Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Смертник Перемитько


ЗА МЕСЯЦ ДО ТЕРАКТА.




Суровцев повернул ноутбук к полковнику Смирнову.
-Вот, Валерий Владимирович. Наиболее подходящий кандидат. Соответствует всем пунктам, которые придумали наши психоаналитики.
- Воевал? – полковник с интересом рассматривал фотографии.
- Так точно. Десантно-штурмовая бригада. Разведчик. Два с половиной месяца находился в плену у моджахедов. Бежал. Красная Звезда, «За отвагу» и зэ-бэ-зэ. Два ранения. После второго два года находился на пенсии. Потом инвалидность сняли. Состоит на учете в онкологическом диспансере. Неоперабельный.
- Семья?
- Жена и сын-дошкольник, - доложил майор Суровцев.- Супруга беременна.
- А сын почему такой маленький? Неоднократно женат? – недовольно поморщился полковник.
- Женат единожды. У них пятнадцать лет детей не было.
- Ишь, ты! Может, помог кто? – съехидничал Валерий Владимирович.
- Никак нет! – почему-то обиделся майор. – Вы фотографию посмотрите. Вылитый папаша.
- А ты, как будто, недоволен, Гриша? Колись, что тебя гложет?
- Я думаю, не староват ли?
- В самый раз! Ветеран войны, отличный семьянин, заботливый сын, любящий муж и нежный отец. Красиво!
- И все-таки… Пожилой человек, бывалый… Мало ли как себя поведет, с его-то мировоззрением и жизненным багажом. Контуженный, опять же, - настаивал Суровцев.
- Гриша, его спецы просчитали. Из сотен претендентов. Все будет так, как должно быть.
Он абсолютно предсказуем, понимаешь майор. А молодые?... Для большей части населения они подонки, бездельники и наркоманы, способные на любую мерзость.. Нам, как ты понимаешь, нужен человек, изначально вызывающий симпатию и уважение. Основная масса граждан, интересующаяся внутренней и внешней политикой – его ровесники и пенсионеры. Молодым плевать на то, что происходит вокруг, а эти и составляют общественное мнение и являются тем, что мы называем народом. Ясно?
- Так точно! – Суровцев лениво оторвал задницу от стула.
- Ты свою задачу выполнил? Благодарю за службу!
- Служу Родине! – ухмыльнулся майор.
- Угу, - буркнул Смирнов. – Дальше будут работать другие люди. Свободен.
- Есть, - Григорий вздохнул и побрел к двери.
- Ну что ты вздыхаешь, майор? – полковник вдруг сорвался на крик. – Мне тоже это все противно! Я тоже живой человек! Но мы на службе и должны выполнять приказ, неважно какой! Мне тебя учить, что ли? Ты профессионал и должен относиться к любому заданию ответственно и хладнокровно! И неважно, где ты его выполняешь, в Алжире, в Никарагуа или в собственном дворе!
- Да понял я, понял, - бросил Суровцев через плечо. – Просто лицо у него… На брата моего похож. Его в восьмидесятом в цинке привезли. Меня в день похорон в пионеры принимали. Я не хотел в школу идти, а отец силком отправил. Так я брата и не похоронил. Говорят, мама просила вскрыть крышку, а лейтенант запретил. Не положено. Есть, мол, окошко, вот и прощайтесь.
- Понятно…- полковник почесал седой, коротко остриженный затылок. – Отставить чувства! Брата твоего тридцать лет, как нет. А этот… У каждого своя судьба… Иди, работай!
Когда за майором закрылась дверь, Смирнов захлопнул ноутбук, схватил пачку сигарет и, обнаружив, что она пуста, в сердцах швырнул её в герб страны, красовавшийся над портретом Президента.
- Будь она проклята эта работа! Да и судьба такая тоже!




ЗА ЧАС ДО ТЕРАКТА.

