Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Коллекция интерлюдий


Коллекция интерлюдий
­***
По юности тоскуешь как по девке.
В подушку - мордой, в прошлое - нутром.
И всякий раз под ретро-перепевки
на дно идёшь бездарным топором.
В какой-нибудь нелепой электричке
во весь сомнамбулический ранжир
на край рассвета едешь по привычке,
беспутный безбилетный пассажир.
И ни кола, и ни двора.
Ни поцелуя, ни оргазма.
Вперёд, товарищи. Ура.
К метафизическим соблазнам.
И я не я,
огрызок бытия.
И ты не ты,
обмылок красоты.
И мы не мы,
уставшие от тьмы.
Нет ничего и ничего не будет, -
всё растащили псевдолюди.
Всё, но осталась
такая малость -
КОЛЛЕКЦИЯ ИНТЕРЛЮДИЙ.
Под бременем зеркальной парадигмы
в сакрально-сексуальном тупике
поёшь о возрождении энигмы
на странном инфернальном языке.
И, растворив банальные недели
в огне провинциальных дискотек,
включаешь экстремальные идеи
в свой экзистенциальный саундтрек.
И ни туда, и ни сюда.
И ни порога, и ни бога.
Давайте выпьем, господа,
за денонсацию подлога.
И я не я,
и правда не моя.
И ты не ты,
на гребне суеты.
И мы не мы,
бегущие от тьмы.
Нет никого и никого не будет, -
всех отравили псевдолюди.
Каркас разрушен,
но греет душу
КОЛЛЕКЦИЯ ИНТЕРЛЮДИЙ.
***
Там, где у смысла нет границ,
столкнуться с тяжестью ресниц.
Ловить и прятать каждый взгляд.
Наотмашь, настежь, наугад.
Вдыхая каждую деталь,
инстинкт умножить на мораль,
ну а тотемный абрис ног
на вдохновенный хитрый слог.
Вцепиться в скользкие места.
Заветный пульс вложить в уста.
Запасть, зарваться, забалдеть.
Поставить крест, бутылку, сеть.
Услышать дерзкий лепет-плач.
Пуститься в пляс, вдогонку, вскачь…
Войти во вкус сквозь робкий свет.
Оставить тёплый вязкий след.
Не явь, не сон и не гипноз.
И не ответ, и не вопрос.
Не перелом, не статус-кво.
Но парадоксов торжество.
***
Расцветает текущая быль
в атмосфере сквозного искусства.
Перспективы стираются в пыль.
Замирают законные чувства.
Безнадёжен безумен восторг,
упакованный в душу компактно.
Неуместен с реальностью торг.
Очевидна нелепость контакта.
Нет же, нет, - за зигзагами дней -
потерявшие смысл постулаты,
ликование пьяных огней
и коварная близость утраты.
Но, как жалок, как глуп этот спор
с обольстительным вихрем открытий,
что несётся беспечно с тех пор,
как сомкнулись акценты в зените.
***
Пепельная прядь
бархатным намёком
плещется опять
в мире одиноком.
Тонкий аромат
призрачных соблазнов
томно вьётся над
пристальностью праздной.
Отзвук или звук?
Всё уже смешалось.
В холоде разлук
расцветает жалость.
Память рвётся в бой
с праведным грядущим,
но для нас с тобой
шанс давно упущен.
***
Искрами молчания
расставлены акценты.
Будто бы нечаянно,
но так реминисцентно.
А слова, зависшие
над бездной безрассудства,
словно смыслы высшие
в ту бездну не сорвутся.
***
Как же тут не позариться?
Как пройти стороной?
Роковая красавица
в суматохе шальной
апеллирует к истинам
нерастраченных дней.
И желания исподволь
устремляются к ней,
окружают флюидами
без ошибок и проб,
голосами забытыми
умоляют взахлёб.
***
На неродившейся заре,
на видимой вершине
неистово спешили
в зеленоглазом январе...
По бесконечным простыням,
по сказочным задворкам
прошлись скороговоркой
назло невспыхнувшим огням...
***
По границе истерзанных знаний,
по периметру пьяной души
с обаятельной фигой в кармане
прошвырнуться хлыщём не спеши.
