Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 19. На связи Кремль


Глава 19. На связи Кремль
­Планета №771/56 («Болхиа»), Военно-производственный объект СССР «Заря-21». 1 июня 2339. 10:00 (по Москве).


В кабинете Кетцоалькоатля в положенное время собрались три благородных дона и две сеньоры: Иоффе, Ковун, Жю Сет и сам киборг. Присутствовала и Иванникова, точнее ее мерцающая голограмма. Сама Ирина Геннадиевна еще находилась в госпитале. Не было только Сайто.

Перед ними на огромном экране проецировались изображения Председателя Политбюро Верховного Совета СССР Андрея Семеновича Подгорного и двух генералов – Кадочникова и Петра Могилы.

- Здравствуйте, товарищи! – начал Подгорный. – Приветствую, товарищи офицеры! Генералитет тоже категорически приветствую. Поздравляю с успешным завершением первой фазы операции! Хотелось бы облегченно расслабиться и развязать галстуки, но, увы, товарищи, врать не буду – все еще только начинается. Настройтесь на долгую и кропотливую работу. Легкой победы не будет, даже несмотря на наше техническое превосходство. Не венки победителей несем мы на головах своих, а. образно говоря, мученические венцы, тьфу-тьфу, чтобы не в буквальном смысле! Будет и третья фаза операции, где война будет идти, образно говря, за души человеческие! Учтите, для большей части населения планеты, вы пришельцы,чужаки, враги. Происшествие с капитаном Ристичем это наглядно показало, - даже те, кто должен нам сочувствовать, могут действовать против вас. Везде и всюду вы будете встречать упорное сопротивление и непонимание, неприятие того порядка, тех ценностей, которые вы исповедуете. Даже, иной раз, среди ваших союзников. И нужно будет проявить недюжинную выдержку и силу характера, чтобы в этой атмосфере являться маяками возрождения нормальной жизни для коренного населения. Учтите, к вам сейчас прикованы взоры и болхианцев, и граждан Федерации! И каждое ваше действие, каждый ваш поступок, который станет достоянием гласности, будет рассматриваться под наноскопом, будет обсуждаться, разбираться на кварки и подчас в них будут вкладывать такие смыслы, каких там изначально не было!

- И разумеется, плохое будет больше на виду, чем чистое и светлое? – спросил Ковун.

- Ну, такова природа человеческая, она во всем ищет изъяны! – развел руками Подгорный. – Уж у коренного населения точно. Уж выжившие зидоисты и провокаторы точно найдут способ очернить вас! Я понимаю, насколько вам будет сложно. Но вы теперь не одиноки, как раньше. Вся Федерация с вами! На планете теперь будет постоянно находиться флотилия ООН и планируется, что еще несколько суперсоюзов создадут здесь свои постоянные станции. Советская «Заря-21» также приобретает статус международной, хоть и остается под нашим внутренним командованием. Мы очень высоко оцениваем ваши усилия, товарищ «127». На Земле вы теперь знаменитость! Ну и ваши сотрудники, конечно… Вы знаете, сколько в соцсетях появилось неофициальных страниц, посвященных ВПО «Заря-21»? Наши товарищи насчитали уже девяносто! И везде граждане помещают ваши фото, спрашивают, что это за люди, откуда они… Ваши имена теперь на устах у всей планеты, а Болхиа – это, говоря, старым языком, теперь модный тренд. Тысячи людей сочувствуют Республике. Тысячи молодых энтузиастов готовы стать гражданами Болхианской республики, готовы терпеть голод, холод, неурядицы, даже идти с оружием в руках! И тысячи их прибудут вскоре к вам. И ваша, военных, задача, - обеспечить им безопасность. И проинструктировать болхианских товарищей, что эти люди – не колонизаторы и угнетатели, а братья их по разуму, которые преодолели парсеки, чтобы помочь им, болхианцам, возродить их мир. А именно это будут внушать болхианцам реакционные недобитки, именно на них будут направлены вероятные диверсии и покушения сторонников старого строя.

- Простите, товарищ председатель, - взял слово Могила. – Для того, чтобы обеспечить безопасность наших граждан в открытом городе, нужно размещение значительных сил безопасности в том же Амфидо. И наши граждане должны жить отдельно, в закрытом, охраняемом районе. Например, на той же «Заре-21».

- Но в этом случае сразу же выстраивается искусственный барьер между землянами и болхиа, - заметил Иоффе.

- Иначе стопроцентную безопасность гарантировать будет нельзя! – категорично сказал Могила.

- Увы, многие наши молодые энтузиасты настроены слишком бескомпромиссно, - сказал Председатель. – Поэтому нужно будет подумать, как решать обе задачи. Понимаю, будет сложно. Необходимо в кратчайшие сроки нужно восстановить Амфидо и наладить в нем нормальную, довоенную мирную жизнь. Пусть пока не по нашим стандартам, с допустимыми отклонениями… Спешка, товарищи, нужна сами знаете где… Восстановить конституцию, судебные органы, силы правопорядка, медицинские органы, организовать обучение детей. Здесь поможет наш опыт, например, восстановление экономики после Терранской битвы. Или копайте глубже, – восстановления России после гражданской войны и революции в 20 веке. Или после Великой Отечественной войны, когда треть страны лежала в руинах, хорошо хоть не в радиоактивных! Тогда многие институты власти были созданы заново в стране, которая еще жила по старым устоям. И имейте в виду – печального опыта развала первого СССР никто не отменял. То есть, политика в отношении новой АССР должна быть гибкой и не упираться в идеологические догмы. Что по экономической ситуации, товарищ Кетцель?

- Экономика на нуле, Андрей Семенович, - пророкотал киборг. – В первую очередь держим в уме создание малых предприятий передельной металлургии и химической промышленности. Столько железа скопилось, что на переработку его уйдет много времени. С химией проще, - грязи на планете столько, что на десятилетия вперед хватит! Наладить производство транспорта, энергетика, хотя бы на уровне 20 века. В общем, набор полный.

- Сначала производство нормальной пищи надо наладить, – сказала Жю Сет. – У людей хлеба нет! Продовольственная помощь вечной не будет. Нужны агрофермы. И нужно озеленение планеты! Без природы планета будет нести смерть, хоть миллион городов и заводов здесь постройте! Ее энергетика просто перенасыщена голосами умерших.

- Стелла, давай без своих колдовских штучек! – раздраженно сказал Ковун. – Серьезные дела здесь обсуждаем.

- А вот я не согласен с вами, Павел Андреевич! – внезапно сказал Подгорный, приветливо улыбнувшись и машинально приглаживая волосы. – Правильно говорит товарищ … Жю Сед, я не ошибся?

- Жю Сет, милорд! – Стелла встала из-за стола, учтиво поклонилась и вернулась на свое место. – Графиня Стелла Мария Альварес Жю Сет к вашим услугам. С вашего разрешения!

- Вы и есть та самая легендарная гуриассийская колдунья? – приветливо спросил Подгорный, машинально приглаживая волосы ладонью. – Много про вас слышал, но впервые имею удовольствие видеть вас лично. Говорят, вы здесь всех старинными титулами наделяете? Повезло же болхианским товарищам работать со столь прекрасной дамой! Судя по вашей награде, адаптировались успешно?

