Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Так как, на самом деле, Клара или Маша?


Так как, на самом деле, Клара или Маша?

Долго раздумывал, заводить или не заводить мне этот разговор, предчувствуя гулкий резонанс по этой теме как от профессиональных музыкантов вокалистов, так и любителей музыки тоже, но всё же хочу начать дискуссию по поводу целесообразности исполнения вокальных произведений зарубежной классики на языке оригинала.

В последнее время исполнение романсов, песенных циклов, арий даже в рамках концертных программ, не говоря уже об оперных спектаклях, переведённых на русский язык, стало едва ли не проявлением дурного тона и всячески избегается как исполнителями, так и составителями программ и репертуаров.

Это было понятно и могло быть воспринято сочувственно в России, скажем, до 2014 года, когда русская речь воспринималась на том же самом Западе хотя бы терпимо, но сейчас, когда весь западный мир ополчился на нас, это по меньшей мере, странно. Ведь стало очевидным, что русский язык преследуется и вытесняется из культурного пространства на планете!

Настаиваю на том, что русский язык, русская речь едва ли самый санкционный и репрессируемый объект мирового пространства, и добровольная сдача своих культурных позиций, завоёванных русским языком, русской культурой на протяжении, по меньшей мере, двух последних столетий, это даже не сдача Херсона или Чернигова и не может расцениваться актом доброй воли!

Приведу для примера события столетней давности, конда даже в далеко не в самой русскоязычной среде и русской по происхождению императорской фамилии Романовых после начала русско-германской войны 1914 года с воодушевлением были восприняты идеи по переименованию Санкт-Петербурга в Петроград и героев сказок и спектаклей. Так немецкая Клара в Шелкунчике вдруг стала именоваться Машей.

Что касается меня лично, то у меня свои собственные санкции на эту ставшую общим местом тенденцию в отечественной культуре, и государственной политике, и на зарубежные оперы, исполняемые на языке оригинала, я последние двадцать пять лет просто не покупаю билеты, то есть голосую кошельком. Скажете, сам себя наказываю?

Отнюдь! Мне хватает в театрах огромного репертуара балетных спектаклей, напрямую исполняемых в супдопереводе и понятных даже глухонемым, или, скажем, оперетт и мюзиклов, которые пока что ещё никому не взбрело в голову исполнять на языке оригинала! К тому же русские композиторы успели создать богатейший репертуар русских опер и вокальных произведений, которые по праву считаются шедеврами мировой вокальной классики! Так что без театра я со своими предпочтениями не останусь!

Но что касается общей тенденции, то личная инициатива, робко начатая в начале 60-х нашими безусловными вокальными гениями, Муслимом Магомаевым, Еленой Образцовой, Владимиром Атлантовым была с энтузиазмом встречена в культурной среде нашей всегда больной либерализмом интеллигенции, и теперь в стране, пожалуй, нет ни одного театра, где можно было бы услышать оперы на переводные либретто.

С ностальгией вспоминаешь времена, когда в Ленинградском оперном театре имени Мусоргского можно было послушать Гуно, Бизе, Россини или Верди в прекрасном исполнении на русском языке. Ведь совсем ещё недавно такое же благо дарил любителям оперы театр Консерватории имени Римского-Корсакова. Но не удивлюсь, что после бесконечной реконструкции здания на его сцене будет подхвачена эта же глобальная тенденция.

Я очень чувствителен к слову, к поэтическим текстам и смыслам, поэтому романсы, арии или песни, исполненные для меня на непонятном мне языке так остаются учебными упражнениями по сольфеджио, показанными публично со сцены. И поэтому я очень болезненно отношусь к отсутствию в репертуарах или на театральных сценах арий Фигаро, Кармен или Дон Жуана не на русском, понятном мне языке!

А ведь нужно признать, что переводные либретто, арии или тексты спектаклей по праву становятся достоянием языковой и национальной культуры, будучи переведёнными на язык масс. Мне например, очень обидно за Петра Ильича Чайковского, потому что я никогда не услышу оперу Моцарта Дон Жуан в его переводе! А ведь Пётр Ильич был огромным патриотом и очень ярко и характерно высказывался по поводу русского языка!

Но современная тенденция составляет весь этот культурный багаж за бортом. Вопрос, с кем и с чем останутся наши театры, когда из залов практически исчезли европейские туристы, пропали многочисленные китайские, корейские и японские группы, которым глубоко всё равно, что и на каком языке звучит со сцены. В театры возвращается наш, отечественный русскоязычный зритель и слушатель.

Тем более, что языком законодателей всё чаще озвучивается требование исключить в стране употребление иностранных слов, латинской графики, развивать у детей чувство патриотизма и гордости за свою Родину, свой народ и его язык. И по этой методике воспитывалось моё поколение, и во Всесоюзном эфире постоянно звучали переводеые арии и спектакли. И не считаю, что это воспитание было порочным или ущербным!

На эти мысли меня натолкнуло посещение 20 ноября концерта абонемента для детей в Малом зале Филармонии нашего видного искусствоведа и музыкального просветителя Натальи Леонидовны Энтелис. Мы с женой и с внуками очень заинтересованно следим за её лекциями и часто в доковидные времена покупали абонементы.

Она, безусловно, верный продолжатель дела Дмитрия Кабалевского и Светланы Виноградовой, проводивших в пятидесятые годы циклы лекций в Большом зале Ленинградской филармонии для детей и юношества, и для наших внуков её лекции стали начальной школой в мир музыки. Но на этой лекции мы впервые почувствовали и усталость и разочарование.

Во-первых, формат лекции был далеко не для детей по продолжительности, просидеть в зале два с половиной часа и для взрослого это тяжёлая слушательская работа, и Наталья Леонидовна всегда эту меру чувствовала. И второе... Где ещё, как не с концертной эстрады современный ребёнок может услышать арию Царицы ночи, Дон Жуана или его дуэт с Церлиной, как не в формате просветительской лекции.

Мне было искренне жаль детей, присутствовавших в этот день в Малом зале так и не пропустивших через себя смысл прекрасных арий Великого Моцарта. Один лишь С. Завалишин осмелился спеть арию Зарастро из оперы Волшебная флейта на русском языке, все остальные пели на немецком, итальянском языках, одинаково непонятных как для большинства взрослых, так и для абсолютного большинства детей.

И вопрос на злобу дня: может быть с перелома этой тенденции начинается истинное патриотическое воспитание детей? Или я что-то не понимаю и путаю?©






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 24.11.2022г. Владимир Храбров
Свидетельство о публикации: izba-2022-3433713

Рубрика произведения: Проза -> Очерк



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1