Тяжелый, клетчатый баул отдавил Перемитько колени. Шесть часов, стиснутый с двух сторон «латышами», Сергей держал свою дьявольскую поклажу. Возможно, эти молчаливые белобрысые близнецы Прибалтики и в глаза не видели, но Перемитько почему-то определил их в латыши и даже имена им придумал – Юрис и Валдис.
Сергей, облокотившись на баул,безразлично смотрел в окно. Он и сам удивлялся отсутствию хоть каких-либо мыслей. Наверное, вот так же люди поднимаются на эшафот: передумав и перелистав свою жизнь от корки до корки. Перемитько попытался вспомнить семью. Как они там? Нет! Устал… Главное, что теперь у них все будет в порядке. Амади дал слово, что их никто не тронет.
- И все-таки сволочь я! – Перемитько попытался усовестить себя, но тут же парировал. – Один я такой, что ли? Все сволочи! И мир наш поэтому сволочной! Мы шесть часов едем в столицу. Восемь раз нас останавливали гаишники, и каждый брал бабки, не досматривая машину и груз. К чему тогда мне одному на себя вину брать? Я ведь за жену и сына на это пошел. У меня выхода нет. А эти за наличные. И чем же они меньше моего виноваты? Ладно, чего душу рвать? На месте разберемся.




ЗА НЕДЕЛЮ ДО ТЕРАКТА.


Сергей приподнял голову и почувствовал, как заныла шея. В полумраке он разглядел тощую, чуть покачивающуюся тень.
- Где я? – хрипло спросил Перемитько. Во рту пересохло и язык как будто задервенел.
- Как где? – удивилась тень молодым и довольно бодрым голосом. – На Кавказе. Горный аул…
- На каком Кавказе? – Сергей присел на земляном полу. – Ты бредишь, парень? Как я мог из Домска попасть на Кавказ?
- Откуда я знаю? – равнодушно ответила тень. – Это твои проблемы.
- Погоди, я шел с работы. Было около восьми вечера. Темнело уже, - вспоминал Сергей. - Какие-то черные девчонку в джип тащили. Двоих я сразу отрубил, девчонка убежала… А потом удар… Все… Не помню ни черта!
- Тогда понятно. Отключили тебя и сюда привезли.
- Зачем? Как они меня везли в такую даль и я ничего не помню?
- Везли на наркоте. В фуре какой-нибудь гуманитарной. А зачем? Выкуп будут просить.
- Какой, на хрен, выкуп? – рассмеялся Перемитько. – Я ж не миллионер, не политик. Крановщик я! У тещи живу. Мерседеса не имею. Что с меня взять? Они больше на дорогу потратились.
- Да Бог их знает, джигитов этих! – тень зашлась в приступе кашля.
- А сам-то как сюда попал? – с сочувствием спросил Сергей.
- Пленный я… Старший лейтенант Аксенов. Леха…
- Серега, - представился Перемитько. – Выкупа ждешь?
- Некому меня выкупать, - огрызнулся Лёха.- Третий год тут сижу.
- А смысл? Зачем тебя держать-то? Уже бы давно в расход пустили, - Сергей никак не мог поверить в происходящее.
- Добрый ты… В расход…Хорошо вам, штатским, о жизни и смерти рассуждать. Ты хоть знаешь, что такое война. Знаешь, как жить хочется, даже если тебя каждую минуту в дерьмо с головой окунают! – огрызнулся старлей.
- Не ори! Мне тоже повоевать пришлось. И дерьма нахлебался не меньше твоего. Но все-таки… Зачем они меня сюда привезли? На кой черт им это было надо?
- Подожди, спросишь еще. Сегодня-завтра к Амади попадешь, он тебе на все вопросы ответит.
- К Амади? Кто это?
- Командир местный, - отозвался Аксенов. - Сволочь редкая! Но слово держит. Типа, джигит сказал, джигит сделал.
Сверху громыхнул засов. Перемитько сморщился от яркого света. В погреб опустили лестницу.
- Вылазь! – крикнул бородач, тыкнув пальцем в Сергея. Тот повиновался.

