно растерянный и обескураженный происшедшим. Кричать что-то им вслед не имело смысла. Если только дать волю своим эмоциям и попытаться через крик успокоиться самому.
Вот те на! Жил себе спокойно, горя не знал, имел и уважение, и пищу, ждал, когда потерявшаяся во времени хрононавтка заберёт меня отсюда… и вдруг! Взяли сонного, вывезли к «чёрту на кулички», бросили одного. на пустынном морском берегу, ночью.
О том, чтобы попытаться самостоятельно вернуться в лагерь, не могло быть и речи. Надо было искать «Сад Эльфов». Была ясная безлунная ночь, но звёзды были такими ясными, что я без труда мог разглядеть контуры скал, волны, катившиеся к берегу, одинокие деревья неподалёку. Хотелось спать, но я пересилил желание устроиться на ночлег под открытым небом, и решил идти в том направлении, где должен был быть «Сад Эльфов».
Идти было легко - под ногами была мелкая галька, плотная, словно укатанная каким-то огромным катком. Линия берега хорошо просматривалась, и я шёл метрах в десяти от воды. Конечно, тогда я не знал, что именно представляет собой «Сад Эльфов». В Воображении рисовались какие-то райские кущи, населённые маленькими человечками с крылышками, как у бабочек, за спиной. Хотя… уже тогда я понимал, что реальность не будет соответствовать моим фантазиям. Я шёл, и пытался предугадать: что именно имелось в виду под названием «Сад Эльфов»?
Стало светать. Сначала, за моей спиной забрезжил рассвет. Затем, небо вдруг начало светлеть, исчезали звёзды, и я оказался окружённый утренней зорёй. С лева было море, справа – скалы, но я продолжал идти по пустынному берегу, хотя устал неимоверно, и очень хотелось спать. Я уже наметил ближайшую цель для себя: вот сейчас выйдет солнце, начнёт пригревать землю, и я где-нибудь «прикорну». Поэтому - шёл я медленно, что называется «без энтузиазма». Мне надо было отдохнуть, выспаться, но сделать это можно было в тепле, а не в предутренней прохладе без одеяла, а тем более – спального мешка.
И вот, наконец, у меня за спиной выплыло Солнце. Мир осветился солнечными лучами, и я, изрядно уставший, стал присматривать вокруг удобное место для отдыха. И вот тут я увидел то, что впоследствии и оказалось «садом Эльфов».
Сначала, далеко впереди, я заметил некую туманность, скрывавшую очертания берега. Подойдя ближе, я оказался перед странным явлением природы: казалось, что густое кучевое облако опустилось на Землю, и заснуло, позабыв о законах физики.
Итак – впереди меня была неизвестность, в форме густого тумана. Я невольно оглянулся, оценил положение солнца, которое уже встало над горизонтом, присмотрелся к местности вокруг, и стал лихорадочно оценивать ситуацию, чтобы решить: «завалиться» спать сейчас (где-нибудь в ближайших кустах), или сначала понять, что именно представляет из себя эта «туманность», и что за ней?
Сейчас, я не могу объяснить логику своих действий. С одной стороны, я понимал: вполне вероятно, что туман скрывает именно «Сад Эльфов», к которому я стремлюсь. С другой – усталость валила меня с ног, а если это конечный путь моего путешествия, то следует сначала понять, что именно представляет этот «Сад», оценить возможные угрозы, а если я там встречу новых «товарищей», то следует для начала установить с ними контакт, рассказать о себе, о своём положении. А это время, силы, которых у меня почти не осталось.
Да, я решил отдохнуть. Солнце уже поднялось довольно высоко, и грело своими лучами всё вокруг, так что простудиться я не боялся. Заметив неподалёку одинокое дерево с раскидистой кроной, решил сделать привал под ним. Я растянулся на мягкой траве, положил голову на выпирающий из земли корень, расслабился, и заснул.

Пробуждение было быстрым. Меня словно кто-то толкнул. Я открыл глаза, резко приподнялся, и стал оглядываться вокруг. Никого не было. Солнце было почти в зените, мирно шумело море, а по небу плыли редкие облака. Спокойная идиллия вокруг, и лишь загадочный туман, остановивший моё путешествие, всё так же стелился там, впереди.
Я прилёг снова, хотя и понимал, что заснуть мне не удастся. Не скажу, что я отдохнул «как следует», но состояние было намного лучше, чем накануне. Я встал, расправил затёкшие члены, потянулся, и встряхнул головой. Тут меня осенило: быть рядом с морем, и не искупаться?! Я разделся, и направился к воде.
Море было тёплым, но всё же, прибавило мне бодрости. Я плавал в своё удовольствие около часа и, когда вернулся на берег, чувствовал себя прекрасно. Я немного обсох под палящими лучами южного (как мне показалось) солнца, оделся и, поглядывая на «туманность», приготовился идти дальше. В неизвестность.
Я не знал, как относиться к этому «туману» - привычно, или с опаской? Поэтому, приближался к нему медленно. Вот я приблизился к нему вплотную. Вот спокойно вошёл в него – и он, как обрывки полупрозрачной ваты, сомкнулся за моей спиной. Вот я иду дальше, и туман становится всё гуще. Что ждать от него? Это угроза или спасение?
Туман становился всё плотнее и плотнее, а потому я видел всё меньше и меньше. Наконец, я не мог увидеть даже своей руки, поднесённой к лицу – настолько он стал плотным. «Ничего! – успокаивал себя я. – Всё будет хорошо!»
И мне казалось, что туман становится «киселью» - мне даже идти в нём становилось трудно. Я словно вяз в нём! Но надо было идти, и я шёл. И вот, я с удовлетворением заметил, что туман становится реже. Стали проглядываться очертания деревьев, каких-то полуразрушенных одноэтажных строений. И, в конце концов, я вышел на залитую солнцем поляну, посреди которой стоял небольшой домик.
Я подошёл к двери, постучался, надеясь познакомиться с его обитателями, но вдруг увидел сложенную вчетверо бумажку, вставленную в щель между дверью и косяком. Я развернул её и прочитал:

«Живи здесь. Здесь всё есть. Мы тебя найдём».

Дверь оказалась открыта. Внутри была одна большая комнате, уставленная картонными коробками, жестяными и пластиковыми банками, деревянными ящиками. Некоторые коробки и ящики были открыты (распакованы), и в них я заметил какие-то красочные пакетики. В глубине комнаты стояла кровать с грубым матрасом, а рядом, у окна – стол. На столе лежало несколько тарелок, ложек, стояли стаканы и вазочки. Рядом со столом я заметил огромный бак для воды.
И я понял, что здесь место моей «эмиграции». Раз уж я оказался «чужим» в этом мире (в который попал случайно и непреднамеренно), надо здесь «не мешаться». Как говорится: «в чужой монастырь со своим уставом не ходят!».
Для начала я обследовал содержимое открытых коробок и ящиков. Пёстрые пакетики оказались приправами и консервантами – я их уже встречал в лагере мки. Открыв несколько мешков, я обнаружил, что в одном из них - крупа, в другом - хлопья (похожие на овсяные), а в остальных – порошок непонятного происхождения (в последствии оказалось, что это – сухой картофель). И я подумал: «Что ж… с голоду я здесь не умру!»
Затем, развалившись на кровати, я предался размышлениям на тему: что есть эта эпоха, в которой я оказался, и как человечество дошло до такого состояния. Но, чем больше я думал, тем больше понимал, что ничегошеньки мне не понятно. То ли мои мозги слишком примитивны, то ли эволюция прошла слишком большой путь, и Цивилизация перешла в такую фазу, что понять её мог только суперкомпьютер.
Впрочем, сейчас я понимаю, что тогда я не имел полную информацию о тех временах, а потому – мои оценки были примитивны. Но самое главное – я не знал о том, что хрононавтка не сможет меня найти во времени, если я там как-то не «отмечусь» в хрониках (новостях или светских скандалах).

Та жизнь, которая началась для меня, мне нравилась. Каждый день я ходил к морю купаться, готовил нехитрую трапезу, после обеда дремал, а под вечер - обследовал окрестности.
Вокруг было много полуразвалившихся строений, в основном – одноэтажные. Когда-то, это были дома, в которых жили люди. В некоторых даже сохранилась мебель, но в основном, найти в них можно было только мусор. Причём мусор какой-то странный: разноцветные пластиковые карточки размером со спичечный коробок. Они были разные – однотонные, в полоску, в горошек, с картинками, с надписями, с причудливыми вензелями, но у всех была одна особенность: с одного края у всех были одинаковые серебристые полоски.
Лишь потом я узнал, что это были давно устаревшие (для того времени) карты памяти. Как и на наших «флешках» и «микро-CD» - в них было всё: и фотографии, и видео, и музыка, и книги, и архивы… и всё-всё-всё остальное! В моё время их ещё не было, а в том времени, куда меня занесло, это был уже мусор, давным-давно вышедший из употребления.
Почему здесь их было так много? Когда-то, это был посёлок, где жили люди. Тогда они ещё не восседали на летающих креслах, не были подключены к Интернету через «гажу», встроенную в мозг. Потом всё изменилось: прогресс двинулся вперёд, и внешние карты памяти стали не востребованы, а стиль жизни «членов Цивилизации» изменился настолько, что ходить пешком даже по дому (квартире), стало архаизмом.
К сожалению (а может и к счастью), у меня не было того устройства, которое воспроизводило бы содержимое этого «мусора». Иначе, я забыл бы и про море, и про прогулки по окрестностям, и про всё-всё-всё. Лишь сидел бы (или лежал), и просматривал то, что было в этих разноцветных пластиковых карточках.

