Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Счастье блондинки (главы I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII)18+


Счастье блондинки (главы I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII)
­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­Часть I.
Анна, стройная блондинка 26 лет, сидела за чашкой кофе с подружкой в кофейне на Московском.
Кристина рассказывала ей о своей поездке с мужем в Прагу, на рождественские праздники.
Слушая её, Анна углубилась в воспоминания о последней поездке на Родос, дежурно кивая головой подружке и рассматривая двух молодых мужчин за соседним столиком у входа. Ей было не особо интересно слушать, т.к. сама она изъездила со своими бой-френдами всю Европу и сейчас подспудно перебирала в своих немногочисленных извилинах, где бы отдохнуть в сентябре, а самое главное с кем. Много извилин или мало, а в блондинистой голове быстро находятся мысли, где найти козла, который это всё оплатит.
— Не была я на Адриатике. Хорватия. Вот страна, куда бы надо было бы поехать. Народ ездил и доволен. Не дёшево, но статусно. Верка говорила, что там яхтинг и яхты приходят даже с Каймановых островов, в том числе, подумала Анна.
В географии она была не сильна и путала Ванкувер с Вашингтоном, а на вопрос одного из любопытствующих о впечатлениях поездки в Турцию: на побережье какого моря отдыхала ?, ответила замявшись...
— Кажется на Азовском.
Она плохо помнила Турцию и, что было после самолёта. До моря она тогда не дошла, как и многие наши граждане. Бассейн в отеле. Загар в шезлонге под зонтом. Секс с ребятишками из билдинг-центра, танцполы в каком-то ночном, симпатичном городишке, баловство кокаином, маслянистые турки, вечно путавшие её имя и называвшие её Наташей. Потом чартер в Питер.
Её косметолог долго и дорого реанимировала ей уставшую кожу тела, пока не сказала:
— Ну, Аннушка, теперь можно в новый поход за славой, но берегите себя, нельзя же так губить своё здоровье ! Мужчины не стоят этого.
Итак, встреча с Кристиной напомнила ей, что сентябрь не за горами и надо бы подсуетиться и организовать себе отдых. Выбор был сделан. Это была Хорватия. Страна католических церквей, моря, гор, островов и яхт.
Денис, студент пятого курса архитектурно-строительного института, познакомился с Анной на вечеринке у своих друзей. Откуда взялась эта стройная, пышногрудая блондинка с голубыми глазами, смахивающая на Монро, и, что она делала в студенческом сообществе 22-х лет, никто ему объяснить так и не смог. Был в их кругу Борис, который в один прекрасный момент исчез. Он-то, вроде и был её бой-френд. Никто не удивился пропаже однокурсника, т.к. судьба торговца анашой неисповедима. То-ли скрылся от кредиторов, то-ли рыбы его съели за долги в Финском заливе. Ну, а так-как Анна успела переспать с его товарищами по ВУЗу, среди которых были специалисты и по коксу, то, как человек имеющий слабости к мужскому полу и белому порошку, да ещё и умевшая куда-то пристроить немалую порцайку зелья, так и осталась она в их кругу.
После того, как переспали они в мятой постели Лёшки, который услужливо предоставил им своё ложе в одной из родительских комнатёнок, где состоялась вечеринка, перебрались они в квартиру Дениса на Петроградской, что досталась ему от деда, старого архитектора.
Денис бегал в институт, готовился к диплому, а Анна приходила поздно вечером, неизвестно где, шлясь по городу. Да он особенно и не настаивал на правдивости её ответов. Его устраивала эта белокурая самка, умевшая так потрясно давать, и которая не лезла в его дела. Жила она у него, как кошка, привязавшись к дому с фикусами, а не к хозяину. Так вот и жили.
Вернувшись домой после встречи с подругой, и застав Дениса дома, Анна подошла к нему, склонившемуся над чертежами, ласково запустив длинные, красивые пальцы в его густую шевелюру на затылке и нежно поцеловав, сказала:
— Сегодня встречалась с Кристиной. Рассказывала мне про Прагу. Говорит ездила с мужем. Я-то знаю с кем она ездила и с кем муж её был в это время. Но дело не в этом. Ты ведь, Денис, через месяц выпускаешься. Поедем в Хорватию, немного приведёшь себя в порядок. Ты у меня бледный и замученный своим институтом. Окончание, это большой праздник. Надо нам выбраться и развеяться. Возьмём яхту в аренду и попутешествуем по островам. Говорят сказочная страна.
— Откуда возьмём денег ? Отозвался Денис.
— Понятно, что не работая в Mc’Donald’s и не официантом в кафе. А уж тем более, не продавцом стиральных машин в «Эльдорадо». Ответила Анна.
Завтра тебе позвонят и предложат сделать проект одного коттеджа в Репино. Аванса хватит, чтоб и на яхте в Хорватии прокатиться и здоровье твоё поправить.
— Заманчиво. Но аванец-то надо будет отрабатывать !
— А ты думал я спонсор. Если я с тобой трахаюсь, это не значит, что сыр так и будет бесплатный. Ты своё отработаешь. Аванс всего-то 15%. Остальное твоё. Простые, прагматичные отношения мужчины и женщины. Я ничего от тебя не скрываю. Ты меня знаешь. Я хоть и тварь, но и у меня есть свои правила. Их я не нарушаю. О них знают все. Так легче жить.
— Крупный коттедж ?
— Паркинг подземный на 20 машин.
— Маловат аванец !
— Я на остатки не претендую. Хорватия, яхтинг, танцполы и кокс. Пару ночей в Hillton, тот, что в Дубровнике, а затем в Центральную Далмацию на арендованной машине, в "Марину". Мне много не надо.
— Чертовка. Она начинает мне нравиться. Значит чего-то она стоит, если её поклонники готовы отвалить контракт на виллу за красивые глазки, подумал Денис.
Часть II
В полдень следующего дня Денису позвонил мужчина и сославшись на рекомендацию Анны Вышимирской, уточнил проектирует ли Денис частные крупные виллы и предложил встретиться в его офисе на Малой Морской, ближе к вечеру.
Это был мужчина лет 56-ти, среднего роста, с модной седоватой 3-х дневной щетиной, аккуратно, со вкусом одетый, с ухоженными руками, отлично поставленной речью и приличными манерами. От него веяло спокойствием и уверенностью. Говорил он негромко, внимательно рассматривая Дениса умными глазами.
Поговорили они о том, что хочет Андрей Александрович и чем ему может помочь Денис:
— Анна рекомендовала вас, Денис, как способного архитектора. Она сказала, что вы ещё учитесь, но в этом году заканчиваете ВУЗ. Сложно надеяться, что вчерашний студент может поразить взвешенным, но интересным решением, без авангардных излишеств. Не скрою, я с сомнением отношусь к людям без существенной, подкреплённой серьёзными реализованными работами сложившейся репутации в данном кругу, но готов рассмотреть сотрудничество с Вами из уважения к Анне. В моей команде работает много молодых, талантливых и энергичных сотрудников. Я верю в молодёжь. Но в данном случае речь идёт о достаточно серьёзных вложениях, и я хотел бы посмотреть хотя бы эскизы проектов данной категории.
Денис, по спине которого катился пот, достал из тубуса ряд своих работ, развернув их на большом столе для совещаний.
— Это и есть всё ваше портфолио, Денис ? Уточнил тихо Андрей Александрович.
— Впрочем, все когда-нибудь начинают... Добавил он.
Пару проектов, Андрей Александрович взглянул мельком, и сразу отложил в сторону. А один из проектов привлёк его внимание. Он отметил, что у Дениса хороший почерк, как архитектора и есть о чём поговорить.
— Давайте, Денис, я вам покажу из каталогов, каким я себе вижу дом. То, что у вас в материалах, это не из той области, которая меня интересует. Я остановился на минимализме. Он моден уже, как с 20-х годов прошлого столетия. Наши мэтры архитектуры едва ли готовы проектировать в этом стиле. Я говорил уже с уважаемыми людьми из вашего круга, но не увидел в их проработках того, что хотел бы увидеть. Тяжело. Не легковесно. Признаки консерватизма сложно скрыть.
Берите, Денис карандаш. Вот Вам образ виллы в Штатах, а вы мне прорисуйте своё видение объекта в макрочертах, в данном стиле, и с планами этажей.
Я, пока, заварю кофе и на время покину вас, а вы устраивайтесь поудобнее. Да, совсем забыл! Подложка с рельефом местности и фотографиями окружающей среды вот в этом файле. Я вернусь через полчаса. Он пододвинул к Денису ноутбук и вышел из кабинета.
Андрей Александрович рассматривал эскизы Дениса с совершенно спокойным лицом, не выражающим никаких эмоций.
— В целом, это почти то, что мне хотелось бы видеть. Наконец промолвил он, подойдя к окну и в размышлениях устремив куда-то свой взгляд на улицу.
— Вчера Анна говорила мне, что у вас с ней определённые сложности с бюджетом. Просила, в случае положительного решения, авансировать вашу, Денис, работу. Я Анну знаю уже достаточно давно, и она никогда меня не подводила. Но передо мной отвечать за работу и деньги будете вы, Денис. Я это говорю сразу, т.к. денежные отношения требуют определённости с самого начала.
— Завтра от моего секретаря вы получите техническое задание на проектирование и договор. Анна сообщит вам, когда весь пакет необходимых документов будет подготовлен к подписанию. От вас, Денис, я жду письменного предложения, в котором должна быть отражена общая цена, сумма аванса, ваши реквизиты и сроки исполнения работы. Жду его через два дня после получения вами проекта договора, технического задания и необходимых исходных данных. Сейчас я вынужден вас оставить, Денис. Секретарь проводит вас. Жду от вас ответа.
Он улыбнулся и протянул Денису суховатую руку, проницательно посмотрев юноше в глаза.
20.11.2011.
Часть III
Денис чувствовал, что сыр находится за лезвием повисшей гильотины. Но отчётливый запах денег неудержимо манил, подавляя разум.
— Вот стерва. Я-то думал, что это её сердобольные хахали, без вопросов, подкатят бобла. А это оказывается иной уровень. Так какого чёрта она делает в нашем студенческом дерьме ? Непонятно. Я-то думал ей Хорватия нужна любой ценой... Да этот дядечка её в Пуэрто-Рико на пожизненном содержании устроить может! Ничего не понимаю. Понимаю, что я уже там, где остальные будут только завтра, то есть. в глубокой жопе и с петлёй на шее. Хотя сплю с шикарной самкой, и денег ещё при этом предлагают заработать...? Так думал Денис, возвращаясь домой, раздираемый противоречивыми мыслями.
Прошло пять лет.
Денис, утром уходя в свою архитектурную мастерскую, тихо закрыл в дверь в спальню, где уютно спала жена, сладко обнявшая подушку. Отметил, красивый силуэт её бёдер и стройность ног под одеялом, как красиво раскинулись её густые, тяжёлые светлые волосы...
Потом подошёл к детской, слегка отворив дверь, где спала дочь. Она спала, обхватив маленькими ручонками большого плюшевого медвежонка, и чему-то нежно улыбалась во сне. Денис тихо подошёл к ней, поцеловал и тихо-тихо вышел.
У порога его дома, находившегося в приватной зоне Репино, который он сам спроектировал, стоял чёрный красавец с кошкой на капоте. Машина завелась, мотор мягко заурчал.
Откуда ему, юноше 22-х лет, было тогда, пять лет назад, знать, что Анна остановила на нём, относительно перспективном студенте-архитекторе, выбор. Знать то, что, досыта нагулявшись и хлебнув достаточно грязи, ей захотелось обыкновенного семейного счастья, а в Денисе она увидела того мужчину, с которым она согласна прожить жизнь.
Тогда не знал он и то, что этот дядечка, с проницательными глазами, её отец, и заказывал он ему дом, в котором ему, Денису, предстояло счастливо жить со своей семьёй. Он и не мог предположить, что, путешествуя на яхте, по Адриатике, с этой хищницей, он уже без девяти месяцев, отец, а она его жена и будущая мать его ребёнка, с которой и будет у него обыкновенное счастье.
Sergey Freeman
24.11.2011