- Так точно, милорд! – Жю Сет вновь поднялась и склонилась в глубоком реверансе, точно перед королем. Что не слишком понравилось Иоффе.

- Товарищ Жю Сет, да нужно так постоянно вставать,я же вам не король какой-нибудь! - попросил Подгорный, еще более смутившись. - У нас же власть Народа.

- Успешно, товарищ Председатель, успешно! – поддержал Ковун даму, – Товарищ графиня в целом разделяет наши ценности и все больше и больше руководствуется ими и в своем мире. Есть еще, конечно, некоторые сложности, расхождения во взглядах на некоторые ценности, но, в целом тенденция положительная.

- А я, значит, на роль прекрасной дамы уже не гожусь, да, Андрей Семенович? – спросила голографическая Иванникова, кося недобрым глазом на Стеллу. Она знала Подгорного по прошлым годам работы в Верховном Совете.

- Ирина Геннадьевна, вы просто ослепительны сегодня! – поспешил исправиться смутившийся Председатель. – Вы просто добрый ангел, про вас болхианцы легенды слагают! Так, о чем мы? Ох, наши прекрасные женщины, кого угодно с темы собьете!

- Товарищ майор, а что за форма у вас неуставная? – строго спросил Кадочников, обращаясь к Жю Сет.

- Простите великодушно, товаристч генерал, вы, видимо, имели в виду длину моей юбки? – смиренно спросила графиня, смотря в глаза Кадочникову. – Может быть, это против правил, но я позволила себе удлинить ее. Я не только офицер, я и замужняя женщина, а мое тело ни один мужчина, кроме моего супруга, видеть не имеет права. И только он имеет право разрешить мне более вольную форму одежды. Таковы обычаи моего мира. Тем более, когда дело касается ног. Прошу извинить.

- Ну,… - не нашел, что ответить Кадочников. – Все же… Похвально, конечно, такая супружеская верность, но требования Устава никто не отменял. Впрочем… Товарищ Иоффе! Ну, в самом деле, не тираньте уж так-то супругу, XXIV век на дворе!

- Я тираню?! – Иоффе удивился, как филигранно его женушка перевела на него стрелки. – Разумеется, она вольна носить форму, как положено. Вы слышали, товарищ майор?

- Как прикажете, товарищ полковник, - Стелла, не вставая из-за стола, поклонилась Иоффе, как восточная наложница султану.

Ирина, глядя на это только поморщилась и пробурчала под нос: «Всех очаровала, стерва! Задушила бы!» Иоффе только покраснел, снял очки и угрожающе взглянул на Стеллу, а она, кроткая, как юная фея, легонько прикоснулась колпачком ручки к полураскрытым губкам и отвела глаза к экрану.

- Так вот, о чем мы? – решил вернуться к теме Подгорный.

- Прошу прощения, господин председатель, мы говорили об озеленении планеты, - вновь подала голос Жю Сет, моргнув огромными глазами.

- Да, спасибо… Итак, товарищ майор права, потому что мне ли вам говорить о значимости биосферы*, как в глобальном смысле, так и в частностях. Это и природный, и биоэнергетический уровень, и психологическое состояние населения… Озеленение республики должно начаться уже сейчас. Резолюция ООН называет это одной из важнейших задач нашей миссии.

- Товарищ Председатель, я говорила, и вновь повторяю, что мы в кратчайшие сроки обязаны открыть медицинский центр, потому что на планете фактически отсутствует здоровое население, - заявила Иванникова. – У нас половина населения со злокачественными опухолями, сохраняется угроза эпидемий. Медикаменты на исходе, персонала не хватает. Мы вскоре можем получить здесь эпидемиологическую катастрофу. Хорошо хоть майор Лилия 652-х на себя ребятишек взяла, Усыновила всех «острых» с онкологией, дай ей Бог здоровья.

- Я распоряжусь сегодня же, чтобы медицинский корабль с персоналом и оборудованием прибыл на Болхиа в сорок восемь часов, - пообещал Подгорный. А что со строительными войсками, товарищ Кадочников?

- Уже делается, товарищ председатель, - ответил генерал-майор. – С Абилона уже направлен военно-строительный корабль, должен прибыть в ближайшие часы.

- А майор Лилия 652-Х– это ваша подчиненная?

- Наша, товарищ Председатель, - спешно поднял руку Могила. – Наш кадр, наша гордость, золотая женщина! Увы, семьдесят лет в строю уже, запросила отставку по возрасту!

- Семьдесят?! Это сколько же всего ей лет? – удивился государственный муж из Москвы.

- Так и есть, семьдесят. Точнее, семьдесят один. Машина первого класса, товарищ председатель!

- Машина усыновила восемь детей?! – не поверил ушам своим Подгорный. – Я нет ослышался?! По приказу?

- По совести, - гордо ответил Петр Криптонович. – У нас в конторе такие машины, что с врагом сражаются, как звери, а сирот жалеют своим машинным сердцем, как ангелы. И не восемь, а девять. Или десять уже…

- Ваше ведомство, я надеюсь, будет и дальше курировать заслуженного ветерана Федерации? – спросил Подгорный. – Это же мать-героиня получается?!

- Разумеется! Обслуживание в клинике, протезирование, льготы, выплаты… Все, как положено!

- У меня на эмоции среди машин свои взгляды – недовольно прогудел Кетцель. – Машина должна быть беспристрастной.

- Ну, вы Кетцалькоатль Петрович, великий ретроград*! – усмехнулся председатель Политбюро. - И великий же скромник!

- Сам семью воспитываешь, между прочим, - заметила Иванникова.

- Это другое, - важно сказал киборг.

- Продолжаем, товарищи, - сказал Подгорный. Самое главное… Наши павшие герои. Товарищ «127», вы уже направили рапорты о присвоении погибшим Неделину и Титову звания Героев посмертно? Командование, я думаю, не будет препятствий чинить?

- Препятствий чинить не будем, но самого рапорта на присвоение еще не получал, товарищ бригадный генерал.

- Уже набрал, и пять минут назад отправил, - ответил Кетцель.

- Добро, - ответил Подгорный. – Второе… По народному хозяйству. Вам нужно будет в кратчайшие сроки организовать брифинг с руководителями всех секторов «Зари» и определиться с производственно-экономическим планом для республики. Разумеется, с представителями Болхианской республики.

- В целом, общий контур уже определен, - ответил всегда готовый киборг, - АПК, химия, чермет, производство синтетических пластмасс, полиуретана, удобрений. Атомная энергетика… Второй этап – производство транспортных средств на электрическом ходу, уровень конца 20 века. Микроэлектроника и самые простенькие кремниевые процессоры. Это второй этап… Да, и очистка планеты. И озеленение, товарищ Жю Сет, я помню! И, Андрей Семенович, наше главное богатство, - J-101. Я настаиваю, товарищ Председатель, что руду не надо возить за тридевять систем, а обогащать и перерабатывать прямо здесь. Я настаиваю на строительстве здесь обогатительного комплекса! Он может стать ядром всей промышленности республики . Надеюсь на вашу поддержку, Андрей Семенович, и выношу этот пункт на голосование.