Не знаю, сколько прошло времени. Поскольку здесь у меня не было бритвенных принадлежностей, я основательно зарос. Появилась борода – жиденькая, непривлекательная, и я по началу сильно комплексовал. Даже пытался подручными средствами привести себя в порядок. Но тщетно. Я обрастал такими усами, бородой, и «шевелюрой», которые вызывали у меня только отвращение.
В домике, где я нашёл тогда пристанище, было зеркало, в которое я иногда гляделся. И, с каждым разом, моё отражение всё больше и больше пугало меня: я начинал походить на БОМЖа. Во всяком случае, это у БОМЖей были такие неухоженные заросли на лице, которые появились у меня. Но я ничего не мог с этим поделать: Ни бритвы, ни ножниц у меня не было. Хорошо, что со мной был брелок с «кусачками» для ногтей. Хоть здесь я мог содержать себя в норме.
И вот однажды, когда казалось, что я здесь стал «старожилом», и всё вокруг мне ясно и понятно (хотя бы – в общих чертах), случилась ВСТРЕЧА! Встреча с существом, о котором я не знал ничего. И даже – не догадывался.
Итак.
Однажды утром, возвращаясь в дом с купания в море, я заметил что-то неладное. А именно: мне показалось, что какая-то непонятная тень метнулась где-то в стороне.
Первая мысль: это мки послали своего гонца для встречи со мной. Как и обещали. Я вернулся в дом, и стал ждать «контакта» с гонцом. Я вскипятил воду, заварил чай (если этот порошок, который был в доме, можно назвать чаем), и сел за стол. Потягивая горячий чай, я смотрел в окно, и ждал появления гонца. Мне казалось, что он непременно должен пройти мимо окна, потом постучать в двери и, услышав моё снисходительное «войдите», несмело, с почтительно-боязливой улыбкой, зайти в дом.
Но ничего не происходило. Прошло десять минут, двадцать, полчаса, и я решил сам выйти ему навстречу. Но только я вышел на крыльцо, как в сторону юркнула какое-то существо. Не мудрено, что я испугался.
- Эй! – крикнул я в заросли кустарника, где скрылось «существо».
И вот тут, мной овладел страх. Я вспомнил, что очень мало знаю об этом мире, и какие в нём могут быть опасности, представляю себе очень слабо. Но всё же, я решительно направился туда, где скрылось «некое существо». Остановившись перед зарослями, я снова крикнул:
- Эй! Выходи!
В ответ тишина. Я подождал немного и, хотел уж было, вернуться в дом, как вдруг услышал за спиной странный возглас:
- Тютяку!
Я повернулся, и увидел на крыльце небольшую кучу травы, которая тут же проскочила в дверь. Я – за ним. Загородив собою дверь, я оглядел домик и крикнул:
- Так! Выходи!
Вроде никого нет. Но я чувствовал - он здесь! Осторожно отойдя от двери, я заглянул под кровать. Кстати – дверь открывалась вовнутрь, и мне пришло в голову заблокировать её тяжёлой коробкой, что я и сделал, после чего продолжил обследование комнаты. Я стал заглядывать под стол, за коробки, не сводя глаз с двери. Никого.
И тут, я услышал едва уловимый шорох, раздавшийся из одной из коробок. «Ага! – подумал я. – Ты, значит, внутри!», присел на корточки рядом с ней, обхватил руками, и прильнул к ней ухом. Тишина. Я хлопнул ладонью по коробке – внутри что-то зашуршало. Я выпрямился, и стал медленно раскрывать картонные «лопасти».
И вдруг, оттуда вырвалось «нечто», и метнулось к двери. Тяжёлая коробка, которой я забаррикадировал дверь, не позволила существу так просто вырваться из дома. Я совершил бросок, и поймал его за шиворот.
- Попался!!! – закричал я, рассматривая это «нечто».
Сначала я подумал, что это – «домовой». Потом – что «леший». Затем меня посетила мысль, что возможно – это потомок обезьян, что когда-то (в мои времена) жили в Сухумском обезьяньем питомнике. Я тогда почти не сомневался, что нахожусь на берегу именно Чёрного моря, и где-то в пределах Сухуми – Сочи – Новороссийск. Сколько именно прошло с «моих» времён, я не знал – может сто лет, может пятьсот, или даже тысячу. Вполне возможно, что за это время обезьяны эволюционировали, и приобрели вид, совершенно отличный от того, к которому мы привыкли!
Итак, держа его за шиворот, я смог разглядеть это «существо». Небольшое, но тяжёлое, покрытое не шерстью, а подобием пакли. С совершенно человеческим лицом, с густой бородой, и длинными волосами, он мне напомнил гнома Гимли из «Властелина колец».
- Ты кто? – спросил я его.
Тот в ответ что-то пропищал, и сделал попутку вырваться.
- Ты говорить по-нашему можешь? – задал я ему ещё вопрос.
- Тютяку… - жалобно выдавил он, и показал куда-то в сторону коробок.
- Что «тютяку»? – не понимал я.
Далее, существо изобразило пантомиму, из которой можно было понять, что его интересует содержимое одной из коробок, стоящих в доме. Я подвёл его к одной коробке, достал из неё пакет с приправами, при виде которого, глаза существа загорелись, и оно радостно закивало, повторяя:
- Тютяку! Тютяку!
Я дал ему пакетик, и опустил его на пол. Существо, оглядываясь по сторонам, медленно попятилось в сторону двери, продолжая повторять своё «тютяку», а затем стремительно бросилось к двери, и исчезло.

Я надеялся, что это «существо», рано или поздно, придёт ещё раз за своим «тютяку», и стал ждать ещё одной встречи с ним. Вот только следующие несколько дней, мой «незваный гость» не появлялся.
А мне было скучно. Конечно, ежедневное купание в море, сон по два раза в сутки, прогулки по окрестным скалам – это было прекрасно, но без общения (не то, что бы с себе подобными, а хотя бы с кем-то), я чувствовал, что начинаю «дичать».
И вот наконец, я снова увидел это «существо». Я возвращался с пляжа, и заметил, что из кустов на меня пялятся знакомые глаза.
- Ты опять за «тютяку»? – спросил я.
В ответ я услышал шорох, и довольное фырканье.
- Ну, пойдём! – пригласил я и зашагал к дому.
Существо последовало за мной. Я его не видел, скорее ощущал, что оно идёт следом. В доме я достал из коробки пакетик, и посмотрел на дверь: существо заглядывало в дом, но войти не решалось. Я поманил его пакетиком:
- Заходи! На! Тютяку!
Существо боязливо зашло в дом и потянулось за пакетиком.
- Бери, бери! – настаивал я, подманивая его.
Существо вырвало пакетик из моих рук, прижало к груди, и отпрянуло. Я пытался рассмотреть это «создание» природы: мохнатый комок то ли шерсти, то ли мха, но с человеческим лицом, и глазами, полными страха, любопытства и благодарности.
Существо вдруг показало на себя, и произнесло:
- Ваня!
- Ваня?! – Я искренне удивился. – Иван?! Тебя зовут Иван?!
Существо быстро закивало головой, и ткнуло пальцем в меня, сделав вопросительное лицо.
- Дима! – представился я, тыча себе в грудь указательным пальцем.
- Ди-ма! – повторил «Иван» и удивлённо спросил: - Дмитрий?
- Да… - я опешил! - Откуда знаешь?
И существо вдруг заговорило на вполне понятном мне языке:
- Мой есть брат. Он звать тоже Дмитрий!
- Та-а-ак! – я был просто ошарашен. – А ну-ка, давай сядем, и поговорим!
Я сел на кровать, и пригласил гостя сесть в кресло напротив. Тот согласился.
- Итак, - продолжал я, - ты, оказывается, знаешь русский язык!? Давай рассказывай: где ты живёшь, как живёшь? И много ли вас, таких, как ты?
- Наше племя живёт на берегах моря, Ещё есть те, кто в горах, но мы их редко видим. Нас здесь несколько семей. Ещё дальше по берегу – больше.
Иван говорил с трудом, подбирая слова, часто жестикулировал, словно помогал найти нужное слово руками. Голос его был грубый и писклявый.
- Хорошо, а чем вы питаетесь?
- Везде много деревьев. На них много есть. Есть реки. В них есть рыба. Есть ещё птицы, мы их держим. Яйца очень хорошо. Много растёт картук – мы их копаем.
- А «картук» - это что?
- Это растёт под землёй. Сверху трава, а под ним - картук. Их много надо.
«Картошка, наверное!» - подумал я.
- Ну, а вы знаете, что есть Цивилизация? Есть «вимы», «мки», ещё кто-то?
Иван вдруг замахал руками:
- Это не нам! Это там, за бетонной стеной!
- «Бетонной стеной»? Это как?
- Там есть стены, они из бетона! Мы к ним не подходим! Там много чего есть! Мы это не знать!
- Хорошо! А вот это «тютяку» - это что?
Мой собеседник вдруг замялся, словно речь зашло о чём-то неприличном.
- «Тютяку» - это очень вкусно!
- Разве?! – удивился я.
Достав ещё пакетик, я раскрыл его и демонстративно попробовал на вкус его содержимое… ЭТО БЫЛО ЧТО-ТО!!! У меня потекло из всех щелей! Из глаз – слёзы! Из носа – сопли! Изо рта – слюни! Даже из ушей, как мне показалось, повалил дым!
Но надо было видеть реакцию Ивана! Он замахал руками, засмеялся каким-то диким хохотом, свалился с кресла и начал кататься по полу (я так понимаю – от смеха)!
- Ты чего?! – спросил я его сквозь слёзы.
- Тютяку не есть! Тютяку чуть-чуть! Картук не вкусный, а с тютяку хорошо! И рыба так! И яйца!
Тут до меня дошло: «тютяку» - это приправа, которая делает пресную пищу вкуснее! Они не знают, как её производить, вот и «рыскают» здесь, среди запасов Цивилизации, пытаясь добыть «готовое»!
- Тебе сколько лет? – спросил я.
- Лет?!
- Ну… ты давно живёшь?
- Совсем давно!
Я немного подумал, и спросил:
- Здесь бывает зима? – уловив непонимание в глазах собеседника, переспросил: - Бывает у вас так, что тепло, тепло, тепло, а потом холодно, холодно, холодно?
И опять на лице моего собеседника непонимание.
- Вот на деревьях «есть» - это всегда? Или «то есть, то нет»?
- На одних есть – на других нет. Потом еще на одних есть – на других нет. Потом опять на одних есть, на остальных нет. А есть деревья, на которых всегда нет!
- Хорошо… сколько тебе лет, я врят ли узнаю! А вот у тебя мама есть?
- Была. Давно нет.
- А папа?
- Тоже давно нет.
- А дети у тебя есть?
- Есть. Пять.
- А у них дети есть?
- Не! Они ещё рано!
Я долго беседовал с ним, и много узнал об их племени. Уже поздно вечером мы расстались. Я хотел проводить его, но как только мы вышли из домика в темноту, он тут же исчез, словно растворился в безлунной ночи.
В ту ночь, я так и не смог заснуть – всё осмысливал полученную информацию. Оказывается, в том мире (в который я попал) есть существа, у которых русские имена. И говорят они на русском языке, пусть даже и примитивном! В отличии от других (в том числе и «мки»), чей язык !

