Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

­Наше компьютерное братство


­Наше компьютерное братство
­
­­Начало 2000-х годов было не самым веселым временем для нашей страны. Разобщенность, бедность, наплевательское отношение ко всему, чему только можно – дети вплывали в новое тысячелетие вообще без каких-либо жизненных ориентиров. Хотя бы ненадолго спастись от окружающего безумия нам помогали компьютерные клубы – островки чистой радости в депрессивном мире.

* * *

Сейчас день школьника расписан по минутам – различные кружки, секции и дополнительные занятия не оставляют времени вообще ни на что. А вот в начале XXIвека у подростков нашего микрорайона не было практически никаких вариантов, куда пойти после школы или вместо нее.

Дворовый футбол и хоккей остались в советском прошлом и советской же мультипликации – спортивные площадки были в таком запущенном состоянии, что годились только для выгула собак. Кинотеатр работал через пень-колоду, да и денег ходить туда у детей не было – поход в кино тогда еще был событием, а не стандартным развлечением. Хипстерских кофеен или инфантильных кондитерских, где подростки всех полов сейчас покупают сладости, просто не существовало. Зато магазинов типа «сельпо», в которых школьнику от 10 лет и младше могли продать пиво и сигареты, было в избытке.

Наиболее радикальные ребята шли в близлежащие подъезды, где курили, плевались, матерились, громко гоготали и вообще вели себя довольно мерзко. Те же, у кого в кармане завалялось хотя бы несколько рублей, не потраченных на курево, дешевое пиво или наркотики, шли в компьютерный клуб «Норка». Он располагался в одноименном детском саду, который находился совсем рядом с нашей школой – на тот момент, худшей в районе! Согласитесь, это звание тоже надо заслужить.

* * *

От школы до детского сада можно было дойти за две минуты, а если срезать через баскетбольную площадку – то и за одну. Неизвестно, были ли в этом муниципальном учреждении дети дошкольного возраста, однако дух анархии там просто процветал. Например, на расположенной рядом с оградой трансформаторной будке красовалось великолепное черно-белое граффити в виде оскалившегося моджахеда. Протиснувшись через узкую калитку заднего двора, можно было подойти к крохотному административному крылечку, рядом с которым в любое время дня и ночи толклись курящие пацаны подросткового возраста. Поприветствуй товарищей и проходи внутрь – скучно не будет!

За обитой кожзаменителем дверью – хоть топор вешай. Дым от сигарет, выпускаемый на улице, через форточки проникал в помещение и висел под потолком. Накурены были все – через 10 минут одежда и волосы пропитывались запахом дешевого табака. Массивные ЭЛТ-мониторы выбрасывали в атмосферу тучу вредного излучения, а воздух был нагрет от жарких виртуальных баталий. Грязные клавиатуры со стертыми клавишами, замызганные мыши, разодранные наушники… Сейчас многие бы побрезговали брать такое в руки, а тогда на это не обращали никакого внимания. Работает? Значит, все путем!

Все приходившие в клуб пацаны знали друг друга в лицо. Мы учились в одной школе и, даже если не общались, при встрече кивали. При этом народа из неблагополучных семей в клубе было предостаточно. Здесь эти ребята могли утвердиться, почувствовать себя важными и уважаемыми – без применения жестокости или действий, близких к уголовным. В клубе ценилось умение играть, а этот навык они в себе развили очень хорошо. Многие ходили в «Норку» с совсем детского возраста, еще с конца 90-х... Тогда мониторы были пучеглазыми, а компьютеры в клубе даже не подключались к Интернету – только к локальной сети. Для нас это было очень родное и уютное место, а уж для неблагополучных пацанов – и вообще, второй дом.

Никакой пионерии в то время уже и в помине не было, а учителя воспитанием детей практически не занимались. Была бы мало-мальская дисциплина в классе и хоть какие-то оценки выше двойки – и ладно. В музыкальные или художественные школы, а также в спортивные секции пацаны практически не ходили – к искусствам тяги особой не было, а за спорт уже тогда нужно было серьезно платить. Соответственно, компьютерный клуб «Норка» для многих играл важнейшую роль – социализации и спасения от безнадеги и улицы. Это было настоящее компьютерное братство – с определенной структурой и иерархией, но без всякой дедовщины и прочей дури, которой тогда в нашей стране и так хватало. А вот человеческого было не так уж и много…

* * *

Цены в клубе были близки к благотворительным. Плати десятку – и будешь спокойно играть целый час. Булка в школьной столовой или поездка на муниципальном автобусе (ласково именуемом лоховозом) стоила как полчаса игры… Соответственно, можно было сэкономить на проезде и перекусе, а после школы (или вместо нее) поиграть с пацанами. При должном умении и ловкости любой школьник мог проехать на лоховозе зайцем, так что возможности для игры были – шире некуда. Да и ходить по морозу пешком тогда никто не боялся – подумаешь, пара километров по лесу в семь вечера!