Часть IV

Окна спальни Анны выходили на сохранившийся яблоневый сад. Кроны деревьев не давали солнцу разогревать дом через огромные, во всю стену сдвижные витражные системы. Да и большой бетонный козырёк прятал пространство спальни от прямых солнечных лучей. Спальня Анны, где она располагалась, была создана таким образом, что лёжа на кровати, ощущалось физическое нахождение внутри старого яблоневого сада, который был посажен ещё прадедами и рос от дома ниже по склону. Деревья создавали такую потрясающую ауру, что находясь в нижнем саду создавалось ощущение, что деревья росли под куполом огромного дома, а свет лился сверху через рассеивающее стекло, приглушая тона, делая его камеральным, как будто посетитель сада находился на сцене театра. Сказочно пахло яблоками, фантастическим, естественным, неназойливым ароматом, который Анна не могла забыть с детства, из бабкиного дома, по матери, в подмосковной деревушке. При сдвинутых окнах пространство сада переходило в жилое пространство, где вечером можно было сидеть перед подвесным камином, смотреть телевизор, вытянув ноги растянуться в удобном, анатомической формы кресле, с планшетом или с книгой. В ненастье витраж сдвигался и, как на огромном панно, через стекло можно было уютно устроившись наблюдать, как порывы ветра гнут толстые яблоневые ветки, в грозу моргает молния, осенью идёт моросящий дождь, или заливает склон набежавший летний ливень. Анна любила именно это место в доме, хотя вилла была обширна и основные постройки находились чуть выше, создавая с виду нелогичный порядок из огромных бетонных кубов и прямоугольников, напоминающих сигаретные box′s, вписанных в ландшафт. Внутри дом был чрезвычайно удобен, разумен по устройству, несмотря на очень приличные площади помещений без большого количества дверей с лестницами, переходами, просторными холлами, приватными зонами и спальнями. Условием проекта было сохранение старого яблоневого сада и произрастающих на участке крупных деревьев, развитие постройки не вверх, а по площади участка, с органичным встраиванием построек в природу. Паркинг строился в расчёте на иногда собирающуюся многочисленную тусовку, и располагался под домом, а наверху была небольшая площадка под три машины для домашних. Прислуга и гувернантка их с Денисом дочери Юлии, жили в отдельном комфортном коттедже на территории имения, как его называл Андрей Александрович. Въезд на территорию был свободный, и Денис не считал нужным возводить бетонные заборы, городить камеры. Его мечтой всегда была стриженная лужайка отделяющая дом от дороги, но судьба распорядилась иначе. К их с Анной дому вела вымытая дождями бетонная дорога с вековыми дубами посаженными ещё прадедами. До постройки нового дома на его месте стоял обветшавший сруб с резными карнизами, обширным подпольем, маленькими окнами и пристройками для домашних животных и хозяйства. Предки были в корнях крестьянами, один из них выбился в купцы средней руки и выстроил дом в Питере, а родня его так и осталась в деревне, не желая перемещаться в столицу. Когда пришли советы, купец успел уехать через Ялту на пароходе, говорят в Грецию, в доме его разместили казённую контору, а его родня, не замаранная перед красной сволочью, найдя что ответить Швондерам, так и осталась работать на земле.
Анна тоже не любила заборов, и считала, что заборы и злые собаки, это всё пустое. Вопросы безопасности решаться должны в принципе иначе. Супруги не страдали идиотской манерой спать вместе, жили в разных комнатах, и спали в разных спальнях, будучи натурами творческими, предпочитали допоздна заниматься своими делами, по обоюдному желанию занимались сексом то на его, то на её территории. Пару это не смущало и жили они очень дружно, не наступая друг другу на мозоли и не трепля нервы, совершенно не испытывая комплексов по данному поводу. Когда Анна хотела тепла, она приходила в пижаме в спальню к Денису, укладывалась рядом, ложа головку ему на грудь, целовала его, принюхиваясь к его постели…Утром Денис вставал рано, чтоб успеть до пробок на работу в офис фирмы. В это время Анна с дочерью ещё спали. Приезжал поздно, когда в 21, когда в 23 часа. Поздно садились за стол. Денис интересовался у Анны, как у дочери дела, обменивались новостями. Анна любила, дождавшись мужа подобрать ноги под себя на стуле в столовой, налить себе чашку кофе со сливками, глядеть на него, слушать, рассматривать его лицо, мимику, жесты, как он ест.
По выходным они брали дочь, уезжали в Павловск, или Пушкин, зимой катались на коньках и лыжах, на ватрушках с гор. Бывало выбирались в Юкки на сноубордах, или на горных лыжах, а то и просто в Выборг по Скандинавии, чтоб попить пива, вспомнить беззаботную молодость, поесть в башне рульку, поорать с надравшимися финиками песен.
Анна со студенческих времён тихо вела свой бизнес. Сначала это были перепродажи дорогих шмоток, которые дарил ей отец, потом в их студенческой среде, в которой по началу она вращалась в силу учёбы в ВУЗе, ползая по пьянкам и гулянкам пошёл реальный спрос на травку. Она была и сама не прочь покурить, предпочитая не местный развес, а дальневосточную сучанскую, она была куда как крепче, и развесовки хватало дольше. Баловалась пластиком, сама бегала нагишом по зарослям и катала шарики. В той же компании появился Борис, складный малый из Киева, который тоже мутил тему по распространению в студенческой среде целой линейки из травки, и подзаработав даже взял под релиз небольшую оптовую партию у своих же зём-барыг, тех которые с кастетами и пистолетами. С ним Анна стала зависать потому, как у него водились деньги, и трава была всегда при нём. Парень был рослый, с крупной фигурой, какие ей нравились всегда. Она душевно легла под него. А он с удовольствием пялил эту блондинистую самку с шикарными формами, и надо сказать успешно, потому, как Анна питала к нему какое-то время искренние чувства, как своему парню, который качественно её ебёт, содержит, и как ей казалось любит её тоже. Иногда она сбрыкивала, когда парня заносило и он начинал не по делу распускать хвост, обзывал плохими словами, пытался унизить на народе. При первом конфликте она ему без обиняков, в квартирке которую они снимали, когда из паба вернулись с чьей-то днюхи, так прямо и сказала, только скинув туфли как вошли:
- ты чё блять хохляра там пел?! Павлин ебаный?! Ты чё хвост распускал свой ощипаный?! Я тебе не шмара дешёвая, Боря. Твои вон на Пионерской отсасывают, да вдоль каждого лайтбокса на Московском тачки тормозят. Ещё раз попробуешь так себя вести, пытаться на народе об меня ноги вытереть, ноги унести не успеешь, до вокзала не доедешь. Придётся здоровье поправлять на заработанное. Не надо со мной так. Если я ещё при тебе, так не голове твоей спасибо скажи дурной, а тому что у тебя в штанах. Пока нравится мне твоя игрушка, так мы потому и вместе, и меня такой расклад устраивает. И пользуйся моей благосклонностью к тебе. Учти, попробуешь ещё проверить и прогнуть при людях, разговора больше не будет, девочка я свободная и хлопот не оберёшься. Я очень надеюсь, что ты понял меня.
Боря тогда прикусил язык, припомнив, что девочка Аня не простая и не ждёт трамвая, а из каких-то пород питерских. Правда внятно он вспомнить не мог, хто папик у девочки Ани, не рассказывала она много о себе, но по почерку понял кожей, что не на своей поляне, и если у девочки связи в родном городе, то и его урки могут к разбиралову не успеть. В Питере часто в то время находили холодные трупы с дыркой в голове или камнем на шее, о которых старались забыть все по скорому, включая и ментов.
Анна достаточно много знала о делах Бориса. Откуда и кто, по какой цене. Лично знала этих людей, понимала жёрдочку на которой сидит Боря и его партнёры по бизнесу и кредиторы его. Знала она прекрасно, что если этот козлина спрыгнет, то первым делом братва придёт к ней с вопросами о непонятках, где пацан, да где товар, да бабки где?
Тогда между ними кошка пробежала по серьёзному первый раз. Второй раз был для Бори последний. Были они в очередном клубе с его земляками. Боря наклюкался и остался по пивосу с мужиками, а она с их тёлками пошла на танцпол. Ну не сидеть же с этой пьянью. От их порожних разговоров просто уже тошнило. На стол кинула сумочку с включённым диктофоном, послушать что мужичьё болтает про них, про своих женщин…
- Боря, у тебя клёвая тёлка, ты где такую нацарапал? Я б ей вдул, реально, Боря!
- Та Паша, ты ещё не знаешь как она сосёт! Пылесос твоей мамы это хуйня! Сосёт так, шо у меня яйца внутрь сдуваются, як сморщенный мячик. Она и тебе отсосёт, Паш! Ты мне скостишь должок? Ну-у-уу, куска на три… Хош, купи у меня её, я продам, тыж меня Паш знаешь!
- Боря, тёлка у тебя клёвая, она ж любит тебя, ты чё?
- Да кого ебёт, шо любит. Бабки спишешь ? Я ей шо скажу, то и сделает, ты ж меня знаешь Паша, - заикаясь и отрыгиваясь воблой вёл торг Борис Надо будет давать, будет давать, надо сосать, будет сосать. Я сказал! Денег спишешь, Паша?
- Я подумаю, Боря… Баба твоя дороже стоит. Напился ты. Стыдно завтра тебе будет.
- С хуя ли?! Щас я её приволоку и тут под столом она тебе всё и оформит! По рукам?
- Не Боря, я с ней потанцую пойду, а вы, пацаны, соберите его домой, в тачку его и пусть едет. Михай довези Борю, а то загнётся или к ментам с травой на кармане попадёт.
-м-м-ну-ачё-бля, я пойду щас её приведу… Куда ехать?! Щас все смотреть бум, как она Паше сосать будет, куда ехать…

Боря пропал на следующий день. Больше его никто не видел. Остались его вещи в их квартирке. Деньги и товар пропали. Никто вопросов особых задавать не стал, куда пацанчик с Киева уехал или пропал мож…
Павел, инвестор Борин, тож киевский парень приезжал к Анне. Глядя прямо своими тёмными без зрачков глазами конкретно спрашивал её за деньги и товар. Она ему так же спокойно глядя в глаза сказала, что Вите, то бишь Боре, надо было выйти, теперь она за него. Его больше не будет. На вопрос:
- Под кем работать будешь?
Молниеносно ответила
- С тамбовцами работаю
Павел вскинул глаза, потом помотал головой, сплюнул:
- Говорил я дураку, что ты его любишь! Стала бы ты с такой крышей его терпеть! Песня у вас была только за любовь…
- Ну да..., за любовь и была песня.
- Правила наши знаешь… Так Боря уплыл? Точняк?
- Точнее точного. Оттуда, куда уплыл, не возвращаются.
-Блять, ну ты даёшь! Нехуёвый у тебя стартап вышел. Ты мне нравишься…, подрезала так подрезала… И на кармане, и с товаром и за спину братвы серьёзной ушла… Молодец!
- И ты мне нравишься
- Вот и договорились. А за что подрезала?
- За любоффф…
Павел качая головой, явно ошарашенный, вышел из квартиры, за дверями которой его ожидали два сытых лба с отмороженными лицами, махнул им рукой мол «на выход парни, всё решили», улыбался, понимая что его деньги и его товар теперь у этой блондинки и с этим нихуя поделать нельзя, но при этом всё складывается лучше чем могло быть с Борей, и кидалова нет, а к этой девушке у него куда как больше доверия, потому как прозвонив, ему подтвердили всё, что она сказала.
Анна выстраивать сеть начала ещё при жизни Бориса. Понимая, что он мелкий барыга на районе, она нашла с кем поговорить о перспективах этого дела, кто и как будет принимать товар, фасовать и распределять и разносить по точкам, как должны идти деньги, каким кругом проходить, и кто и как, а самое главное чем отвечает за крысятничество и обман, если это случится, и как при этом быть сухой по биографии, чистой перед органами и своей семьёй, как поступать с врагами, и как обламываеть цепочку, если «пришли», и что делать для получения адвокатами формулировки «дело прекращено за отсутствием состава преступления». Это была серьёзная проработка темы, и одна из причин, почему Анна так долго задержалась в студенческой среде.
Она жила по съёмным квартирам, вела с виду свободный образ жизни, предпочитая держаться одного мужчины, но при этом не лишаясь свободы. Ездила она от весны до осени на спортивном чёрном байке «Kawasaki», отучившись на вождении мотобайков у приличных, знающих людей, по рекомендации, которые научили её многому, видя в этой красивой девушке будущую яркую звезду их байкерского братства. Зимой пересаживалась в скромную ТТ-cabrio, привезённую в тюнинге из Германии, рассекала по городу удивляя автолюбителей агрессивной манерой езды. На людях была совершенно адекватной, современной девушкой, западавшей на мужчин, ведущей вполне упорядоченные половые связи, жившей, как кошка без особых привязанностей, зачастую проваливающуюся куда-то на неделю-две, потом появляющуюся вновь. Иногда её видели с обворожительной девушкой блондинкой с голубыми глазами, моложе её года на три, вероятно по возрасту второго курса универа, с которой они были замечены в клубах весёлой ориентации. Но в компаниях с ней не бывала. Бытовало в студенческих кругах, что она Би, и это было близко к истине, но для всех она была блестящей красивой рыбой, взявшейся ниоткуда и исчезающей, как исчезают иногда кошки, а потом появляются вновь.
Sergey Freeman
25.08.2022
(продолжение следует)

Часть V

Бисексуальность, это один из трех официально признанных типов сексуальной ориентации, при котором человек предпочитает и мужчин и женщин в сексе (возможно, кого-то из них больше, но сам факт, что человек предпочитает секс с представителями обоих полов делает его бисексуальным).