Однажды я стал замечать высоко в небе какие-то светящиеся объекты. Поначалу подумал, что это - НЛО, но яркие «звёздочки» кружились вокруг явно с каким-то намерением. Я долго наблюдал за ними, и вдруг появилось чувство страха: а что, если они ищут именно меня? И на всякий случай, я старался прятаться от них.
Именно в это время, появился «вестовой» - давно ожидаемый посланник от мки. Как он на своём летающем кресле преодолел такое расстояние, для меня до сих пор загадка, но факт остаётся фактом: однажды рано утром я проснулся от того, что в дверь постучали.
- Кто там? – спросил я, скорее рефлекторно.
В дом вплыл толстячок в летающем кресле. Добродушно улыбающийся, он с порога начал трещать:
- Наши сказали, что есть опасность, и послали меня к тебе. Чтобы я сказал тебе, что есть опасность!
- Ну, про опасность догадаться не трудно! – ответил я. – Что там нового?
- Ты враг для «ВИКа», а наш Горо считает тебя опасным для всех мки! Наши сказали, что Горо хочет избавиться от тебя! А «ВИК» ищет тебя, чтобы погубить. Опасность, что «ВИК» нашёл тебя даже здесь! Тебе бежать надо!
- Куда же я побегу?
- Ты спрячься среди роботов. Это не далеко отсюда, на север отсюда, километров пятьсот! Там есть плантации и завод. «ВИК» тебя там искать не станет!
- Ну что же! Спасибо за предупреждение!
- Тебе надо скрыться! Ты – наше знамя!
В это время, за окном что-то промелькнуло, что сильно напугало моего гостя.
- Это соглядатаи «ВИКа»! Мне надо уходить! Тебе тоже! Мы найдём тебя! Даже, если не найдём, ты – в наших сердцах!
- Не бойся! – пытался успокоить его я. – Это, скорее всего, мои соседи. Они приходят ко мне за «тютяку»!
- Эльфы!? Такие маленькие, лохматые?
- Да-да!
- Так их же не существует! Это миф! Фейк! Фольклор! Давно забытые «народные предания»! И все знают, что их нет!
- Как не существует?! Я же с ними общаюсь!
- О! Это глюки! Тебе пора менять обстановку, а то ты здесь совсем с ума сойдёшь! Давай на север, к роботам! Там скроешься! Пока!
И гость, сделав прощальный жест рукой, виртуозно вылетел в дверь на своём летающем кресле.

Я вышел из домика. Яркое солнце на безоблачном небе поднималось над горизонтом, обещая знойный день. Надо позавтракать, сходить к морю, искупаться… как это всё надоело! И наконец-то, этому приходит конец – надо уходить отсюда. Но вдруг мне стало жалко расставаться с этим «курортом»!
Жалко, но надо! Здесь, конечно же, хорошо, но…
Во-первых – скучно!
Во-вторых – очень хотелось вернуться домой, в своё время! Конечно, я постоянно ждал, что вот рядом с домиком, в котором я живу, вдруг появится автомобиль, и знакомая мне женщина поманит из окошка – «садись, мол!» Но этого не происходило.
В-третьих – эти светящиеся «НЛО», которые зачастили в последнее время, внушали мне страх и, если и бежать отсюда то, прежде всего - чтобы избавиться от них. Я надеялся, что «на севере, среди роботов», они меня не найдут.
Итак, я решил: сегодня собираюсь, а завтра с утра – в путь! Сходил к морю, искупался, плотно пообедал, и в самую жару лёг подремать. Под вечер соорудил себе нечто вроде рюкзака из мешка и тесёмок, стал набивать его продуктами в дорогу. Мне почему-то казалось, что путь будет неблизкий, поэтому рюкзачок я заполнил до отказа.
И, конечно же, я ждал Ивана – очень хотелось с ним попрощаться. Но он, как назло, не приходил. Я уж и из домика выглядывал, и звал его, но… тщетно. «Видно, так и уйду завтра, не попрощавшись с ним!» - думал я. Солнце скрылось за горизонтом, а в угасающем небе повис серп молодого месяца!
Ночью мне не спалось. Я несколько раз вставал, выходил на крыльцо, слушал, как поют сверчки, смотрел на звёздное небо, передёрнутое полосой Млечного пути, и дышал полной грудью чистым прибрежным воздухом.
Заснул я только под утро, когда забрезжил рассвет. Заснул, и… проспал до полудня! А ведь хотел тронуться в путь пораньше, пока солнце не стало припекать! Что делать? Проспал – значит проспал. Не идти же в самую жару! Поживу здесь ещё денёк. С этими мыслями, я сходил к морю, искупался, а на обратном пути, меня ждала приятная встреча: подходя к домику, я заметил в кустах Ивана.
- Ждёшь меня? – приветливо спросил я, и пригласил: – Ну, пойдём в дом!
И вдруг заметил, что рядом с ним есть ещё глаза, которые смотрят на меня со страхом и любопытством одновременно. «Соплеменников привёл!» - подумал я. И не ошибся.
Я вошёл в домик, оставив дверь открытой для гостей, сел на кровать, и стал ждать, когда они наконец-то осмелятся войти. За порогом слышалось какое-то шуршание, попискивание, возгласы… видимо, мой Иван никак не мог уговорить своих собратьев войти.
Наконец они появились. Сначала Ваня, затем остальные – ещё трое таких же существ.
- Ну, подходите ближе! – позвал я их. – Давайте знакомиться! Ваню я уже знаю, а вы?
Ваня уже чувствовал себя вольготно в моих «аппартаменртах», а его товарищи смущались, и проявляли нерешительность. Они что-то лепетали в полголоса, переглядывались, и боязливо оглядывались по сторонам.

«М-да! – подумал я. - Покидать этот край мне ещё рановато!»
Но почему посланник Горо сказал, что их не существует? Что это миф, предание, а то, что я их видел и общался с ними – результат неправильной работы моего мозга! Позже, я узнал почему. Но это было потом, когда оказался среди вимов.
А тогда, началась моя дружба с племенем эльфов. Эти существа очень скоро перестали казаться мне забавным «недоразумением эволюции». У них была своя «цивилизация», в которой я находил много знакомого. Например, у них была письменность. И, как мне показалось – на основе кириллицы. Но дело вот в чём: все умели писать (вернее – чертить) буквы, но не понимали, что из них можно составлять слова.
Ещё они пили травяной чай, причём воду для него кипятили в жестяных бочонках с топкой внутри, которую они называли «самбвар». И действительно - по принципу работы, это был самый настоящий самовар! А когда чай получался особенно ароматным и вкусным, они называли его «ндиский»!
У них были поля. На одних росла картошка (они называли ей «картук»), на других пшеница. Ещё были огородики, где росли овощи. Не многих я узнал - капуста мелкая, размером с яблоко, а морковь – не больше огрызка карандаша. А ещё они выращивали какие-то сине-чёрные плоды, похожие по вкусу на помидоры, но размером с вишню.
Сады у них тоже были. Я видел деревья, с которых они собирали плоды. По виду – тутник (причём – «белый», со светло лиловым оттенком). Но по размеру и форме – с большой огурец. Да и по плотности, и по вкусу, этот плод очень слабо напоминал знакомый с детства тутник. Эльфы его ели сырым, варили, жарили на углях, добавляли в свой травяной чай, сушили, чтобы потом (зимой), грызть, как сухари.

Ещё я узнал, что они называют себя «серые эльфы». Оказалось, что есть ещё «белые эльфы», а так же - «чёрные», «земляные», «каменные», и даже «жёлтые». До сих пор не знаю, что это.


Однажды, я сказал им, что мне надо на север, к роботам. И они, как-то погрустнели, стали сокрушённо трясти головой, и выказывать свою озабоченность. Ко мне подошёл Ваня и, тяжело вздохнув, сказал:
- Тебе туда нельзя. Пропадёшь. Там…– и вдруг начал что-то показывать, сопровождая свои действия звуками: - У-у-у-у-у-у, ы-ы-ы-ы-ы, клям, шрум, хрясь!
Естественно, что по началу, я ничего не понял. Понял только одно: там страшно, и мне туда нельзя. Тут бы сказать, что запретный плод сладок, и я вскоре действительно оказался там, в «стране роботов», но дело обстояло так: я постепенно стал понимать, что находится «на севере».
Мне стали наперебой рассказывать про этот самый «север». Рассказывали все, каждый по своему, но постепенно, их рассказы стали выстраиваться в некий образ.
На «севере», как я тогда понял, находятся промышленные и сельскохозяйственные предприятия. Полностью автоматизированные и роботизированные. Там плантации основных культур (пшеница, картофель, соя, и т.д.). Металлургические и горно-обогатительные комбинаты. Заводы и фабрики по производству всего и вся. И всё это не просто работает без участия человека (хотя потом я узнал, что это не совсем так), но и имеет сложную систему защиты от нежелательного вторжения.

