Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

­Убийство на Урании


­Убийство на Урании
­
1

Кент Кортвуд проснулся с тяжёлой головой и с неудовольствием отметил, что последний день отпуска остался позади. К счастью, он раздобыл ужасно дорогую путёвку на Артрон, где его не смогли достать ни бывшая жена с планеты Кси, ни начальство в лице связного Межгалактического Агентства Расследований Фила Фокса. Стоило Кенту появиться на Земле, и его атомофон немедленно запищал.

– Привет, Кент! Как отпуск? Надеюсь, я тебя не разбудил? – жизнерадостный Фил объявился как раз вовремя – Кент заменял нанолезвие в бритве последней модели.

– Рад тебя видеть. – Накануне он немного переборщил с галлюциногенными шариками с планеты Ор и поэтому был не в духе. – Неужели ты позвонил, просто чтобы проведать старого приятеля?

– Не совсем так. Есть работа, Кент – очень, очень серьёзная работа. – Лицо Фокса приняло подобающее ситуации выражение. – На Урании произошло убийство землянина.

Кент чуть не уронил бритву на атомофон. Убийство землянина было столь же редким явлением, как угон космического корабля. Земля была самой сильной планетой галактики, и никто из инопланетян не рискнул бы поднять руку на человека.

– Хуже того – убит не просто землянин, а глава дипломатической миссии Соединённых Штатов Винсент Аламо. – Кортвуд нервно поёжился. Иметь дело с США уже пару веков было крайне неприятно – главным образом, из-за постоянных интриг и козней космического масштаба, подстраиваемых Белым Домом. Кент приготовился к дезинформации и копанию в грязном белье – неизменным атрибутам всей деятельности, связанной с галактическим оплотом демократии.

– Всё ясно, Фил, можешь не продолжать. Именно мне, как самому лучшему сотруднику МАР предстоит раскрыть это преступление века. – Фил как всегда был удивлён проницательностью коллеги. – Какие у меня сроки и сколько командировочных мне полагается?

– Срок – неделя в земном времяисчислении. Если убийца не будет выдан США через 7 дней, то Урании несдобровать. Америка уже вывела на орбиту свой флот и начнёт оккупацию планеты, если ты не найдёшь убийцу. Расследование заказано уранийцами, и они согласны на любые твои условия.

Внезапно Кент понял, что его знания об Урании весьма невелики. Эту планету открыли совсем недавно – около двух земных лет назад. Кент перелистал звёздный атлас, который всегда держал под рукой. Урания находилась в созвездии Рака, имела атмосферу и цивилизацию в расцвете машинного века. Как следует из названия, богата ураном. Дипломатических миссий, кроме американской, на Урании нет. История темнела с каждой секундой.

– Подожди, Фил, ведь до созвездия Рака лететь почти три дня! Как я понял, время уже пошло, а я даже не...

– Спокойно, Кортвуд. – Похоже, что у Фила, как всегда, всё было схвачено. – Через два часа ты вылетаешь на Уранию. Там тебя встретит секретарь Аламо Росвелл Коинс и будет к твоим услугам на протяжении трёх дней – как видишь, я всё устроил. Билеты и 100 000 кредитов уже доставлены, так что приготовь мозги к бою!

– Фил, я ... – но хитрый Фокс отключился, оставив Кента наедине с мрачными мыслями и суровой действительностью.

Через два часа гигантский галактический лайнер «Америка» взял курс на созвездие Рака. До конечной остановки летел лишь один из тысячи человек.

2

Кент откинулся на спинку кресла и отпил немного фирменного «галактического» коктейля, подававшегося только на борту «Америки». В полёте он не терял времени и собрал всю существующую информацию об Урании. Просматривая записи перед посадкой, Кент выделил целых три особенности проклятой планеты. Во-первых, климат на Урании был близок к земному, но не настолько, чтобы человек чувствовал себя комфортно. Разрежённый горный воздух, высокое давление, температура около 40 градусов по Цельсию, сила притяжения в два раза выше, чем на Земле.