Анна расположившись у камина, в котором потрескивали дрова, вытянувшись, как кошка в кресле tantrac, с наслаждением читала книгу. В открытый настежь выход на террасу лился свежий вечерний воздух, наполненный ароматом созревших яблок. Тишину изредка нарушал гулкий звук падающих плодов. Денис утром уехал в аэропорт, в командировку в Тюмень, дед с бабкой забрали Машу на пару дней. Потягиваясь в кресле, Анна ожидала подругу, с которой её связывали интимные отношения, ту самую обворожительную блондинку, которая очень редко показывалась с ней в её тусовке, ни с кем не знакомясь. Редко бывая на устраиваемых тусовках у Анны, она только пробегала поверх голов собравшейся публики холодными голубыми глазами, и так же исчезала в конце вечера. Её звали Айно, эстонка по происхождению. Она работала на фирме у отца, и с ней Анна, будучи уже замужем, познакомилась однажды на корпоративе, устроенном в честь дня образования их фамильной фирмы. К удивлению Анны, у них оказались общие интересы, любовь к байкам и хорошим машинам, понимание места мужчин в их жизни, взгляды на саму жизнь и своё место в ней. Она не особо распространяясь обмолвилась в разговоре, что профессионально занималась спортом, а её отец вёл какие-то дела с отцом Анны, и так получилось, что Андрей Александрович взял её на работу, как дизайнера, что соответствовало её образованию и целям. В тот вечер, Анна оставила Дениса, сказав ему, что хочет с Айно поехать на ночной залив, подышать воздухом, и вернётся завтра, ласково обняв его за шею и поцеловав, просила не беспокоиться и простить ей её слабости. Денис совершенно не ревновал Анну к её подругам, зная её отношения… Он однажды был приглашён женой, на её встречу с одной из таких партнёрш, в качестве зрителя
- Ну, а если захочешь, то будешь и участником, - спокойно заявила ему тогда Анна. Ты сам поймёшь, какая это прелесть, женский мир.
К своему изумлению, он вышел с этого представления с таким стоящим болтом, что по его ощущениям его бы хватило и на жену, и на её партнёршу, и на ещё пару тройку девок. Ещё бы…, быть свидетелем искусства пластики женских молодых тел, с безупречными формами, сливающихся в объятиях, видеть оттенки матовой смуглой кожи, с появляющейся испариной, рельефными ямочками на спинах, содрогание тел от прикосновений и проникновений, пластику рук, гибкость талий, чувственность обриса женских животов и эротичность поцелуев в уста, скольжение девичьих языков, эротичные захваты кожи у пупка, шее, поглощение губами сосков, безумные, возбуждающие стоны…, блеск пирсинга, сдержанные тональности искусных татуировок…, всё это так возбудило мужчину, что он не в силах спокойно созерцать это действо, невольно расстегнул молнию на штанах, объяв пятернёй свой ствол, готовый разорваться от прилива крови, и начал мастурбировать. К нему присоединились партнёрши. Анна глубоко взяла его член, обвив его длинным языком, а другая девушка, расстегнув его рубашку принялась ласкать его грудь, шею, сливаясь с его устами, проникая языком в его гортань так, что он терял ориентацию в пространстве, с наслаждением собирал пятернёй её густые длинные светлые волосы, прижимая в поцелуе к себе, не желая прерывать это чудесное соитие. Он бурно кончил Анне в рот, пытаясь приподняться и глубже войти в её глотку. В преддверии этого момента он ощущал, как сомкнулись уста на его шее, незнакомой до этого дня партнёрши его жены, перекрыв кровоток в засосе с мягким закусом вены, как делают львицы, перекрывая жертве поток крови к мозгу, от чего ощущения кратно ударили ему в голову, и сперма вырвалась тягучей струёй, заполняя ротик Анны и доставляя ему немыслимое удовольствие. Потом девушки вдвоём нализывали его ствол, по кошачьи щурясь, слизывая с наслаждением сперму, то беря поочерёдно в рот его яйца, то оттягивая, то отпуская…
Оставив мужчину, они продолжили чудное действо сами, между собой. Анна лежала, широко расставив длинные, стройные, смуглые ноги, откинув голову вниз с дивана, дав партнёрше проникнуть в своё лоно, откинув назад руки с полуприкрытыми мутными глазами, всё сильнее выгибалась, обхватывая подругу ногами, то наоборот раздвигала их до натянутых связок. Её грудь вздымалась всё чаще. Она издала такой крик, что Денис никогда не слышал от неё прежде, даже в моменты, когда они занимались сексом в лучшие их времена, и он признаться, вкладывался в неё по-взрослому. Он видел, как её тело выгнулось, ноги натянулись в струну, пальцы конвульсивно сомкнулись в волосах партнёрши, настойчиво прильнувшей к её клитору и вошедшей пальцами в её влагалище… Девушка не отпускала, продолжая дожимать плоть Анны, до появления хрипоты в её голосе, до покраснения глаз, до безвольно откинутых назад рук, до отчётливого биения её сердца в венах запрокинутого горла. Они потом лежали обнявшись, пока Анна не пришла в себя. Анна легла на партнёршу в 69-й, сверху, долго ласкала её кисулю, то проникая пальцами, то массируя бусинку, то глубоко проникая языком в розовый бутон, то покусывала её разведённые ноги, живот, едва покусывая пирсинг. Проникнув одновременно пальцами в киску, и нежную попку красавицы, прильнув к её клитору, Анна нашла те точки, от которых девушка начала громко стонать, пытаться вырваться, приподниматься тазом на ногах, переходя в стоны-крики, после чего сорвалась, громко закричала красивым грудным голосом, изогнулась, и цепляясь пальцами за простыни кончила, поливая ткань простыней тёплой прозрачной водой. Анна ещё долго прижимала её тело к простыням, покусывая лобок, массируя её нежно-розовый бутон, облизывая ямочки между ног партнёрши, наслаждаясь её губами, ласками и поцелуями в своей промежности, благодарным покусыванием ног ниже ягодиц.
Денис тогда понял, совершенно отчётливо, что отношения красивых женщин, сродни искусству, и отношения мужчины и женщины, это топор, не сопоставимый с рядом стоящей скрипкой… Тогда он понял, что женщине би, от мужчины нужно грубое начало, и чем оно грубее, тем лучше… чтоб получить контраст с той лирикой, которую она получает от женщин.
Айно приехала на своём байке NINJA 1000SX , преднамеренно порыкивая, чтоб предупредить хозяйку дома о то, что она приехала. Ворота открылись и чёрный лакированный байк съехал в паркинг.

Подруги предпочитали не выставлять напоказ свои отношения. Девушка сняла шлем. Шикарная связка светлых, собранных в хвост волос, с эротично стриженными кончиками, вывалилась из него, которые бывают только у молодых красивых женщин. Айно обладала стройной, высокого роста фигурой. В чёрном, безупречно сидящем кожаном комбинезоне она выглядела таинственной незнакомкой, желанной для мужских и женских сердец, держа как мушкетёр свой блестящий чёрный шлем.
Анна отложила книгу, встав, направилась встретить подругу. Они встретились. Анна взяв из рук Айно её мотоциклетный шлем кинула его на тумбу, нетерпеливо расстегнула молнию комбинезона подруги, донизу, до белых трусиков на её смуглых бёдрах, прильнула кончиком носа к коже на груди девушки, пройдясь языком вдоль цепочки с католическим крестом, стала стягивать одежду с её плеч, вдыхая жадно запах её тела, прошлась носиком, принюхиваясь вдоль шеи, едва касаясь её, стала целовать нежную кожу обвивая объятиями подругу, слабо постанывая от возбуждения. Потом опустилась ниже и ниже, к пупку, встав на колени, стала покусывать его, вылизывая языком ямочку…, придерживая язычок молнии, дошла до обреза виднеющихся белоснежных трусиков, слегка оттянув их кромку зубами, затем поднялась, и подруги слились в поцелуе, испытывая обоюдное возбуждение от близости.
************************
- Анна, ты хотела о чём-то поговорить, мне так показалось? - с лёгким акцентом, осторожно начала Айно.
- Да, Айно… Есть важное дело. Я тебе как-то говорила, что мне дают понять, что мой бизнес стал интересен кое кому. И, вопрос деликатный, так как ко мне в постель набивается сын прокурора областной прокуратуры. Но не это самое главное, мало ли какие мужчины бывали моими любовниками. Он, при нашей встрече, состоявшейся на прошлой неделе, дал понять, что он в курсе моих дел. У меня встреча с ним завтра днём. По намёкам, предполагаю, за всем этим стоит его папа, который хочет долю. Признаться, молодой прёт нахрапом, и как бы…, если бы не привкус дела, то с этим пацанчиком я бы любовь покрутила, но не люблю, когда меня, как тряпку хотят подмять, а это в корне меняет дело, и молодой бычок тут не угадал…
- А что говорят мальчики?
- Я не обращалась к мальчикам, ни к тем, ни к другим… Сама посуди, дело моё. Фигура прокурора, это фигура… Дело не в цене решения вопроса, а в том, что статус участия мальчиков в моих делах, это криминальная крыша, а не доля в моём бизнесе, чтоб его отстаивать перед федералами. Я и обращаться к ним не буду, только гимор на мою милую жопку. Что я, не знаю чем это кончится!? Мальчики из отмороженных…, к ним обращаться опасно… Отморозки могут дел натворить таких, что можно в Крестах оказаться по статье такой, что и связи, и розовый бутон между ног не поможет, сама понимаешь… Ольга, зам его, меня предупредила, что шеф её, шибко озабочен свободою моей на его поляне, и помочь она мене ничем не сможет.
- Это ты с ней на югах отдыхала?
- Да…, слетали мы с ней в края заморские, тёплые… Перспективная девка, потомственная, но по правилам готова играть.
- А сама она тебе как? – как-бы между прочим спросила Айно
- Она неплоха, но до тебя, Айно, ей не достать. Да, с ней технично всё, но не с сердцем. На игре держу её рядом, а она понимает, что с нами веселей, чем с её конторскими индюками. Да и материала на неё у меня уже достаточно… Раскованная девочка.
- Перспективная?
- Папа, как паровоз её наверх толкает. Ей 28, а она уже в замах прокурора, сама понимаешь…
- Так может лучше с ней на долях?
- Ну, пока на спонсорских грею. Думаю, она мне инфу не просто скинула… Там люди понимают, кто куда и на чьё место пойдёт, если движуха кадровая пойдёт по конторе… С ней вопрос решаемый и аппетиты её и тех, кто за ней, вполне разумные. Это этот мудак ломится, как хряк напролом. Из Краснодарских ментов вышел. Ну так, как у нас говорят, быстро будешь ехать, тихо понесут…
- Поняла… Значит тебе самой вопрос решать надо. Молча.
- Ну да… Поможешь?
- Noproblem. Подобраться сможешь?
- Молодого я на себя возьму. А с папашей его мне надо помочь. Навыки твои нужны.
- Будешь готова, дай знать. Помогу решить вопрос. Просчитай его получше. Чище работа будет.
- да вот и я за чистоту города и отношений. Оно, как-то комфортней с разумными людьми жить, в любимом городе…, без мудаков…
Sergey Freeman
09.09.2022
(продолжение следует)

Часть VI "3/4"
Счастье Блондинки (часть VI)