Как говорится: «ждать и догонять – самое последнее дело»! Время шло, но меня никто и не думал вызволять из этого времени – хрононавтка всё не появлялась. Что делать?
Конечно, мне было интересно среди эльфов, я многое узнал, и в моей голове даже появились теории о их происхождении. Но…
Я уже был на грани паники. Неужели про меня забыли? Я понимал, что «докричаться» до той хрононавтки, которая живёт бог его знает в каком времени, я в любом случае не могу. Но и сидеть, ожидая какого-то чуда, я уже не мог.
Конечно, у меня была мысль, что будет лучше, если я останусь у эльфов, пока путешественники во времени меня не найдут. И величайшее счастье, что я так не поступил. Почему именно – я понял потом, в конце своих приключений.
Куда идти? Эльфа категорически отговаривали меня идти на север, «к роботам». И они, как потом я понял, были правы.
- Тебе надо идти? – спрашивали они меня. - Сначала скажи: для чего?
- Я здесь чужой! – пытался им объяснить я. – Я хочу попасть к своим!
Дальше приходилось аллегориями объяснять, к каким «своим» я хочу попасть. Они мало что понимали, но старались не показать вида. В конце концов, Ваня отозвал меня в сторонку, и сказал:
- Тебе нужен Большой город. Столица. Но попасть туда очень трудно. Мы – никогда туда не попадём, но если ты не такой как мы, то сможешь. Там живут такие, как ты.
Я понял, что это то, что мне нужно, и спросил:
- А как туда попасть?
- Это далеко… - сокрушённо затряс головой Ваня. – Надо долго идти. Очень долго.
- Ну, сколько долго? А главное – куда? В какую сторону?
Мне казалось, что если он даст мне направление, то я ползком, но дойду до этой «Столицы».
- Это в той стороне, куда уходит солнце по вечерам. Но идти надо в обратную сторону. Вдоль берега моря. Сначала будешь идти навстречу восходу, потом восход станет по левую руку, потом за спиной. И так будет долго. Потом будешь идти долго - то так, то эдак. Восход будет то справа, то слева, то перед тобой, то за тобой. Но всегда надо идти вдоль берега моря. Будут реки – их переплывай, но не теряй берега моря. Ты будешь встречать развалины древних городов, давно исчезнувших – это не Столица. Настанет время, когда ты будешь опять идти, а восход будет по левую руку. Долго будешь идти но, в конце концов, набредешь на развалины Железного города, Там только железо. Ржавое, гнилое, но всё вокруг из железа. Если ты знаешь, что такое железо – ты не ошибёшься, когда окажешься там. Вот от него поворачивай в сторону восхода, и иди. Через два-три дня ты попадёшь в Столицу!
- Ну, а сколько всего идти-то? – допытывался я. – Сколько дней, недель, месяцев?
- Много. Больше года.
О, Господи! Больше года! Да я за это время двадцать раз умру от голода! Или брать с собой обоз с запасом провианта? Вот только - лошадей я нигде не видел. И как быть? Я уже было совсем потерял надежду когда-либо добраться до Столицы, или до другого центра здешней цивилизации, в разговор вступил ещё один эльф, который случайно оказался рядом, и волей-неволей стал свидетелем рассказа Вани. И вставил своё мнение:
- Ваня говорит хорошо и правду, но есть дорога лучше!
- Так-так-так… - заинтересовался я. – Ну-ка, рассказывай!
- Мы – эльфы, которые живут на берегу. А есть горные эльфы, болотные, речные, и ещё много-много других! Они - то там, то здесь, по всей Земле! Мы мало знаем друг о друге, но слышал я, что если отсюда идти вдоль берега моря в сторону заходящего солнца, то можно попасть к морским эльфам. Они строят лодки, и ходят по морю, добывая рыбу. И ходят они так далеко, что доплывают до развалин «Железного города»! Вот только близко к нему не подходят – боятся: там воздух пахнет смертью! Пойди к ним, они доставят тебя к «Железному городу».

Долго ли, коротко ли, но однажды я собрался в путь. Жаль было расставаться с этими милыми существами, но перспектива встретить здесь свою старость, и никогда не вернуться в свой мир, меня не прельщала.
Меня провожала вся деревня эльфов. Странно, но только тогда я смог оценить, насколько их много! До этого, я никогда не видел их всех вместе, и считал, что их десятка три, не больше. А тут… больше сотни!
Мой выбор пал в пользу «морских» эльфов, живущих на Западе. Я отправился туда. С самодельным вещмешком за спиной (в котором был запас провизии и пресной воды), и длинным посохом в руке.
Я вышел утром, и прошёл до вечера километров пятьдесят. Несколько раз останавливался на привал, облюбовав тенистое место, купался в море, лежал на земле, расслабившись, и предаваясь мечтам о том, как вернусь в своё время. Поздно вечером выбрал место для ночлега, развёл костёр, у которого и уснул крепким сном. А утром продолжил свой путь.
К моему удивлению, «морских эльфов» я встретил уже на третий день своего путешествия. Держась берега, я набрёл на небольшую бухту с причаленными у самой воды лодками. Впрочем – лодками эти сооружения назвать можно было лишь с натяжкой. Собранные из жердей трапециевидные конструкции, обтянутые кожей, скорее напоминали корыта, чем лодки.
Пока я их осматривал, заметил, что за мной следят. Из прибрежных кустов, за мной внимательно наблюдали чьи-то глаза. «Охрана!» - подумал я. И, не подавая виду, продолжил рассматривать лодки. Что-то упало рядом со мной: как я понял, в мою сторону кинули камень. «Хотят меня отогнать» - подумал я, но невозмутимо продолжал своё дело.
Наконец, я услышал призывное «Эй!», и через плечо, обратился к кустам:
- Ну, выходите! Где вы там?!
И они появились. Несколько сгорбленных типов в блестящих на солнце накидках, типа плащей, как мне показалось, из фольги. Волосатые и бородатые, они скорее походили на гномов, чем на «морских эльфов» (в моём представлении). Но… они были очень похожи на моих друзей – «эльфов, живших на берегу», от которых я шёл. Смотрели они на меня настороженно, но с любопытством, и с удивлением.
Я приветствовал их (как меня учили мои «береговые» эльфы), и они оживились – стали что-то лепетать между собой. Один из них подошёл ко мне, ткнул в меня пальцем, и спросил:
- Отфаня?
Я развёл руками, поскольку не понял, что он имел в виду. Только показал на сердце и ответил:
- Добрэ, добрэ!
Тот быстро закивал головой, и тоже стал хлопать себя по груди, повторяя:
- Мину, мину! Добраки! Мину, мину!
Остальные с азартом повторяли за ним, выражая (как я понял) доверие к моей персоне.
Так, я познакомился с морскими эльфами. Они привели меня в своё селение, накормили (рыбой с овощами), и стали расспрашивать, но… я не сразу «врубился» в их язык, и поэтому, первый опыт общения с ними был неудачным – мы не понимали друг друга. Потом, постепенно, я начал понимать их, и сам научился выражаться так, чтобы они понимали меня.

И вот, я беседую с их вождём – «главным» в их селении.
- Ты похож на вима. Ты вима? – спрашивал он.
- Нет. Я только похож на вимов, – отвечал я.
- Ты ходишь один, без еды. Ты идёшь куда-то?
- Да. Мне надо попасть в Столицу.
- Это далеко! Ты не дойдёшь!
- Поэтому, я шёл к вам. Мне сказали, что вы можете мне помочь добраться до развалин Железного города. А оттуда, я попаду в Столицу.
- Зачем тебе в Столицу?
- Мне надо попасть домой. Мой дом далеко отсюда, совсем далеко, но сам я туда ни за что не попаду. Даже если мне придётся обойти всю Землю. И только там, в Столице, смогут мне помочь. Я так думаю.
- В Железном городе плохо, не ходи туда.
- Почему плохо?
- Там сгнило железо, и даже воздух пахнет смертью. Там нет никого и ничего - ни птиц, ни зверей, ни травы.
Я, почему-то предположил, что в том месте, который они называют Железным городом, когда-то случилась экологическая катастрофа, возможно – ядерная.
- А что там есть? – спросил я.
- Гнилое железо.
- Но я не собираюсь там оставаться. Он мне нужен, как ориентир – от него я найду дорогу в Столицу.
- Столица далеко от того места.
- Хорошо. Тогда – можно ли попасть туда с другой стороны, не со стороны Железного города?
- Там роботы. Они сожгут тебя раньше, чем ты их увидишь.
- Я слышал, что страна роботов на севере…
- Страна роботов есть везде. И к восходу от Столицы тоже.
- Значит – мне проще дойти туда через развалины Железного города?
- Да.
- Так помогите мне!

Морские эльфы (надо отдать им должное) мне помогли. На убогом судёнышке, мы (я и два моих «провожатых») вышли в море, несколько дней плыли вдоль берега, а затем свернули в открытое море, и берег исчез из поля зрения. Но мне не было страшно. Почему-то, я верил, что мои спутники – опытные мореплаватели, и не заблудятся, не смотря на то, что никаких навигационных приборов у них нет.
Прошло ещё несколько дней. И всё это время, погода стояла ясная, практически безоблачная, и дул попутный ветер. У нас был запас воды и дров, а еду (рыбу), мои провожатые без труда доставали из воды – для этого они время от времени закидывали за борт хитросплетённые сети, а улов поджаривали на неком подобии мангала, установленном на носу судёнышка.
Долго ли, коротко ли, но меня всё чаще стали предупреждать:
- Скоро Железный город! Будь там осторожен! Там смерть! Как только за городом найдёшь заброшенную дорогу к Столице – иди по ней, и не оглядывайся!
- Хорошо! – заверял я их.
И наконец, снова появился берег. Какой-то плоский, серый, унылый, чему я, впрочем, не удивился. Мы подплыли к кромке суши, я спрыгнул с лодки и, под напутственные слова своих товарищей, направился вперёд. Я шёл, и время от времени оглядывался назад, наблюдая, как их лодка уходит обратно в море.