«Как этот Аламо ухитрялся там жить и ещё вести переговоры?» – Кент подумал, что этот вопрос он разрешит на практике всего через... 2 часа.

Во-вторых, язык уранийцев был настолько сложен, что на Земле его знал лишь один человек, и он был мёртв. Значит, секретарь Аламо Росвелл Коинс – инопланетянин.

«Опять Фокс поставил меня в дурацкое положение. Если этот Росвелл не знает английского языка, мне не останется ничего, как вернуть 100 000 и отправиться восвояси». Кента совсем не устраивала перспектива сотрудничества с инопланетянином, но он мог лишь брюзжать по этому поводу.

Наконец, в-третьих, уранийцы не добывали Уран, но он был чертовски нужен Земле для изготовления топлива.

«Надо полагать, этот Аламо вёл переговоры по поводу торговли ураном с США. Вроде бы, это было выгодно и Земле, и Урании. Может, они не сошлись в цене?». Мотив убийства дипломата по-прежнему оставался загадкой.

Размышления Кента были прерваны лёгким толчком – лайнер совершил посадку. Предгрозовое небо и непроглядный туман сопровождались сорокаградусной жарой – обстановка уютная, ничего не скажешь. Пара огромных голубых светил раскаляла планету, и их мутный свет с трудом пробивался сквозь облака.

«А что, подходящее местечко для убийства. Хорошо бы ещё молнию и проливной дождь!» – с сарказмом подумал Кент. Как по заказу, небо пронзила вспышка, и неприятные тёплые струи хлынули на гористую поверхность планеты. Кент поискал глазами укрытия, но кроме оставшейся позади громады «Америки» ничего не заметил. Он уже начал немного нервничать.

«Это же космодром! Здесь должны быть хоть какие-то строения!» – с негодованием думал Кент. Планета казалась абсолютно необитаемой. Издалека донёсся непонятный гул – Кортвуду показалось, что приближается стратомобиль.

«Должен же меня кто-то встретить» – вывод показался сыщику вполне логичным. Из тумана с шумом выплыло нечто, напоминающее хромированный электрочайник 20 века. «Чайник», как и положено, гудел, и из небольшого носика наверху торчали короткие крепкие щупальца.

– Вы, должно быть, Кент Кортвуд! – прогудел «чайник» на чистейшем английском языке. Кента от неожиданности передёрнуло. – Меня зовут Росвелл Коинс – я секретарь безвременно ушедшего мистера Аламо и Ваш гид на нашей чудесной планете!

Кент, конечно, ожидал чего-то необыкновенного, но такого... «Какого чёрта они не снабдили атлас изображением уранийца?!». «Чайник» бесцеремонно покатил вперёд, гудя ошарашенному Кенту: «Я провожу Вас до жилища мистера Аламо. Здесь недалеко».

«Недалеко» по уранийским меркам означало пару миль под проливным дождём. Зонтика у «чайника», разумеется, не было, и Кенту пришлось основательно вымокнуть. Через полчаса они подошли к крохотной ракетке «Сатурн», предназначенной для орбитальных перелётов. Жизнерадостный «чайник» показал Кенту на вход и прогудел:

«Мы пришли к дому и офису мистера Аламо. Вы будете жить здесь. Если Вам что-то понадобится, нажмите на красную кнопку, и я тут же прибуду к Вам!».

С этими словами Росвелл исчез в тумане. Кент почувствовал, что ему сейчас не мешало бы глотнуть чего-нибудь крепкого. Наплевательское отношение «чайника» ужасно разозлило сыщика.

«Что здесь происходит? Почему он себя так ведёт? Какая ещё красная кнопка?!» – Кент был готов разорвать уранийца на части. «Да, мистеру Аламо пришлось нелегко. Каждый день иметь дело с подобным субъектом – так недалеко и до самоубийства!».

Неожиданная догадка так поразила Кента, что он простоял под дождём ещё несколько минут, прежде чем вошёл в ракету.