Анна делала пирог на кухне. Она любила заниматься хозяйством, когда муж уезжал на работу, а гувернантка гуляла с Машенькой. Они уходили с ней на реку, где Наталья Ильинична, так звали гувернантку, женщину лет сорока пяти, читала Машеньке рассказы Бианки, о родном крае, птицах, о всём том, что потом будет храниться в сердце девочки всё её детство, юность и возможно всю жизнь.
Анна поглядывала на часы, ожидая прокурорского сына Максима. Он напросился на встречу, дав понять, что разговор будет о делах и отношениях, давая понять девушке, что она в его вкусе, и деловая часть разговора во многом будет зависеть от того, как сложатся их отношения. Анна мгновенно уловила эти гадкие нотки в речи этого зарвавшегося молокососа, но будучи опытной женщиной в отношениях и ведении дел, сделала вид, что готова поговорить в назначенный день, и даст Бог, они найдут общий язык, если мальчик будет себя вести правильно, не грубить замужней женщине, проявит гибкость в теме, а самое главное, что то, о чём он будет говорить, это согласовано с его отцом, о причастности которого к деловой части разговора Максим дал понять в телефонном звонке. О делах, Анна согласилась поговорить, дав понять, что разговор о делах состоится, если Макс сможет её убедить, что папик его в теме его начинаний, и что это не его личная самодеятельность развести девочку.
Максиму было 23 года. Внешне вполне приличный жеребец, и даже можно сказать, что, вероятно, сердцеед и точняк, не одна девка сохла по нему. Белокурый, рослый, широкоплечий, с прямым нагловатым взглядом, румянцем на щеках. Во всём сквозила хорошая генетика, мужское здоровье, которые подкупали женскую душу.
Максим ездил на купленном папой Харлее, вожделенной мечте многих мужчин. Увлечение молодого человека мото, тоже не прошло мимо Анны, отметившей для себя, что будь история попроще и, если бы не касалась серьёзнейших вещей, она бы не против была его привязать к своей конюшне. Но что-то ей подсказывало, что этого делать не надо, понимая и разумом, и женской интуицией, что добром эти отношения не закончатся и более того, они опасны для неё и её семьи.
Анна вынимала из духовки готовый пирог. С улицы, от ворот послышался басовитый рык Харлея. Анна, протерев руки полотенчиком взяла пульт, нажав на клавишу открытия ворот. Максим припарковал байк на открытом паркинге, уверенной походкой вошёл в дом.
-Анна, где вы? – громко крикнул он
- Максим, что же вы так кричите, я слышу вас, - приветливо улыбаясь, выйдя в холл, ответила Анна.
- Анна, мы одни?
- Да, Наталья повела Машеньку на реку, на прогулку. Их не будет ещё более 2-х часов. Так что мы одни, и можем спокойно поговорить. Располагайтесь, снимайте свои доспехи. Примите душ. В коже точно упарились. Я вам дам мужской халат. Вы, Максим, погрузитесь в кресло и расскажете мне о том, о чём хотели со мной поговорить.
- Неожиданное, хорошее предложение, - ничуть на смутившись заявил Макс. А халатик твоего мужа?
- Мы на ты?- вопросительно взглянув в глаза Максиму, ответила Анна
- Нет-нет, мне это важно… Халат вашего мужа?- игнорируя вопрос продолжил Макс
Анна уклончиво промолчала, подумав про себя, что жеребец настолько нагл и прямолинеен, что это раздражает, но выдержав паузу, спокойно, с лёгким снобизмом в голосе, мягко, стелясь кошачьими нотками, но соблюдая собственное достоинство, без признаков недоброжелательности ответила вопросом на вопрос:
- А вы хотите занять его место? Не слишком ли самонадеянно, для начала, Макс?
- Ну вот и ты меня на ты… Анна, предлагаю тебе сделку. Но об этом после душа!
- Я жду предложений, Макс. Вы пока в душе, я приготовлю для вас коктейль. Это же не смутит тебя за рулём? – улыбнувшись и стрельнув глазами, ответила Анна.
Из душевой раздавался звук льющейся воды. Анна достала из тумбочки ствол, блеснувший воронённой сталью, проверила наличие патронов в обойме, передёрнула затвор, дослав патрон в патронник, поставила на предохранитель и подойдя к шкафу спрятала его в свою байкерскую сумку, с которой обычно ездила в поездки. Взяв мотоциклетный шлем проверила зарядку экшен-камеры на мотошлеме, и убедившись, что всё нормально, уселась на диван, подобрав под себя ноги включила в холле телевизор, найдя канал с музыкальным каналом, поудобней устроилась в ожидании Максима.
Максим вышел из душа в предоставленном ему халате для гостей, не затянутом на пояс, с явным желанием продемонстрировать девушке свою фигуру.
- Уф-ффф, хорошо то как! Целый день в седле, духота в коже, мокрый целый день… Спасибо за душ! Можно теперь и поговорить о наших с вами перспективах, милая Анна.
- Давайте, Максим, излагайте цель визита, - улыбнувшись ответила Анна.
Присев к Анне на диван и откинувшись на его спинку, закинув нога на ногу, демонстрируя хорошо развитую грудную клетку , спортивный живот, поглаживая дорожку ведущую от пупка в плавки, содержание которых порадовало бы большинство женщин, после паузы, глядя в глаза Анне, подбирая слова стал говорить:
- Вы, Анна, по данным людей окружающих моего отца, показываете неплохие результаты в своём непростом бизнесе. Поверьте, что кому нужно, знают ваш оборот и доходы, имеют представление о прикрытии, с которым вы сотрудничаете в этом непростом деле. Но, как понимаете, в нашей стране не принято игнорировать основных игроков на федеральной площадке, и мой приезд к вам, имеет цель обсудить наши взаимоотношения и сотрудничество.
- Кого вы, Максим, имеете ввиду? Кто хочет обсудить «наши» взаимоотношения? И кто делегировал вас на этот разговор? Вы молоды, и…, вероятно слабо себе представляете риски этого разговора.
- Анна, вы же умненькая девушка, и понимаете, о чём мы говорим, и кто главные бенефициары нашей сделки, если она состоится. А на мой взгляд, в ваших интересах чтоб она состоялась.
- Вы, Максим не уходите от ответа. Я спрашиваю конкретно, кто хочет долю? Вы ведь об этом мне пытаетесь сказать? И что вы можете предъявить, как переговорщик по этой непростой теме, подтверждающее, что это не простой развод по вашей инициативе, а в этом участвуют люди, понимающие о чём, идёт речь и меру ответственности за слова и за всё сказанное. Вы же понимаете, что ваш визит сюда не может быть игрой и понтами, так как в нашей среде принято отвечать за слова… Так что предлагаю зайти с козырей, чтоб не тратить время. Последний раз задаю вопрос: Кто хочет долю в моём незамысловатом, скромном бизнесе?
- Анна, вы упрямитесь, и мне бы не хотелось, чтоб вам мои полномочия стали подтверждать известными методами.
- О какой доле идёт речь?- уже со сталью в голосе прервала его Анна
- ¾ от прибыли. Иначе и дело, и вас, милая Анна, закроют за особо тяжкие
- Макс, вы срываетесь и плохо понимаете последствия вами сказанного… Вот что я тебе скажу милый мальчик… То, что ты доедешь сегодня до дома, это счастье и воля не столько Божья, сколько моя воля, потому, как жалко мне тебя, молодого красавца, и семейство твоё тоже. Слабость я имею к таким наглецам, как ты, но деньги, а особенно свободу, люблю больше. Папе своему передай, что не на ту поляну он пришёл, чтоб руки выкручивать. А будет быком переть, и хотеть не по понятиям и чину, то мне очень жаль, что мы с тобой, его сыном, не смогли договориться, и если не опомнится, то для начала может пережить тебя, своего сына, жену свою и дочь. А потом, на могилках ваших, я у него спрошу, хочет ли он жить дальше? Такой расклад тебя, Макс, устраивает? И закончим деловую часть нашей беседы. Поговорим лучше о более приятных вещах. К примеру, сколько вам лет и…, ездите ли вы на лошадях, предпочитаете Martel и какой, или хорошую водку, как относитесь к сексу и ваши предпочтения? Поверьте, нам есть о чём поговорить на гораздо более дружественных тонах, - резко сменив холодный тон, от которого у Макса, ещё пол минуты назад побежали мурашки по коже, на вполне обаятельный, доброжелательный, женственный, с сексуальными нотками.
Максим, не готовый морально от женщины услышать отлуп в подобном ключе, побледнел, понимая, что с этой молодой женщиной, каждое сказанное лишнее слово может стоить жизни, не мог сразу перестроиться на смену её тональности и на смену темы. Он, будучи сыном своего отца, был достаточно нагл и нахрапист в делах, зная полную поддержку со стороны отца, но так его не опрокидывал ещё никто. В нём закипало желание отмудохать эту заносчивую самку, изнасиловать её до синяков и порваной жопы, до кровавых потёков на её теле, но что-то в её тоне настолько его шокировало, что решительности у него поубавилось. Чувство ярости сменялось возбуждением. Ему захотелось трахнуть эту самку реально, вложившись в её тело, услышать её стоны и крики, отыметь её на грани насилия, с извращённым насилием, с азартом самца. Он ещё собирался с мыслями ответить, но не успев почувствовал, как пальчики Анны под отворотом его банного халата, нежно коснулись его груди, коснувшись сосков скользнули по груди и животу, по волосяной дорожке ниже пупка к плавкам, ласково проникли под их резинку, прошлись по стволу, обняв его, и углубившись ниже настойчивым движением обняли яйца, от чего в его голову хлынула кровь желания с ещё большей силой, и он не в силах удержаться, повернувшись к девушке и прижимая её грудью к спинке дивана схватил её за густую копну волос на затылке. Он слился с ней в поцелуе, окончательно теряя контроль, схватил пятернёй за горло и желая проникнуть языком в её гортань ещё глубже, закусывая белоснежными зубами её отзывчивые губы. Но она вдруг отстранилась от него, уперевшись ладошками в его грудную клетку, смотря на него смеющимися глазами, игриво укусив его за подбородок, промурлыкала с нотками девичьего стеснения:
-Всё правильно, Макс! Меньше слов, мне так нравится! Сделаешь хорошо, то, что ты умеешь, но не здесь… Совсем скоро вернутся с прогулки гувернантка с Машей. Я бы не хотела, чтоб нас видели, тем более, как мы занимаемся сексом. Не забывай, я не свободная женщина! Мы сейчас сядем каждый на свой байк и поедем в приватный отель в Петергоф, хозяйка которого моя подруга. Там всё хорошо, и более чем. Там ты и покажешь класс, то с чего надо было начинать твой разговор, и завершим его. Кстати, ты умеешь ездить с экстримом? На запредельных скоростях, без правил, если надо, то гнать по встречке? Ты уверен, что твой «мопед» угонится за моим пушистым хвостом? Пока он будет горшками перебирать, я уйду от тебя, мой милый, и тогда ночь наша под большим вопросом, - игриво, смеясь, откинув голову, обнажая красивое горло, заводя молодую кровь юноши, томно напевала Анна, - Гонки заводят меня. Я люблю смелых и молодых, сильных и настойчивых. Пол программы ты уже отыграл неплохо, дело за второй… Так что одевайся и поехали. Приедем, покажешь себя в деле!
- А ты сказочная сука!... Мне рассказывали про тебя, но ты оказалась выше всяких похвал! Из нас получится неплохой дуэт, Анна! Объезжать таких лошадок как ты, это настоящий драйв! Мы проведём ночь, и ты будешь моей!
- Посмотрю на тебя в деле, мальчик… Тебе ещё нужно удержаться в седле… Я посмотрю, чего ты стоишь, как мужчина, - опустив носик и стрельнув из-под разлёта бровей слегка раскосыми глазами, ответила Анна, перед тем, как надеть шлем, добавив, - начало было неплохое, малыш. Покажешь себя со мной в деле, я рассмотрю твоё предложение о дуэте…
Они пролетели Горскую, Кронштадт, Ломоносов… За Ломоносовым дорога стала извилистой и не доезжая с километр до одного из немногочисленных перекрёстков Морской улицы, извивающейся змеёй вдоль залива, с примыкающей к ней улицей Жоры Антоненко, Анна после виража резко пересекла двойную, и выйдя на встречную полосу и так узкой дороги, резко прибавила скорость, вставая моментами на заднее колесо, обгоняя попутки, прижавшись телом к болиду, поглядывая в зеркало на пытающегося догнать её Макса . На перекрёстке горел красный. На него медленно, выруливая на Морскую выезжал мусоровоз КамАЗ. Анна на скорости около 200 км/час прошла на красный, не обращая внимание на стоящие у светофора машины, обойдя их через встречку, на запредельной скорости проскочила тенью мимо кабины выезжающего на перекрёсток грузовика. Харлей Макса, пытавшегося нагнать спортивный байк, едва справляясь с виражом уже не успевал ни затормозить, ни уйти от удара… Обломки от Харлея были разбросаны на 70 метров по дороге, бак вспыхнул факелом и взорвался. Остатки мотоцикла горели, представляя из себя груду искорёженного металла. Тело Максима, как мешок, в неестественно скрученной позе, со следами открытых переломов, оторванной и повисшей на остатках кожаной куртки рукой лежало у обочины, шлем с головой парня оторвался от тела и странным, неестественным образом лежал поодаль от тела владельца… Кровь тягучей расползающейся лужей текла под уклон от его тела по набитой у перекрёстка асфальтной колее. Спустя 10 минут со стороны Петергофа появился чёрный Kawasaki, без номеров, с девушкой во всём чёрном за рулём. В чёрном, непроницаемом внешнему взгляду шлеме, едва повернув голову в сторону страшной аварии, как призрак, медленно, не останавливаясь, она проехала мимо дорожного происшествия, за спинами суетящихся вокруг людей, зевак, выбравшихся из своих машин, и проехав участок аварии унеслась на большой скорости обратно, в сторону Ломоносова, уходя в сторону южного берега Финского залива.

Наталья с Машенькой вернулись с прогулки в дом. Дочь побежала в комнату матери, застав её на диване с книгой. Она обняла её за шею, прижимаясь своими розовыми щеками, гладя ладошками лицо Анны, взахлёб рассказывая, как она купалась в реке, играла с ведёрком, лепила и пекла из песка пироги, и что в воде она видела рыб, а стрекозы садились на её яркую панамку, и у них большие переливающиеся зелёные глаза, и она обязательно нарисует ей и этих рыб, и стрекозу, и реку… Анна обнимала дочь, целуя её, это маленькое создание, прижимая дочь к груди, думая, как всё-таки она похожа на своего отца в своём ощущении мира, и на неё внешне и в своих манерах. Чуть позже, пришла Наталья, и стала рассказывать о прогулке с Машенькой, улыбаясь и рассказывая про моменты, которыми полна жизнь маленького ребёнка.
Прошёл месяц. В Питере началась осень. Листья начали опадать, приклеиваясь к мокрому асфальту. Мерседес прокурора ехал в плотном потоке по улице Рубинштейна, пытаясь вырваться на Невский проспект. Справа вдоль тротуара с ним поравнялся чёрный байк с девушкой в блестящем от бликов пасмурного питерского неба, непроницаемом для взгляда чёрном шлеме. Повернув голову в сторону Прокурора, девушка несколько секунд пристально глядела на него, от чего у Василия Харлампиевича возникло чувство беспокойства и панического, неоткуда появившегося страха. Девушка кивнула головой, давая понять мужчине, что они знакомы, от чего его чувство только усилилось, и смутные предчувствия исподволь стали приходить в его голову. Он вопросительно посмотрел на неё, но она отвернулась и перестроилась перед Мерседесом.
На перекрёстке Рубинштейна с Невским проспектом уже моргал зелёный, и вот-вот должен был загореться жёлтый и красный. Водитель хотел нажать на газ и, наконец, вырваться из этой вязкой пробки, но мотоциклистка не стала рисковать, и не поехала на жёлтый моргающий свет, мешая Мерседесу вырваться на проспект. Загорелся красный свет. Водитель выругался, сетуя, что бабы за рулём, это полная дурость и вред всем, а на байках, так вообще гнал бы их всех…, и как менты этим мокрощёлкам дают права, но осёкся, услышав щелчок и белую отметину пулевого отверстия на лобовом стекле со стороны пассажира. Глянув на прокурора, он успел увидеть кровавое месиво на месте его левого глаза и мозги стекающие с подголовника премиальной машины. Больше водитель в этой жизни не увидел ничего.
Загорелся зелёный свет, и девушка на чёрном байке уехала даже не обернувшись на сзади застывший Мерседес с двумя пулевыми отверстиями в лобовом стекле. На одном из чердаков дома по Невскому блеснула бликом закрывшаяся форточка кровельного фонаря. Город куда-то спешил, водители сигналили не уезжающему уже никуда Мерседесу, желая прорваться на просторы проспекта.