Снизойди до минорного стона.
Раскрутись на панический крик.
Вне земли, вне любви, вне закона
всё, к чему бесконечно привык.
Разбросай по просторам мгновений
неподъёмные камни обид.
Через стёкла своих откровений
посмотри на открывшийся вид.
Подкрепи торжествующим взглядом
анонимную музыку слов.
Налети разрушительным градом
на ландшафты несбывшихся снов.
***
ТОВАРИЩ этот - бывший ЗВЕРЬ О′БОЙ.
Он наСЛЕДил немного в двух веках,
но, вот беда, не справился с судьбой, -
как был, так и остался в дураках.
А если грянет третья ипостась,
какой-нибудь, ну скажем, СЛЕД О′ПЫТ,
тогда лицом он не ударит в грязь
и до бесстыдства будет знаменит.
***
Банкиры и бандиты
выросли на Битлз.
Юристы и министры
выросли на Битлз.
Актёры и тапёры
выросли на Битлз.
Кидалы и менялы
выросли на Битлз.
– Мы так любили Битлз, –
мужик пел бородатый.
Вы так любили Битлз?
Yes… Let it be, ребята.
***
Сегодняшних реалий
знаком и близок вкус.
Махнём на биенале.
Вот будет плюс так плюс.
О важности момента
наложим слог на слог.
Рекламные агенты
падут у наших ног.
Роскошные эскизы
рисуем в небесах.
Без стука и без визы
танцуем на часах.
Всё наше – туз и фишка,
смоковница и дуб.
Но, где-то злой мальчишка
на нас уж точит зуб.
***
За несколько мгновений до обвала
под звуки музыки ритмично-грубой
мечта новорождённая плясала,
и к спелому плоду тянулись губы.
За несколько мгновений до обвала
в дыму любви и в перегаре страсти
мечта новорождённая не знала,
что скоро разорвут её на части.
***
К полюсу юности выйдем в итоге.
Рухнут конструкции подлой эпохи.
Солнце избавит от страха и фальши.
Солнце подскажет, что делать нам дальше.
Птицы вернутся в промозглые скверы.
Тёплым дождём популярные меры
смоют усталости тёмные пятна.
Сгинет «туда», воцарится «обратно».
Время наполнят родные сюжеты.
Гимнов великих услышим куплеты.
Вспомним свободы простые маршруты.
В небе вечернем увидим салюты.
***
По весне, по осени
к перманентной юности.
По памяти, по дружбе
к холодному огню.
По звонку, по случаю
от тоски-угрюмости.
По совести, по пьянке
Сквозь истины броню.
***
Эстетика мирного быта.
Резервы шальных раритетов.
Не всеми пока что забыта
фактура глобальных секретов.
Источник защитного света.
Фрагменты разрушенной эры.
Когда-нибудь будет воспета
статистика сказочной сферы.
Энергия долгого штиля.
Инерция подлого шторма.
Священный огонь потушили,
поправ интуиции нормы.
***
Шуршат победно пиджаки,
и греют органы напитки.
Лоснятся счастьем чуваки.
Торчат с иголочки до нитки.
Неумолимы как столбы,
в своём кругу, в своём угаре,
членистолобые столпы
в соку, в мажоре и в ударе.
Какая ширь, какая прыть,
какие, блин, ингредиенты.
Не обломать, не отменить.
Как хороши, как перманентны.
Гуляй, гламурная братва,
прогоркшей сытостью играя.
Коса и камень. Рот за два.
Канкан от края и до рая.
Гуляй, деревня Ви Ай Пи.
Спускай запасы и заначки.
Гуляй, пыхти, сопи, вопи
до тошноты, и до усрачки.
Люстрация.
В паспорте штамп и на лбу.
Великая
правда законов-табу.
Суровые
будни вчерашних господ.
Люстрация -
вкусный заманчивый плод.
Люстрация.
Ветер весёлый и злой.
Красивая
девка с огромной метлой.
Люстрация -
сильный и правильный ход.
Фантазии
Вкусный заманчивый плод.
***
Диктатура со вкусом помады.
Широко распростёртые взгляды.