3

В крохотной ракете с трудом мог разместиться даже такой компактный человек, как Кортвуд. Каюта размером два на два метра и пилотская кабина метр на метр – вот и всё внутреннее пространство этого гордого космического корабля. Дверь в кабину почему-то оказалась закрытой, и Кент принялся осматривать каюту. Стол, кровать, микро-кухня, портативный информационный центр, передатчик и секретная красная кнопка на стене – Аламо жил на широкую ногу. Кент вспомнил, что он ещё ничего не знает о личности убитого, и немедленно навёл справки в информатории. После «галактического» коктейля соображать было довольно трудно.

– Так, так, мистер Аламо, – по обыкновению пробурчал Кент. – Афроамериканец, уроженец Земли, родился тогда-то.... Окончил два университета.... В совершенстве овладел тремя земными и тремя галактическими языками, включая уранийский... Похоже, что дипломат был настоящим полиглотом! Кстати, надо бы попросить Росвелла пробубнить что-нибудь по-уранийски.... В дипломатической миссии Аламо с прошлого года, провёл на планете 19 месяцев...

Кент присвистнул. «Аламо прожил здесь полтора года – в жуткой жаре, в ракете размером со шкаф, в обществе хамского металлического «чайника»! Может быть, это и вправду самоубийство?». Кент перелистывал дипломатические бумаги Аламо. «Очевидно, что его задачей было наладить поставки Урана прямо в каверны США. За полтора года дело не сдвинулось с мёртвой точки, что неудивительно, учитывая характер инопланетян. Аламо впал в депрессию и пустил себе...». Кент побледнел. Он на планете уже пару часов и до сих пор не видел тело дипломата! Со всего размаха Кент ударил по красной кнопке.

Через несколько минут в ракету вкатился его старый знакомый – Росвелл. «Я к Вашим услугам!». Кент решил избрать тактику мгновенных вопросов.

– Где тело мистера Аламо?

– Оно в пилотской рубке. На нашей планете нет других помещений, где мы могли бы хранить быстро разлагающийся человеческий труп. – Кент никак не мог понять, каким образом разговаривает «чайник», и как он сумел выучить английский язык за полтора года. «Наверное, такой же полиглот, как и его шеф!» – подумал сыщик. – Я понизил температуру до 30 градусов ниже нуля, чтобы сохранить тело.

– Как был убит мистер Аламо?

– Я нашёл его с маленькой дыркой в голове и сразу же сообщил нашему и земному правительству. Я и не думал, что это вызовет подобные затруднения! – Интонация Росвелла не менялась. Он по-прежнему оставался таким же жизнерадостным, как и с утра, хотя его планете грозила, по меньшей мере, гибель. «Либо у них такой характер, либо здесь что-то не так!» – подумал Кент. Этот «чайник» ему решительно не нравился.

– Послушай, а где ты был всё это время? Я не заметил никаких зданий на поверхности.

– Правильно, потому что мы живём под землёй. Мистер Аламо связывался со мной через красную кнопку, а с правительством – через меня. Если Вам будет что-то нужно, только позвоните! – С этими словами Росвелл, как и с утра, укатил к себе.

Кент пожал плечами и принялся подбирать код для доступа в пилотскую кабину. Спрашивать комбинацию у Росвелла не хотелось, поэтому он использовал миниатюрный электронный дешифратор – Кент очень любил разные шпионские штучки. Через минуту он, подрагивая от холода, установил в кабине нормальную температуру и обследовал тело Аламо, сидевшее в кресле. В черепе грузного афроамериканца была проделана маленькая аккуратная дырочка – сложно было сказать, земным ли оружием. Было очевидно, что Аламо не смог бы столь аккуратно выстрелить себе в лоб. Стреляли с расстояния, иначе на лбу остался бы сильнейший лазерный ожог.

«У уранийцев нет лазерной технологии. Они не могут использовать земное оружие – я своими глазами видел типичного уранийца. Значит, убийца – землянин!». При одной мысли об этом у Кента всё внутри сжалось. «Если убийца – не ураниец, то он уже давно смылся с планеты. В таком случае, мне не раскрыть это преступление, и через три дня американцы начнут вторжение!».

Кент в бессилии уронил голову на стол. Он решил немедленно связаться с уранийским правительством.