- Ну что же, это ваша давняя мечта, Кетцель Петрович. Если Верховный Совет проголосует «за», так тому и быть.

- Также необходимо определиться со сроками при планировании, - заметил Председатель. – Минимум, год, я думаю, уйдет на то, чтобы оправиться от шока, создать предпосылки для дальнейшего восстановления народного хозяйства, решения продовольственного вопроса, а также для формирования органов управления республикой. Потом – чрезвычайный трехлетний план для дальнейшего развития промышленности, выхода на новый производственный уровень. А следующая, тридцать девятая советская Пятилетка – уже с «Полярным Сиянием». Республика должна влиться экономическую жизнь всей страны. Вы, товарищ Кетцель должны довести этот план до болхианского руководства. Я думаю, будет целесообразно назначить вас советником по вопросам сотрудничества с инопланетными товарищами. Тем более, задел у вас уже есть, вас там знают и уважают.

- Третий вопрос – медицина! – протянула руку вверх голографическая Иванникова. – Не забывайте про нас! Мы, врачи, увы, не вымирающая профессия, и еще ой как понадобимся!

- Помним, помним, Ирина Геннадиевна! – закивал Подгорный. – Тот, кто произнес эту фразу, либо провокатор, либо глупый, недалекий человек, и неизвестно, что он вообще делает в Совете. Ваша поликлиника, кстати, где вы работали, должна быть восстановлена нашими добровольческими отрядами в ближайшие дни. Потом прибудут ваши земляки из Самарской области, и мобильный медицинский корабль с Юпитера.

- Повторюсь, - сразу же встает вопрос об обеспечении безопасности! – высказался Могила.

- Предполагаем использовать постоянные команды из комендантского взвода, - сказал Ковун.

- Не хватит вам своих людей, - покачал головой Подгорный. – Товарищ Кадочников! Будет ли изменена численность и структура контингента?

-Да, товарищ председатель, жду своей очереди для доклада, - ответил Кадочников.– Итак, в связи с чрезвычайными событиями, Министерство Обороны СССР приняло решение на базе «Заря-21» произвести доукомплектование и развертывание полноценного батальона по штату военного времени. Нынешний Военный Совет автоматически становится штабом. Вероятно, состав командования будет пополнен и новыми членами. Планируется довести численный состав уже имеющейся десантно-штурмовой роты, - из тридцати человек! – минимум до шестидесяти, плюс доукомплектовать батальон машинами. Также в составе подразделения будет сформирован разведывательный взвод и мотострелковая рота из трех отделений тяжелой техники. Танковый взвод уже есть, - доукомплектуем. Комендантская рота, - также… Ремонтно-транспортная рота разделяется на ремонтный взвод и военно-транспортный, из четырех кораблей. Коптеры и истребители объединяются в авиадесантное подразделение. Таким образом, фронтовая авиация занимается своими делами, а транспортники - своими. Будет создан также комплекс планетарной обороны, подразделение РХБЗ, подразделение ИЭБ и инженерно-строительное подразделение. В составе управления выделяются отдел науки, как и ранее, отдел материального обеспечения, отдел военной экологии, ну и так далее, как положено…. Медицинский взвод будет расширен, и будет штатный психолог, обещаю!

«Эх, эти бы силы нам месяц назад!» - подумали присутствующие офицеры. Как всегда, командование готовится к уже прошедшей войне. С кем теперь-то воевать? Но вслух этого, разумеется, никто не сказал.

- Также рекомендую вам, товарищ Могила, расширить и доукомплектовать отдел безопасности, - заметил Подгорный.

- Сделаем, - отозвался генерал КГБ. – Эх, жалко Георгиевна ушла! С ней таких дел наворотить можно было бы! Ну, конечно, возраст уже… Семьдесят лет в строю, - это не шутка.

- Кто эту махину возглавит? – спросил Подгорный. – Товарищ Кетцель? Давайте уже, на пятнадцатый десяток? Или есть особые мнения?

- Андрей Семенович, я вынужден попросить замену, - неожиданно заявил Кетцель. – Я хочу сосредоточиться на других вопросах. Во-первых, прошу назначить меня начальником отдела научных исследований, как и раньше. Во-вторых, моя депутатская деятельность… В-третьих, продолжаю и дальше курировать вопросы сотрудничества с Болхианской Республикой.

- И экономическим развитием, Кетцель Петрович! – дополнил Председатель. Не забывайте об этом. Помните о предлагаемой нами новой стратегии развития страны… «Стратегия 2350». Так и опробуйте его здесь! И болхианским товарищам помощь, и нам полигон обкатки.

- Товарищ Председатель, а что за Стратегия 2350? – спросил Иоффе. – Я сегодня в сети обнаружил, что в конце года состоится общенациональное голосование по вопросам стратегии новой экономической политики?

- Товарищ Кетцель, а вы что, соратникам своим до их пор не представили проект новой программы развития страны?! – изумился Подгорный! Ай-ай-ай, товарищ Кетцель! Ставлю вам на вид, срочно исправляйтесь! Действительно, голосование состоится уже, скоре всего в начале декабря, а товарищи знать не знают.

- Так точно, товарищ Председатель! – поднял блестящую ладонь Кетцель. – Исправлюсь. Хотя, если честно, товарищ Иоффе, я уже делал кучу рассылок с адресом ресурса, где программа представлена подробнейшим образом. Start2350Ussr.fed, Дэвид Аркадьевич.

- Никакие ресурсы не заменят наглядной презентации, - сказал Подгорный. – Причем, хорошо бы это сделать в актовом зале, на всю аудиторию, с охватом всего личного состава.

- Так точно. Кроме того, прошу зачислить меня, как обычно, в авиадесантную группировку обычным авиаботом. Как видите, у меня функций хватает!

- Ну ты, боярин, многостаночник! – хмыкнул Ковун.

- А у машин всегда так, - ответил киборг. – Кто же может делать сразу десять дел, как не машина?

- Неожиданное заявление, Кетцель Петрович, - удивился Подгорный. – Ну…тогда кого вместо себя предлагаете?

- Предлагаю, товарища Иоффе, Андрей Семенович, - изрек киборг. – Он в течение нескольких лет занимал должность командующего, имеет достаточно опыта.

Стелла аж расцвела, забарабанила кулачками по столу и радостно дернула мужа за рукав. Однако, ее ждало горькое разочарование:

- Спасибо за доверие, товарищи, но опыта командования таким большим подразделением я не имею, - серьезным голосом сказал Дэвид Аркадьевич. – Однако у нас есть специалист, который такой опыт имеет. Я имею в виду майора Сайто. Причем, она руководила этой базой на протяжении восьми лет, если не ошибаюсь.

Стелла уничтожающе посмотрела на супруга, будто хотела силой мысли уронить ему кусок потолка на голову.

- В отношении Сайто у государственной безопасности есть свое мнение, - заметил Кетцель. – К тому же она иностранная гражданка.