Вопиющая лесть горизонта.
Рокировка без страха, без понта.
Джентльменский набор порнократа
и дурмана лихого палата.
Произвол разгулявшейся власти
сладострастно-изысканной масти.
Калькуляция пристальных знаний
за пределом насущных желаний.
Удовольствие вместо протеста.
Неизбежность прощального жеста.
Переполнены негой карманы.
Перекрыты священные краны.
В монотонной приятной прохладе,
в бесконечной безумной тираде
воплотились изящные крики
и волнующе-яркие блики.
Увидеть сквозь кромешный смог,
сквозь яркую одежду
в глазах, в душе и между
не веру, не надежду.
Не веру, не надежду, но любовь.
Любовь,
что всегда под рукой.
Любовь. Пусть даже не всегда, а иногда.
Любовь.
Да здравствует любовь!
Удобная любовь без риска, без труда.
***
Эх, легендушка-легенда,
ягодка блестящая.
Ты откуда спелая?
Ты откуда сладкая?
Из какой корзиночки?
Из какой кастрюлечки?
Из какого мультика?
Из какой фантазии?
Эх, легендушка-легенда,
птаха яркокрылая.
Ты откуда резвая?
Ты откуда звонкая?
Из какой истории?
Из какой симфонии?
Из каких субтропиков?
Из какой Лапландии?
Эх, легендушка-легенда,
девка несерьёзная.
Ты откуда юная?
Ты откуда дерзкая?
Из какого облака?
Из какого омута?
Из какого города?
Из какой галактики?
Эх, легендушка-легенда,
правда неприметная.
Ты откуда робкая?
Ты откуда жёсткая?
Из какой копилочки?
Из какой земляночки?
Из какого подвига?
Из какого месива?
***
Суетливых забав атрибуты
до вселенских масштабов раздуты.
Символ веры в кольце твоих губ.
Значит я тебе всё ещё люб?
Так раздвинь же скорее границы.
Пусть свобода в вине растворится.
Хоть немножко раздвинь для меня,
вдохновением дерзким маня.
***
Ни бог, ни чёрт, ни путин.
Ни боров, ни коза.
А’ля Орнелла Мути,
раскосые глаза.
В блестящей упаковке
отпетые жлобы.
Стоит на остановке
начальница судьбы.
Позвольте же, «Орнелла»,
дотронуться до Вас.
На Вашу душу с телом
давно уж лёг мой глаз.
***
Эпоха состоявшихся пельменей
и слишком позитивных шашлыков...
Отрыжка загулявших поколений...
Изжога затерявшихся веков...
Поставлены иные на колени
затеями заклятых пошляков,
не знающих усталости и лени,
плюющих на добро без кулаков...
А где-то громоздятся диссонансы,
склоняются блестящие нюансы
по самым завалящим падежам,
стираются привязки и размеры,
слоняются гигантские химеры
по первым и последним этажам...
***
«Моя любовь жива,
как алый цвет рябин...»
(песня на стихи И.Кохановского)
Любовь жива, как та ещё рябина
в безжизненном анклаве циферблата.
Она всегда заложница разврата,
его жена и верная рабыня.
Она горит оттенками рубина
с тончайшими прожилками граната.
Её ресурс за гранью невозврата
цветёт и пахнет непоколебимо.
Но всё пройдёт. Замкнутся коридоры,
и навсегда погаснут мониторы.
Сойдут на нет мелодии и рифмы.
Одна она - вселенская харизма -
преодолеет тернии и рифы
в спасительном угаре синкретизма...
***
Растерянность струится самотёчно -
рассеянная временем волна.
Приватность, безгранична и бессрочна,
превратностям перечить не вольна.
Уверенность в исходе непорочном
развенчанной беспечностью сильна.
Умеренность в подходе междустрочном -
на все без приключений времена.
Не вырваться из замкнутости звука, -
такая вот нехитрая наука
диктует предложение и сброс
параметров небыстро данной связи,
сдвигающих по выстраданной фазе
любой академический вопрос.
***
Глотая обескровленную лингву,
идёшь по жизни третьей стороной.
Не веришь ни в минет, ни в куннилингус,
ни в пьяные прогулки под луной.
