Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Дорога, длиною в Жизнь" Предисловие; Глава 1..... "Шунтя" ; Глава 2--- "Запах, с привкусом войны"


­­­­                                                                                                                              "Пусть ходит по Земле обетованной
                                                                                                                               Жизнь с благородным именем Татьяна!"
                                                                                                                                                                             Ольга Патрий
       П Р Е Д И С Л О В И Е...

                                                                                                      
     Майкопский дворик, каких много в городе
: пятиэтажный кирпичный дом, видавший виды ;манчжурский орех, с высоты своих лет, улавливающий жёсткие нотки настроения прохожих, потому , то ласково шелестят его листочки, словно разговаривают с ветерком, а то. внезапно, замолкают.
     Моё внимание направлено на слегка покосившийся балкон на втором этаже: белоснежная гладкошёрстная кошка наблюдает за происходящим на улице, навострив свои маленькие ушки, внимательно смотрит на меня. Я ласково обращаюсь к ней:"Евразька! хозяева дома?" Она лениво приподнимается и, внезапно, исчезает, а вместе с ней -Европа и Азия, в одном её васильковом, другом- малахитовом глазках. Хозяева подобрали её на улице котёнком, отведавшим вкус тяжёлого, и, уж, совсем, "недоброго" сапога. Долго заживали кровавые раны на худеньком тельце и мордочке. Выросла Евразька на редкость умной: нужды свои кошачьи- справляет на унитазе.
     Поднимаясь по ступенькам- слышу радостный лай собаки. Это- Нёпа своим нечеловеческим чутьём знает, что я иду, частый гость в их доме. И,уж, точно знает, что ждёт её что-нибудь вкусненькое. Как же,. иначе? Величественная осанка этой собаки говорит о её непременном сходстве с собаками фараонов на фресках. Даже, подшёрсток на грудке лежит так, будто, некогда ,здесь висело дорогое ожерелье, оставив свой отпечаток. А в глазах, чёрных, как бархат небосвода, играют самые настоящие звёздочки: звёздочки счастья и умиления оттого, что хозяева её- самые лучшие люди на всём белом свете.
     В комнате, куда редко проникают наглые лучи солнца, веет добротой. На диване сидит маленькая, седая старушка. В ответ на моё приветствие-говорит:"Не вижу, ничего не вижу, всё , как в тумане..." Раздался какой-то свист. Она поясняет:"это слуховой аппарат барахлит, видно на погоду!" Я обняла её. Татьяна Александровна произнесла:"Галочка! Здравствуй, милая!".
     Мы разговорились. Я знала, что она была на фронте, но мне и в голову не приходило, сколько горя вынесла на своих худеньких плечах эта милая пожилая женщина с васильковыми, с поволокой от катаракты ,глазами, и распахнутым в Мир добрым сердцем.

Глава 1 .                                             "Ш У Н Т Я"