4

– Сейчас правительство не может Вас принять! – пробубнил Росвелл, и Кент удивлённо вскинул брови.

– Я думал, что убийство Аламо – дело первостепенной важности! Речь идёт о судьбе планеты, а они не могут меня принять! Хорошо, сообщите мне, когда у них будет время!

– Вы что-то нашли? Раскрыли преступление? – Росвелл говорил об этом так, будто бы спрашивал, разгадал ли Кортвуд кроссворд.

– Есть кое-что, о чём я должен сообщить вашему правительству. Лично! – счёл нужным подчеркнуть Кент.

– Боюсь, что они не смогут принять Вас в ближайшее время. Лучше сообщите эти результаты мне!

«Какого чёрта! – Кортвуд почувствовал, как задрожали губы. – Он же угрожает мне!».

– А что будет, если не сообщу?

– Вы сейчас же сообщите мне то, что узнали, Кент! – Щупальца уставились на сыщика, и он понял, что сейчас произойдёт что-то очень плохое. Кент решил применить отвлекающий манёвр.

– Видишь эти бумаги, Росвелл? В них всё изложено!

Кент бросил в него пачку листов со стола, прыгнул в кабину и закрыл за собой дверь. В узкую щель он успел заметить вспышку и изящный луч лазера, вырвавшийся из щупалец.

«Ах, так! Вы мне за это заплатите!» – Кент крутанул ручку регулировки температуры на минимальную позицию – минус 50 градусов. «У него был лазер! Это же высшая технология, лазерное оружие есть только у землян! В атласе об этом ни строчки не было!».

Температура в каюте понизилась мгновенно. «Если этот Росвелл привык к сорокаградусной жаре, то через пару часов ему должна быть крышка!». Перспектива провести несколько часов в обществе мёртвого дипломата не прельщала Кента, поэтому он рискнул выглянуть уже через пятнадцать минут.

Покрытый инеем Росвелл лежал на боку. Внизу у уранийского чайника оказалась движущаяся платформа, прикрученная к корпусу. Кента пронзила очередная догадка. Ловко орудуя наноотвёрткой, которую он нашёл в кабине, сыщик отвинтил платформу. Оказалось, что Росвелл – сложнейший электронный робот со встроенной лазерной пушкой.

«Вот так уранийцы! – Кент так не удивлялся с тех пор, как впервые побывал на планете Антарксис. – Пожалуй, в технологии они переплюнули землян. Как Аламо мог этого не заметить? Может быть, он понял, что с ним общаются через робота, и был убит?».

Размышляя, Кент выкрутил лазер из гнезда. На пушке стояла микроскопическая маркировка «0079». Кент не поверил своим глазам. Арабские цифры! Пушка сделана на Земле! На платформе и на корпусе стояли такие же мини-маркировки. В данной ситуации Кенту мог помочь или галлюциногенный шарик, или пронырливый Фил Фокс, связаться с которым было просто необходимо.

5

– Фил, выслушай меня и не перебивай. – По тону коллеги Фокс понял, что у того большие неприятности. – Я нашёл убийцу, но мне нужно немного информации.

– Всё, что в моих силах. – В критической ситуации Фил становился решительным и жёстким сотрудником МАР.

– Кто передал тебе заказ от правительства Урании?

– Секретарь Аламо Росвелл Коинс. У него на то были все полномочия. Деньги тоже перечислил он. Что-то не так?

– На этой планете всё не так. – Кент вдруг почувствовал жуткую усталость. Сказывалась тяжёлая атмосфера Урании. – Росвелл оказался роботом, произведённым на Земле. Он стрелял в меня из лазерной пушки, когда узнал, что я что-то выяснил. У него повсюду четырёхзначная маркировка «0079». Какая страна ставит четырёхзначные маркировки? Россия?

– Нет, нет, сейчас проверю... – Лицо Фила вытянулось, что выражало крайнюю степень удивления. – Соединённые Штаты Америки.

Кортвуд откинулся на спинку кресла. Американский робот убивает американского же дипломата, а потом заявляет об этом в МАР. Жители планеты об этом, похоже, и не слыхивали. «Вот оно, началось! – с досадой подумал Кент. – Дезинформация и грязное бельё! Я же говорил, что с США от этого никуда не денешься!».

