Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

О посылках



Я была совсем маленькой. Ну такой, с какого возраста обычно люди начинают себя помнить. Надо подумать, когда это приблизительно было... Если я родилась в 1972-м, а в детский сад впервые попала в пять лет – и этот день помню, кажется, поминутно. Это было очень страшным испытанием для меня —чувствительной и ранимой. Но сейчас о другом... Сейчас о периоде досадиковском. Год, значит, приблизительно 1975-1976... И я маленькая сижу на низенькой такой скамеечке, ем манную кашу, а мама обшивает белым полотном (интересно, что это было за полотно? Простынь, что ли, старая? Или это выдавали тогда где-то специально?) большую посылку во Львов для моего брата, который учился во Львовском политехническом институте.

В саму эту посылку, помню, плотно и очень-очень аккуратно запаковывались какие-то невероятные по размеру (в детстве всё кажется большим) запечённые в духовке огромные котлеты с завёрнутыми вовнутрь варёными куриными яйцами. При разрезе этих рулетов было красиво... Ящики посылочные были, по-моему, фанерные. Все швы на белой ткани были очень надёжными и сама ткань прилегала очень плотно.

А вечером папа ровными-преровными крупными буквами писал шариковой ручкой адреса на посылке, как на конверте. В правом нижнем углу был получатель. Сначала индекс, потом область, потом город, улица, номер дома, имя и фамилию. А в верхнем левом углу — всё то же самое, но про кого-то из нас – про отправителя.
Каждую неделю мои родители отправляли посылки брату во Львов. Для котлет мясо не только собственноручно прокручивалось на мясорубке, но и взращивалось на заднем дворе... Фанерные ящики долго обшивались чистой белой тканью, а потом долго вырисовывались на всём этом два адреса. Никаких покупных фаршей, никаких готовых картонных коробочек, подбираемых прямо на почте, и – тем более! – никаких липучек со всеми необходимыми данными и номерами телефонов! Ничего!
И вечно что-то как-то, говорят, пропадало из этих посылок тогда. Как оттуда можно было что-то вытащить – не представляю?! Это же надо было вскрыть ткань и зашить её потом обратно, что ли? Ну, чтобы получатель при получении ничего не заметил, получил молча и ушёл, а потом дома заметил, что там нет всего, что должно было быть или что оговорено в каком-то списке.

Сейчас служащий почты ничего не может украсть.

— Как я могу украсть? Тут восемь камер видеонаблюдения за мной следят! Я даже подложить ничего не могу, не то что украсть! Моя единственная теперь мечта, чтобы в мою смену ничего не случилось — чтобы не дай бог никто не пожаловался... Какое там — украсть? — жаловался тут один мне как-то при оказии... (Прости, друг... Ничего личного — чистый опус!)

Да... Сложные времена для почтовых служащих нынче, ничего не скажешь. Зато мамы, отправляющие посылки своим чадам, могут быть совершенно спокойны! Я отправляю даже трёхлитровые банки маринованных огурцов своей старшей дочери-студентке Лесе! Она просит иногда... Говорит, что кто-то там из дома привёз, а они не такие! Они мягкие. А мои хрустят... А мне кажется, что и мои тоже мягкие... Но она хвалит, а я, значит, млею и отправляю, отправляю... В специально под каждую банку сплетённой корзинке... Ещё ни разу не было, чтобы не дошло всё благополучно.

В этом году в нашей семье, слава богу, появился ещё один студент — средний ребёнок Егор поступил в университет.

— Мама! Я тебя очень прошу! Умоляю! Чтобы ты не отправляла Егору варёную гречку в банке, как это делала мама нашего Дэна! Это невозможно было выдержать! Ужас какой-то! Что её там варить – эту гречку? Я Егора научу, — требует Леся не знаю, почему.

Я и не собиралась никогда отправлять варёную гречку. Что её там варить – эту гречку? Я и супы в банках никогда в жизни не возила сама и не отправляла по почте. Но многие возят. Я знаю – возят!

Как учатся студенты из бедных семей? Так и учатся. С этой вот присланной варёной гречкой... Богач не отправит гречку! Богач отправит переводом денежку!

Этот Дэн — сын матери-одиночки, которая плюс ко всему ещё и инвалид... Она могла отправить сыну не больше 200 гривен в неделю. И он выжил! И выжал из себя всё, чтобы, как только ему исполнилось восемнадцать лет, пройдя десятки собеседований, добиться сначала того, что его взяли на стажировку в какую-то там корпорацию, а потом — и на работу!

Да, Дэн теперь, конечно, очень крутой. И маме с ним спокойно. Вернее, не с ним... У мамы теперь сиделка. Дэн оплачивает присмотр. Но этот прорыв в другую жизнь, на новый уровень происходил у Леси на глазах.

— Значит, я не зря старался! Не зря учился! Я всё-всё-всё, что нужно было, честно выучил! И они меня взяли! Взяли! Наконец-то!!! У меня будет зарплата!!! Мама... Мамочка! Ты мне больше ничего не присылай, пожалуйста! Меня взяли на стажировку и будут платить 1700 гривен в месяц! — это был его первый звонок из серии победных.

— Мама! Меня взяли! Взяли! Я сдал экзамены и прошёл собеседование с главным управляющим! Мама! Я буду присылать тебе деньги! Всё, мама! У нас всё будет! У меня зарплата 17 000 в месяц! — это был второй победный звонок.

— Мама! К тебе будут приходить медсёстры. Пожалуйста, присмотрись к ним, выбери для себя наиболее приятную. Я всё оплатил! Да... Меня взяли на повышение! У меня зарплата 1600... Нет, не гривен, мама... Долларов, — это был третий звонок из этой серии.

А дальше мы не знаем, что было, потому что Дэн уже около двух лет не живёт в общежитии. Он любит иногда приезжать на своём джипе туда к друзьям. Они вместе шашлычничают и даже съездили по музеям страны. Этот год друзья встречали вместе в Будапеште...

Студенчество — эра становления человека. Период формирования себя, наверное, происходит раньше. В студенчестве отваливаются подготовительные ступени...
Ракета взлетает. Или не взлетает. У кого как...

Я всё это к чему? Кто знает, что бы было с этим Дэном, если бы в его жизни не было этой гречки? Он, безусловно, большой умница. Но у него была вот такая вот поддержка. Наверное, это важно — знать, что у тебя есть хоть какая-то поддержка в жизни.

Я хочу, чтобы все мои дети знали, что у них есть я и я поддержу их в любом случае. Гречкой, конечно, не буду... У меня тут и своих глупостей хватает... Потом, наверное, будут вспоминать...

Мы ещё услышим: "Мама! О, Господи!!! Ты зачем мне это прислала?"

Надо мне было прислать и прислала. Ты лети, птичка мамина, лети! Потом вместе повеселимся. Если получится...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 21.09.2022г. Оксана Коваленко
Свидетельство о публикации: izba-2022-3391269

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1