Итак – Железный город. Как я ни старался, но мне пришлось пройти через него. По сути – это кладбище техники. Автомобили, станки, контейнеры, трактора, какие-то аппараты то ли для перевозки пассажиров или грузов, то ли ещё чего. Стальные, пластмассовые… и всё на разной стадии ветхости. Даже земля под ногами была бурой, как я понял – от ржавчины.
Я видел полусгнившие остовы кораблей, вросшие в землю ржавые контейнеры, фермы, останки (как мне показалось) самолётов, вертолётов, ракет. Мне хотелось побродить среди них, но я вовремя вспомнил предостережение: «Здесь даже воздух пахнет смертью». Почему-то я подумал, что речь идёт о радиации. И поспешил покинуть это мрачное место.
А дальше… я знал, что надо идти на восток. Сколько надо идти – понятия не имел. Конечно, у меня был рюкзачок с провизией (сушёной рыбой и хлебными лепёшками) на месяц, но смогу ли я добраться до Столицы прежде, чем закончатся мои запасы – вот это был для меня вопрос.
Прежде всего, меня смущало то, что не было дороги. Была бы дорога, или тропинка – я бы прошёл этот путь быстрее. Но я шёл, что называется напрямик - через леса, поля, овраги, буреломы. Конечно, пытался обойти какие-то слишком трудные участки, стараясь не терять направления, и не мудрено, что я сильно уставал. Через каждый час приходилось делать привалы и, чем ближе к вечеру, тем чаще я останавливался отдохнуть, и тем дольше длились привалы.
На первый ночлег я устроился у какого-то поваленного дерева. Начали сгущаться сумерки, и продолжать путь не имело смысла. Я собрал побольше сухих веток, разжёг костёр (огнивом меня снабдили ещё прибрежные эльфы), подготовил место для сна, и долго сидел, размышляя о своём незавидном положении, подбрасывая в костёр собранный хворост. Но… топливо для костра быстро кончилось, и я задремал.
Меня разбудили первые лучи солнца. Я нехотя встал, и отправился дальше, моля Бога, о том, чтобы до вечера добраться до Столицы. Но… видимо, он меня не услышал. Я «пёрся» напролом через овраги, холмы, перелески, буераки, пустоши… но вокруг ничего не менялось. Никакого намёка на жильё или поселение не было. «Где ж эта Столица!!!» - в сердцах вопрошал я. То ли у Неба, то ли у окружающей природы, то ли у самого себя.
Когда солнце коснулось горизонта за моей спиной, я стал готовиться ко второму ночлегу. Так же выбрал место, собрал хворост, разжёг костёр, поужинал, стараясь съесть поменьше – а вдруг не хватит? И снова забылся сном до рассвета.
Третий день пути… всё такая же тяжёлая дорога. Я уже стал подозревать, что промахнулся, что прошёл мимо этой Столицы. И беспокойство всё больше овладевало мной. Я уже начал подумывать: а не вернуться ли мне немного назад, или начать ли описывать «круги ориентирования», чтобы найти то, что ищу.
Я приглядывался к окружающей природе, надеясь встретить следы деятельности человека. Я часто останавливался, и внимательно осматривал небо – а вдруг замечу «летающую кастрюлю»! Я даже ловил себя на мысли, что если встречу какое-нибудь сооружение, явно сделанное человеком, то буду «долбить» его до тех пор, пока не появится кто-то, кто ответственный за его состояние.
Я был близок к панике. Неужели мне придётся сгинуть в этом чужом времени? Но вот, в середине третьего дня, где-то на горизонте, я заметил блики, словно кто-то играл солнечными зайчиками. И я поспешил туда.
Да, это были сверкающие на солнце многогранники, сделанные то ли из кусков зеркал, то ли из хромированной стали. Небольшие (около метра), они стояли цепочкой на тонких ножках, чуть больше моего роста, в десяти – пятнадцати метров друг от друга. А между ножками, на высоте около полуметра, был натянут тонкий тросик.
Конечно, я сразу же смекнул, что по тросику может проходить электрический ток, поэтому нашёл сухую палку, и стал постукивать то по ножке, то по тросику. Несколько раз «заехал» по зеркальному многограннику. «Сейчас сюда прибегут!» - думал я. Но ждать стоя на месте, не собирался. Поэтому, я двинулся вдоль их ряда, и время от времени колотил палкой по тросику, выкрикивая:
- Ну, где вы там?! Сволочи!
Прошло совсем немного времени, и я заметил в небе несколько светящихся объектов (я уже видел такие, когда жил в «долине эльфов»). Они кружили то справа, то слева, то приближались, то удалялись, но ясно было, что их интересую именно я. А через какое-то время, в небе появился тёмный эллипсоид. Сначала – где-то вдалеке, потом он начал приближаться, становился всё больше и больше! Очень походил на НЛО (в моём понимании), но никаких иллюминаторов в нём я не заметил – просто: что-то тёмно-серое, мрачное, по форме похожее на мяч для регби, приближалось ко мне медленно и неумолимо. Ну что ж… я остановился, и стал ждать.
- Давай быстрее! – в нетерпении кричал я в его сторону наглым тоном.
От эллипсоида отделился некий объект, похожий на огромную чёрную кастрюлю с крышкой, который медленно спланировал, мягко опустился передо мной, и раскрыл свои створки. Внутри я увидел кресло, и понял, что от меня требуют.

Итак, я оказался внутри летающей «кастрюли с крышкой», сел в кресло, и попытался расслабиться. В принципе – случилось то, чего я добивался: меня отвезут в город (Столицу), расспросят, поместят снова в пансионат, и Александр продолжит игру в ассоциации…
Стоп! Меня же считали сумасшедшим, и уже отправили в «дурдом»! А впрочем – всё равно! Глядишь – нежданно-негаданно объявится моя хрононавтка, и заберёт меня отсюда.
Ни окон, ни иллюминаторов не было, но чувствовалось, что кабина, в которой я нахожусь, летит. Вокруг был мягкий свет, и ровные матовые стены, шоколадного цвета. Я их пощупал, ради любопытства – что-то вроде кожи, наклеенной на что-то твёрдое. Потолок излучал ровный приглушённый свет. В кресле было удобно, и я вполне мог бы задремать, если бы не волнение: что же будет дальше? Как меня встретят? Как хулигана, который лупил палкой по их сооружениям? Как беглеца, которого они потеряли из-за нападения мки? Я думал об этом, и в моей голове всплывала фраза из известного фильма: «Меня терзают смутные сомнения!».
И вот, мы прилетели - раскрылись створки, я вышел площадку, залитую солнцем, а вокруг - только небо! Где я? Небольшая площадка, на которую села «летающая кастрюля», огромное небо, и больше ничего! Я в нерешительности сделал несколько шагов, как вдруг аппарат, на котором я прилетел, тихо зашумел, и начал быстро подниматься, на ходу закрывая створки. И я остался один. Тёмно-серая восьмиугольная площадка под ногами, купол голубого неба с ослепительным диском солнца, склоняющегося к закату надо мной, и всё.
Я подошёл к краю площадки, и понял, что нахожусь на вершине огромного небоскрёба – передо мной открылся вид мегаполиса, плотно застроенного зданиями, и пронизанного трассами, эстакадами, развязками, по которым непрерывным потоком двигались вереницы автомобилей. И всё это – в тишине. Я не слышал ни автомобильных гудков, ни шума двигателей, ничего. Только шум ветра на такой высоте.
Никакого ограждения не было, и я боялся подойти ближе к краю площадки, чтобы рассмотреть: что там в самом низу. И тут, я услышал:
- Ну что же Вы?
Оглянувшись, я увидел молодого человека в белом балахоне.
- Вы что? Задумались? - снова спросил он.
Невысокий брюнет лет двадцати стоял посреди площадки, и с интересом смотрел на меня.
- Да… задумался! – ответил я, и с сомнением поинтересовался: - А Вы не знаете, кто я?!
- Вы не идентифицировались. Как Вы оказались в Зоне?
- Долго объяснять. Повторяю: Вы знаете, кто я?
- Я не могу этого знать: Вы не идентифицировались.
- Понятно… ведите меня.
- Куда?
- Не знаю. В «психушку», в «отстойник», в «пансионат»… в «СИЗО», в конце концов!
- Вы не идентифицировались! – повторил он. – Как я смогу узнать, куда Вам надо?
- Да я не отсюда! Я из другого мира, из другого времени! Я не могу идентифицироваться! Вы меня понимаете?
Но мой собеседник меня, видимо, не понимал.
- Идентифицируйтесь, и все проблемы будут решены, – настаивал он.
- КАК?! – в сердцах прокричал я.
- Как обычно – по индивидуальному коду!
- У меня его нет!
- Этого не может быть!
- Может. Я не отсюда! Я из другого мира!
Мой собеседник усмехнулся:
- Инопланетянин?
- Можно сказать и так.
- Ладно, мне не до шуток. Вы будете идентифицироваться?
- Я же сказал, что не могу этого сделать!
- Почему?
- У меня нет вашего кода… вообще никакого кода, у меня нет! Я из другого мира! Понимаете? Нет?
Человек несколько секунд молчал, затем предложил:
- Пройдёмте со мной.
- С радостью!!! – согласился я.
Не помню как, но мы оказались в небольшой комнатке (как я понимаю – кабине лифта), и я почувствовал, что движемся вниз, причём, на большой скорости. Через некоторое время двери открылись, и мы вышли в просторный зал (или – холл) с дверями, приборами, мерцающими огнями. Даже не знаю, как описать увиденное, но что-то из научно-фантастических фильмов.
Мой спутник подошёл к какой-то стойке, приложил ладонь, и на табло замелькали какие-то цифры. После этого, он предложил мне сделать то же самое. Я повиновался, но никакого эффекта на здешнюю электронику, это не произвело, что вызвало недоумение у моего спутника.
- Можно Вашу руку? – попросил он.
Я протянул ему правую руку, он долго смотрел на неё, пытаясь что-то найти, и вдруг спросил:
- А где Ваш чип?
Я закатил глаза, и процедил сквозь зубы:
- Сколько раз повторять: у меня нет чипов, кодов, номеров… и чего там ещё!!!
- Этого не может быть! Пойдёмте дальше.
Мы прошли через зал, и оказались у совсем неприметной двери (словно замаскировано под интерьер), которая немедленно открылась, и мы оказались в небольшой полутёмной комнате. Мой спутник сел в кресло перед большим экраном, и показал на кушетку в стороне:
- Присядьте пока.
Я повиновался, а он водил рукой по экрану, на котором появлялись какие-то цифры, значки, строки текста. Вдруг он повернулся ко мне, и радостно воскликнул:
- Так это Вас мы потеряли несколько месяцев назад?!
- Да, да! – поспешил подтвердить я.
- Вас отправили в Центр, но транспорт был сбит мки!
- Именно! Я до этого много общался с Александром… не знаю, как его фамилия!
- Вас нашли в городе С.
- Да-да!
- У Вас не оказалось ни карты, ни чипа, а сами Вы позиционировали себя, как путешественник во времени.
- Да!
- Вас поместили в санаторий для вимов, и спецпредставитель Александр пытался выяснить, кем Вы на самом деле являетесь.
- Именно так!
- М-да! Наделали Вы тогда шума!!! Для дальнейшего выяснения обстоятельств Вашего пребывания в нашем времени, Вас отправили в Центр. Но в районе Карпат, аппарат был сбит мки. Дальше, Ваши следы теряются. Извините за вопрос: где Вы были?
- Ну… Сначала у мки, потом в стране эльфов, затем решил добраться сюда.
- А для чего?
- Чтобы попытаться вернуться в своё время.
Мой собеседник рассмеялся.
- Вы что – надеялись, что здесь есть машина времени?
Я не знал, что ответить и промолчал.
- Ну ладно… - молодой человек снова стал серьезным. – Скажите, а что Вы ели всё это время? Чем питались?
- В стране Эльфов были большие запасы провизии, и я…
- Стоп-стоп-стоп! Я так понимаю, что Вы оказались среди заброшенных складов провианта! Так, интересно! Не отравились? Этим складам уже очень много лет, там провизия, непригодная к употреблению.
- Нет, не отравился. Там я жил некоторое время, потом встретил эльфов, подружился с ними…
- Кого-кого? – он искренне удивился.
- Эльфов.
- ВЫ ВИДЕЛИ ЭЛЬФОВ?!!!
- Ну да!
- То есть, у Вас начались галлюцинации!
- Нет, я просто подружился с эльфами, и они направили меня сюда. Вернее, к другим эльфам, которые помогли мне добраться сюда.
- М-да! Тяжёлый случай! – задумчиво произнёс мой собеседник, и задумался.
Повисла тишина, которая длилась очень долго. Как мне показалось – минут сорок. Время от времени, он смотрел на экран, на котором мелькали какие-то знаки, иногда делал странные движения рукой, словно пытался смахнуть с экрана невидимую паутину, и снова погружался в раздумье.
А я ждал. Мне хотелось побыстрее услышать: что же он надумал? К каким выводам пришёл? А главное – что со мной будет дальше? Я изнывал от нетерпения, и время тогда растянулось в вечность.
Но вот, наконец, он выдал свой «вердикт»:
- Пока побудите в нашем лазарете. Потом будет видно.