Меняешь не калинку на малинку,
а всё на всё, и видится сквозь зной, -
пришёл конец безвременью и рынку,
и молнии сверкают над страной.
Не будет долгожданного покоя,
когда порою грезится такое,
чего без пузыря не одолеть.
И хрен с ним, - за горами и делами
нисколько не нуждается в рекламе
на обух налетающая плеть...
***
Миф сегодняшнего дня.
Призрак настоящего.
Вот такая западня,
чернота из ящика.
Раскалённые тела,
скомканные простыни
будут душу раздирать
лопастями острыми.
Всё закончится едва ль
мирно и без паники.
Ну и ладно, ведь не жаль
ни кнута, ни пряника.
***
Открывается просто ларь, -
ниже пояса вся мораль,
что прольётся слепым дождём
на идущих другим путём.
Отрывается так народ,
чтоб уже не смотреть вперёд,
чтоб пускаться в сплошной запой,
чтоб остаться самим собой.
Отливается тенью день,
не кончается дребедень...
Ну и пусть, ну и хўй бы с ним, -
только б снились цветные сны.
***
Сплетаются слова
как волосы блондинки -
несказанные вовремя слова...
Качаются права
в любовном поединке -
проверенные временем права...
***
За стенами - стены.
За небылью - небыль.
Сливаются тени -
не те и не с теми -
в растерзанном небе.
Незыблемость терний,
конкретных и вечных,
не примем, так стерпим,
признаниям терпким
внимая беспечно.
***
Разложить по полкам
домино и карты
и завыть не волком,
а минорным бардом
в бесконечно старой,
но святой истоме
с «колдовской» гитарой,
с бородой христовой.
***
Добрый мир, худая ссора, -
всё, как будто, позади.
Ни избы, ни даже сора
уж не будет на пути.
Компетентностью курсора
наши души не спасти.
Одиночество танцора
в демонической сети.
***
Внимание! Встать!
Смирно!
Фиксируем стать
жирно.
На уровне глаз -
игры.
В сиянии страз -
икры.
Совпали точь в точь
позы.
Поэзия - дочь
прозы
той жизни, что бьёт
больно
и в морду, и влёт.
Вольно!
***
Прямой контакт железа с ветром
как никогда бескомпромиссно
наполнил факт известным смыслом,
разбавил мрак телесным цветом.
Прямой контакт необратимо
интерпретирован форматом
и интегрирован в ор матом.
Такая вот, увы, картина.
***
Актуален и прост
метр
как сигнальный форпост
недр,
как фискальный кусок
хлеба,
как финальный бросок
в небо...
***
Пусть ломятся казённые столы
от бархата девичьих ягодиц.
Пусть гонятся сплетённые стволы
за стаей обанкротившихся птиц.
Пусть молодость витает в облаках,
а старость копошится по углам.
Пусть счастье остаётся на руках,
а горе конвертируется в хлам.
***
Навостривший лыжи
захлебнётся пусть
в забродившей жиже
оскорблённых чувств.
Горькая расплата
бесом бьёт в ребро.
Нам не надо злата,
нахўй серебро, -
на просторах снежных
взятки будем брать
верой и надеждой.
И любовью, bлядь.
***
Судьбу пошагово верша,
идти по лезвию ножа
на зов, на штурм, на компромисс,
и снизу вверх, и сверху вниз.
И по прямой, и по кривой
идти и биться головой
об пол, о стены, об заклад.
Идти, не ведая преград.
Чтоб кредо таяло во рту,
чтоб летом пахло за версту,
идти на вы, на ты, на мы,
не зарекаясь от зимы.
***
Сбивает с ног (бывает - с рук)
и режет слух, и тешит слуг
и двух, и более господ
ребром поставленный ответ
на риторический вопрос.
Счастливый случай и итог -
смывая с рук (быть может - с ног)
следы бессмысленных забот,
найти спасение от бед
в бескрайнем жемчуге волос.
***
С тяжестью
в груди,
пригубив
утро,
вовремя
уйти
это так
мудро.
Как тут
ни крути,
это так
мило -
вовремя
уйти
и уйти
с миром.