Амади не выглядел командиром боевиков. Дорогой костюм, галстук с золотой заколкой. Тонкие, русые усы по верхней губе.
- Сергей Петрович? Проходи, садись...
Перемитько вскинул на боевика удивленный взгляд и присел за стол.
- Ошиблись вы со мной, - вздохнул Сергей. – Денег у меня нет, богатых родственников тоже. И смерти я уже не боюсь.
- Я в курсе, - Амади открыл стол и небрежно швырнул на стол больничную карту Сергея. На ней красовалась печать областного онкодеспансера.- Ты сильный человек, Сергей Петрович. Стойкий. Ведь никому ничего не сказал. Даже жене.
- Вы и это знаете? Нехило работаете.
- А ты как думал. И все же есть у тебя одно уязвимое место.
- Это какое? – усмехнулся Сергей. – Мучить будете? Живьем сожжете?
- Я похож на инквизитора?
- Тогда я не понимаю.
- А я объясню, - Амади налил коньяк в хрустальный фужер и подвинул к Сергею. Второй фужер наполнил для себя.
- О как? – Перемитько все больше казалось, что это какая-то глупая комедия. Амади мало походил на моджахеда и тем более на правоверного мусульманина. Однако фужер осушил. Очень хороший коньяк!
- Я не буду ходить вокруг да около, - спокойно проговорил боевик. – Все, увы, банально. Ты отвезешь сумку с взрывчаткой в нужное место. Проведешь теракт, и свободен.
- А если откажусь?
- Мы отрежем тебе голову. Только сначала мы отрежем головы твоей жене и сыну. Ты даже посмотришь, как это будет происходить.
- Я могу подумать? – Сергей, метнув в Амади яростный взгляд, поднялся со стула.
- Да завтра. Но я не понимаю, о чем тут думать?
- Люди погибнут. Ни в чем неповинные люди.
- Кто они тебе, Перемитько? Ты даже не увидишь, как они погибнут. Ты подумай! Какие-то люди и твоя семья. Что для тебя важнее?
- Разве это достойно воина, убивать тех, кто с тобой не воюет? – презрительно процедил Перемитько.
- Демагогия. Это война! Когда, уничтожая небольшой отряд боевиков, с воздуха обрабатывают населенный пункт, вспоминают о гражданских, которые в нем живут? Кто-нибудь считает женщин, стариков и детей подвергая свой город артобстрелу при его освобождении? Я не ставлю своей задачей убить как можно больше народу. Нет! Мне нужно, что бы враг знал – я могу сделать все, что угодно прямо у него под носом. Мне нужен страх… Паника, а не жертвы.
- Завтра, так завтра, - пробормотал Сергей и пошел к выходу.

- И как? Били? – раздалось в темноте, когда над Перемитько закрылась крышка погреба.
- Нет, коньяком поили.
- Не понял. Это за что?- Лёха такого ответа не ожидал.
- За упокой.
- Как это?
- Предложили провести теракт. Если откажусь, вырежут всю мою семью. Если соглашусь, все будут живы. В том числе и я.
- Этим запросто! – согласился Аксенов. – И что ты думаешь? Почему мне не предложили? Я бы не раздумывал.
- А люди как же?
- А что люди? Они обо мне думают? Знаешь, сколько раз меня тут к стенке ставили? Кто-то обо мне вспомнил? Кто-то пожалел? Списали и все дела! Это только американцы своих Райанов спасают. А у нас Аксеновых навалом. Одним больше, одним меньше, - Лёха вскочил и подошел к Перемитько.
- Что же ты злой-то такой, старлей? Люди-то причем? Старики, дети, женщины…- Сергея не очень-то занимал разговор с Аксеновым. Он думал о своих. Лариска беременная. Шестой месяц уже. Мишка нынче в школу пойдет. Врачи дали Перемитько еще полгода и он надеялся увидеть сына первоклассником.
- Судьба у них такая! Все под Богом ходим! Оказались не в то время, не в том месте – извиняйте! Никто не виноват!
- Ясно, - махнул рукой Перемитько. – Хватит трепаться, старлей. Спать пора.
Не заснул в ту ночь Сергей Перемитько. И в следующие тоже почти не спал.