– Фил, у тебя есть изображение уранийца? Голограмма, рисунок – что угодно!

– Нет, Кент. Единственным уранийцем, которого я видел, был Росвелл. Ничего не понимаю!

– Ладно, Фил, попробуй сообразить, что тут к чему. Мне здесь торчать ещё три дня, так что звони, если что-то надумаешь.

Кент выключил атомофон и несколько минут сидел в полной неподвижности. "Или Аламо должен был заподозрить неладное, или это заговор космических масштабов! Только причём тут я?" Кент открыл ящики стола и принялся разбирать целую гору документов.

Какие-то карточки, отчёты, письма... Кент не нашёл ничего, что могло бы пролить свет на эту историю. В мусоросжигателе он обнаружил несколько смятых листов бумаги – распечатки разговоров по атомофону. Аламо беседовал с кем-то по закрытому правительственному каналу. Часть разговора была уничтожена, Кент прочитал только конец.

– Первые заводы уже работают. Вы понимаете, что если всё вскроется, у государства будут большие проблемы?

– Не говорите глупостей. Русские открыли эту планету, но решили всё сделать по правилам. Вы знаете, сколько занимает процедура колонизации планет. Запасы урана истощаются с каждым днём, а нам необходимо сохранить лидерство США в продаже топлива. Не паникуйте, Аламо. Всё скоро закончится, Вы получите свой гонорар и забудете об этом.

– Когда?! Когда закончится?!! Сюда прибывают всё новые и новые корабли! Я должен следить за роботами, я должен готовить липовые отчёты... я должен всё!! Я просто обессилел, я не могу так больше! Умоляю Вас, пришлите сменщика! Я торчу здесь в ракете уже полтора года, я...

– Прекратите истерику, Аламо! Наступает последний этап операции. США нужно легально захватить планету. Самый простой способ – объявить Урании войну.

– Кому Вы собираетесь объявлять войну? Собственным роботам?! Инфузориям?! Как только вы направите боевые корабли, сразу вскроется, что планета на самом деле необитаема! Господи, как я только мог согласиться на такое!

– За деньги, Аламо, как и все остальные. Кстати говоря, для войны нужен повод. И этим поводом станет убийство американского дипломата.

– Что? Что?! Это... это неслыханно!! Вам никто не поверит!! Вы сами создали миф о том, что уранийцы не агрессивны!! Ваш номер не пройдёт, вот что я Вам скажу!!!

– Успокойтесь, Аламо, всё пройдёт быстро и безболезненно. Знаете, что мы сделаем, чтобы подкрепить этот повод? Мы пошлём лучшего сыщика МАР Кента Кортвуда на расследование, и он тоже будет убит на Урании. Убийства дипломата и агента развяжут нам руки. А теперь, Аламо, мы просто должны избавиться от Вас – Вы знаете слишком много. Прощайте!

Кент представил себе, как за Аламо открывается дверь и Росвелл проделывает дырку в черепе дипломата. «Что делать, что делать, что делать??!!» – вертелось у него в голове. На первый взгляд, всё не так плохо. Аламо успел распечатать переговоры и спрятать их в мусоросжигателе. Кент может переправить их Филу, Фил дойдёт до начальства... а там эти бумаги исчезнут навеки. До начала вторжения осталось два дня, и Кортвуд никак не мог этому помешать.

Он должен был умереть, и он умрёт – скажем, хватит немного «галактического» на обратном пути и не проснётся. Выход один – бежать. На орбитальной ракете достаточно топлива, чтобы долететь до Баккакиса – там есть захудалый космический порт. Скрыться, купить документы, начать новую жизнь... А там придумать, как использовать полученную информацию.

Кортвуд сорвал с руки атомофон и приготовил «Сатурн» к старту.

2008

Иллюстрация: kartinkin.com






Автор поставил запрет на добавление комментариев

Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 25.09.2022г. Павел Красин
Свидетельство о публикации: izba-2022-3393930

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика









1