***
Растеряв последние рубли,
прохожу, развенчанный и сытый
резонансной тяжестью любви,
сквозь метафизическое сито.
Превозмочь растерянность и злость, -
это ли первейшая задача?..
Пусть о чём мечталось не сбылось.
Пусть всё будет так, а не иначе.
***
Тележка и вагон
божественного саунда.
Товарищ СЭМОГОН -
легенда андеграунда.
Артхаус-полигон,
где правит бал легенда та.
Маэстро СЭМОГОН -
икона индепендента.
***
Промелькнут банальные речи
голубой каёмочкой блюдца
и сгорят в кострах революций,
приближая истинность встречи
со сплошным безоблачным завтра,
с не-из-ниток-сотканным миром.
Всё, что душу с сердцем томило,
неизбежно вырвется залпом.
***
Ни скрыться, ни смыться
от встречных дилемм.
Симметрия смысла
как вечный рефрен.
Рассветы, закаты
сжимают в тисках.
Расстаться за кадром -
такая тоска.
Безжизненность жалом
застрянет в груди.
Бессмысленна жалость.
Любовь впереди.
В слепой круговерти
процентов и йот
я вечно в ответе
за всё, что не в счёт.
***
Уже немыслима вне мая,
легка и трепетна как будто,
любой невнятности внимая,
взлетает Птица Тылобурдо.
Взлетает выстраданным словом
над опостылевшей равниной
и остаётся сторучьёво
в анналах памяти ранимой.
***
Конечно, блажь, конечно, дрейф
по ниве наслаждений.
И пусть не станем мы мудрей,
но вырвемся из тени.
Конечно, ты, конечно я -
классическая пара.
Начнём, как водится, с нуля,
а кончим как попало.
Конечно, бред, конечно, вздор
несём без перерыва.
Не смотрим вслед, не пишем в стол,
лишь тешимся глумливо...
***
Волнение дикое,
интерес жгучий.
Беду не накликаем, -
станет лишь лучше.
И будни, и праздники -
всё в одном свете.
Какие же разные
голоса эти! -
Звучат контрапунктами, -
не пройти мимо.
Мы что-то напутали
за чертой мнимой.
Мы что-то оставили
в непростом прошлом.
Несёмся как стайеры,
но порой тошно
от неадекватности,
от сплошной фальши.
И ноги как ватные,
но бежим дальше,
не чувствуя времени,
по путям встречным.
Наградой и премией
будет нам вечность.
***
Замордованный липкими ливнями,
забубённый на все времена,
дорисую, доэкстраполирую
и забуду навек имена.
Оторвусь от корней безысходности,
чтоб в лепёшку разбиться в тот час,
когда ты ошалеешь от гордости
за себя, за меня, за всех нас.
***
Не кончается тот
урок,
что забвением квот
чреват.
Не кончается тот
запас,
что забвением квот
прирос.
Сквозь пленительный блеф
чулок
просочиться готов
разврат.
Просочиться готов
экстаз
сквозь пленительный блеск
волос.
***
На стыке торжествующих начал,
меж двух огней, на пике безрассудства -
великий труд и дерзкое искусство -
на двух концах вертеться по ночам.
Не спрятать вдохновение и блеск
под маской бесконечных компромиссов.
Любить двоих - призвание и вызов.
Любовь втроём - перфоменс и бурлеск.
***
Сплетается разум
с игрой поволок -
со строгим атласом,
с дурманом чулок.
Качается в танце
всесильная мгла.
Мечтать и метаться -
такая игра.
За линии бёдер
цепляется взор.
Он здесь на свободе...
И слышится зов
великих соблазнов
и пламенных строк.
Включается разум
в игру поволок.
***
Громоздится грусть спазмами,
но в глазах всегда зарево.
Вот из прошлого пассия.
Мне б открыть её заново.
Утекает ночь оловом.
Будет всё до слёз весело.
Вот идёт она голая
с прибаутками и с песнями.
Заиграет мир сказками
до последнего всполоха.
Вот такие мы страстные, -
есть ещё запас пороха.
***
За чертой
безвестия
в сумерках
июля
нежное
возмездие
налетит
как буря...