В качестве администратора клуба выступала добродушная пожилая женщина, напоминавшая учительницу младших классов. Даже самые резкие пацаны относились к ней с уважением и никогда не хамили – может, потому, что со всеми ребятами она всегда была очень искренней и доброй. Заигрался и перебрал свое время? Если никто не стоял в очереди на твой компьютер, то ты мог «за так» поиграть еще немножко.

Или такой случай: однажды мы с другом проиграли все деньги, кроме порванной надвое десятки, и попросили у бабушки скотч, чтобы склеить купюру и для разнообразия проехать на лоховозе легально. Администратор не только выдала нам клейкую ленту, но и предложила взять у нее нормальные десять рублей, чтобы доехать по-человечески – все равно мы бы потом отдали… Вряд ли в других компьютерных клубах к ребятам было такое теплое отношение. Денег мы у нее, конечно, не взяли, но поблагодарили от души.

* * *

Укомплектован клуб был по тем временам неплохо: в разные времена в «Норке» было от 15 до 20 компьютеров разнообразной степени раздолбанности. Чем больше порядковый номер – тем отстойнее была машина. Самые мощные компьютеры занимали «взрослые мужики» – было им от силы лет по 20, но играли они лучше всех и пользовались большим уважением. Периодически крутые парни рубились под пиво – полторашка без лишних заморочек ставилась на стол, и со вкусом опустошалась в перерывах между баталиями.

Последние три машины почти всегда не работали, так что самым неудачным считался компьютер № 17, на котором шла только одна игра, зато главная – «Антитеррор». Суть этого многопользовательского экшна от первого лица была предельно проста: игроки разделялись на две команды – «террористов» и «ментов», и начинали планомерно уничтожать друг друга. В числе возможных заданий было также спасение заложников или разминирование бомбы, но мы с пацанами, конечно, предпочитали честную мясорубку.

За «ментов» всем играть было несколько влом: во-первых, потому, что это – «менты», а во-вторых, потому, что они пользовались американскими пушками. А вот «террористы» выглядели куда более стильно – тем более, у них был родной и крутой «калаш», который «менты» нередко использовали в качестве трофейного оружия. Правильные названия многочисленных стволов никто, конечно, и не думал запоминать, поэтому для самых популярных из них придумывались различные эквиваленты.

Например, «эмка» – американский автомат М-16, который использовали, если под рукой не было «калаша». Популярностью пользовались «птичка» - скорострельная «ментовская» винтовка, и «слонобой» – мощнейшее снайперское оружие. Были еще «петух» - маленький автоматик то ли с лазерным прицелом, то ли с красной мушкой, и «печенег» - дорогой, шумный, малоэффективный, но понтово выглядевший пулемет, получивший такое название в честь реально существовавшего отечественного ствола. Ну и, конечно, настоящему бойцу никуда без «флэшки» (световой гранаты), и «дымовухи» – соответственно, гранаты дымовой. С подобным арсеналом российский школьник начала 2000-х и шел навстречу врагу.

Собственно, в таком интересе к оружию и (анти)террористической тематике не было ничего удивительного. Интернет тогда еще не был таким быстрым, доступным и импозантным, как сейчас, а потому многие продолжали залипать у телевизора, из которого несся один негатив. На окраинах страны уже который год шла настоящая война с боевиками, теракты различной степени ужасности происходили то тут, то там, и даже в Соединенных Государствах Америки террористы разрушили два крупнейших небоскреба. Вносил свою лепту в картину мира и криминал: про бандитов снимали героические сериалы и выпускали телепрограммы с подробными рассказами об их жизненном пути. Ничего другого дети и подростки не видели, а потому воспринимали такую реальность как нечто само собой разумеющееся.