Sergey Freeman
27.09.2022
(продолжение следует)

Часть VII

Счастье блондинки (Часть VII. Monolog)
" Monolog"

­В телеграмм пришло сообщение. Анна удивившись, кому это нужно в такой утренний час, открыла ноут. Сообщение пришло от Ольги. В сообщении было письмо-приказ по главку, назначить Ольгу Владимировну Нижегородскую, временно исполняющей обязанности Прокурора Выборгского района Ленинградской области…
- движуха пошла у прокурорских, - подумала про себя Анна, - ещё бы, свято место пусто не бывает. Паровоз, толкающий Ольгу не дал сбоев, и карьерный лифт несёт её к хорошему, долгожданному месту. Ещё бы, такой шанс выдался! Сдаётся мне, что команда Ольгиного папы не зря этого борова под паровоз кинула, просчитав его жадность и неминуемый финал. Ну да, туда ему и дорога. А Ольга умница… Идёт к успеху правильной дорогой. Я свою партию отыграла, и надо бы встретиться, закрепить правила, об этом и депеша. Куда б поехать с девочкой? О! Съезжу ка я с ней к норвегам, на машинке. Отдохнём на фиордах, заодно и поговорим, - потягиваясь от удовольствия в кровати, предвкушая релаксирующую поездку в своих неспешных мыслях, размышляла Анна. Мысли не отпускали её, и роились не по-утреннему в голове:
- Девушка ну оч перспективная. Два-три года и в Москве будет пальцы гнуть. И сомнений нет. Подумать нужно, как Айно вмонтировать в её команду да в вагончик нужный подсадить. Девочка заслужила, чтоб идти к успеху… Блять, а она молодец… Ни шороха, только скупой звук пробиваемого пулей стекла за моей спиной. А ищейки-то, как обломились! Ни следов, ни-че-го… Ростислав Сергеевич поведал, что полный глушняк дело. Его сыскари с коллегами из МУРа, с собаками искали, рыли, как надо, так все следы на юг ведут. Он там, говорит, этот Харлампиевич, с Ткачом таких там дел намутил, что клубок целый, а концы все в воде. По Питеру версий просто нет… Мудак этот за время службы везде, где служил, наследил. А пидорок этот рыжий, кремлёвский, на похоронах грозился всеми карами небесными отмстить убийцам, а сам, сука всю страну продал со своим придурком, у которого большевистская фамилия писаки-большевика. Вот вам и «Р.В.С.», мальчики! И Кудрявый там башкой тож кивал, поддакивал, пенсне по-умному поправляя. Это ж надо придумать: «Деньги надо из экономики убрать в штатовские ценные бумаги, потому как она шибко, блять, от них разогреется!» Просто пиздец! Иоська бы вас на фонарных столбах до Магадана развесил, и в застенках Гороховой порешил бы в миг! Что, ребятки, как кокс нюхать по кабинетам думским, так это в кайф, так ещё и долю вам непомерную захотелось?! Мы вас, козлов ебаных, выметем из коридорчиков ваших московских, и люди там наши сидеть будут! Они и честнее будут и дела делать умеют народ не обидев, и сопли ваши либералистические вам припомнят. Нехуй страну под откос пускать и народ обижать было. Придут другие люди, и надо бы успеть к этому вовремя!
Анна окончательно проснулась от таких мыслей, тряхнула головой, скинув одеяло поднялась с кровати, нащупывая ногами тапочки под ней, встала, сонной походкой направившись к кофемашине, дежурно клацнув по тумблеру заварки кофе, скидывая на ходу пижаму на пол направилась в туалетную комнату.

Счастье блондинки (Часть VII. Dialog 1)
­ "Dialog 1"

Позвонил отец. Как-то натянуто сказал Анне, что есть разговор, и он скоро приедет. Тон его был странным, но на вопрос Анны отец ушёл от ответа, сославшись, что всё нормально, но поговорить надо.
Приехал отец. Машенька бросилась деду на шею, обнимая его милыми ручонками маленького ребёнка. Дед расплылся, целуя внучку, явно млея от её объятий и детского звонкого голосочка.
Разговор начал отец.
-Анна, вчера зашёл ко мне начальник моей службы безопасности. Помялся…, а потом рассказал неправдоподобную историю о прокуроре, о его сыне… Ты что-нибудь знаешь об этом?
-Понятия не имею. Слышала что областного убили в Питере, но не более того.
- Анна, мне сдаётся, что ты лукавишь, дочь. У тебя сложности ?
- папа, ты учил меня, что в жизни нужно уметь взять своё. Но этого мало, и ты говорил, что надо ещё и уметь отстоять это своё, и биться за это не по-детски. Ведь так? Что далеко ходить, твой Арам, царство ему небесное, так с выборгскими поговорил, когда у тебя проблемы были со строительством бизнес-центра, что не только прокурорские шептались, как ты их на место поставил, а и думские нюхать перестали и глаза свои мутные от сна и кокса подняли! Но-о-о, как уважать-то стали! Так что героический мой папа, ты мне мораль-то не читай.
- Анна, ё… Ты понимаешь о чём говоришь? Там мне с братвой разбираться пришлось, а это федералы! Я понимаю, всё, но… А, что был серьёзный наезд на тебя?
- Пап, я с тобой не буду обсуждать эту тему и понятия не имею о чём ты. Я ко всему этому не имею никакого отношения.
- Анна, в этой жизни бывают разные риски…
- Папа, мой вопрос решён, как тебе доложили, и более не будем об этом!
- Сколько они хотели?
- ¾, - тихо, повернувшись в сторону, ответила Анна.
- а что в сухом?
- 6%
- Понятно… И у тебя есть дальнейшие перспективы? Мне сказали, что сделано так, что комар носу не подточит… Дай Бог… Я видел видео с камер. Даже я не могу идентифицировать тебя, одно слившееся изображение, но…, но почерк, почерк езды на байке, особенно там на шоссе… И тот, что на байке лидером шёл по шоссе, крайне рисково сыграл. По-сути сыграл в рулетку…, если это не была продуманистая, подготовленная подстава. Но сдаётся мне, что это была импровизированная игра в русскую рулетку, похоже с полным барабаном в револьвере без одного патрона … Настолько расчётливо и так рисково с мужчинами играют только женщины. У погибшего не было шансов. А кто его туда загнал, о-о-очень рисковал! Именно это заставило меня приехать и задать тебе вопросы… И я, дочь, по тебе вижу ответы на них…
- Машенька соскучилась по тебе, пап, ты давно у нас был. Удели ей время, она так любит тебя, и скучает!
- Ты выросла, Анна. И…, должен сказать, что ситуацию непростую, с матёрым упырём, ты прошла на «отлично». Но, когда, как не в молодости дерзать…, но чтоб та-а-ак…! Да-а-а, удивила ты меня…, удивила! Денис в курсе твоих дел?
- Нет. Семейная жизнь вне бизнеса.
- Это правильно… Я жалел иногда, что нет парня в наследниках. Но ты оказалась не просто крепким орешком, а более чем готовой принять со временем мои дела. Прошу только об одном, если будут сложности, прямые или косвенные, то сообщи мне. Просто ни тебе, ни мне нельзя замараться. Нельзя обломить перспективы по этим мотивам… Ты понимаешь я о чём?!
- Я знаю папа. Скажу тебе только одно, что в игры играют не только мужчины. Через 2-3 года ты поймёшь. Дело не совсем в деньгах, но в конечном итоге и в них тоже. Ты же понимаешь о чём я? А тебя я очень хорошо поняла.
- Ну и ладненько, милая, я к Машеньке, соскучился по ней, - и уходя, обернувшись сказал, тряхнув головой и подняв руку вверх с пальцами Victory, - а ты дочь молодец…, просто молодец!
****************
Счастье блондинки (Часть VII. Dialog 2) Ольга
­Ольга в прекрасном расположении духа заказала Latte в кафе «Невский Палас». Приехала чуть раньше, по делам была на Толмачёвской. В кое веки прошлась по осеннему Невскому, подышала прохладным воздухом с Невы, ощутила его ветерок, кутаясь в кожаное длинное пальто. Так редко ей удавалось вырваться, оставить служебную машину, и просто пройтись в толпе бегущей по своим делам. Надо же, вокруг неё живые люди, запахи, ветер и воздух… Что-то пьянящее в питерской осени чувствовалось ей.
Анна пришла в назначенное время. Девушки обнялись. И было в их объятиях, что-то искреннее, что связывало их более чем дружбой.
- ну вот Оля, мы и встретились, как дела, как Роберт, как сынишка? – первой начала Анна.
- да спасибо, твоими молитвами дела просто пошли в гору. Роберт уехал в командировку по делам, Алёшка в садике, мама заберёт. Ты-то как?
- у мне всё Ок! Спасибо, что пригласила. Давно в Паласе не была. Кофе тут замечательный! Ну так мы о чём?
- да поговорить нужно… Папа мой тебе отдельный привет передаёт, говорит, что умница ты, чтоб он без тебя делал! Последнее время как-то дела у него не шли, душновато стало, но твоими молитвами небо над нашей семьёй как-то стало светлее. Но это он при встрече тебе передаст сам…
- Папа у тебя хорош… Такие мужчины моя слабость. Но и мама у тебя достойно выглядит…, а так бы, ух-х-х!
- Да, ты опасная конкурентка, и мама это нутром чует, немного ревнует, когда папа тебя вспоминает
- Ну да ладно… Сколькипроцентные сливки ты предпочитаешь добавлять в кофе?
Ольга стала серьёзней, немного изменившись в лице.
- ну ты же знаешь, мои вкусы не меняются со временем. Не люблю жирные…, как всегда…
Анна набила в WhatsApp цифру 12/2, и отправив вопросительно взглянула в лицо Ольге. Та, посмотрев в звякнувший смартфон, ответила:
- да, у тебя хорошая память, подруга!
- а у тебя вкусы не меняются… Я тут надумала, что нам с тобой надо в гости к норвегам съездить, немного проветриться. На неделю вырваться сможешь?
- ты откуда знаешь, что я в Норвегию хочу?! Мать! Ты не на прослушке меня держишь?! Мож с мужем моим уже давно спишь?!!! – девушки заразительно рассмеялись, понимая шутку
- Рома, конечно видный парень, но папа твой мне больше по душе, - смеясь ответила Анна. И вообще-то опасно заигрывать с мужем женщины, которая без пяти минут прокурор. А если серьёзно, то и мне захотелось туда. Придумала по-ходу валяясь на кровати. Сядем на мою. Папа мне отпадную машинку подкатил. Я и не ожидала от него. Говорит хватит девочкой прикидываться. На тебе Bentayga и езди! Дочь, говорит, по развивающим кружкам да бассейнам возить будешь! Я так и присела на стульчик там в гараже. О-ху-еть, Оля! Просто пиздец точила!
- Ну нихуя себе, мать! Правда, ты не скромничай, ты сама бы и Boeing потянула бы. Просто, видать па-па не осведомлён о твоих доходах…, - вполне доброжелательно, улыбаясь, облизывая эротически ложечку от сливок, пропела Оля.
- ну, скажешь тоже… Вот твоими молитвами, надеюсь заработать! Слуша-а-ай! У меня смышлёная девочка есть. Ей в гору надо. Вернее, мне она там нужна. Заслужила. Биография, как слеза. В свой трамвайчик идущий на Москву возьмёшь? Надо пристроить ребёнка. Талантливая очень. Я тебя с ней познакомлю. Умеет всё и даже более чем. Настолько понимающая, что я с ней просто улетаю. Ключики от тела моего она имеет. А по делам, твёрдость алмазная!
- Познакомишь? А о Москве откуда знаешь?
- В следующий раз познакомлю. А, что тут думать?! Все дороги и лифты социальные, в России ведут в Москву. Было бы странно, если бы это не было в планах твоего папы, чтоб дочь посетила столицу… Питер трамплинчик в общем-то неплохой. Народ успешно прыгал и с горок поскромнее, дотягиваясь до московских высот, но о серьёзном говорят-таки там, в столице, - сделав паузу, Анна добавила, - И за другие деньги, надо сказать, говорят…
- Анна, хочу тебя! Надоело шифроваться. Сейчас хочу!
- Так поехали. К тебе едем?
- Да, у меня нет никого, я ж говорила.
- Ты с мальчиками не хочешь? Для разнообразия… Есть пара профессиональных тренеров. Проверенные молодые ребята из правильного места. Рекомендовали мне их пару лет назад. Ты знаешь, м-ммм, оч неплохо! М+Ж+М+Ж, особенно когда первую скрипку играют, так просто замечательно. На десерте я помогу дойти, и в начале подыграю. Я ведь тоже соскучилась, милая!
- Давай, это даже очень в тему, по настроению! Звони. Адрес помнишь?
- ну да, Каменноостровский…, а дом?
- Пятнадцатый
Анна отошла в сторону, звоня кому-то, говоря не громко, улыбаясь, как улыбаются женщины приятным мужчинам.
- Мужчины приедут, они тоже где-то в центре. К 14 часам будут на адресе. Поехали.
- Поехали… Всё хочу тебя спросить, Анна, ты же замужем. Как вы строите семейную жизнь? Мой ревнивый, и я побаиваюсь, что он мне голову оторвёт, если узнает. Под страхом живу… Правда запретный плод ой как сладок, и пикантности придаёт, ну прям как корица к кофе со сливками. А ты как? Мне просто интересно. Я ведь видела твоего. Он не производит впечатление безразличного телка. Но по тебе, как-то страха и угрызений твоей совести я не вижу.
- Оль, брось ты думать об этом. Мой знал кто я. Я и не прикидывалась. Так жить легче. Есть вещи, которые мы себе не позволяем, это унижение близкого человека, ни публичное, ни в его собственном сознании. Это табу. Остальное нас не волнует. И получается у нас, что при всей дозволенности, семья, это святое!
-Не, ну как не унижать… А узнает?! Этож травма! Это унижение его эго…
- Так в том то и дело, что мой знает и принимает меня такой какая я есть. Ты думаешь он девок своих архитекторш не ебёт?! Понятно, что трахает. Меня это заводит, а не бесит. Ну зачем мне телок кастрированный. Мне мужчина нужен, а не студень. И его мои похождения заводят, и ещё как! Бывает приеду домой, и он мне такую вторую смену устраивает, что ноги на шее завязываются, а от самого бабами пахнет, м-м-мммм, просто балдею от него в такие мгновения! И он ведь сучёнок знает об этом! Вот так и живём… Он старается, как кобель покрыть мои связи, а я его… Ну и главное… Мы очень любим нашу дочь, а она просто обожает свою семью!