За стеной
безмолвия
в замкнутости
круга
трепетная
молния
подтолкнёт
друг
к другу.
***
Огоньком её сигареты
и бездонным кофейным вкусом
растревожены все секреты,
что повисли нелёгким грузом
над безумным-безумным миром,
уцелевшим пока что, к счастью.
Пусть любовь не проходит мимо,
пусть она отольётся страстью.
***
Прозрениями подлыми
развенчана игра.
Покачивая бёдрами
шагаешь в номера,
чтоб шквалом неизвестности
сорваться как с цепи
на город и окрестности,
на выселки в степи.
***
Гну отчаянно баранки
и конём ебусь слегка.
Где вы, куклы-нимфоманки,
что свалились с потолка?
Нет ни истины, ни спора.
Правит бал хўйня-муйня.
Где вы, жрицы секс-террора?
Как живёте без меня?
***
Любовь не детская игра,
не испаряется с годами
и не находит оправданий.
Прелестна женская икра.
Душа рыдает от бедра.
Земля дрожит от тех рыданий.
Любовь не детская игра,
не испаряется с годами.
Пусть ливень льёт как из ведра,
пусть град срывается рядами,
но сладок путь к прекрасной даме,
застрявшей в сердце как игла.
Любовь не детская игра.
***
Мы ушли в любовь
от разбитых лбов,
от согбенных спин.
Мы друг с другом спим.
Мы друг к другу льнём
и горим огнём,
и идём ва-банк.
Несогласных - в бан.
***
Лайфхаки любви
нам искать не пристало.
Как те корабли
разойдёмся устало.
У всех на виду
восседаем как судьи.
Гнобя суету,
расправляемся с сутью.
Куда ни взгляни,
всюду жмутся поэты.
Не знают они,
что их песенки спеты.
И в руки нам флаг,
но диктует наука:
любовный лайфхак -
бесполезная штука.
***
Вот такой расклад -
голос плюс гитара...
В сумраке арт-бара
затерялся взгляд.
Взгляд из-за угла -
странная забава.
Как сквозь зубы «Браво!»,
как ноктюрн с утра.
***
Несвобода
сползает кружевом.
Вот бы бодро,
легко и дружно нам
жить под гнётом
всего хорошего,
и пусть кто-то
как гость непрошеный
вдруг ворвётся,
ломая принципы,
чтоб под солнцем
местечко выцепить,
чтоб послать нас
куда ни попадя.
Ну и ладно,
пропавшим пропадом -
всё до самой
последней лампочки, -
срам со спамом
не втиснуть в рамочки
показного
благообразия.
Славься, Слово!
Гуляй, Евразия!
***
Подводная лодка в степях Украины.
Вручную рассвет и вручную закат.
Любые вопросы смешны и наивны.
Уж если идти, так идти наугад.
Живём-поживаем и смотрим понуро,
в бескрайних потёмках друг друга ища.
А кто-нибудь скажет «Она утонула»
с глумливой ухмылкой блатного хлыща.
***
У пролетарского камина
я вспомню всё наверняка -
и ту черёмуху с жасмином,
и солнца луч, и облака.
Налью вина недорогого,
стаканчик хлопну и ешо.
Не надо в жизни мне другого.
Мне без другого хорошо.
Мне хорошо, а это значит, -
идите вы подальше в лес.
В лесу вам встретятся удача,
здоровье, счастье и прогресс.
Нет, я скажу определённей:
Идите нахўй, господа.
Я в вашем мире посторонний,
и вы в моём как лебеда.
***
Позади не пустыня,
а прекрасные джунгли.
Что-то вовсе остыло.
Что-то тлеет как угли.
Что-то снова искрится
фейерверком абсурда, -
возвратилось сторицей
и уносит отсюда.
А куда, неизвестно
(есть на это причины),
то ль в небесные бездны,
то ль в морские пучины.
***
Видя частное в общем,
на былое не ропщем.
Веселимся на грани потерь.
Остаёмся на марше.
Кулаками не машем.
После драки ныряем в постель.
Забываем о главном.
Отрываемся плавно
от прошедшего времени Че.