* * *

Казалось бы, 20 компьютеров предполагают, что в клубе будут одновременно находиться всего 20 человек, однако в помещении всегда толклось минимум вдвое больше народа. Кто-то приходил с друзьями и играл по двое или даже по трое за одним компом – стульев в помещении хватало, а право «играть до первой смерти» среди товарищей никто не отменял. Были и довольно мерзкие типчики, которые крутились между столами, и клянчили сыграть «разок-другой» – пускать этих ушлых ребят за клавиатуру было большой оплошностью, так как вставать они потом не собирались. Еще такие люди отличались позорной привычкой «палить», то есть, подглядывать в чужой монитор – определив, в каком месте карты находился соперник, они подбегали к нему со спины и убивали.

Притом, что экспрессивных выкриков и мата-перемата было предостаточно, крепкие словечки относились скорее к ситуации, нежели к конкретному человеку. Скажем, спросить «Х…и ты не стрелял?!» или в сердцах воскликнуть «П…..ц!» могли, а до прямых оскорблений, типа «Ты – д……б» – не доходило. Иначе можно было мгновенно отправиться на «разборки» на улице и запросто получить «по щщам», так что минимальный уровень политеса соблюдался.

* * *

Какими-то чемпионатами или рейтингами игроков никто не заморачивался – все и так знали, кто хорошо играет, а кто плохо. Я лично играл средне – мог свалиться от первого выстрела, а мог выдать что-нибудь яркое. Прекрасно помню, как я, рассвирепев от нескольких неудач подряд, в одиночку уложил восемь соперников, устроив какой-то забег берсерка по «ментовским» тылам… В такие моменты помогала удача, но были и поединки, где все решало мастерство. Например, во время «тематических» раундов, когда все бились только на ножах, без огнестрельного оружия. Или когда сражались только на пистолетах, выдававшихся игроку по умолчанию… Остался в живых – ты крут. Проиграл – бывает, всем пофиг.

Иногда, конечно, «Антитеррору» давали отдохнуть и зарубались во что-нибудь другое. Например, в родственный ему экшен «Полусмерть», где в многопользовательском режиме каждый был сам за себя. Или в старенький «Автотрындец» – лихую гонку пополам с рубиловом, где нужно было таранить машины соперников и разносить их на кусочки. В общем, все в любом случае предавались не созиданию, а разрушению. Настоящие спартанцы! Впрочем, были отдельные личности, которые играли друг с другом в стратегии, или и вовсе странные пацаны, занимавшиеся сюжетным прохождением игр… Но надолго их не хватало, и они быстро присоединялись ко всей толпе.

* * *

Увы – как и все хорошее, времена «Норки» постепенно подошли к концу. Добродушная пожилая женщина сменилась пофигистски настроенными парнями, которые установили на компьютеры специальную контролирующую систему. Когда оплаченное время заканчивалось, машина блокировалась после нажатия на кнопку мыши. Можно было пойти на хитрость, и еще некоторое время играть с клавиатуры – в этом случае, система не реагировала, но это было то еще удовольствие. Тут и цены малость подросли, да и общая атмосфера вольницы понемногу улетучилась… «Норка» стала терять свой уют и обаяние.

Наконец, в один прекрасный – или, скорее, ужасный, день мы пришли в клуб и увидели, что он закрыт. Это была настоящая трагедия. Пацаны кучковались у входа – никто не знал, почему культовое место прикрыли, и как теперь быть. Все почувствовали, что в тот день перевернулась какая-то очень важная страничка в жизни каждого из нас. Дело ведь было совсем не в играх… Наше компьютерное братство распалось навсегда.

Потом мы по инерции пытались играть в других клубах, но это уже было не то. Добираться до них было далеко и неудобно – и компьютеров там было меньше, и цены значительно выше, да и атмосфера совсем другая, со своими порядками и завсегдатаями. Можно было играть по сети из дома – через год-два скоростной Интернет распространился уже повсеместно и стал вполне посильным для оплаты, однако лично меня такой досуг не захватил. К чему рубиться с непонятными, совершенно незнакомыми людьми, которые, сидя в полной безопасности за сотни километров от тебя, пишут во внутриигровой чат грязные оскорбления? Что они хотят доказать тебе, и зачем тебе что-то доказывать им? Неприятно это все, да и бессмысленно. То ли дело «Норка»… Уверен, что каждый, кто там бывал, хоть изредка, да вспоминает добрым словом это отличное место.

2017

Фото: channelfutures.com






Автор поставил запрет на добавление комментариев

Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 24.09.2022г. Павел Красин
Свидетельство о публикации: izba-2022-3393341

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ










1