******************************
Сиреневые шторы, с сиреневым оттенком дорогие обои, тёмные, почти чёрные полы из массива цвета венге, с небольшим количеством мебели и шикарной кроватью, чёрная витиеватая люстра из кованного металла на высоком потолке, окна со старыми французскими замками из чугуна и латуни, компактный камин с столешницей из чёрного мрамора, на стенах пара современных картин… Всё свидетельствовало о том, что у хозяйки квартиры имелся вкус к вполне определённому стилю, в котором была выдержана вся реконструированная квартира в старом петербургском доме. Отопление уже работало, едва шевеля шторы, смешивая тёплый воздух со свежим притоком холодного, сентябрьского, льющегося из форточки, создавая прекрасный климат в объёмной квартире. Анна ходила по комнате в тонком коротеньком шёлковом тёмно-бардовом халатике, в чёрных чулках, в туфлях на небольшой шпильке, подчёркивающих её длинные стройные ноги. Она уже приняла душ и подсушивала волосы, ожидая Ольгу, которая ещё плескалась под струями воды, и мужчин, которые должны были подъехать через час. Кофеварка на кухне выдала порцию ароматного espresso, заваренного для бодрости и удовольствия.

Sergey Freeman
07.10.2022
(продолжение следует)

Глава VIII (сцена Sex 1)

Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 1)

Раздался звонок в дверь. Анна поднялась с чашечкой кофе, направилась к двери, покачивая бёдрами. Шарики её ягодиц, создающие с бёдрами прекрасный силуэт, подчёркнутый перетянутым на талии пояском халатика, колебались при ходьбе их обладательницы, от движения которых мужчины сходили с ума. Она, глянув на экран перед входной дверью, увидев знакомые лица, поставила кофейную чашечку на трюмо стоящее в просторной прихожей, открыла дверь. Двое мужчин вошли. Тот, что постарше, лет около пятидесяти, нежно обнял смущённо улыбающуюся Анну. Она обняла его, отклонившись назад, откинув назад голову и обнажив шею, смеющимися глазами пристально посмотрела в его голубые глаза.
- Ви-и-ктор, мы снова вместе, милый мой мужчина! Я, признаться соскучилась по тебе. Тёмными вечерами вспоминаю тебя добрым словом. Вы с Эдуардом тогда так хорошо поработали со мной, что, как видишь не забыла и тело моё и душа помнят вас, - нараспев промурлыкала Анна, - я вижу ты в хорошей форме, и Эдуард хорош-ш-ш. Только от массажисток, небось?! Сразу видно дела идут неплохо, женщины щедры за удовольствия… Machiavelli, Lagerfeld… всё, как надо, милый. Отступив, и оглянув мужчину сверху до низу, вкрадчиво продолжила: -Люблю на мужчинах вельвет. Тебе он так идёт…, - прильнув к его шее, вдохнув аромат его кожи, воскликнула,-BVLGARI !!!! М-м-ммммм, узнаю-узнаю…
- Я, Анна, уж думал ты и забыла обо мне, о нас…, с Эдиком. Твой звонок порадовал, приятно удивив. Такие женщины, как ты, часто не встречаются, и у меня лично ты в памяти осталась, как одна из ярких моих клиенток…, если б не этика профессии, и твоё замужество, то я потерял бы от тебя голову, милая…, но ты упомянула подругу и если мы нужны для дела, то хоть поясни в двух словах…
- Забудешь вас, мальчики… Вас на Питер раз-два и обчёлся. Остальное не мой уровень, не интересно. Хорошо хоть Лана насоветовала тогда. Так бы и пропала девушка в омуте без вас-с-с… А…, об Ольге…, девушка моя подруга, и мы близки… Вы мальчики одарённые, и мне нужно, чтоб показали вы весь свой класс с ней, только начинайте тактично. Если почувствуете, что надо, то добавите агрессии. Она любит… Я не знаю, как она поведёт себя с вами, вы ведь не арабы, стиль , кожа, запахи иные…, был у нас с ней такой опыт, но я вас рекомендовала, как умеющих вести всё правильно, и думаю у вас с ней сложится. Я подыграю. Начну, а потом вы пристегнётесь к нам…
- Хорошо, а предпочтения девушки?
- Хочу, чтоб она прочувствовала, когда дойдёт, двойное…, местами запредельное, как вы умеете, но без перегибов, без синяков на теле. Она реальная самка и ей должен понравится ваш стиль…, но она за мужем и следы ей никчему…
- Съёмка будет?
- Что за вопросы, Виктор…, не узнаю тебя!
- Анна, это стоит дороже…
- Оплата будет правильной и справедливой. Сделайте для девочки хорошо, и помните, что мы с ней партнёрши, и она дорога мне. Секс с вами, мальчики, это, как презент ей от меня, на день рождения, что-то вроде того.
- Ольгой подругу зовут? Сколько ей?
- Нет и тридцати. Пойдёмте в комнаты. Ольга сейчас в душе, выпьем кофе, выйдет, познакомитесь, сходите в душ, потом и начнём, - мурлыкала Анна, идя перед мужчинами, демонстрируя шикарную попу, ведя их в большую гостиную.
*********************
Виктор, пятидесятилетний мужчина, с твёрдым подбородком, чувственными губами, похож на австрийца, с лёгкой сединой, пробивающей на висках, с хорошей ухоженной шевелюрой, с голубыми глазами, нарочито слегка не брит, широкоплеч, ростом за метр девяносто, с отличной мускулатурой, имеющейся в меру порослью на груди и ногах. Анна, несмотря на свой богатый опыт общения с мужчинами, и выработанным стойким иммунитетом от физической зависимости своего тела от партнёров, просто обалдела при первой их встрече от его рук, длинной сильной шеи, украшенной татуировкой, со свисавшей на грудь массивной золотой цепью. Особо доставляли ей удовольствие его длинные, сильные пальцы, чувствующие её точки в кисуле и попке, которыми он проникал очень к месту, понимая её тело, умея доводить её до предоргазменного состояния. Он способен был отпускать, балансировать её чувством, не давая кончить раньше времени, умело работал членом, как будто чувствовал, как надо, и где добавить, манипулировал её состоянием, где, надо поддавливая клитор, где, надо менял положение так, что она чувствовала его головку там и так, после чего ломается бабья воля и заканчивается женский разум. Она ощущала все неровности его члена, которым он проводил по стеночкам, крупную головку, скользящую по губам и клитору, срывалась с ним во всеобъемлющий оргазм, кончая с ним сильно, очень сильно, как с немногими мужчинами… Она запомнила его способности, и если бы не занятость семьёй, дочерью и делами, то возможно поролась бы она с этим гением секса каждый день… Настолько ей понравилось тогда, что она встретилась с ним ещё раз, уехав на своей машине в отель в горы, где проведя с ним не одну ночь, поняла, что он настолько хорош в постели, что этот мужчина будет ей во вред… Лучше с ним иногда, за деньги, подумала она вернувшись домой, лёжа в кровати в постели с мужем и прижавшись к его груди … Но сердце её девичье и тело, хранили память об этом человеке. Сумев себя заставить отказаться от мужчины мозгом, она не могла заставить своё тело забыть его. Время от времени во снах она бросалась в его объятья, и даже виртуозная Айно не могла полностью излечить её от этого дьявольского наваждения, приходящего к ней по ночам.
Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 1)

Tet-а-tet он виртуозно умел вести мужское соло. Лёжа на спине, сажал её поперёк себя на стоящий член, входя со смазкой в её попку, и совершая движения тазом доставал так глубоко, что вспышки искрящимися звёздами начинали осыпать её сознание, отключая его. Его длинные, мускулистые руки позволяли ему, не вынимая из неё члена, класть её тело на себя, обхватывать жадным мужским движением, пятернёй её горло, стимулировать одновременно пальцами клитор, и ка-а-ак обалденно…, медленно совершая фрикции в попке натягивая её плоть на себя. Она откидывала голову, награждая его теплом и запахом своих волос, изгибалась в блаженстве, пыталась поцеловать его, но он начинал одновременно, стимулируя клитор, насаживать её на член ещё глубже, зажимал до боли сосок на груди, от чего она теряла понимание пространства, изогнувшись запрокидывала головку с открытым ротиком, желая, чтоб его руки и член никогда не покидали её. Потом он поворачивал её на живот и входил в неё активно, держа со спины за плечи, рывками, заломив за спину её руки, от чего она испытывала невообразимое удовольствие. Он умел подбирать темп манипулируя её состоянием, умея войти, как зверь, и отпустить вовремя, как нежный искусный любовник, а мог дожать её плоть резкими движениями и синхронно с ней кончить в неё так, что она чувствовала его горячую струю, наполняющую её, ощущая стеночками набухшую головку его члена внутри попки, его пульсирующий ствол внутри себя. Ах его руки…, его руки….! – мелькали мысли в её голове. Грудь её разрывалась от их прикосновения, и она хотела его ещё и ещё…! Ка-а-ак он рыча-а-ал кончая…!!! М-ммм… Она однажды, включив айфон, тогда, в горном отеле записала его рычащий крик. Вернувшись домой, выделив на компе из общих звуков их бурной ночи именно его, слушала потом по настроению, в наушниках, в тиши дома, мастурбируя, предаваясь нахлынувшим воспоминаниям.
Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 1)
*******************
Ольга вышла из душа. Раскованной походкой вошла в холл, где её ожидали партнёры, протирая на ходу влажные волосы полотенцем. Её стройная, смуглая фигура в распахнутом банном халатике произвела нужный эффект. Мужчины встали, поздоровались представившись. Она пробежалась взглядом, бесцеремонно, по их джинсам ниже ремней, удовлетворённо отметив увеличение членов в их штанах от её появления. Опёрлась на барную стойку, приспустив с плеч халатик, повернувшись к мужчинам вполоборота, демонстрируя очаровательные ямочки и бугорки на её спине. Налила себе в бокал немного коньяка, повернулась к Анне с мужчинами, испытывающе глядя на них, сделала глоток, обращаясь к Анне, сказала:
- Мы с тобой начнём, милая, пока мальчики примут душ, я ведь соскучилась по тебе! А вы присоединяйтесь к нам, не стесняйтесь, - уже обращаясь к мужчинам

Sergey Freeman
(продолжение следует)
12.10.2022

­Часть VIII.(Сцена Sex 2)

Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 2)

В «сиреневой» гостиной девушки остались одни. Дождавшись, когда мужчины уйдут, Ольга начала первой:
- Анна, а мальчики твои впечатляют… Этот высокий, который постарше, у него вид настолько приличный, что у меня в управлении народ попроще ходит, да и в Генпрокуратуре я подобных иноходцев с родословной не видела. Ты откуда его взяла?! Таких мужиков с огнём не сыщешь! У него вид, холливудского актёра с образованием харварда, и ещё работающего в Госдепе… Порода, просто пиздец!
- Это ты о Викторе…, Оленька…, ты просто не имела дела с актёрами порнофильмов. Ну а откуда взяла…, там уж нет. Я, признаться давно бросила мужиков подбирать по клубам. Уровень не тот, и ожидания большинство не оправдывает. А эту гармонию, мне подруга московская насоветовала. В Питере часто бывает. Откуда она их взяла, сложно сказать. Я пыталась у него узнать, но он ушёл от ответа. Лана, она прикольная девка. Ездит на Феррари, оторвистая, в почёте у московской братвы, ебарей имеет из кремлёвских коридоров, мужик её пидорок с деньгами. Бизнес у неё свой, но не уточняла в какой области. Короче на хую она всех видала, и та-а-ак хороша она…, м-м-ммм… Потом расскажу, как мы с ней познакомились, и как у нас сложилось. Ну, а Виктор, моя, пожалуй, единственная слабость. С трудом с собой справляюсь, чтоб не загудеть по полной… ты поймёшь потом о чём я. Дарую тебе его безвозмездно, потому как никак мне нельзя с ним плотно подсаживаться…
- А меня, значит решила подсадить на мужичка?!!!
- В каком-то смысле да-ааа… Надо же тебе жизнь показать. Индюки то твои не покажут класс, а жизнь имеет краски и ещё какие! Да и, как ты знаешь, она конечна-а-а…, эта жизнь… Ты достойна хороших мужчин, и их двое, - ласково пела Анна, касаясь едва кончиком носика шеи подруги, наслаждаясь запахом её духов, нежно целуя её за ушком, под тёплыми волосами, слегка прикусывая кожу, облизывая её серёжки и ушную раковину аккуратненьких ушек.
Ольга чувствовала ласки подруги, широко расставив руки облокотилась на барную стойку, запрокинув голову, демонстрируя глубокий вырез, в котором смуглая кожа ярко контрастировала с белоснежным халатиком. Анна легко сбросила с него поясок, упавший безвольно на пол, проникла ладонями к телу подруги, наслаждаясь её теплом, молодой кожей. Она скользнула по груди, едва уловимо задержавшись на отвердевших сосках, издав эротичный стон, скользнув по животу Ольги проникла под белоснежные трусики, прошлась пальчиками по стриженной дорожке к нежным, уже влажным губам, от чего Ольга застонала, ответив учащённым дыханием. Лёгким движением провела между ними, прильнула к губам партнёрши, стимулируя нежно клитор…, жадным поцелуем, закусывая её губы… Ольга поставила одну ногу на банкетку, сама опираясь на стойку бара, обхватила страстно волосы Анны, давая понять, что хочет ласки ниже, простонала:
- ну же милая, хочу тебя, безумно хо-о-чу, губ твоих хочу, там хочу…
Анна, опустившись на колени, сдвинув полоску трусиков, прильнула губами к текущему бутону партнёрши, кончиком языка пройдясь между губ, дойдя до набухшей бусины, с усилием лизнула её задев нарочито зубами, от чего Ольга выгнулась со стоном, упав спиной на столешницу стойки, откинула назад руки, отдавая тело своё подруге. Анна оторвалась от кисули, оттянув трусики нежно кусала стриженную дорожку, то покусывая, то проводя языком меж ног у напряжённых связок уже широко раздвинутых ног, вошла пальчиками в киску, делая подруге сказочно приятно, доводя её до оргазма, но вовремя отпуская, целуя выше к пупку, покусывая складку мышц вокруг него, оттягивая зубами пирсинг, делая немного больно партнёрше, нажимая на клитор в эти мгновения сильнее, чувствуя, как тело подруги отзывчиво выгибается. Ольга начала кричать, ни с чем не сравнимым голосом возбуждённой самки, вот-вот готовая кончить, когда, нажав на клитор, Анна, взяв в рот сосок её груди, зажала его языком до нежной боли.
Ольга уже лежала на столешнице свесив руки, смотря в потолок светлыми безумными, мутными от бабьего счастья глазами. Она любила эту чертовку Анну, и не могла уже без неё, этой безумной блондинки, так умевшей колдовать с её телом.
- Пойдём на кровать, милая… - сползая со столешницы, покачиваясь, сбрасывая на ходу халат простонала Ольга, дойдя до кровати, рухнула на живот в полном блаженстве на белые простыни, широко разбросав руки, - Ты меня прям к черте подвела, всё уже думала, сердце выпрыгнет
- Это чтоб до мальчиков немного сбросить… Ты ещё слабо себе представляешь, какой кайф тебя ждёт впереди. Они виртуозы. Ты и понятия не имеешь что могут мужчины…
Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 2)