- Ну, если вы товарищи не определитесь, командующего найдем! – пообещал генерал-майор Кадочников. – Товарищ бригадный, в связи с тем, что ваш коллектив отлично зарекомендовал себя в специальной операции, я до послезавтра еще жду, если вы предложите сами подходящую кандидатуру. Нет, - значит, будем искать.

- Товарищи мужчины, я, конечно, извиняюсь, но я опять влезу, - вновь взяла слово голографическая Иванникова. – Нужен план не только лечебных, но и профилактических мероприятий. Я, на правах пока еще главного врача базы, настаиваю на включении Болхианской Республики, - уж одной или двух, - в Республиканский календарь профилактических прививок. И я уже Лилии Георгиевне говорила, Кетцелю говорила, и всем заявляю – у нас почти сорок человек на второй-третьей стадии рака, то есть по дороге на кладбище, если мы не примем мер!. Тут «караул» кричать надо! Поэтому первое, на что надо обратить внимание, - это спасать людей. Особенно, детей. Лилия Георгиевна решила спасать наиболее острых своими силами, дай ей Бог здоровья! Но одной чудо-машины на всех не хватит. Я, товарищи государственники, как простой гражданин просто настаиваю вас обратить внимание на данный вопрос!

- Да уж! - вздохнул представитель Кремля. – За что не схватись, все горит! Я вас услышал, товарищ Иванникова! А почему вы говорите «пока еще»?! Что за упаднические настроения?!

- Дело в том, товарищи, - тяжело вздохнула Иванникова, взглянув на Стеллу. – Я, увы, уже старая, устала от всего, да и дома у меня проблемы. Дочь моя, считайте, брошенная росла. Семейные дел надо решать. Да и я здесь…, - Она вновь взглянула на Жю Сет, - уже не так уж и нужна.

- Нормально! – удивленно вытаращил глаза Ковун. – Иришечка, на кого ж ты нас? Я против! Такого доктора по всей Галактике еще поискать!

- Оставайтесь, Ирина Геннадиевна! – сказал Иоффе. – Мы, если честно, без вас уже и базу не представляем. Без вас и «Заря» - не «Заря»!

- Нет, ребятки, спасибо, - погрустнела Иванникова. – Не справляюсь я уже… Больно мне… Не могу, уж простите великодушно! А за меня Шинджу останется. Я ее уговаривала с нами улететь на Землю, но она уж уперлась, - не могу, мол, мать, объект без врача оставить. Ну мы и договорились, что будет в отпуск прилетать! Они с Алинкой моей, кстати, сдружились…. Выдавать замуж обеих буду!

- Испортили-таки машину! – крякнул Кетцель. – Вы, люди обожаете, киборгов с программы сбивать!

- Сбивали, сбиваем, и будем сбивать! – торжественно заявила Иванникова. – И целовать будем, и чаем поить, и на свидания провожать, и замуж выдавать! Смирись, цербер стальной! Я и тебя женю, понял?!

- Вы, товарищ Кетцель, берегитесь ее! – улыбнулся Подгорный. – Я эту даму знаю, она ведь как говорит, так и сделает! Федьдмаршал, а не женщина!

- Скорее эта планета в обратную сторону закрутится, чем я в человеческие эмоции ударюсь! – звякнул металлом «сто двадцать седьмой».

- Не зарекайся! – подколола его Иванникова.

- Кстати, статистика говорит, что семейные куда быстрей продвигаются по карьерной лестнице, чем холостые, - шутливо поддержал женщину-Героя генерал-майор Кадочников. – Так что вы подумайте, товарищ «127»!

- Продолжаем, товарищи! – добродушно рассмеялся Подгорный. – Напоминаю, что не за горами двадцать девятое августа. День Победы… Торжества, посвященные этой великой дате должны пройти и в Болхианской Республике. Нужно сопоставить наши календари и выделить, на какой день какого промежутка, или месяца, у них приходится на этот праздник. Ставлю задачу – рассказать нашим новым гражданам о значении праздника, и о его влиянии на историю Человечества. Необходимо продемонстрировать болхианцам исторические фильмы на эту тему, устроить встречу молодежи с ветеранами. Товарищи, строгий наказ – поздравить наших ветеранов! Это наша гордость и память! А ветеранам в свою очередь, – рассказать молодым о тех событиях, воссоздать атмосферу грозных дней, чтобы молодежь прониклась, - и наша, и болхианская! Они должны понять, что это и их праздник! Приказ ясен, товарищ Кетцель?

- Так точно! – ответил киборг. – Сделаем.

- И вот, что я еще хотел вам сказать, товарищи, - немного нахмурился Подгорный. – Помните: вы не одни. С вами Москва, с вами все прогрессивное человечество. Но! Я вначале не зря сказал про венцы мучеников и сопротивление. Жаль, что приходится портить вам настроение, но без ложки дегтя обойтись, увы, не получится. Для вас не секрет, что значительное количество граждан Федерации проголосовали против проведения операции ООН. Есть те, кто объясняют это осторожностью, нежеланием вмешиваться в чужие дела или даже опасением за жизни наших бойцов – нечего, мол, наших солдатиков губить в чужих разборках! Есть те, кто примерил на себя маску сугубого хозяйственника и подсчитал, что помощь Болхиа будет исключительно затратным делом и нанесет вред народному хозяйству. Такую трусливую позицию страуса, который стремится засунуть голову в песок еще можно простить, - она, как правило доброжелательна. Но, есть и третьи, у которых наша операция раскрыла поистине темную сторону их души. Которые проявляют неприязнь и ненависть к армии и народу, и откровенно сочувствуют зидоистам. Разумеется, находясь на благополучной Земле. Даже после тех шокирующих кадров, которые облетели весь мир.

- Кто это? Клиенты психбольниц? – усмехнувшись, спросил Ковун. – Или менеджеры Вырока?

- По-разному, - махнул рукой Подгорный. – Есть откровенные враги, проплаченные организацией беглого олигарха или лоббисты его интересов. В той же Европе началась целая кампания по реабилитации Вырока, которого называют, прежде всего, эффективным управленцем и хозяйственником, слегка перестаравшимся ради пользы дела. Но эти-то хоть гонорары отрабатывают, с ними все ясно! Есть откровенные глупцы, которым, извините, брызгай в глаза, все божья роса! Есть либералы, превратно понимающие принципы свободы и считающие, что палач и жертва должны иметь одинаковые права. Есть гуманисты-идеалисты, которые считают, что вот этот ужас – это тоже развитие цивилизации, и не надо было в него вмешиваться. Сами, что характерно, если попадут в такой же переплет, будут голосить до упаду, чтобы их спасли, такое развитие их не устроит. Есть маргиналы, которые тайно желают возрождения права сильного. Есть трудные подростки, которые так выражают протест против диктатуры взрослых. Разные есть… Я вам хочу показать это, чтобы вы поняли, что вы можете удариться в стену непонимания даже на родной Земле, чтобы вы были готовы ко всему. На десять нормальных людей обязательно найдется один такой правдолюб. Вот, посмотрите сами, и извините за испорченное настроение.