           14 февраля
, в день, морозный и солнечный, пасмурно было на душе у Сашки Архипова. Он часто выходил на крыльцо дома и нервно курил. Заходил в сени, снова - выходил, нервничал: жена не могла разродиться, хотя, и не первородка была, ожидали второго ребенка в семье.
          В памяти его, как наяву, мелькало детство: отец- в поле, и, сразу, -  взрослость-юности-то, и не было, вовсе. А виной тому- революция. 
        Он вместе с мужиками в революцию ринулся, -сознательный был. Участвовал - в штурме Зимнего дворца, Ленина видел, до конца дней своих образ Владимира Ильича хранил в сердце, и был предан идеям революции. Там же, во дворце, ему фамилию сменили. А дело было так. Кличет ротный"Иванов! Отнеси чайник товарищу Ленину." Подбегают- шесть Ивановых, среди которых и Александр Павлович. Тогда ротный спрашивает, глядя на Александра Павловича:А чего - молчишь?" "Я охрип."- отвечает тот. "Ну, значит, Архиповым станешь,"- произнёс ротный.
        Так что, шёл в революцию- Ивановым, а вернулся - Архиповым. Не повезло в революции Сашке Архипову: обморозил ноги на посту. Высокий, статный, "косая сажень в плечах", не красавец, но добротный хозяин, -в отца пошёл. завидный жених на всю округу. Полюбилась ему Мария, Никифора дочь из соседнего села. Увидал её в церкви, не долго думал- сосватал девку. Его Мария Никифоровна, так он величал её, умела наряжаться, выглядела всегда красавицей. Многие парни сохли по ней. Да, и что сказать, - рукодельница была, всё умела делать: шить, вышивать, плести вологодские кружева.
       Любил её Сашка, жуть, как, любил! Трудился от зори до зари, чтобы лучше всех жила его молодушка. Мужики подшучивали над ним:"Смотри, Санька, -пуп надорвёшь, а молодка твоя, сама останется!" Слушал он их, и только, в  усы-усмехался.
       Была у него пасека в 20 ульев, три лошади, шесть коров, птица домашняя:утки, куры, гуси; стадо овец и коз. Так что, - шерсть на валенки - была своя. Овчину- выделывал, и сдавал- государству.
Придумал он, и сделал своими руками станок для гонки льняного масла. Ветряная мельница( мукомольня), тоже, была своя, обслуживал всю округу, никому не отказывал. За услуги брал немного, а ского, и, вовсе, ничего не брал, коли взять было нечего. Из берёзовой коры гнал- дёготь на деготильне, им же сделанной.
      Завидовали ему односельчане: хорошо живёт.
Думы его прервал детский крик. "Наконец-то"- сказал про себя Александр  Павлович, и вихрем влетел в дом.
"У тебя - двойня, папаша,"- обрадовала бабка-повитуха. Ласково смотрел на жену Александр Павлович, руки его дрожали, а голос, совсем, пропал. Он обнял её, и, совсем, не по-мужски, - заплакал. Жена никак не отреагировала на его плач. Пока детей- купали, жена уснула.
     Александр Павлович вышел во двор, и снова закурил. Подошёл - дед Сидорко, примостился к нему на завалинке дома.
"Как "деушку"-то, назвали?"-окликнул он. "Танюша,"- ответил, ещё, не пришедший в себя от радости, отец.
"Шунтя?!"-не расслышал дед. "Что за имя-то, такое?" Александр Павлович, ничего не ответив, пошёл в хлев  кормить животных. Теперь работать за пятерых надо. А Танюшку дед Сидорко , так и прозвал- Шунтя. С тех пор, закрепилось за ней это прозвище.
     Росла Шунтя девчушкой смышлёной, недаром, пяти лет отроду, отдали её в соседнее село в няньки, это, когда случился пожар: сгорел дом Архиповых и всё имущество, удалось спасти, только, животных. 
С нянькой произошёл казус: пошла она с лялькой в берёзовую рощу по- землянику. Лялька уснула, нянька собирала ягоды и забыла ребёнка в лесу. Пришла домой, а хозяйка спрашивает:"А где же, Клава?" А Клаве-то, чуть больше года было! Слава Богу, девочку, заплаканную и испуганную, нашли, но с нянькой- распрощались.
     С семи лет Шунтя помогала по- хозяйству: полола траву, рвала лён, сушила его. Позже, вязала - снопы,наравне, со взрослыми; на делянках - расчищала от молодняка и сухостоя, лес. 
Повзрослев, вела бухгалтерию в Сельском Совете, помогая отцу, председателю колхоза. В своей любимице он видел себе замену. Однако, Шунтя не пошла по стопам отца: уехала учиться в город Череповец в фельдшерско- акушерскую школу. Резануло уши напутствие отца:"Гони тебя леший!"-  звучало, как проклятье.
     Когда училась на втором курсе, родные сообщили, что отца арестовали, как "врага народа", но через пол-года отпустили, так как его колхоз собрал небывалый урожай.
Александр Павлович чувствовал Землю, вёл специальный календарь, а потому знал, когда и в какую почву бросить семя.
      Сырые казематы сказались на здоровье: оно было подорвано - заболел саркомой лёгких, и вскоре, - умер...
Чтобы помогать семье Шунтя была вынуждена подрабатывать по субботам дежурствами в больнице, разгружала баржи с тёсом, арбузами и прочим, но находила время для занятий лыжным и парашютным спортом.
     В 1938 году, после окончания учёбы, была направлена в районный посёлок Мяксы Вологодской области, как лучшая учащаяся, в больницу- акушеркой, по совместительству,- операционной сестрой. 
Проявила себя и здесь: её избрали Депутатом Районного Совета.
В 1939 году Татьяну Александровну призывают в Красную Армию - служить, а на самом деле, без объявления, отправляют на Финскую войну...