Sergey Freeman
(продолжение следует)
13.10.2022


Часть VIII (сцена  Sex 3)
Счастье блондинки (Часть VIII. сцена 3)
Виктор с Эдуардом вышли из душа в мужских халатах, которые по роду их занятий возили всегда с собой в видавших виды добротных кожаных чёрных сумках. Мало ли какие будут обстоятельства, да и богатый их опыт говорил о том, что дежурный чемоданчик джентльменов должен предусматривать готовность к встречам с приличными женщинами…, чай не в колхозе, а в приличном обществе, и выходить из ванной просто голым, для приличных женщин, просто не годится. Слишком это прозаично для их клиенток.
Анна в эротично распахнутом халатике, демонстрируя великолепную фигуру, подчёркнутую чёрными чулками на резинках, на умеренной шпильке, которая делала её фигуру совершенно неотразимой, ласково предложила мужчинам по бокалу виски, или коньяка, на выбор, и крепкий кофе. Сама плеснула себе Martel в бокал, кинув друзьям в бокалы по паре кубиков льда. Пригласив мужчин на диванчик, Анна, не допив бокал, запив глотком крепким кофе, скинула с себя халатик, в топ лесс подошла к Эдуарду, вальяжно развалившемуся на диванчике, обняв его шевелюру, сев ему на колени, жадно приникла к его губам. Проникнув под полы банного халата, она взяла цепкими пальчиками его объёмистую мошонку, возбуждённо прижалась обнажённой грудью к его губам, стала массировать его член, изредка поглядывая на Виктора, добившись своего села на его вставший болт, жадно целуя его в губы, начала сказочный танец бёдрами, вытягиваясь как кошка руками вдоль стены над диванчиком, отдавая возбуждённую грудь его губам. Уже захлёбываясь в возбуждённом дыхании, Анна приглушённо шептала Эдуарду в ухо:
- Соскучилась я по вам, милые, без предисловий хочу, ну же Эди, милый, сделай больно, ты умеешь, ты груб бываешь, закуси так, чтоб у меня был сегодня праздник. Мне нравится твой болт, юноша, ой как он хорошо изогнут, а-а-ах доходит ка-а-ак, ещё милый, быстрее, грубее руками, я готова к тебе, ну же! Госпожа в другой раз, сегодня хочу молодого самца, желлающщего, р-р-рычащего… Еби меня как умеешь, силы и страсти мужской хочу, ну-у-у-у, а-а-а-а-а-а-а-а-ааааааааааааа!!! Эд-д-дииии!!!
Счастье блондинки (Часть VIII. сцена 3)
Ольга, пока Анна баловала мужчин «коньячным десертом», нежилась под лёгким одеялом, распластавшись на животе по диагонали огромной кровати. Они с мужем специально подбирали на заре супружеской жизни, кровать размером KingSize, для занятий сексом, и определили её место в холле, вопреки общим представлениям об устройстве совместной спальне. Удалось создать в старой квартире свободную планировку, смахивающую по объёмам на лофт. Архитектор и дизайнер постарались, и выполнили заказ по планировке и дизайну квартиры по требованиям взыскательной пары. На этой кровати девушки уже регулярно проводили время вдвоём, что несказанно возбуждало Анну. Она любила извозить своим запахом чужую постель. Это было чисто бабье чувство, и если признаться, то ей нравился её муж Роберт. Он был похож на мужика, достаточно жёсткого, что Анне нравилось в нём. Сочетание нерафинированной интеллигентности со звериной жестокостью самца, несомненно интриговало её. Ольга приводить сюда любовников побаивалась, опасаясь гнева мужа и тяжёлых семейных разборок. За время общения с Анной, и их совместных походов, она уже поняла, что на одном мужчине свет клином не сошёлся, и мужчины на стороне очень неплохо скрашивали её ставшую скучноватой семейную жизнь. Но территорию до этой встречи, с мужчинами, она выбирала чужую. Муж был в отъезде в командировке. Это было проверено и доложено ей. Так случилось, что Анна, эта белокурая бестия, неожиданно предложила общество знакомых ей мужчин, да ещё в такой момент, когда менять маршрут в иное место, для занятий сексом, было не с руки!
Бурно кончив от ласк Анны, Ольга находилась в полном релаксе. Она слышала сквозь дрёму, распластавшись под одеяльцем, как мужчины вышли из душа, как Анна наливала им виски из начатой с ней и недопитой до их приезда, бутылки. Были слышны негромкие их голоса. Потом она услышала доносящийся из соседней комнаты лёгкий стон Анны, скрипы кожи дивана под телами, приглушённый мужской голос, как ей показалось Эдуарда, характерный звук женского дыхания при миньете… Одеяло сзади неё распахнулось, и к её спине, проминая кровать лёг крупный мужчина. Она не оборачивалась, но сразу поняла, что это Виктор. Он, не скидывая с неё одеяла, проникнув под него, лёжа на боку обхватил нежно её волосы, сжав пятернёй, как бы для себя, для ощущения их фактуры, как он считал волосы, это первый признак качества женщины с которой имеет дело… Отпустив их, коснулся носом, вдыхая её запах, убрал локоны со стройной шеи девушки, нежно закусив кожу неопасным засосом поцеловал её, а потом ещё и ещё, делая приятно, чувственно, мастерски выбирая места для поцелуев. Наслаждаясь его поцелуями, она почувствовала, как рука его прошлась по её телу, спине бёдрам, по ямочкам ниже талии, остановившись на попе. Было немного необычно, потому что чувствовалось, что самец был заметно больше её мужа и мужчин, с которыми она имела интимные связи. Он осторожно повернул её к себе спиной на бок, обняв, как обнимают мужчины, желанных женщин. Она чувствовала его дыхание в своих волосах, его необычайно широкую, в меру поросшую грудь. Он возбуждающе бесцеремонно сжал пятернёй её упругую дольку ягодиц, одновременно целуя шею, её узкие красивые плечи, опускаясь поцелуями до бугорков на спине, слегка покусывая их. Но в этих укусах чувствовался хищник, едва сдерживавший себя. Возбуждённое дыхание выдавало его, и это чертовски заводило девушку. Ольга любила, когда от мужчин пахло в постели свежевыпитым виски, а ещё лучше коньяком, вперемешку с хорошими мужскими духами. Она чувствовала, как его пальцы с нескрываемым наслаждением сжимают дольку её попы. Они переместились между ягодиц, раздвинув их прошлись по анусу, и ниже к её бутону, прошлись между губ, чуть задерживаясь на клиторе, и размазывая по телу смазку, переместились на живот, остановившись на пупке с пирсингом. Слегка надавив на него пальцем, нежно, с наслаждением сжав складочку вокруг пуповины, он поцеловал её в шею уже грубее, не сдерживая желания. Обхватив её тело, мужчина положил её спиной на себя, сверху. Одной рукой он обхватил пятернёй её горло. Голова её свисала с вниз с его груди около плеча, волосы разбросались по простыне. Он губами взял её ушко, прижав языком серёжку в мочке уха, делал ей невообразимо приятно… Рука его на наполненной желанием груди, покручивала её отвердевшие соски, то нежно, то делая приятно больно, настойчиво. Ольга ощущала, что соски её стали невообразимо длинными, грудь готова была разорваться от наплыва чувств и притока крови. Она испытывала приятное, возбуждающее ощущение внизу живота и груди, от скользящей мужской руки, вниз по её животику, и совсем хорошо было, когда он, зажимая мышечную ткань вокруг пуповинной складки проникал к пупку, нежно надавливая на него, чуть оттягивая пирсинг. Ольга отчётливо почувствовала, как напряжён его член, упиравшийся между её ягодиц. Рука его опустилась к кисуле, пальцы уже отчётливо стимулируя клитор, поддавливая его, то продольно двигаясь, то возвращаясь массировали набухшую бусину. Когда тело Ольги стало подрагивать от прикосновения пальцев, он скользнул в её лоно, пройдясь по стеночкам, надавив на внутреннюю поверхность лобка, по бугристой поверхности, сделав пару движений, от чего Ольга испытала доселе для неё не известное ощущение, такое, что тело пронзило сумасшедшее чувство, после которого бабы на мужчину смотрят иными глазами, после чего разум перестаёт быть решающим и женщина начинает жить чувствами и ощущениями. Её спина от этого чувства рефлекторно выгнулась, а ноги попытались вырваться из мужского капкана, но безуспешно, что ещё сильнее усилило кайф от движения его пальцев. Пальцы мягко отпустили, не желая доводить женщину до оргазма. Ольга физически, всем телом ощущала, что лежит на большой грудной клетке мужчины крупного сложения, чувствуя, как от его дыхания под её спиной разводятся его рёбра. Это напоминало объятия большого животного, которое уже не играется с ней, а реально хочет её. Она почувствовала, как он своими обеими лапами объял её груди, зажав пальцами соски, принося ей приятную боль, а между ног её бутон начал целовать другой мужчина. Она растянутая Виктором на его теле, чувствовала себя, как шкурка на фанере скорняжного мастера. Подготовленная, взмокшая от возбуждения, Ольга чувствовала агрессивный, настойчивый язык Эдуарда, как он вылизывает её натянутые связки между ног, берёт губами её губы, проникает языком так глубоко в её кисулю, что к звёздам она становились намного ближе. Ощущение, что она во власти двух мужчин было необыкновенно для неё. Сам подход был совершенно иной, ни с чем не сравнимый. Это были не те арабы, с которыми она имела первый опыт, поехав в Эмираты с Анной, а совершенно иное, с другой физикой и откликом тела. Эдуард продолжал всё настойчивей и настойчивей.
Её уже захлёстывал оргазм от его оральных ласк, но он отпустил, только лишь для того, чтобы Виктор вошёл в неё членом, в её милую, нерастянутую попку… Ольга протяжно вскрикнув, развела ноги до боли в связках, давая самцу войти в неё глубже. Размер члена дал редкое ощущение полноты бабьего счастья. Она охотно подмахивала ему тазом, наслаждаясь скольжением его члена в своей плоти, шепча ему сладкие слова:
-Боже Вики, как кайфово с тобой, твой м-ммм, не жалей меня, ещ-щщ-щё милый…
Крупный член Виктора плотно заполнил её, доставляя немыслимое удовольствие, кратно перекрывая ранее пережитые ощущения с мужчинами. Мысли её учащающимися вспышками сводили её с ума, она, иногда вырываясь возгласами:
- Боже, как он трахается! А-а-а-а-аааа…, хочу его всегда-а-а-аа, м-м-ммм В попку так кла-а-асссно, Витя, ещ-щ-щёёёё, сильнее, ты же можешь зверюга мой, ещё милый… Бля, кайф какой, м-ммм…
Счастье блондинки (Часть VIII. сцена 3)
Эдуард, которому с наслаждением член облизывала рядом лежащая на кровати Анна, отстранился, поцеловав её, и вошёл вторым номером в Ольгу. Та попыталась вырваться, но в объятиях Виктора, и придавленная Эдуардом, ей не удалось этого сделать. Двое набравших обороты самца пялили Ольгу в обе дырки, принося ей ощущения, о которых она могла мечтать только во снах. Она, задыхаясь от возбуждения уже была близка к тому, чтобы кончить, и Анна, почувствовав это агрессивно впилась в засосе в её грудь, закусив до боли сосок на левой груди, оттягивая до боли другой. Ольга вся мокрая мгновенно выгнулась от финального аккорда подруги, на постель брызнули фонтаны тёплой воды под её долгий животный крик… Кончала она долго, с конвульсиями, изливаясь влагой, цепляясь за простыни и оставляя царапины на мужских телах. Анна долго целовала её, мокрые волосы, вылизывала её мокрое тело, полуприкрытые глаза, обтирала полотенцем живот и между ног, целуя и лаская.
Счастье блондинки (Часть VIII. сцена 3)