Изображение Подгорного исчезло, а в экране появился сухонький загорелый человечек в цветной рубашке с изображением полуголых девиц. Судя по тирам, это был один из частных блогеров-журналистов Йоханесбурга*:

- История есть история, даже если она кому-то не нравится, и вмешиваться в ее естественное течение – это уродование цивилизации! – вещал человечек. – История Земли тоже была не сахар…. Работорговля, концлагеря, геноциды, расизм, угнетение по национальному признаку… Мы же все это пережили… Представьте, что в каком-нибудь 19 или 20 веке на планету прилетели некие высокоразвитые пришельцы, посмотрели бы на наших предков и схватились бы – какие тут негуманные земляне, надо вмешаться! Были бы вы сегодня, если бы ваших предков, извините, расплавили тепловым лучом? А ваш предок по меркам нашей цивилизации мог оказаться приличной сволочью. Почему кто-то, у кого больше пушка, имеет право на себя брать и решать, что есть справедливость? На мой взгляд, наши военные, прикрываясь гуманистическими лозунгами, занимаются в этой части Вселенной банальным колониальным захватом.

- На нашей планете не было ядерной войны и цивилизация не вымирала, - возмутилась Иванникова. – Он сам понимает, что говорит?!

Следующей была некая домохозяйка из Европы. Благообразная дама в белоснежном мужском костюме говорила:

- Вы знаете, я симпатизирую зидоистам. Любая цивилизация переживает кризис, и там без сильной руки никуда. А их вождь Гамзадаро – такой импозантный мужчина! Очевидно, просто имели место перегибы на местах, а его не информировали об этом. И тут наши варвары – навалились всем флотом! У самих что ли ничего подобного не было? Нашли чем гордиться! Что? Заключенные?! А с чего вы взяли, что это не были обыкновенные преступники? Дети? Я же вам говорю, перегибы на местах!..

Следующей была темнокожая активистка со значком какого-то пацифистского движения из Южной Америки:

- …Самое главное – мир! Такова наша позиция! Следовательно, данная, так называемая, спецоперация на болхиа – это очередное торжество милитаристов, которые пробрались во власть и которые дня прожить не могут, чтобы не помастурбировать на большие железные бабахалки! Они умеют только разрушать! Они крадут у народов Земли и у меня лично средства и энергию, изобретая новые средства уничтожения, в то время как эти средства могли бы пойти на мирные нужды. И чем вы гордитесь? Тем, что высадились на бедную отсталую планету и предали там все огню и мечу? Молодцы! Блевать с вас хочется! Я рукоплещу болхианским солдатам Империи, что они героически сопротивлялись плазмометам земных убийц! Да, наши так называемые герои, - это не герои! Это убийцы!

- А то, что эти героические солдаты империи служили тирании и убивали своих же граждан? – спросил кто-то из-за кадра, чем привел негритянку в бешенство.

- Вы кто? Вы тоже милитарист? Вы дикарь, который не знает другого средства, кроме как размахивать пушкой! Надо было убеждать! Убеждать, убеждать и еще раз убеждать! Вы же более высокоразвитая цивилизация, значит, должны были найти средства для мирного убеждения, только для мирного, цивилизованного! Тогда бы я гордилась, что принадлежу к гуманной и развитой цивилизации Земли. А так мне горько и стыдно именовать себя гражданкой Земли! Вот увидите, у нас на Земле в прошлом году было зафиксировано двести насильственных смертей, в этом году будет все тысяча! Помянете мое слово! Потому что вы популяризируете убийства! А подлым убийцам в военной форме я хочу сказать, вы для меня не герои! Вы – убийцы и насильники! Наверняка там они еще и бедных местных жительниц насиловали, потому что где несущий смерть мачист* с пушкой, там всегда и сексуальное насилие! Если кто-то появится в нашем городке, я харкну вам в лицо! И в моем кафе вам, твари и милитаристы, вас обслуживать никто не будет! Слава Гамзадаро! Слава Империи!

- Вот бы ее сюда, погулять по развалинам, пожить в пустом, разбитом доме! – покраснев от возмущения, сказала Иванникова. – Она же долбанутая на всю голову, извините, мужчины!

- Лучше в концлагерь! – сказал Ковун.

Следующим номером был азиатский мужчина средних лет, - служащий из Камбоджи. Он почему-то улыбался и щурил глаза, будто ему в лицо лампой светили:

- Ну что, прошла шумиха с этой высадкой и победой над какой-то там тиранией? Все радуются, захлебываются в ура-патриотических речах…А хотите, я вам открою глаза, зачем все это было нужно на самом деле? Причина – топливный элемент J-101, который добывается на планете Болхиа, на территории, контролируемой так Империей. Именно поэтому наши доблестные вояки так прониклись судьбой несчастных болхианцев, которых там якобы едят и пускают на мясо. Именно поэтому была в кратчайшие сроки проведена эта позорная пиар-кампания, большинство кадров которой, я уверен, нарисованные. Подумайте только, и волосы у людей стригут на обивку, и кожу сдирают на абажуры! Прямо как наши нацисты в 20 веке. Какое совпадение, наверное на стажировку друг к другу летали! Все это использование ужасных картин, кошмаров из нашего подсознания. На самих несчастненьких болхианцев наших воякам, я уверен, накласть, им топливо для межзвездных кораблей подавай! Чтобы создать видимость законности, они нашли там пару десятков местных клоунов, накормили, покатали на наших аппаратах, и они согласились играть роль повстанцев-республиканцев. Ну?! Все же старо, как мир! А сами будут теперь грести там J на законных основаниях. Не верьте официальной пропаганде, будьте умнее! Сторонникам официальных властей прошу не засорять комментариями мои ролики, отправлю в бан! Всего хорошего, подписывайтесь на наш канал!
Дальше включили какого-то гражданина в старинном пиджаке уже из Москвы, который с жаром, рубя воздух ладонью, доказывал собравшимся людям:

- Это геноцид болхианского населения! И проводят его именно наши! Помолчите вы! Вы мне скажите, сколько в этот город вошло солдат имперской армии? Две с лишним тысячи? Помолчите, вы ничего не знаете! А сколько осталось после операции? Не знаете? Я вам скажу! Две сотни! Куда делись еще тысяча восемьсот, а, может и больше?! Помолчите вы, я закончу, тогда и несите свой бред! Их хладнокровно убили! За что, спрашивается? За то, что они жили по своим законам и посмели у вас не спросить разрешения?! Убили самых умных, здоровых, инициативных! Оставили только уродов, которые скоро сами подохнут! А зидоисты просто оздоравливали, как могли, свой генофонд! Заткнитесь вы, рабы системы! Да, ваши эти «детишечки», - это неполноценные уроды, которые подохнут! Не трогайте меня! Вы все рабы! Рабы системы! Не трогайте свободного че-ло-ве-е-ека!