Глава 2.                                      ЗАПАХ, С ПРИВКУСОМ ВОЙНЫ
            
                                                                                                                                          "Жизненная сила и есть истина"
                                                                                                                                                                                              Лао-цзы
       В двадцать один год Татьяна
 Архипова оказалась в Курки- Йоки на берегу финского залива в Финляндии, в качестве операционной сестры военного госпиталя Курки-Йокского района.
Поступают раненые. Она не задаёт лишних вопросов: откуда и почему? Даже тогда, когда Татьяну вызывают принимать роды у местной жительницы и дают ей сопровождающего военного солдата с автоматом. На обратном пути их обстреливают финки- лыжницы из монастыря.
        Прекрасно владея лыжным мастерством, монашки, скользя на одной лыже на большой скорости, приподняв вторую ногу, в которую упирался автомат, разряжают в них всю обойму.
Ей повезло: сопровождающий оказался метким стрелком.
        Май 1941 года. Татьяну переводят в город Бердичев. С 22 июня ей полагался отпуск, но вместо дороги домой - с городской площади её ждала дорога на фронт.
      Армия отступала . вплоть, до Умани Киевской области. Под посёлком Подвысоцкое завязался жестокий бой: земля, будто сошлась с небом, содрогалась под ногами, словно вздыбившийся конь; ночью от трассирующих пуль, зениток, артобстрела было светло, как днём.
     Госпиталь разбомбили. Погибли все. Татьяну контузило. Сутки пролежала в окопе без сознания. На вторые сутки её, полуживую, вытащил из окопа немец- попала в плен.
Концлагерем- распределителем стал глиняный карьер, обнесённый колючей проволокой; питьевая вода - вода из лужи. Первую ночь заключённых держали в коровнике, на вторую ночь- оставили в карьере на сырой земле.
                   Умирать было рано, а жить - страшно!... И видится ей сон: страшная туча надвигается с Запада на Восток, а в этой туче- грозный портрет Гитлера.
Очнулась Татьяна и поползла топиться в луже, но не доползла, потеряла сознание. И видится ей: туча надвигается с Востока на Запад, и  в ней - портрет Сталина. Это видение стало для неё спасением, надеждой на выживание.
        В Красной Армии солдат  брили наголо, а политрукам разрешалась короткая стрижка. У кого-то из военнопленных оказался бритвенный станок. И, она, обессиленная, измождённая от голодав, побрила тридцать офицеров наголо, спасая от расстрела. Какой -то иуда выдал её. Немцы били девушку так, что перебили позвоночник, выбили нижнюю челюсть. Один из спасённых ею, подошёл и сказал ей:"Моя фамилия Рудь из Лебедина, готовься работать в партизанском отряде.
      С августа по сентябрь Татьяна находилась в концлагере, немцы считали её ходячим трупом: весила двадцать девять килограмм, из ушей кровоточило- она потеряла слух.
Побывала- в газовой камере. Случилось это так: повезли группу военнопленных и её .в том числе, сжигать в печи, а печи в крематории, по каким-то причинам, не работали, военнопленных отправили назад.
      Во второй раз везли в старой дырявой машине- душегубке. Она смочила собственной мочой какую-то тряпку, и дышала через неё, уткнувшись в трещину кузова. Трупы немцы сбросили в противотанковый ров и её, тоже. Очнулась Татьяна среди трупов, когда стемнело. Старик- еврей помог - выбраться из рва , и побрели они с ним, на огонь. Увидев движущуюся платформу, с трудом забрались на неё, а она привезла их... назад, в концлагерь.
      Немцы были поражены увиденным. Много фотографировали её, и даже, дали буханку хлеба, который отведать Татьяне не довелось - оголодавшие военнопленные вырвали буханку из рук.
     Долго плакала Татьяна, слизывая крошки хлеба с ладоней...
                                                   







Рейтинг работы: 105
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 11
© 24.09.2022г. Галина Бендюк (Радюшина)
Свидетельство о публикации: izba-2022-3393627