Я оказался в «лазарете» - комнате, примерно три на три метра, и с выходом в туалетную комнату. В комнате была койка, столик, табурет, и огромный мёртвый экран. Я понял, что это телевизор, но при мне он никогда не включался. Скорее всего – его включал находящийся в лазарете человек, но я-то не знал, как это делается! Поэтому при мне, телевизор не работал.
Но было огромное окно. А за ним – вид огромного города. У меня сразу в голове всплывало выражение «урбанистический пейзаж». И действительно: небоскрёбы из стекла и бетона, хитро переплетённые эстакады, потоки машин, и ни единого дерева!
Меня не беспокоили два дня. Лишь три раза в день появлялись роботы, которые доставляли мне еду – пластиковый контейнер с какой-то безвкусной кашей, мне неизвестной, и графин с желтоватым напитком (что-то кисловато-сладкое, похожее на сок неизвестного мне фрукта). И за эти два дня, я чуть было не сошёл с ума от ожидания.
На третий день появился гость – человек средних лет, с заметно седеющей шевелюрой, и одетый в чёрный комбинезон.
- Здравствуйте! Мне надо с Вами поговорить! – с порога начал он, быстро сел на табурет, и жестом пригласил меня сесть напротив (на койку). – Итак, Вы – житель Земли, но другого времени. Так?
- Да! – подтвердил я.
- Вы утверждаете, что попали в наше время в результате аварии при перемещении во времени. Так?
- Совершенно верно.
- Как Вы собираетесь покинуть нас, и вернуться в своё время?
- Я надеюсь, что меня найдут.
- Найдут учёные из Вашего времени?
- Нет, из того времени, в который меня забрали… вернее – хотели забрать. Ну, то есть – из прошлого в будущее.
- Как это?
- Меня забрали учёные далёкого будущего. В моём времени таких технологий нет. Случилась авария, и я выпал где-то посередине.
- Хорошо! Из какого Вы времени? Откуда Вас забрали учёные будущего?
- Октябрь две тысячи пятнадцатого года от рождества Христова.
- Давно это было…
- Простите, а какой у вас год?
- Сейчас подсчитаем… - человек немного подумал, и ответил: - Две тысячи двести второй. Это, если по-вашему - от рождества Христова!
- А у вас что – другая эра?
- Мы ведём летоисчисление от начала ввода в эксплуатацию глобального Суперкомпьютера. Сейчас у нас девяносто восьмой год.
- То есть, ввели его в две тысячи сто четвёртом году? Через восемьдесят девять лет... я, по любому, до этого не доживу!
- Так когда Вас заберут?
- Не знаю. А что? Моё присутствие здесь не желательно?
- Крайне нежелательно.
Вот те раз! Задавая свой вопрос, я был уверен, что получу ответ, вроде: «Ну что Вы, что Вы! Нам очень приятно, что в вашем времени узнают, каких высот добьётся Цивилизация меньше, чем за сто лет!» А оказалось иначе. Мало того – мой собеседник ещё и добавил:
- Нам это может грозить катастрофой!
Я поник. Тяжело вздохнув, спросил:
- Вы не можете меня кормить? У Вас нет на меня продуктов?
Тот рассмеялся:
- Дело не в этом! Прокормить мы сможем десятки таких, как Вы. А то и сотни! Но Вас нет в нашей Системе! У Вас нет личного кода, нет идентификационной карты, нет вживлённого чипа! Но главное – Вас нет в базе данных Суперкомпьютера. Это значит, что Вас не существует!
- Но я же есть! Я существую!
- Физически – да! Виртуально – Вас нет! И в этом – основная проблема! Вы – угроза нашему миру! Во-первых - Вы непредсказуемы! У Вас нет прошлого, а следовательно – Суперкомпьютер не может просчитать Ваше будущее. Вы не общались в соцсетях, не вели электронные дневники, не отправляли запросы на интересующую Вас информацию… Кто Вы? Что от Вас ожидать? Во-вторых – Вы не управляемы! Суперкомпьютер не может отправить Вам инструкцию (прямую или косвенную), а потому - нет никакой гарантии, что Вы ей последуете! Ваши действия невозможно просчитать даже Суперкомпьютеру, который имеет такие вычислительные мощности, что с лихвой перекрывают потребности Цивилизации.
Я задумался, а потом спросил:
- Ну, хорошо… я «чужой». Меня невозможно «просчитать». Но я же ОДИН! В чём же угроза вашему миру от меня одного?
- Повторяю: угроза в том, что Вы непредсказуемы. Любое Ваше действие вызывает «эффект бабочки»! Цивилизация – она просчитана! Суперкомпьютер знает всё о прошлом каждого, и просчитывает будущее каждого. Существование каждого члена Цивилизации логично. А Вы – вне этой системы! Вы уже трижды создали прецедент, когда суперкомпьютер чуть не «завис». Первый раз – когда появились в городе «С», и начали общаться с населением. Второй – когда появились среди мки, и начали «засорять» их примитивные мозги рассказами, которые не укладываются в нашу логику, и начали менять их поведение не по просчитанному сценарию. Третий – сейчас. Вы совершенно неожиданно появились в самом сердце Цивилизации – местонахождении физических модулей Суперкомпьютера.
- Простите… - не понял я, - а что, эти «мки», тоже просчитаны в вашем Суперкомпьютере?
- Естественно! Они только считают себя свободными, но на самом деле – так же входят в память системы.
- А эльфы?
- Эльфы - это миф. Их не существует! От слова «вообще».
Я не стал спорить, убеждать, что я их видел, и не только видел, но и общался с ними. Я просто помолчал, и задал вполне актуальный для меня вопрос:
- Что вы собираетесь со мной делать?
- Мы будем думать. Ситуация крайне неординарная.
- Простите, а «вы» - это… кто?
Мой собеседник напрягся (видимо – чтобы подобрал слова), но вдруг тяжело вздохнул, и сокрушённо ответил:
- Вам этого не понять!
- Тогда, у меня есть просьба. – обратился я. – Сможете её выполнить?
- Какая?
- У меня есть очень много вопросов. Приставьте ко мне человека, вот как того Александра, чтобы я мог с ним беседовать, и узнавать о вашем мире. Думаю, что ничего страшного для вашего «сверхкомпьютера» не произойдёт, если он будет просвещать «чужого» о вашем мире, пока вы будете решать, что со мной делать.
- Для чего?
- Тогда я стану более «предсказуемым»!
- Мы подумаем.

Как я понял – они подумали, и согласились с моим доводом. Во всяком случае - выполнили мою просьбу: ко мне стал приходить человек, с которым я имел долгие беседы. Это был не тот Александр - звали его Павел, и от него я узнал многое о том Мире, в который попал.

Я спросил его:
- Вот эти толстяки в летающих креслах – это кто?
- Это «население». – отвечал он. - Когда-то, их называли «золотой миллиард», но время шло, и сейчас - это просто «население».
- За счёт чего они живут? Они ведь где-то работают, чтобы иметь средства к существованию?!
- Естественно. Каждый из них владеет каким-либо предприятием, и контролирует его через интернет.
- А кто работает на этих «предприятия»?
- Роботы.
- А кто чинит эти роботы? Кто обслуживает, смазывает?
- Роботы.
- Но ведь кто-то создаёт этих роботов?
- Тоже роботы?
- Это как?
- Всё делают роботы. От добычи руды, до доставки клиенту. Человек лишь контролирует их работу.
- Но ведь кто-то, когда-то создал первых роботов, которые стали сами создавать роботов?
- Естественно. Но это было давно, и не сразу. Роботизация проходила в несколько этапов, постепенно образуя ту стройную систему, которая сложилась сейчас.
- Я видел ваше «население». Это разжиревшие толстяки, которые и передвигаться-то самостоятельно не могут. Скажите, они долго живут?
- Недолго, но за это время, вполне сносно выполняют свою задачу – контролируют предприятия, потребляют удовольствия, развивая тем самым экономику.
- Они все какие-то одинаковые, и я не мог понять: это мужчины или женщины?
- Они бесполые.
- Но как же тогда они размножаются? Ведь у населения должны быть дети!
- Для них в этом нет необходимости.
- Да, но они же не вечны! Их численность должна пополняться. Вы сами говорили, что они живут не долго.
- Численность «населения» контролируется клонированием. Для размножения, каждый сдаёт генный материал, который поступает в селекцию. Часть материала отбраковывается, остальная поступает в лабораторию, в которой происходит клонирование. Дальше – появляются дети, которые в интернатах проходят воспитание и обучение. Затем чипируются, им присваивается персональный код, и они становятся членами общества.
- Простите… Вы сказали «выбраковываются». Это как?
- Не все кандидаты на клонирование имеют подходящие данные для продолжения рода. У многих имеются мутации. Кроме того, Система должна развиваться, и для будущих поколений нужен материал определённого свойства. Поэтому, идёт отбор генного материала по социальной оценке их носителя.
- «Социальная оценка», это… простите, что?
- Каждый член общества пользуется сетью интернет, имеет свой аккаунт, и где каждый его запрос, каждый его пост, вся его переписка с другими, анализируется Суперкомпьютером. И ставится оценка его значимости для Цивилизации. На основании этого и принимается решение об использовании его генетического материала для клонирования.
- Кем принимается решение?
- Суперкомпьютером.
- А люди? Они как-то влияют на решения Суперкомпьютера?
- «Население» нет!
- А не «население»? Кто такие «вимы», за представителя которых меня принимали?
- Ну, вот я – Вим. Вы видите разницу между мной, и «населением», которое передвигается в летающих креслах, поскольку нести своё разжиревшее тело самостоятельно, они не могут?
- Конечно, вижу!
- Это ответ на Ваш вопрос?
- Не совсем. «Население» занимается потреблением и создаёт основу вашей экономики. А вы? Тоже управляете предприятиями, и потребляете удовольствия? Что-то не похоже.
- Мы не «население». Мы – обслуживающий персонал Системы. Мы обслуживаем все системы Суперкомпьютера, и в наших руках его существование.
- То есть, вы – элита?
- Нет. Мы далеко не элита. Нам многое чего нельзя, и мы многое чего должны. Мы должны питаться только определёнными продуктами. Мы должны учить науки, знать таблицу умножения, теорему Пифагора, слушать хоралы Баха, учить наизусть стихи. Нам нельзя играть во многие игры, нам нельзя смотреть много фильмов. Нам нельзя получать большинство удовольствий. Оттого, мы такие худые - мы должны жертвовать своим потреблением в интересах Системы. Да, мы живём дольше, мы имеем семьи, нас нельзя клонировать, но за это мы платим своим аскетизмом.
- Вы тоже чипированы?
- Естественно. Мы же существуем!
- И много вас?
- Порядка полумиллиона.
- А «населения» сколько?
- Их очень много. Миллиард.
- Вы – «далеко не элита»? А кто элита?
- Випы.
- Да… меня один спросил: а не вип ли я? Кто такие Випы?
- Это и есть элита. Власть предержащие. В их интересах работает Суперкомпьютер, ради них мы (вимы) обслуживаем Систему, для них живёт «население».
- А они какие? Тоже толстые, и в летающих креслах? Или такие как вы – стройные?
- Если честно, то я этого не знаю. Я их не видел. Впрочем, я – вим низшего звена, а с випами общаются только вимы высшего звена.
- То есть, и у вас, вимов, есть своя градация?
- Есть.
- А эти випы тоже чипированы?
- Вот этого, я не знаю. В Суперкомпьютере, они проходят отдельно. И это – закрытая информация. Даже от нас.