Офицеры неудобно почувствовали себя в своих креслах. Как можно нести такой бред? Этих бы несогласных сюда, в руины, в лагеря!... Да черта с два они сюда полетят, им и дома неплохо, в своих мирках! А следующим было текстовое обращение некоего респондента без аватары под ником «Господин_Никто»

«Здравствуйте, свободные граждане Федерации, если такие еще остались. Я, потомок киевского промышленника и предпринимателя, зверски умерщвленного красно-коричневыми тварями в 21 веке, хочу сказать следующее... Человечество на своем длинном, тернистом пути развития пережило множество бед и неурядиц, - рабство, чуму, СПИД, экологические катастрофы и социальные катаклизмы. С этими бедами человечество успешно справилось. НЕ победило оно пока только одну напасть, - так называемый социализм, порожденный помойным сбродом, именуемым «русским народом». Сброд и есть сброд, как его не назови, потомки разноплеменных рабов, расплодившихся на шестьсот миллионов тупых никчемных голов. Это помойное племя, до 22 века подтиравшее жопу газетами и лопухами, ничего путного не давшее миру кроме разрушительной атомной бомбы, всю жизнь желало власти над миром. Разумеется, тягаться на равных с цивилизованными странами московитским ублюдкам, лишившим свободы и уничтожившим множество народов Евразии, было не под силу. Тогда они подло изобрели такую заразу, как коммунизм. Тогда они создали свою вонючую красную империю, которую назвали аббревиатурой – С.С.С.Р. Лучше бы назвали WC, так бы правдивее было. Первый СССР вдоволь наотравлял жизнь цивилизованному миру в 20 веке, подло уничтожив лучшие, здоровые силы Европы в общемировой бойне, которую сам же и развязал. Потом он существовал за счет того, что понасадил на половине мировой карты своих ставленников и тянул из покоренных стран ресурсы и харчи. Таким образом, зараза стала распространяться по миру, как пандемия! СССР, повторяю, ничего путного для человечества не сделал, а служил тюрьмой многих народов, и угрожал своими атомными бомбами разгромить планету, если его не будут кормить, не будут присылать импортное продовольствие. Это огромная раковая опухоль планеты, государство-террорист номер один всех времен и народов! Они даже первого космонавта мира, американского гражданина Гагарина, потомка знаменитого княжеского рода, бежавшего от революции в Америку, присвоили себе, хотя совок не способен даже теплый сортир построить, не то, что космический аппарат! Ложь, ложь, как обычно…И ведь историки верят! В конце двадцатого века зверь подох, казалось бы навсегда. Мировое сообщество вздохнуло с облегчением. Но, увы, цивилизованные страны не добили колыбель варварства – ублюдочную Россию, хотя у нее была такая возможность. Надо было тогда, на рубеже веков стереть это помойное племя с лица Земли, но этого не было сделано, за что вскоре пришлось расплачиваться. Вскоре мертвый зверь воскрес. И начал вновь насаждать свою ублюдочную идею по всему миру, на этот раз будучи умнее, встроившись в мировую финансовую систему. И теперь, спустя триста лет весь мир оказался в той или иной степени инфицирован социалистической чумой. Нормальное, справедливое развитие цивилизации оказалось прервано, мир, где царит здоровая конкуренция и побеждает сильнейший, оказался перечеркнут слюнявой псевдогуманистической моралью красных выродков. И апофеоз торжества дегенератов мы вчера увидели уже в десятках световых лет от Земли, в другой звездной системе, куда московские дегенераты засунули свои щупальца, принеся свое «всеобщее равенство и братство», и задушив, по сути, единственно справедливое и нормальное государство планеты – Гуэннохоррскую Империю. Поймите, нет в природе равенства. Есть хищники и травоядные, есть тигр и корова. И сказать, что тигр и корова равны, и что тигр должен вместе с коровой есть траву, может только полный идиот. Мой бедный прапрадед, который когда-то пытался давить это стадо уродов, в гробу вертится от мысли, что потомки черни, быдла с городских засранных площадей красной Московии распространяют свое ублюдочное влияние на другие миры Галактики. А отсюда мой посыл пока еще свободным цивилизациям и мирам. Не пускайте к себе землян, они все в той или иной степени поражены красной чумой. Особенно, ублюдков с серпом и молотом на шевроне. Убивайте их, отказывайтесь от сотрудничества с ними, сопротивляйтесь им, как до последнего сопротивлялись герои-зидоисты. Или хотя бы травите их втихаря, если боитесь за свою жизнь, чтобы думали, что глупый Ванька подох сам, обожравшись водки. Особенно яростно, с особой жестокостью убивайте русских выродков, всяких Ванек и Машек, и командующих ими Абрашек, чтобы забыли к вам дорогу. Все ведь знают, что без команды хозяина русский Ванька даже посрать мимо штанов не способен, а приказчиками в Рашке почти всегда были немцы и евреи. Евреи делали ублюдочную революцию, когда лучшие, здоровые люди, вершина рассеянского дна, которые хоть как-то пытались цивилизовать этот обезьянник, были уничтожены. Поэтому, - убивайте без жалости! Сторонникам Московии прошу не спорить со мной, буду тереть и банить нещадно. Идите в свой вонючий свинарник и там хрюкайте, и не лезьте в миры цивилизованного, свободного человека. Слава героям Гамзадаро!»

- Ну, вот, и по евреям прошлись, - усмехнулся Иоффе, теребя в руках световую ручку. – А то я уж боялся, забудут нас. Это же мы все захватили, всем управляем, тайные жидомассонские заговоры плетем! Товарищи, я почти пять лет базой управлял, русскими людьми помыкал! Каюсь!

- Да, все мы про вас знаем теперь, жидомассон вы наш! – рассмеялся генерал Кадочников. – Вы, поди, и тайное правительство тут создали?

- Так вот, вы и присутствуете на его заседании! – в тон генералу сказал Иоффе. – А то, что мой отец и мой дед, например, науку вперед двигают, что я, например, шесть изобретений запатентовал, - это мимо кассы.

- Аркадьич, ты чего, всерьез воспринял этого полоумного? – удивился Ковун. – Да ты в своем уме?! Вы только одно преступление перед человечностью сделали – создали кошерное сало! Как может сало быть кошерным?!

- Это мой троюродный брат изобрел, в Умани, к нему претензии, - улыбнулся Иоффе. – Хотя, мне понравилось…

- Дэвид, не берите в голову! – сжала его ладонь любимая жена. – Вы самый лучший мужчина! И народ ваш самый лучший для меня! Я обожаю вас!

- Дэвид Аркадьевич, ну ты нормальный, нет?! – с упреком сказала Иванникова. – Мы-то нормальные люди, что ты нам-то доказываешь?! У меня прабабка по материнской линии говорят, тоже еврейка была. Так что я тоже немножечко еврейка, получаюсь. Ну?!

- Серьезно? Ну, кругом наши… Точно мир захватим…

- Дэвид Аркадьевич, еврейское иго – это уже неактуально! – просигналил Кетцель. – Я удивлен, что тут ничего про заговор машин не сообщили, что мы весь мир захватили, и людей в рабство обратили! Так что, смиритесь, Дэвид, ваши козни – это уже вчерашний день истории! Мы вас сместили с трона!

- Было там, было про машин! – На экране вновь появился Подгорный. – Я рад, товарищи, что вы этот бред воспринимаете с юмором. Я вам просто не все показал, не устраивать же здесь парад ненормальных! Про тайную власть машин над миром и про вас лично мы накопали около десяти постов минимум!

- И что все эти граждане до сих пор на свободе? – недовольно спросил Ковун. – Это же враги общества! И неизвестно, что они завтра отчебучат!