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Павел Томин       05.10.2022   17:26:50
Отзыв:   положительный
Добрый день, Галина, сколько же испытаний в жизни пришлось вынести на своих плечах этой хрупкой женщине и простым людям ее поколения, просто в голове не укладывается. И ведь не сломались, не раскисли, не предали никого... за подачки западные, а выстояли и победили, неимоверной ценой заплатив за все.... У меня бабушка Маша такая же была, 1908 г.р., мать моего отца, с Тамбовщины, неграмотные вместе с мужем, моим дедом Егором, были. Она в колхозе всю жизнь проработала за трудодни, иногда, правда, им натурой выдавали зерно для личного подворья. Пенсию получала сначала 8, затем 16, а после 23 рубля. Троих детей тянула, отец мой, 1929 г.р., 2 сестры, 1932 г.р. и 1937 г.р. Досталось им... Мой родитель 4 класса до войны закончил и все - работать пошел в поле, на мельницу, на трактор, так и не доучился, нужно было выживать семье, став ее опрой на время войны и в дальнейшем. Девчонки маленькие тоже помощницы были, как могли трудились. Мой дед, 1909 г.р. был сразу призван на войну, до этого работал в колхозе пастухом, скотником, конюхом, плотником, выращивал хлеб. В ноябре 1941 в битве под Москвой получил тяжелое ранение в голову (пол-черепа фактически было снесено осколком), из фрагментов костей черепа и кожи военные хирурги умудрились частично восстановить ему голову, совершив настоящее чудо, подарив возможность прожить без малого сорок лет. А тогда, после года, проведенного в госпиталях, он был бессрочно комиссован. Помню с детства, что через грубо шрамированную кожу, видневшуюся сквозь редкие пушистые волосы на голове деда, можно было пальцем нащупать неровности и разные провалы-вмятины приличного размера, которые он старательно закрывал от посторонних глаз плотно натянутой кепкой летом или меховой шапкой зимой, зрение его также после увечья было неважным, да и память подводила. Хорошо, что способность говорить не утратил, при этом дед практически не спал, крича ночью от сжимающей голову, будто стальным обручем, боли (лекарства не в силах были помочь, да и какие тогда лекарства имелись для бывшего солдата? Только водка или спирт, а после них еще и язва желудка приключилась). Дед Егор мог внезапно потерять сознание, рухнув во дворе как подкошенный, но несмотря ни на что, сумел отпраздновать 70 летний юбилей, во многом благодаря нежной заботе, самоотверженности и терпению бабушки, ни разу не упрекнувшего деда в своей хронической усталости от всех навалившихся на нее проблем. Просто взявшей на себя весь объем нескончаемой домашней работы, с готовкой, уборкой, стиркой, заботой о детях, вкалывающей с ранней зорьки до самого заката в колхозе, на своем огороде и содержавшей коров, свиней, овец и кур. Ведь дед, от постоянных беспокоящих его мучений, не мог выполнять тяжелую, да и по сути, не очень, физическую работу, имел инвалидность, но до самой смерти работал как мог, зарабатывая небольшие деньги, пас овец своих односельчан, уже переехав по переселению с бабушкой и детьми на Дальний Восток. Тогда самым любимым праздником у стариков был День Победы. Именно 9 мая, каждый год, они приезжали из деревни в наш райцентр, где мы жили с отцом, матерью и братом за 18 км. на автобусе при полном параде с нехитрыми гостинцами для нас с братом. Дед был с неизменной "Беломориной" во рту, видавшем виды, но любимом черном пиджаке, на правом лацкане которого ярким рубином горел орден "Красной Звезды", врученный героическому участнику войны лишь спустя 26 лет, после его долгих поисков через военные комиссариаты, после смены места жительства, в темно-синих галифе и начищенных до блеска хромовых сапогах и кепке с лакированным козырьком (фуражке, как он ее называл), а бабушка была всегда в строгом черном костюме с юбкой, с белой блузкой и в цветастом платке. А еще она была красавица в молодости и с годами ее облик изменился не сильно: статная фигура, тугие, собранные в косу темно-русые волосы, союзные брови, карие очи, прямой нос, очень напоминала внешне кубанскую казачку (видел фото в полный рост)... Какие у них в момент праздничных мероприятий в центре села, среди таких же как они, ветеранов, глаза были горящие и одновременно влажные от нахлынувших чувств, когда они встречали своих ровесников с "иконостасами" из наград на груди... После