ЗА ВОСЕМЬ МИНУТ ДО ТЕРАКТА.

«Лексус» остановился у супермаркета с дурацким названием «Авось К». Близнецы и Перемитько вышли из машины.
- У тебя есть ровно минута, - сказал Валдис. – Пройдешь в торговый зал. Там проходит акция. Распродажа по советским ценам. Протиснешься в толпу и оставишь там сумку. Больше от тебя ничего не требуется.
- А охрана? – без интонации проговорил Сергей.
- Пусть это тебя не волнует. Все схвачено, за все заплачено! Пошел-пошел!
Перемитько подхватил тяжелый баул и пошагал в сторону механических стеклянных дверей.
- Брешешь, сучонок! – подумал Сергей.- Одна минута! Пультец-то у Юриса. Как только я к толпе подойду, так и нажмет на кнопку, урод!
Едва он вошел внутрь, два охранника, опасливо посматривая на сумку поспешили на улицу. У одного из бутиков творилось столпотворение. Над прилавком с надписью «Продукты по застойным ценам», улыбался скверно нарисованный Леонид Ильич.
Сергей отошел в самый дальний угол. Осмотрелся по сторонам.
- Внимание! - крикнул он, как можно громче. – В торговом зале заложена бомба! Немедленно покиньте здание супермаркета!
Народ, толкая друг друга, кинулся к выходу. Сквозь витринное стекло Перемитько увидел удивленные рожи «латышей». Вдруг Валдис кинулся наперерез толпе.
- Что?! – заорал он.- Развели вас, как лохов. Вы на улицу, а кое-кто там колбасу мешками скупает, чтобы потом вам же и перепродать!
Толпа остановилась. Кто-то ринулся назад, к прилавку. За ними последовали остальные.
Перемитько сбили с ног. Он только и успел подмять под себя баул и плотней прижать его к груди…




ЧЕРЕЗ СУТКИ ПОСЛЕ ТЕРАКТА.


- Вернемся к теракту в столичном супермаркете «Авось К».Как сообщалось ранее, вчера в полдень там прогремел взрыв, в результате которого пострадало двенадцать человек. Все они получили ранения различной тяжести. Погибших нет. Уже установлено имя террориста. Это житель города Домска, Перемитько Сергей Петрович. Как сообщают компетентные лица, он был связан с кавказскими боевиками и около недели назад исчез. Скорей всего, проходил подготовку в лагере террористов. Кроме того, в его доме была обнаружена литература экстремистского характера. Как стало известно, этот теракт вызовет серьезные кадровые перестановки в руководстве силовых структур, - безучастно произнесла ведущая теленовостей.
Полковник Смирнов налил водки себе и Суровцеву.
- Теперь ты все понял, Гриша?
- Понял, - кивнул майор. – Перемитько жаль. Хороший мужик был. Не дал никому погибнуть.
- На это и рассчитывали, - вздохнул Валерий Владимирович. – Помянем бойца…
Полковник выпил водки и закурил.
- Никогда не думал, что вот таким буду заниматься на старости лет, - пробормотал он. – Противно! Политики, мать их! За кресло весь народ готовы положить.
Смирнов вынул из стола лист бумаги и положил на стол.
- Что это? – спросил Суровцев, хотя уже догадался.
- В отставку подаю.
Майор раскрыл папку и подал оттуда рапорт полковнику.
- Я тоже. Подпишите.
Валерий Владимирович размашисто расписался. Выпуск новостей продолжался.
- И еще одно известие связанное с терактом в супермаркете «Авось К». Как сообщил наш корреспондент из Домска, сегодня ночью загорелся дом Сергея Перемитько. В огне погибла его жена Лариса и сын Миша. По официальной версии,поджог совершили местные жители. Прокуратура Домска ведёт расследование.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 589
© 16.05.2011г. Николай Поляков
Свидетельство о публикации: izba-2011-342930

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1