- А за что вы их предлагаете свободы лишить? – удивился председатель Политбюро.
– За простые рассуждения? За расхождение их правды с вашей? Не забывайте, у нас свобода слова, демократия и гласность! За крамольные рассуждения меры принимать не имеем права, не времена Ивана Грозного сейчас! Кроме двух последних дурачков, конечно, там явные статьи УК. А, кроме того, тогда будет повод сказать, что мы их боимся и хотим закрыть рот, что прибавит им популярности. Не много ли им чести?

- А по-моему, вы уж извините, товарищ Председатель, - зря! – ответил Павел Андреевич. – Развращаем мы народ этой свободой, многие начинают принимать за вседозволенность. Много прав стало, а строгости мало.

- Я могу понять товарища Ковуна! – поддержал своего старого друга Кетцель. – Излишне много свободы, особенно для неокрепших умов, вредит организации системы. Вся эта свободная творческая жизнь, свободные любови – есть по большому счету программные сбои, которые пытаются легитимизировать. Что в итоге приводит к упадку. Вот, хотя бы посмотрите на нашу культуру, как она деградировала. Я помню, в старые времена искусство людей ставило перед собой сверхзадачи, оно будоражило нервные центры даже у машин, звало на подвиги, на возрождение из руин. А сейчас, - пошлость, безвкусица и разврат!

- Я полностью согласна со старшими товарищами, - решила высказаться и Жю Сет. – Я дама консервативных взглядов, и когда я прилетаю на Куали, простите, на Землю, я восхищаюсь вашими достижениями цивилизации и ужасаюсь свободе нравов, особенно среди женщин. Я по нашим меркам считаюсь женщиной очень либеральных взглядов, даже в чем-то анархисткой, но даже мне бы в голову не пришлось одеваться так, как одевается ваша молодежь, что, извините, мужчины, исподнее видно, или орать со сцены, извините, такую чушь! Я всячески поддерживаю семейные ценности, особенно, когда у меня появился ребенок, и, например, мне стыдно видеть на улицах семейную пару, когда идет мать семейства, с ребенком, и у нее, извините, юбка еле прикрывает естество! На нее же мужчины смотрят, дети смотрят! Чему она детей в таком виде научит, чему воспитает? Молодежь разнузданная, не знает почтения перед старшими! А еще эта «свободная любовь», когда молодые люди встречаются без обязательств на несколько дней, расходятся, как, извините, животные на случке! Я уже пожилая женщина по меркам моего мира, и у меня за всю жизнь было, извините, Дэвид, всего двое мужчин, один из которых был мне навязан насильно. И я считаю, что это много! А чтобы я, мать семейства, почтенная жена, вышла из дома, извините в юбке по колено, не говоря уже о том, чтобы выше, чтобы демонстрировать при живом муже свои достоинства другим мужчинам, - да лучше я на плаху взойду! Или эти маечки с декольте, которые лучше бы не одевали, потому что ничего не скрывают… Кто-нибудь из мужчин хоть раз видел мои обнаженные руки выше кисти? Или лодыжки? Или, извините, пространство ниже шеи? Да я бы умерла быстрее! Потому что я соблюдаю честь семьи и честь достопочтимого супруга! А нынешним молодым честь не нужна, и попробуй им скажи об этом, - будут возмущаться, что у них права, свободы… Свободы еще заслужить надо! Поэтому я соглашусь с господами офицерами, что гайки в вашем прекрасном, алмазном государстве слишком раскручены, и эта молодежь доведет вас до беды! Кнута она не знает, только пряники одни! А что касается этих ренегатов, особенно эту площадную чернь, «господина никто», я бы в своем подвале так выучила бы почтению к своему народу, что он бы на задние лапки вставал бы при виде советского королевского флага! Недели бы хватило, уверяю вас!

- Стелла, а я не знал, что вы на самом деле такая консерваторша! – удивленно посмотрел на свою жену Иоффе. – Вы ведь всегда выступали за права женщин?!

- Правами, мой дорогой супруг, еще надо научиться пользоваться через обязанности, - ответила Стелла. – А женщин всегда надо держать в узде, особенно молодых девушек, иначе они на шею сядут и будут вами помыкать, как угодно, забыв и про честь, и про стыд! Уж поверьте, я знаю, о чем говорю, не понаслышке!

При этих словах графини Иванникова отвернулась и покраснела, чтобы не рассмеяться в голос, а Ковун стал похож на красный воздушный шарик, который пытался не лопнуть от натуги. Зато Могила аж прослезился от зажигательной речи Жю Сет:

- Товарищ графиня, все вы верно говорите, будто Боженька смолвил! Вот, что значит дворянское воспитание! Петр Ринатович, прошу лично, - не ругайте вы товарища Жю Сет за небольшое нарушение уставной формы одежды. Вы, сударыня, по нашим меркам еще молодая женщина, а сейчас так мало молодежи, разделяющей наши стариковские ценности! Будто мед на сердце пролили, товарищ Жю Сет! Товарищ Иоффе, поздравляю вас и завидую вам белой завистью!

- Вечные и истинные ценности, господин генерал, - смиренно склонила головку целомудренная Жю Сет, у которой действительно было за всю жизнь двое мужчин, а вот список любовниц заканчивался за горизонтом. – Разрешите вас поправить?! Истинные ценности, на века!

- Истинно так, товарищ графиня!

- Ну что, товарищи консерваторы и оградители, закончили?! – весело рассмеялся Подгорный. – Да, товарищи, с таким мышлением вам бы во времена Николая Палкина*! А ведь следующий, 2340-й год объявлен Генеральной Ассамблеей ООН годом молодежи! И именно ради молодежи мы с вами живем и работаем, ради молодых поколений. Их пыл, их горячие сердца, их энтузиазм способны творить чудеса. Я надеюсь, не надо вам напоминать высказывания Сократа и Гесиода, древнегреческих философов, живших за столетия до нашей эры? У стариков-то во все времена молодежь плохая! А, тем не менее, Человечество вышло в Космос и успешно распространяется во Вселенной! И Система, - я имею в виду государство, - никогда не будет вмешиваться в свободы граждан, ну, в мирное время разумеется, до тех пор, пока они не нарушают уголовное законодательство. Система всегда оставляет место для граждан, выбивающихся из общего ритма.

- Простите, Андрей Семенович, - вновь сказал Кетцоалькоатль. – Но тогда получается, что система недостроена, не завершена? – Он изобразил в воздухе, над столом голографическое изображение круга, разделенного на четыре сектора, при этом в одном секторе дуга отсутствовала, и круг получался незавершенным.