Видя общее в частном,
понимаем - напрасны
откровения звонких ночей.
***
С широко открытыми глазами
мы идём, куда не знаем сами.
Но дойти удастся лишь немногим.
Широко раздвинутые ноги -
вот предел развергшихся желаний,
что текут слезами и жирами
по давно намеченному руслу.
А слова, расцвеченные грустью,
сыпятся как грецкие орехи
из большой невидимой прорехи.
Ведь без слов придётся распрощаться
с робкими надеждами на счастье.
***
Пятый угол. Пятый срок.
Праздник пятых точек.
Затянувшийся урок.
Захлебнувшийся звонок.
Грёзы одиночек.
Пятый срок. Девятый вал
квазиоптимизма.
Не корабль, но и не бал.
Соблазнительный оскал
неопохўизма.
Пятый срок. Согласных марш
звонких и шипящих.
Убедительный тираж.
Удивительный купаж
поперёксмотрящих...
***
Время Post текло
коньяком и соком.
Бился под стеклом
шоколадный локон.
Ладный локон шока
бился под стеклом.
Вышедшее боком
время Post текло.
***
Гибнущий город растворяется
в резонирующем драйве романтизма.
Безнадёжно-безумно-бездушный восторг,
вырвавшись из вечного плена,
хлещет по невидящим глазам
сполохами танцующих ног.
Здесь всё - и кол, и двор,
и поцелуй, и оргазм.
Предсмертный оргазм.
***
Лейтмотив
лирических признаний
с обнажённой памятью в контакте.
Самовыражаемся в антракте,
укротив
могущество призваний.
С языков
срываются проклятия
в никуда.
Сквозняков
бездушные объятия
навсегда.
***
На трепетных губах
пронзительная сага.
От каждого зигзага
душа уходит в пах.
Сплетаются в узлы
нависшие угрозы.
Безумные прогнозы
отчаянны и злы.
***
«Я всегда был бедным. Я люблю быть бедным - это художественно и артистично - быть бедным - это красиво. А ведь я, знаете, - эстет. В бедности же эстетизма хоть отбавляй.»
Э.Лимонов «Дневник неудачника»
Бедность
свою
лелея,
ею
сакральность
множа,
стану
ещё
смелее,
да и
честнее
тоже.
Бедность,
меня
лелея,
мною
сакральность
множа,
станет
ещё
смелее,
да и
честнее
тоже.
***
Угрюмо гонит волны
две тысячи шестой.
наполовину полный,
настолько же пустой.
Непоправимо полный,
убийственно пустой.
***
Ног
сполох -
грёз
натиск.
Той
стати
миг
долог
Миг
долог -
век
краток.
Как
сладок
век
полог!
***
Куб, вписанный в шар..
Шар, вписанный в куб...
Куб, вписанный в жар...
Жар, слизанный с губ...
С губ слизанный шар...
В шар вписанный куб...
В куб вписанный жар...
Жар, вписанный в куб...
В куб вписанный шар...
Шар, слизанный с губ...
С губ слизанный жар...
В жар вписанный куб...
Куб, вписанный в шар...
В шар вписанный куб...
Куб, вписанный в жар...
Жар, слизанный с губ...
С губ слизанный шар...
Шар, вписанный в куб...
В куб вписанный жар...
Жар, вписанный в куб...
Куб, вписанный в жар...
Жар, слизанный с губ...
С губ слизанный шар...
Шар, вписанный в куб...
И т.д...
***
Струится жир,
смердит Парнас,
дрожит фужер
и вьётся гнус.
Спасает мир
безумство масс,
попсовость мер
и вкусный мусс.
~
Сползает лоск
ласк.
Терзает мозг
лязг.
Брикет из роз -
в грязь.
Букет из розг -
в мразь.
***
Когда Святые спят,
сканируют Прекрасное
от декольте до пят
любовники пристрастные.
Когда Святые спят,
на марше - Небезгрешные.
Вращают Землю вспять
любовники мятежные.
***
Какое право? Право на обиду,
а не судить и клеить ярлыки.
Но, если П(э) скрывается из вида,
дрова ломаешь праву вопреки,
и Х(э) охэивает от тоски.
