Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уборщица


­­­­Невысокая плотная девушка пришла на приём — нужна работа. Срочно.

Открываю трудовую книжку — уборщица, уборщица... Всё время была только уборщицей. А она на десять лет меня моложе. Одета прилично, с хорошей стрижкой, чуть подведены глаза. Ведет себя нормально: сидит в ожидании, что ей скажут, никакой требовательности в поведении, ни равнодушия, ни уныния, ни нахальства. Нормальная такая девушка.
— И чего вы всю жизнь уборщицей работаете? — интересуюсь.

Жаль мне её. Ещё год-два — и всё! Не оторвётся уже от своей швабры. Это не значит, что уборщицей быть плохо. Нет. Но у нас очень редко бывают подобные вакансии. А в этот день мне с самого утра звонили из отдела кадров сетевого супермаркета с просьбой посодействовать в заполнении трёх вакансий для продавцов.

— Нам кого-нибудь, если можно, пожалуйста, помоложе... Хотя бы до пятидесяти... Понимаете, на кассе сидят у нас дамы постарше, а товары по полкам тоже нужно кому-то раскладывать. Мы научим всему! Только бы хотели работать! Берём без опыта работы, без образования. Пожалуйста, подыщите нам кого-то... Очень нужно! Новые магазины открываются — нужно успеть подготовить работников! — просил специалист из отдела кадров.

— А кем мне ещё работать? У меня же нет никакого образования — только школа, — ответила на мой вопрос посетительница. Ответила чуть удивлённо, мол, а на что ей ещё рассчитывать?

— Ну вот у нас есть возможность сейчас устроить вас продавщицей в сетевой супермаркет. Пойдёте? — спросила я у неё. И наблюдаю за реакцией. Я всегда наблюдаю за реакцией. Мне это важно — как человек реагирует на информацию. Реакция всегда говорит о человеке больше, чем ему хотелось бы сказать.

Когда человек говорит: «Мне срочно нужна работа!», я даю адрес — беги! А он стоит и мнётся... И просит ещё что-нибудь... Значит, он ничего не ищет и никуда идти не собирается. Я общения с ним не прекращаю — работаю дальше. Но я меняю к нему своё отношение и перестаю за него переживать.

Ибо такой человек ходит сюда ради галочки — "был на бирже"! Молодец! Сходил! Чтобы доложить жене или, чаще всего — маме, мол, вот, дали пару адресов — буду прорабатывать. А пока он туда соизволит дойти — если вообще соизволит! — то там уже, конечно же, никаких вакансий не будет.

Вакансия — дело тонкое, ребята. Почти, как Восток... К вакансии человек должен стремиться всей душой и нестись всем телом — быстро и безотлагательно, иначе она ускользает, попадаясь не столько шустрым и пронырливым, сколько серьёзно к ней относящимся. Вакансия — дама! Её нужно уметь уговорить, к ней нужно торопиться — она ждать не будет! У неё ухажёров — тьма.

Реакция этой девушки была правильной — логичной для человека, никогда не мечтавшего лишиться швабры как профессии.

— Но продавец — это же деньги надо уметь считать. А я не училась...

— Не надо ничего поначалу считать. Вы сперва будете раскладывать товары по полкам. А потом со временем сориентируетесь. Да и на кассе сейчас мало считают — покупатели в основном платят банковскими картами... Что там считать? Провели по кассе и выдали чек. Даже сдачу не надо отсчитывать. НаУчитесь. Я вас не уговариваю. Это ваша жизнь! Вы вправе распоряжаться ею как вам угодно. Но швабра от вас никуда не денется. Вы ещё молодая. Может быть, стоит попробовать что-то поинтереснее, а? Как вы считаете?

— Ой... Ну если они меня возьмут... То, действительно, чего это я всё время уборщица да уборщица... — задумчиво проговорила светловолосая девушка.— Но как я буду добираться? Я живу в Чинадиеве... И у меня уже совсем нет денег... Я переселенка.

А я в это время решила уточнить, что там на данный момент с вакансиями и возьмут ли такую вот кандидатуру, как эта моя посетительница Диана.

— И снова здравствуйте, Мария Павловна! У нас тут девушка... Она всю жизнь работала только уборщицей, но на уборщицу совершенно не похожа. И живёт в Чинадиеве — переживает, сможет ли добираться... — сказала я по телефону, когда  специалист отдела кадров  Мария Павловна сняла трубку.

— Если она хочет работать, то мы готовы посодействовать ей во всём! У нас есть целая смена сотрудников из Чинадиева. Они ездят на электричке. От вокзала до нашего магазина идти пешком семь минут — вы же сами это знаете. Мы всё покажем, всё объясним, со всеми её познакомим. Мы её в эту смену определим работать. Пусть приходит! Нам сейчас очень нужны люди!

— Ну что, Диана? Пойдёте? Я уже за вас договорилась. Только езжайте сразу. Лучше на автобусе...

— Нет-нет! Это 12 гривен... Я лучше пешком... — засуетилась она уходить...

А мне вдруг взбрела в голову шальная мысль.

— Нет, дорогая, вы поедете на автобусе. Я вам дам немного денег...

— А когда же мне нужно их вернуть? — встревоженно спросила девушка.

— А не нужно их возвращать... — сказала я, протягивая ей купюру... Не очень крупную, но и — не на одну поездку.