- Именно, Кетцель Петрович! – улыбаясь, согласился Подгорный. – Именно, недостроена! Именно, несовершенна, и в этом залог ее развития! Потому, что дострой мы эту систему, дочерти мы эту дугу, мы тем самым создадим жесткие рамки для составляющих ее элементов. Мы завершим ее развитие, и дальше останется только застой и упадок. А как быть с теми элементами, которые выбиваются из стройного, красивого круга, которых душат эти рамки? Подавить? Отрихтовать, чтобы были, как все? Вот тогда мы и получим тоталитарную систему со всеми вытекающими, которая начнет душить своих граждан, как было у тех же зидоистов. А ведь люди, мыслящие нестандартно, - это не всегда больные и предатели! Это творческие люди, - изобретатели, поэты, художники, композиторы… Да и просто люди сомневающиеся. невезучие, где-то раз оступившиеся, заплутавшие, вышедшие за рамки этого круга! И если мы, образно говоря, начнем душить нестандартных людей и всех, например, округлять или оквадрачивать, не погубим ли мы очередного гения, который продвинет цивилизацию по пути прогресса? Да, разумеется, вседозволенность никто не поощряет, на это есть законы и карательно-репрессивные органы. Да, разумеется, есть и Теория Воспитания, и контроль Системы. Но, учитывая опыт того же СССР первой версии, других рухнувших империй прошлого Система не давит, не душит инакомыслящих и нестандартных а лишь берет их под контроль и дает возможность раскрыть себя с лучшей стороны! Да, не все исправляются, некоторые так и живут ренегатами до конца жизни, это неизбежное зло, это как выхлопные газы из старинного бензинового двигателя. Но если на десять пустышек появится хоть один гений, да хотя бы исправившийся человек, оступившийся, но нашедший свое место в обществе, для государство это благо! Системе один раскаявшийся грешник дороже ста праведников! Вот, например, все вы товарищи, чего греха таить, все хоть раз в жизни оступились. Нет святых, и я не свят, и никто из живых! Так что же было Системе ломать вас? Изолировать? Изгонять? Но тогда бы не было освобожденной планеты Болхиа, не было бы сотен и тысяч спасенных людей. Не выловил бы шпиона товарищ Ковун. Не спасла бы десятки и сотни людей товарищ Иванникова. А те, кто пришел бы сюда на смену, не факт, что справились бы. За одного битого двух небитых дают, - помните старую поговорку? Система нашла вам место, а многие и сами выбрали его, и вот вы совершили большое и правое дело в своей жизни, и поклон вам, как говорится земной от двух миров! Или вот вы, товарищ Жю Сет…

- А что я? – удивилась и испугалась обличительница распущенной молодежи.

- Вы ведь очень ярко выделяетесь из рамок Системы! – сказал Подгорный. – Ваши рассуждения, ваши поступки, ваши привычки зачастую диссонируют с правилами и общепринятыми нормами Земли XXIV века. Так что же было делать Системе с вами? Не пускать вас на Землю? Арестовать вас? Дискриминировать, повесить ярлык неполноценной? Но ведь вы же живой человек! У вас есть родные, близкие, любящие люди, и если мы бы применили к вам репрессивные меры, не ожесточили бы мы их против себя? Не стали бы они сомневаться в верности нашего курса? «Лес рубят – щепки летят», - это не наш метод, это из других, более темных времен. Нет. Система терпеливо ждала, когда вы проявите свои лучшие качества, отчасти незаметно даже подталкивая вас к этому. Мы все знаем и про ваши привычки, и про ваши барские забавы, и их мы будем осуждать и еще выговорим вам, товарищ Жю Сет. Но знаем мы, что вы везли в свои мир наши лекарства и технологии. Мы знаем, что вы спасали жизни ваших подчиненных, боролись с болезнями, защищали слабых… Разумеется, где-то вы поступали плохо, но аще всего, вы поступали по совести. Своим нахождением в нашей Системе вы, кстати, еще и проверяли ее на прочность, на устойчивость, проповедуя свои в некотором смысле чуждые ценности. Система не должна быть завершенной, она должна быть устойчивой! Если три с половиной диссидента или ренегата способны развалить систему, значит, она неустойчива и обречена изначально. Вашу дружбу с товарищем Иванниковой многие осуждают, но не будь этой дружбы, не появилась бы на Болхиа ни Иванникова, ни вы! Не было бы подвига Иванниковой и Шинджу в больнице этого города, не разрушили бы вы вражескую атомную бомбу в момент эвакуации с аэродрома, используя свои способности, не вывезли бы из адской пропасти сотни людей, за что вполне справедливо были награждены Золотой Звездой Героя. Не появилась бы на планете ваша дочь, Силве. Не расстреляла бы ваша храбрая девочка трех матерых безжалостных убийц, проникших в детское отделение! Поэтому Система не давит, не карает до последнего! Она контролирует, воспитывает, мотивирует, направляет, даже иной раз принуждает, но всегда дает шанс до последнего. А ваши привычки, - что же, они мешают, прежде всего, вам, и Система всегда готова помочь вам. Но! Если вы сами этого захотите! Так что имейте в виду, товарищ графиня! За плохое мы вас всегда пожурим, а если будет что-то серьезное, то и накажем. Надеюсь, конечно, этого не случится… А за хорошее - с радостью прославим и наградим! И Система будет развиваться и дальше, благодаря, в том числе, и вам, Ваша Светлость, хоть вы и выбиваетесь из общего ее ритма!

- У вас поразительное и странное государство, - ответила раскрасневшаяся Жю Сет. – Иными словами, вы все обращаете Системе на пользу? А что есть система? Кто те самые «большие братья», кто держит все под контролем?

- Да все мы и есть та самая страшная, таинственная Система! Каждый на своем месте, - ответил Подгорный. – Мы энергию и отходы сберегаем и пускаем во вторичное производство, а уж людьми швыряться и выбрасывать их тем более не собираемся.

- Утопия какая-то… - пробормотала Жю Сет. – Разум мой отказывается в это верить, что такое вообще возможно! Но это возможно!

- Возможно, сударыня. И поверьте, мы пришли к этому очень дорогой ценой, - сказал Подгорный. – И никто не гарантирует, что система будет вечной. Поэтому, она изменяется в ногу со временем и вызовами, которое время бросает нам. Ну что же, товарищи! Я думаю, речи пора заканчивать, нужно возвращаться к работе? Товарищи военные, подумайте, не пора ли уже отменить особый режим? Может, настало время выдохнуть, расслабиться. В любом случае, спасибо вам, товарищи, за ваш ратный труд вдали от дома! Я думаю, наши предки могли бы гордиться нами. И особенная благодарность нашим женщинам! И вам, Ирина Геннадиевна, и вам, Стелла Альваровна, и другим вашим боевым подругам! Без женщин, надо признать, товарищи мужчины, мы не так уж много и стоим!

- Это точно, товарищ Председатель! – улыбнулся Ковун. – Все для них, иридиевых наших!

- До свидания, товарищи! Желаю успеха!

--------------------------------------------------------

Портрет - Андрей Семенович Подгорный, Председатель Политического Совета (Политбюро ВС СССР)
---------------------------------------------------------
ПОЯСНЕНИЯ И РАСШИФРОВКИ - *

Биосфера - совокупность всех экосистем планеты.

Ретроград - реакционер, противник прогресса, почитатель старых порядков.

Йонханесбург - один из крупнейших городов ЮАР.

Мачист - мужчина, ведущий себя с сознанием мужского превосходства, придерживающийся культа мужественности.

Николай Палкин - Николай Первый.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 20.11.2022г. Сергей Безродный
Свидетельство о публикации: izba-2022-3431570

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1