Постепенно, в моём мозгу стала вырисовываться картина мира, в котором я очутился. Но мне очень хотелось познакомиться с этим миром поближе, узнать не по рассказам Павла, а ощутить воочию! Какую-нибудь экскурсию, что ли! Но на все мои просьбы устроить такую экскурсию, я получал категорический отказ. Павел мотивировал это так:
- Поймите: любой Ваш контакт с нашим миром приводит к перегрузке в работе Суперкомпьютера! Сам факт Вашего существования в нашем мире, уже является шоком для вычислительных систем, которые действуют на основе математической логики. Вас нельзя просчитать! Как следствие – нельзя просчитать последствия от Ваших действий. Ведь увидит Вас кто-то из населения! О чём он подумает, увидев Вас? Как это просчитать? А главное – каковы будут последствия от этого?
Боюсь соврать, но именно тогда я впервые похолодел от ужаса. Я вдруг понял, что это – наше будущее. Будущее тех, кто живёт в 2015 году от рождества Христова. И будущее это, меня совсем не устраивало. Во всяком случае – в моём времени, это воспринималось, как крайне нежелательный сценарий развития.
Но в моё-то время (2015 году), идеи «цифрового концлагеря» воспринимались, как некая страшилка, придуманная всякого рода конспирологами! А тут оказывается…
Чем больше я беседовал с Павлом, тем больше у меня возникало ощущение, что моя цивилизация идёт куда-то… «не туда»! Во всяком случае, мои представления о будущем тогда (когда я живу), крайне далеки от того, что я узнал за время своего непреднамеренного путешествия в 2202 год! То, во что превратилось Человечество, меня совершенно не устраивало.
В 80-е годы я выписывал журнал «Техника молодёжи», и моё видение будущего складывалось на основе публикаций в этом журнале. Космические корабли, звездолеты, трансгалы (трансгалактические аппараты), освоение других планет, изучение далёких звёзд - это казалось естественным развитием науки и техники. И вдруг я узнаю, что всё это оказалось блефом! Цивилизация пошла по пути развития потребительства и мир построен не на науке, а на торговле!
Я спросил Павла:
- А как же космос? Вы летаете на другие планеты? Есть поселения на Луне, на Марсе?
- Поселения? Ну, естественно, они есть. И на Луне, и на Марсе, на планетах вокруг некоторых звёзд. Есть даже искусственные планеты. Правда, всё это существует только в цифровом виде – в памяти Суперкомпьютера. Но любой пользователь может заказать виртуальный тур на любую из этих планет. Стоит это не дёшево, но он получит колоссальные впечатления! Можно даже самому стать исследователем – купить виртуальный звездолёт, и бороздить просторы Галактики, узнавая и познавая Вселенную.
- Узнавая и познавая Вселенную… которая существует в памяти Суперкомпьютера?
- Естественно.
- А откуда Суперкомпьютер знает Вселенную? Ведь, если он даёт возможность пользователю познавать далёкие миры, то он должен сам знать эти миры! То есть, у него должны быть инструменты такого познания – он должен запускать туда какие-то исследовательские зонды, которые передадут ему информацию о том, что там творится, какие условия, как это всё выглядит…
- Не обязательно. Мощности Суперкомпьютера хватает, чтобы создать любой новый мир, и ввести данные об условиях и наблюдаемых видах в этом мире во всех подробностях.
- То есть, космических кораблей, звездолётов, и даже спутников, у вас нет?
- Корабли и звездолёты существуют виртуально. А вот спутники у нас есть в реальности – они обеспечивают связь.
- Но ведь эти спутники кто-то строит? Наверняка есть рабочие, инженеры, техники, которые обеспечивают заправку ракеты-носителя, успешный запуск.
- Всё это делается на роботизированных предприятиях. А инженерное обеспечение идёт от Суперкомпьютера. У нас всё автоматизировано и роботизировано – от добычи руды до старта ракеты.
- И что? Не бывает неудач?
- В каком смысле?
- Ну, неудачных запусков?
Павел немного помолчал, потом сказал угрюмо:
- Пока Вас не было – нет!
Я понял, что расспросы лучше прекратить. Хотя бы на время.

Но на следующий день я продолжил познавать этот мир через беседы с Павлом.
- Это ваше «население»… оно существует в своей виртуальной реальности, созданной Суперкомпьютером, но оно, по-моему, имеет совершенно примитивное мышление. Вы говорили, что они обучаются в интернатах. Их же там чему-то учат! Читать, писать, считать, в конце концов. То есть, какое-то образование у них есть?
Павел почему-то усмехнулся:
- Всё их образование – это получение навыков грамотного потребления. Уметь считать им не обязательно – есть калькуляторы. Писать и читать тоже не надо – у них нет языка в привычном для Вас смысле. Информация воспринимается через графические символы, но не буквы и слова, а «смайлики». Этого им вполне достаточно. А их язык – это звуковые тождества «смайликов»!
- А мки? У них есть некий «Горо», который имеет вполне адекватную речь!
- Их «Горо» - это наш человек. Он из вимов, но специально поставлен Системой изображать некоего лидера мки, чтобы иметь возможность контролировать их.
- Но для чего тогда нужны эти мки?
- Для видимости Свободы! Видите ли, сам термин «свобода» для нас священен, это – традиционный сакральный символ, который потерял свой первоначальный смысл, но является обязательным для поклонения. Своего рода икона, поклонение которой сплачивает население. На почитании идей Свободы основан существующий мир. И то, что наша Система содержит этих мки – это дань традиции.

Однажды я спросил этого Павла:
- Послушайте, а вы уверены, что ваша Система правильная?
- То есть?
- Ну… Вы можете с полной уверенностью утверждать, что ваш мир идеален? Что ваша Цивилизация достигла совершенства?
- А разве нет?
- Мне кажется, что нет!
Павел рассмеялся:
- Это потому, что Вы из далёкого прошлого. Вот представьте, что простой человек из Римской Империи вдруг попал в Ваше время. Ему понравится у вас? Он поймёт логику вашего существования? Нет! Хорошо, не из Римской Империи, из Средневековья. Да даже из эпохи Просвещения! У них были свои представления о будущем, которые радикально отличались от того, к чему вы пришли в начале двадцать первого века. Так и Вы! Вам совершенно не понять нашу Систему, поскольку ваше представление о будущем – это одно, а реальность – это другое.
- Да я не о том! – пытался возразить я. – Вы уверены, что это правильный путь? Вы не движетесь в тупик?
Павел рассмеялся:
- Послушайте! Наша Система существует не один десяток лет. И существует стабильно! Никаких проблем не было… - тут он вдруг переменился в лице, и добавил с какой-то злостью: - …пока Вас не было!!!

Я хотел получить ответ на многие вопросы, которые меня интересовали. И я спросил у Павла:
- Скажите, а вот то место, где я прожил несколько месяцев… у мки это называлось «Долиной Эдьфов»… это что?
- «Долина Эльфов»?
- Да. Я жил там некоторое время. Что это за домики? Что это за запасы продовольствия?
Сразу ответить на этот вопрос Павел не смог. Только задумался, и пообещал:
- Я посмотрю в справочниках. Но всей видимости, Вы тогда оказались в одном из заброшенных скитов Диссидентов. Это было такое движение, давно, ещё, когда только устанавливалась наша Система. Население, не согласное со всеобщей цифровизацией, стало отчуждаться. Они надеялись создать свой, альтернативный мир. Конечно, им это не удалось – они вымерли. В новые реалии они не вписались, а свой, старый мир, не сохранили. Так вот они были убеждены, что формирование Новой Системы – это ошибочный путь, который приведёт к катаклизмам, и закончится фиаско. Поэтому, они строили скиты, запасались продуктами, в надежде переждать «тёмные времена» и, после краха экспериментов с Суперкомпьютером, возродить жизнь на Земле.
Я так понял, что становление Системы проходило далеко не при всеобщем одобрении. Были протесты, было сопротивление, и одна из форм сопротивления – попытка уйти из Цивилизации,
- Что с ними стало?
- Ничего. Они просто вымерли. Не захотели рожать детей, состарились, и… всё. Их нет!
- А у вас дети есть? Вы говорили, что вас запрещено клонировать.
- Лично у меня двое. Но я – вим! Я несвободный человек. Я живу ради Системы.
- А свободные люди у вас есть?
- Естественно! Это население! Вот они полностью свободны – они живут для себя, в своё удовольствие.