Но вдруг я увидела, что лицо моей собеседницы стало не просто красным, а — пунцово-красным...

Она не привыкла! Не привыкла принимать. Она не ожидала... И эта реакция сказала о ней всё!

Я прониклась уважением к этой простой уборщице. Передо мной был порядочный человек.. Она не мялась, не улыбалась, не кокетничала и даже не благодарила — она была в ступоре. Я выбила её из всех ожидаемых рамок, какие только она могла себе представить, придя сюда. Она была растеряна. Даже слишком. С этим обязательно нужно было что-то сделать — человек не должен от меня уходить таким прибитым и потерянным! Её съест чувство вины и благодарности.

И, как обычно, мне ничего не пришлось для этого выдумывать. Жизнь мудрее нас... Я ей сказала всё как есть:

— Вы только, пожалуйста, не смущайтесь. Я помогаю вам не просто так. Я помогаю вам, потому что другие люди помогают мне.

— А как же я могу вас отблагодарить? — спросила она.

— Покормите бездомную собаку. Или приютите кота. Или купите что-то старику... Я не знаю. Как хотите — только не меня! Передавайте дальше...

Она вышла из кабинета и стала в коридоре возиться с молнией на куртке. Дверь была приоткрыта и мне был слышен её шёпот: «Господи... Это же надо вот такое вот...
Дай ей бог здоровья... Этой женщине... Дай ей бог... Господи...»

Я слушала и мне хотелось всё это, пропуская через себя, переадресовать дальше — туда, где живут те люди, которые мне помогают!

Пусть у вас всё будет хорошо! А мы тут прорвёмся! 






Рейтинг работы: 18
Количество отзывов: 6
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 75
© 16.11.2022г. Оксана Коваленко
Свидетельство о публикации: izba-2022-3428267

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Жанна Левова       17.11.2022   21:09:53
Отзыв:   положительный
Как они сейчас нужны, эти неравнодушные люди! Когда столько растеряных, потеряных, раздавленных. Ведь и правда, доброта и человечность не требуют от нас огромных вложений. Очень трогательное эссе.
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:42:02

Спасибо за отзыв, дорогая Жанна! Надо держаться в остатках хоть какой-то человечности... Спасибо!
NIka       17.11.2022   17:29:29
Отзыв:   положительный
Жди благодарности с другой стороны - одни люди берут от нас,другие дают нам.
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:40:55

Спасибо за отзыв!
ИльF       17.11.2022   17:15:06
Отзыв:   положительный
Хороший рассказ.
Спасибо!
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:40:41

Спасибо!
Дамир Садыков       17.11.2022   12:01:34
Отзыв:   отрицательный
Фасовка в сетевых гиперах, это ад. Это для рабов и вахтовиков.
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:39:22

Нет. Ад - это два месяца в подвале с детьми - своими и чужими, но уже осиротевшими - по колено в канализационных стоках. А потом, когда уже спаслись, когда уехали, услышать, что убили того, кто им помог... И вылезти на крышу, чтобы с неё спрыгнуть, бросив детей - и чужих, и своих. Ад - это другое. Фасовка - фигня. На фоне безденежья быть в тепле, среди людей, где вас накормят - ныне это раю подобно. Извините... Вырвалось. Очень больно...Но как счастлив тот, для кого фасовка - ад! Каждый день он должен просыпаться и благодарить небо за это.

А потом... А уборщица, по-вашему — это для титанов мозга? Не понимаю логику Ваших рассуждений. Хотя... Ваше право.
Дамир Садыков       18.11.2022   05:49:41

О! Толкование ада началось. Тогда ад, это Бухенвальд, Освенцим и поедание кошек в блокадном Ленинграде.
Оксана Коваленко       19.11.2022   00:20:24

Так Вы же сами начали! Простите... Тут отзыв на Ваши слова... Не мой! Я не работала на фасовке. Знаю, что такое 16 часов в сутки за швейной машинкой, торговая точка зимой в минус 20, уборка квартир... Даже столярный цех. А вот с фасовкой пока не пересекалась. Я не сужу. Я - рассуждаю. А тут - вот. Отзыв:

"Зацепила реплика, что фасовка товаров-работа для рабов. Я выживала благодаря этой работе. И могу сказать что ад в голове того, кто так думает. Да, это работа которая не кончается, и слава богу! Значит в магазин идут люди и у тебя будет работа. Да, это не мечта всей жизни, зато еще можно кого то подменить и получить бОльшую зарплату. я параллельно проходила курсы и сменила работу, пошла выше... А молодая женщина, что со мной работала, говорила что ей нравится эта работа и уходить не собирается".

Я это к тому, что мы все очень разные. И кому-то может нравится то, что для другого неприемлемо. Как-то так... Удачи Вам! Пусть работа будет удовольствием - хобби, за которое платят деньги!

С уважением, Оксана.
Оля Чёрная       17.11.2022   09:12:53
Отзыв:   положительный
Замечательный рассказ
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:45:57

Благодарю за добрый отзыв, дорогая Ольга!
Аделия       16.11.2022   10:55:48
Отзыв:   положительный
Надо выстоять и выдержать!
А мы передадим дальше, маленький фитилёк человеколюбия станет огромным факелом мира и добра...
Оксана Коваленко       18.11.2022   01:40:11

Спасибо! Надо продержаться...









1