Анна допила свой оставленный бокал коньяка, скинула чулки на пол и качающейся походкой пошла в душ, обернувшись на продолжавших ласкать Ольгу мужчин, улыбнулась, подумав:
- ну вот и ты милая на нашем сладком крючке…, а хороши мальчики… Ночью, после клуба продолжим…

Sergey Freeman
(продолжение следует)
15.10.2022

Часть VIII (сцена Sex 4)

Счастье блондинки (Часть VIII. Сцена 4)
   Выйдя из парадной старого питерского дома Анна с Ольгой остановились у ступеней. Ольга достала сигаретку, покачиваясь, с мутными глазами, небрежной причёской, делающей её женщиной, по которой сразу видно, что только-только приходит в себя от секса. Губы её были расслаблены, чуть опухли, пальчики, держащие сигарету, подрагивали. Прижавшись к плечу Анны, к её осенней лёгкой шубке, теребя мех на её длинном норковом пальто, тихо сказала:
- Спасибо, милая… Спасибо! Не ожидала я такого подхода… Признайся, ведь ты меня не просто с ними свела… Ты-ы бестия… Знаешь мои пристрастия… А, плевать! Дьявол он завсегда круче… Один хер в аду гореть, так хоть есть за что, милая. Спасибо тебе…

- Тебе во-о-он та машинка, цвета голубого перлама, нравится? – кивнув в сторону стоящего одиноко авто, странно смотревшегося в камеральном дворике на Каменноостровском, там, где они стояли, спросила Анна.
- Я не знаю, что за перец на ней приехал. Наверное, сучка чья-то. Машина-то женская… Скажешь тоже! Купе, шестёра, и цвет супер! Голубой перлам… Сказка бля! В Питере такой нет, точняк нет, и номерок московский… три шестёрки, три семёрки… Охуительная машинка! Ещё бы не нравилась… Всё мужичьё будет провожать возгласами, типа: «насосала, да чем давала, и это же надо, как работала!!!» Хуилы ватные… А то сама не знаешь.
Анна открыла клатч, достала ключи от машины в плёнке, поцеловав в губы подругу, сказав:
- Держи милая, она твоя. Не ценишь ты себя… По спецзаказу, под тебя из Германии пришла. Мы же теперь с тобой надолго, вместе. Ты сегодня Королева, и мы празднуем твой успех! Держи, милая!
Ольга, ошалевшая от этого, накинув в полном смущении капюшон своего длинного кожаного плаща на голову, покачиваясь подошла к машине, которая мгновенно откликнулась при приближении, узнав хозяйку.
**********************
   Эдуард остался за столиком в уютной кабинке с Ольгой, обнимал её. Она отзывчиво целовалась с ним, обнимая его шевелюру, притягивая к себе, прижимаясь грудью, позволяя его рукам проникать к своему телу, постанывала от удовольствия, держа руку на его штанах, ощущая крупный, напряжённый его член, возбуждаясь от этого ещё более.
Анна с Виктором удалились к стойке, выпить коньяку и немного поговорить о своём:
- Анна, ты удовлетворена исполнением заказа? Ольга, по-моему, довольна и не против продолжения… Сама ты, по-моему, меня избегаешь, как-то сегодня с Эдуардом у тебя случилось…? Что произошло, милая Ани?
- Вить…, с Оленькой надо бы ещё поработать так, чтоб она вас во веки не забыла и тянулась к вам существом своим женским всегда. Понимаешь? Всегда! Мне, Витя, нужно чтоб она на игле вашей и моей сидела, и так плотненько, как член твой в моей дырочке, извини за слэнг. Ты клиенток непростых имеешь, а я свой бизнес имею, и паутинку мне свою тонкую плести приходится. Поверь, и тебе обломится неплохо…
- А она кто? Извини за вопрос естественный…
- Меньше будешь знать, Витя, дольше проживёшь. И помни милый, слово лишнее из нашего разговора оброненное на сторону, поверь мне, будет стоить тебе жизни. Помни это и доживёшь до старости с внуками и домиком на тёплых морях. А за понимание твоё, денег получишь от меня. И поверь, это не последние.
-Аннушка, что-то ты жёстко очень сегодня… Как-то не привык я с клиентками своими так общаться. Ты бы всё-таки обороты-то сбавила. Мы ведь понимаем друг друга и без подобных тональностей.
- Витя… Есть вещи, и ситуации, о которых, и в которых, надо говорить прямо и по существу, а не сопли ваши питерские развозить. Не в тему мне в интеллигенцию играть!

- Ты то, Анна, сама питерка потомственная!
- Кто тебе глупость такую сказал! Я тебе героическую биографию своей семьи рассказывать не стану сейчас, Витя. Как-нибудь, когда подкатишь ты ко мне хорошо, душевно, tet-a-tet, как ты умеешь, и времена спокойней станут, я тебе поведаю откуда я и моя семейка взялись. Но ты и по почерку должен чувствовать. Так что не криви душой, Витя…
- Ну, а за любовь, Аннушка, что скажешь? Ты одна из моих любимых женщин! А сегодня такой наезд… Любовь прошла, завяли помидоры?
- Брось ты Витя. Всё ты понимаешь… Любовь с тобой, она коварна, и может дорого мне обойтись. Бизнес мой знаешь?
- Наслышан. Люди правильные донесли, а что?
- А знаешь почему не спалилась ещё ? Отвечу сма на вопрос свой: не увлекаюсь я людьми, и слабостям своим волю не даю. У меня их помимо тебя, Витя, хватает.

- Сочувствую, Аннушка! Но ты себя-то не обижаешь, милая. И сегодня даёшь оторваться! За это и люблю тебя… Девочки такие, как ты в цене. Свободная, сильная… В одной руке пачка банкнот, в другой ствол, а у самой хвост пушистый… А в постели какова-а-а.. И это при том, что стоп-кран имеется… Не женщина, а мечта! – прижавшись щетинистой щекой, Виктор опустившись до шёпота в ушко, слегка раздвигая полы её длинной лёгкой норковой шубки на голом теле, на котором только и было, что тонкое чёрное бельё, обнимая Анну за талию, скользя пальцами под обрез её трусиков, проводя пальцем по промежности, целуя её в уже откинутую назад шею… Он чувствовал её дыхание, как отреагировала грудь, по откинутой шее, по пульсу на горле… Она, прижавшись к нему, расстегнула ремень на его брюках, жадно схватив пальцами отзывчивый член, зубами оттянув серёжку на его ухе, жарко прошептала:
- Ты, когда рядом, Витенька, обиженной не будешь… С Эдиком я сегодня тебя заводила спецом. Ты, когда заведённый, особо жёсткий, а мне, сам знаешь, это надо-о-о, милый,-закусывая губку шептала Анна. Я для тебя так оделась… Хочу, чтоб грязно, у шершавой стены, вошёл ты в меня… Ты, умеешь устроить 9 ½ недель. Лолитой нецелованной прикидываться не буду… Жадно возьмёшь меня, милый, ну же…, а-а-ах…, Витенька, глубже милый, м-мммм, пальчик твой волшебный, бля жизнь с тобой отда-а-амммм… Пойдём в мужской, там на умывальных раковинах прям трахнешь меня, прям при мужиках лягу под тебя, и отсасывать буду, - Анна схватив за руку потащила его в мужскую туалетную комнату…
Счастье блондинки

   Пара мужиков, разинув рты и пуская слюни, дрочили от сцены, когда Виктор разложил прямо в шубке, на раковинах, Анну, войдя в неё плотно, закинув ногу сам на столешницу умывальников, почти ложась на Анну, получая дикое удовольствие от творимого скотства, от её распахнутых длинных ног, от обнажённой груди, сдвинув её трусики, войдя в неё по самые яйца, по-звериному, толчками, так что её голова билась о белоснежный кафель раковины заполненной копной её густых волос, а пальцы судорожно сжимали хром кранов…

   Она поднялась со столешницы, обернулась к зеркалу, поправила волосы. Увидев в отражении ошалевших от сцены мужиков, цинично, громко рассмеялась, показав им средний палец, поправила полы шубки, и вышла с Виктором из туалетной комнаты.

Sergey Freeman
27.10.2022

Часть VIII. (Сцена Sex 5)

Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 5)

   Айно облокотившись на байк, сняв шлем, курила в ожидании компании, которая должна была вернуться из клуба. Она редко курила, но ожидание, и мысли подвигли её на выкурить сигарету. Анна позвонила ей из клуба, просила приехать. Хотела познакомить её с Ольгой, и принять участие в вечере. Она дала понять, что будет групповой секс. Об Ольге она была наслышана, и знала, что иногда Анна проводит с Ольгой время, и в тайне ревновала к ней. Ей хотелось обладать одной этой шикарной, отвязной самкой, которая не знала тормозов и границ, но при этом имела однозначную, как показало время, зависимость от их отношений, и не могла без её тела… Анна могла без предупреждения, только сделав короткий звонок, приехать к ней на ночь, иногда из дома, иногда из клуба. Могла привезти с собой мужчину из кабака, с которым они наслаждались втроём, а потом сказать ему: «Свободен!» и остаться с ней на ночь, наслаждаясь игрой тел, её ласками, обожая её…
Счастье блондинки (Часть VIII. Sex 5)

   Их объединяла любовь тел и крайне, на грани цинизма, прагматичный взгляд на жизнь. Отношения девушек выходили за рамки прагматизма, и были тем приятным исключением, которое дополняло жизнь Айно красками. Она совершенно не ревновала Анну к мужчинам, зная насколько её подруга цинично пользует их, и, как относится к особям мужского пола. Но вторая женщина в жизни подруги, Ольга…, от этого её коробило, она просыпалась ночами, в полусонном бреду мечтая убить соперницу, представляя её высокую фигуру в перекрестии прицела. Но просыпаясь, выпив в ночной полутьме чашку кофе, завернувшись в одеяло, нюхая подушку, пахнущую духами Анны, брала себя в руки, успокаивая себя тем, что у Анны сложная жизнь и с Ольгой они бывают вместе только потому, что Ольга ей нужна. Она чувствовала этот ледяной, отдающий смертью расчёт Анны, и готова была подыграть любимой подруге. Накануне Анна прямо сказала ей, что сделает всё, чтоб ввести её в круг Ольги, и построить её, Айно, личную карьеру во благо их отношений и дальнейшего успеха в делах семьи, в которую она была допущена, как первая любовница Анны. Катаясь на байке, Айно уже имела в конюшне дарованный подругой, красавец Bentley Continental, который не светила на публике, предпочитая спортбайк. Он более соответствовал её спортивному стилю и склонностям. Более того, после сделанного дела, Анна купила ей шикарную квартиру на Крестовском, с видом на реку, понимая, что кроме любви их тел, даровано это было за дела уже сделанные, и авансом, как доверенному человеку, на которого Анна рассчитывала.

   Айно имела слабость приехать в клуб на серебряном, дарованном подругой красавце, снять мужчину, которому за сорок, привезти его в отель, связав его руки накинуть ему галстук на шею, придвинув к промежности, заставляя в повелительном тоне делать куни, подыгрывая бёдрами и тазом, подтягивая за галстук плотнее и ближе к губам, принуждая носом водить меж губ, делать ей хорошо, сама одной рукой брала мужика за затылок, сжимая волосы сильными пальцами, придвигала плотнее к себе, а когда уже кончала, затягивала на шее своей жертвы галстук так, что мужчина начинал задыхаться, пытался высвободиться, уже хрипел… Тогда она отпускала, бросая удавку, опускалась вниз к его яйцам больно сжимая мошонку, ставила его член, с наслаждением выжимая из него сперму, после чего одевалась, оставляя его связанным кидала обезумевшему мужику денег, типа за испуг, и покидала номер, оставляя его с открытой дверью.

   Однажды одна из её жертв нашлась вновь, видимо потратив немало времени на её поиски, умолял быть его женщиной, предлагал все блага, хотел повторить. Тогда посидев с ним в кафе, они поехали к нему… Тогда она не бросила галстук, а затянула его намертво, зажав голову ногами пока мужчина не задохнулся. Тело его ещё дёргалось в конвульсиях рухнув на пол, а она, обойдя его по кругу, как бы наслаждаясь содеянным, опустилась над ним, контрольно подтянула удавку, поглаживая его голову, проникая пальцами в волосы, хладнокровно подождала пока тело окончательно затихло, сняла с его шеи галстук, одарив мужской труп уничижительным взглядом, свойственным только женщинам повергающим соперников, вышла не оставляя следов, протерев предварительно ручки и забрав простыни, так же, как и всегда, оставила открытой дверь в загородный дом, уехав на его машине.

   Анна не раз, в постели, в пылу любовных игр, шептала ей на ухо, что безумно любит её, потому что чувствует зажатую у неё меж пальцев бритву, готовую полоснуть по горлу, и это чувство её возбуждает кратно, без которого она уже не может и никогда её не променяет на другую. А она обожала Анну за её тело, за то, какая она есть: отвязная, наглая, при этом женственная и нежная, похотливая и жестокая. Понимание того, что это единственная женщина, которая, может несмотря ни на что всадить ей пулю в голову, и испытать при этом наслаждение со слезами сожаления, делали Анну неотразимой для Айно. Очень странная, животная у них была любовь, с оголёнными нервами, взведёнными курками, но потрясающе чувственная и красивая…

Sergey Freeman
28.10.2022
(продолжение следует)








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 82
© 25.08.2022г. Sergey Freeman
Свидетельство о публикации: izba-2022-3374139

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1