***
Мы душители свободы!
Мы кровавые сатрапы!
Либеральные уроды,
попадая в наши лапы,
дико корчатся от боли,
растопыривая ласты.
От своей ублюжьей доли
не сгребутся либерасты!
***
Не растёт где-то тут
мак,
а растёт где-то там
лук.
Никому не отдам
лак,
проходя сквозь редут
мук.
Не растёт где-то там
лук,
а растёт где-то тут
мак.
Проходя сквозь редут
мук,
никому не отдам
лак.
***
ЧТОБ
ЁБ
БАБ
РАБ,
РОЙ
СТРОЙ,
В XЎЙ
ДУЙ!
***
В лабиринтах кружев
тумблер обнаружив,
выключаешь разум
сгоряча и разом.
Выключаешь разум,
в лабиринтах кружев
тумблер обнаружив,
сгоряча и разом.
Тумблер обнаружив
в лабиринтах кружев,
сгоряча и разом
выключаешь разум.
Сгоряча и разом,
тумблер обнаружив
в лабиринтах кружев,
выключаешь разум.
В лабиринтах кружев
тумблер обнаружив,
сгоряча и разом
выключаешь разум.
Сгоряча и разом,
в лабиринтах кружев
тумблер обнаружив,
выключаешь разум.
Тумблер обнаружив
в лабиринтах кружев,
выключаешь разум
сгоряча и разом.
Выключаешь разум,
тумблер обнаружив
в лабиринтах кружев,
сгоряча и разом.
Выключаешь разум
сгоряча и разом,
в лабиринтах кружев
тумблер обнаружив...
***
А был ли Чижик?
Действующие лица:
1) Первый собутыльник;
2)Второй собутыльник;
3)Третий собутыльник.
Первый:
Был когда-то такой джазовый пианист Леонид Чижик...
Второй:
Чижик-пыжик где ты был?
Третий:
А был ли Чижик?
***
Случайные двустишия
Стремится к вечности твоя координата,
что по оси любви, что по оси разврата.
~
Прокачусь по дороге атомом,
ущемлённый демотиватором.
~
По нечётным он просто чукча.
Будьте к чукче добрей и чутче.
~
Исчерпал себя полностью
холостой щелчок по носу.
~
В душе пустота и разруха.
Давай же забудем друг друга.
~
Хорошо, но мало
трэша и угара.
~
Хорошо в деревне летом
завалиться спать валетом.
***
Обескровлено время
от добра и до худа,
а фашистская хунта
в теоремах и мемах
как исчадие яда
раскрывается щедро,
остракизмом пещерным
упивается рядом.
Здесь уже не до шуток, -
это должен знать каждый.
Разбрестись бы однажды
по знакомым маршрутам,
чтоб фашистская клика
(вот нам будет веселье!)
провалилась сквозь землю
без единого крика.
***
Слова, разбавленные смыслом,
летят как атомные бомбы.
Пыхтят сбесившиеся помпы.
Комизм сменяется космизмом.
Абсурдность зреет ананасом
на ветках, грядках, что ещё там.
Игра идёт с разгромным счётом
назло проклятым пидорасам.
***
Не рваться в бой, не биться оземь,-
вот плюсы спящего режима.
Долой любую одержимость
на всю оставшуюся осень.
Мелькают хлипкими тенями
свобода, равенство и братство.
Без пузыря не разобраться,
что будет с родиной и с нами.
***
Сказочный персонаж
молью взлетает ввысь.
Он наш духовный страж,
происходящий из
высших небесных сфер.
Символ с приставкой sex-
Гений надежд и вер.
Слышите: «Крекс-фекс-пекс»?!
Это его рефрен
словно победный клич.
Радуйся, Город N, -
время купоны стричь.
***
Отчаянно летят в тартарары
последние остатки мишуры.
Не хочется стоять на голове
и завтракать на выжженной траве.
Куда-то делись радужные сны,
предвестники тлетворной новизны.
Куски реминисценций словно бред.
Ни прошлого, ни будущего нет.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 25.09.2022г. Сергей Ледвиг
Свидетельство о публикации: izba-2022-3394361

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  









1