смерти супруга бабушка прожила еще 23 года, отметив 94-х летие, являясь для нас, ее многочисленных потомков, до конца своей трудной жизни, образцом любви, доброты, уважения, мудрости, терпения, трудолюбия, жертвенности, интеллигентности... А какой у нее гибкий и острый ум был и рассудительность, интерес ко всему новому, современному. Очень нравилось ей смотреть концерты, "новогодние огоньки" по телевизору, на которых выступали прославленные артисты, смотреть кинофильмы про жизнь простых людей, слушать новости, особенно про достижения в сельском хозяйстве и освоение космоса. По этому поводу ее специально приглашали, по старой дружбе, соседи через дорогу, по тем временам весьма зажиточные, так как обладали цветным чудо-аппаратом "Радуга", пожалуй, единственным в деревне телеящиком такого класса середины семидесятых. Когда к ней съезжались многочисленные внуки (7 ребят), а затем появившиеся на свет правнуки да правнучки, и год за годом, они становились умнее, образованнее, обучаясь в старой доброй советской школе, то бабушка с удовольствием экзаменовала их, закрепляя полученные ими знания на практике, узнавая для себя много увлекательного, научно обоснованного, не познанного ранее из-за тяжелой доли, выпавшей на ее детство, молодость и зрелость, оставшись в 3 года сиротой, не видевшей тепла и материнской ласки в большой семье грубого и жестокого дяди, взявшего ее на попечение... Кстати, в 72 года (мне было тогда 14 лет) совершенно спонтанно, я научил ее грамоте, причем без всякого букваря, вследствие чего она начала бегло читать выписываемые ею для хозяйственных нужд местные газеты. При этом она, надев очки, едва уловимым шепотом, слегка шевеля губами, четко проговаривала каждую букву, затем слова, запоминая их, сначала на заголовках, а после, углубляясь вглубь текста (это моя особенная гордость, можно сказать, удачный педагогический эксперимент, который я больше так и не повторил, хотя успел в дальнейшем поработать учителем в школе, и искренняя, непередаваемая радость моей бабушки, близкая по состоянию к эйфории, присущей ощущению счастья и гармонии, на закате жизни открывшей для себя новую страницу миропознания. Я в будущем хочу об этом написать небольшой рассказ). А испеченные в настоящей русской печи ее блинцы с кислым молоком (как она говорила) и жаренные пшённики (типа сырников, но из варенного пшена) из напаренной в чугунке "вкрутую" пшённой каши, с холодным, только что из погреба, домашним молочком из глиняной крынки, в летний зной... Или густой борщ со сметанкой, в котором стояла ложка от аппетитного мясного и овощного навара, да соленые в кадушке тамбовские арбузы, сладковатые с легкой кислинкой, которые она выращивала каждое лето вместе с ароматными дынями "дубовками" из семян, привезенных с далекой Родины в огороде, под жарким солнцем, где стройными рядами, на 30 с лишним сотках, возле искусственного озера, внизу за оградой, зеленели кусты "детскосельской" картошки, ядреного табака для деда, тыквы, помидоров, капусты, свеклы, огурцов, морковки, лука, редьки, гороха, укропа, подсолнухов, хрена... С детства мне запомнился слабо различимый в утренней дымке силуэт невысокой ростом сухонькой бабушки, далеко-далеко, в самом конце огорода, пропалывающей грядки с зеленью, согнутой в три погибели, когда мы приезжали к ней в гости... Не жаловала она сорняки, какими бы они не были колючими и задиристыми, регулярно выдирая их до последнего корешка голыми натруженными руками... Не могла без дела сидеть, любила поработать на земле, заниматься с живностью и кухарничать... Все это я никогда, покуда буду жив, не забуду. Как и варежки и носки, которые она постоянно, без устали, вязала длинными стальными спицами, пока позволяло зрение, под старинные народные напевы, всем своим внукам, правнукам и правнучкам, заранее насучив пряжу из овечьей шерсти на раритетной березовой самопрялке... Эти теплые и душевные воспоминания, которые останутся со мной и передадутся дальше по наследству...
А Вам, Галина, большое спасибо, за Вашу светлую память! За то, что доносите до читателей правду жизни! Нашей с Вами, о которой нынешнее поколение мало что знает, но, думаю, они к этому скоро придут, пожелав побольше узнать о своих предках, ведь времена все-таки меняются...
С уважением и пожеланиями творческого вдохновения, Павел Томин.









1