Чем больше я узнавал этот мир, тем больше ужасался. И самое ужасное, было то, что наше будущее. Будущее моего мира, в котором я жил. Не таким я представлял себе будущее. Воспитанный на журналах «Техника Молодёжи», «Вокруг света», и на Советской фантастике, я всегда считал, что будущее – это межпланетные корабли, звездолёты, исследование далёких планет, заселение Марса, Луны. Представить, что Человечество превратится в стадо жирных идиотов, я не мог и в самом страшном сне.
Меня одолевала сверхидея: «Вернусь в своё время – начну бороться с теми тенденциями, которые ведут в такое будущее! Все силы приложу, чтобы этого избежать! Открою людям глаза!» Я был полон решимости, и уже просчитывал свои действия: с чего начну, какими словами буду объяснять гибельность выбранного нами пути, как буду описывать то будущее, к которому мы идём, и которое я увидел воочию…
Однажды случилось чудо (для меня чудо). Я давно просился на свежий воздух – погулять по городу, но мне наотрез отказывали, и я продолжал сидеть в этом «лазарете». Сидел, маялся, размышлял, в голову приходили дурные мысли. А тут у меня ещё и начались проблемы со здоровьем – я стал сильно кашлять, чувствовать слабость, тошноту, головокружение. И вот, меня отправили куда-то «на природу».
Лишь только двери аппарата (на котором меня «транспортировали») открылись, я сразу же почувствовал пьянящую свежесть чистого лесного воздуха, который буквально ринулся навстречу мне, и «обхватил» со всех сторон! «Как хорошо!!!» - думал я, выходя на залитый солнцем луг. А над головой - голубое небо с лёгкими облаками, и ослепительное солнце, почти в зените. Я сделал несколько шагов, предвкушая безмятежный отдых на травке, как вдруг…
Словно из-под земли вырулил чёрный автомобиль, остановился боком прямо передо мной, и из открывшегося окошка показалось лицо женщины-хрононавтки.
- Быстрее садитесь! – крикнула она.
И уж не помню, как я оказался в салоне. Автомобиль понёсся по дороге среди леса, а затем всё стемнело, и за окнами воцарилась тьма со вспыхивающими то там, то сям огоньками. И рядом со мной оказались (о чудо!) моя куртка и шапка. А в куртке – деньги, мобильный телефон, банковская карта и ключи от дома.
- Наконец-то мы Вас нашли! – сказала женщина-хрононавтка. Она сидела не просто за рулём – а за каким-то пультом.
- Где Вы были? Я ждал Вас…
- Произошла авария. По моей вине - я не учла, что оказалась слишком далеко в прошлом, а у вашего вида Хомо другая энергетика. Нас почти сразу же после старта выкинуло на разных временных уровнях. Но я-то знала, что делать – создать в истории свои маркеры, чтобы меня нашли. А Вы этого не знали. Если бы знали – с самого начала отметили бы себя в истории.
- Но всё же… Вы меня нашли!
- Да. После того, как появилось упоминание о Вас. Вы наделали много шума своим появлением в том времени. Но не сразу. По началу, Выше присутствие там никак не отмечено. Как только «отметились» - мы узнали, где Вы, и смогли забрать. То есть, Вы оставили в истории маркеры о себе. Понимаете? Нет?
Если честно, то я мало чего понимал. Я был поглощён другим –перспективой нашего будущего. Вдруг она обратилась ко мне, извиняющимся тоном:
- Мы сейчас должны будем сделать крюк во времени. Ничего?
- В смысле? – не понял я.
- Чтобы доставить Вас в ваше время, мне надо пройти вперёд по шкале. Это займёт время, но… после того, как Вы пробыли в другом мире несколько месяцев, лишние полчаса для Вас мелочь! К тому же, все Ваши злоключения уже позади, так что… просто расслабьтесь. Что-то не так?
- Всё нормально.
- Но… я вижу, Вы чем-то удручены!
- Мне просто не нравится то, во что превратится наша Цивилизация через сто восемьдесят семь лет.
- Вы узнали многое. Так что… просто смиритесь с тем, что ваша цивилизация сойдёт с исторической арены, оставив о себе только полуразрушенные артефакты.
- Но как же вы? Разве вы не есть развитие нашей Цивилизации в будущем? Ведь вы же из будущего? И, как я понимаю – с Земли, а не с какой-то другой планеты!
- Нет. Наша Цивилизация не продолжение вашей. Ваша была первой, но не последней. Вы деградировали и выродились, а вам на смену пришёл новый вид Хомо. Эволюция шла и, пока вы упивались величием созданного вами цифрового мира, эволюция сделала очередной шаг, и где-то в джунглях Амазонии появился новый вид человека – более продвинутый в эволюционном плане, обладающий более высоким сознанием, более совершенным разумом.
За окнами мелькали огоньки, и мы мчались во времени неизвестно куда. Для меня неизвестно. Моя спутница прекрасно ориентировалась – время от времени нажимая на какие-то кнопки на пульте перед собой. А мой мозг наполнялся страшной истиной: та цивилизация, в которой я живу – всего лишь первая попытка Человека создать ЦИВИЛИЗАЦИЮ. Первый блин, как известно, комом!
А ведь я думал… я надеялся… я был уверен…
Освоение Марса, искусственные планеты, покорение звёзд, иных миров! Ведь это, казалось, совсем рядом! Да - я вырос на журналах «Техника Молодёжи», «Наука и жизнь», «Вокруг света», на Советской фантастике, на репортажах об очередных запусках кораблей «Союз» к станциям «Салют» и «Мир». И мне всегда казалось, что и дальше всё будет идти по нарастающей! А вот и нет! Мы развивались-развивались, достигли кульминации, а потом начали «падать». И, в конце концов, пришли к плачевному результату: созданная нашим видом «Хомо сапиенсов» цивилизация превратилась в нечто непотребное! Существование стало скотским – люди превратились в разжиревшее цифровое быдло, которым управляют какие-то «вимы» и «випы»!
Я несмело спросил:
- Так значит – мы, живущие в начале двадцать первого века, превратились в этих жирдяев на летающих креслах, а потом вымерли? И что было после нас?
- Новая цивилизация. Не сразу, но она стала быстро развиваться, и прошла больший путь, чем вы.
- Это те, кто в моё время бегает по джунглям с каменными топорами?
- Да.
- И они лучше, чем мы?!
- Повторяю: у них произошёл эволюционный скачёк, и появился новый вид. Более прогрессивный, чем сапиенс. Это проявилось не сразу, они долгое время существовали в тени вашей цивилизации. И, лишь когда вы деградировали окончательно – они стали создавать свою цивилизацию. Понимаете?
- Но они, как я понял, тоже деградировали?
- Со временем – да. Но там была другая история. У них новый эволюционный скачёк произошёл, если можно так выразиться, «внутри» цивилизации. Там был кризис демографии, застой в научном познании… но это вам не понять.
- То есть мы – очередная тупиковая ветвь эволюции? Как неандертальцы?
- Это Эволюция! Смиритесь с этим. Вы – очередной шаг эволюции. И не просто шаг – прорыв! Вы первые создали государства, культуру, науку. Первые! Гордитесь этим!
- А те существа, которых я встретил, так называемые «эльфы» - они тоже исчезнут?
- Не совсем. Они будут существовать какое-то время. А потом и они эволюционируют – из них тоже выделится новый вид Хомо. А потом будет временное сосуществование двух видов, которое закончится симбиозом, и будет это… в общем – ещё одним эволюционным скачком. Но, извините, все подробности мне просто некогда объяснять.
Она что-то покрутила на пульте, и я заметил, что огоньки за окнами стали вспыхивать чаще.
- Мы приближаемся, – сообщила она. – Я Вас высажу в том же месте, и в том же времени. Вам далеко будет идти до дома?
- Близко. А что?
- Нет, я могу Вас высадить в том же времени, но в другом месте пространства – поближе к дому.
- Высадите там же. Мне надо будет зайти в магазин. Купить кое-что.
- Продукты?
- Нет. Далеко нет!
- Если не секрет - что именно?
- Верёвку и мыло!
Она обернулась, и посмотрела на меня с ужасом.
- Вы что! И не думайте!
И тут на меня нашло. Не знаю, что случилось, но я вспылил:
- А я не хочу жить в этом мире. Жить и знать, что всё, на что я надеялся – это мираж! Мои потомки никогда не построят звездолёты, не полетят на Марс, не освоят глубины океана! Мои правнуки и праправнуки станут жирными потребителями товаров и услуг в цифровом мире, деградировав до уровня скота, существующего во благо «вимов» и «випов»! Не хочу! Понимаете?
Она немного помолчала, а затем сказала настойчиво и ясно:
- Вот что! Зайдите в магазин, но купите не мыло и верёвку, а тетради и ручки. Придёте домой, и запишите то, что видели. Просто запишите, и всё! Обещаете?
Я пообещал. Как раз в это время, я увидел за окнами наши улицы под нашим хмурым небом, заполненные нашими автомобилями, и понял, что моё путешествие поневоле закончилось.
- Прощайте! – радостно крикнул я, и буквально вылетел из машины.
ГДЕ ТУТ БЛИЖАЙШИЙ МАГАЗИН КАНЦТОВАРОВ?

Заключение

Записи, сделанные мужчиной, совершенно случайно совершившем путешествие в будущее, не оказались сразу же во «всемирной паутине». Оно и понятно – он писал в бумажных тетрадях, которые после сложил в стопку, обернул стрейч-плёнкой, и отнёс в гараж, а о случившемся, постарался забыть. Во всяком случае – не думать об этом и никому не рассказывать.
Но, через четыре с половиной года, в апреле 2020 года, он неожиданно умер. Нет – не от коронавируса, а скорее от того, что впоследствии назовут «коронабесием-2020». Официально – от инфаркта, но вполне можно предположить, что в истерии с коронавирусом, он увидел предзнаменование той эпохи, в которую попал во время своего непреднамеренного путешествия во времени.
Давно известно: если человек не хочет жить – никакая медицина не сможет его спасти. Возможно, что так и случилось с этим мужчиной. Он уже не хотел жить, а потому, небольшого инфаркта было достаточно, чтобы он не стал цепляться за жизнь, и тихо, мирно ушёл их этого мира. Мира, который идёт семимильными шагами в страшное и непотребное будущее. Будущее, населённое разжиревшим населением, погрязшем в потреблении удовольствий через электронные устройства, в котором весь прогресс сводится к потаканию самым низменным потребностям человека, доставшимся ему от животных.
Его вдова, проводя «ревизию» в гараже покойного мужа, обнаружила эти тетради, и рассказала о них своей подруге, та – мужу, который написал об этом в соцсетях. Записью заинтересовался один местный блогер, связался с женой автора тетрадей, и выкупил их за небольшую цену.
Вот только, как только он начал публиковать в своём блоге отрывки из этих тетрадей - неожиданно заболел «короной» и через неделю умер в реанимации инфекционной больницы. Его гражданская жена опубликовала на его странице оставшийся материал, после чего, этот блог был заблокирован администратором.
Но… «джин уже был выпущен из бутылки»: с информацией ознакомились многие пользователи интернета. В том числе – и ваш покорный слуга.

Рафаэль Басыров.
16.03.2016 – 30.04.2021 г.








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 24.11.2022г. Рафаэль Басыров
Свидетельство о публикации: izba-2022-3434308

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1