Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тотем. Часть 2 Гл.3


Тотем. Часть 2 Гл.3
­­­­­Похоже, самой значимой сейчас для меня привилегией является возможность греться у очага, когда на улице валит снег и часовые дрожат от холода, бдительно следя за тем, чтобы внезапно не напал враг. Вот только я не разобрался пока - я здесь в качестве гостя или пленника, загнанного в ловушку?
 - Когда ты успел? Или ты все это время состоял в Ордене? - Я посмотрел на человека, которого знал очень давно. Тот неопределенно пожал плечами.
 - Не только состоял, я уже почти десять лет, как гроссмейстер! – Родерик кивнул оруженосцу и тот поспешил наполнить стеклянные кубки красным вином.
Я поднял кубок и посмотрел через него на свет. Лучик солнца красиво играл на стенках бокала, утопая в терпком перебродившем виноградном соке. На мгновение мне показалось, что в бокале плещется густая алая кровь!
Налетел порыв ветра и погнал дым обратно в большой зал, бывший некогда частью полуразрушенного старинного замка. В свое время его крышу сделали из крепкого дубового бруса, покрытого глиняной черепицей. Теперь же в кровле прорубили дыру для выхода дыма, чтобы он не оседал на людей и еду. Сейчас через нее падали снежинки, медленно кружась среди закопченых балок. Некоторые из них оказывались достаточно живучими, чтобы достигнуть поверхности стола и умереть там, среди еды и кувшинов с вином.
Зал, где мы сейчас сидели, единственное помещение, более или менее уцелевшее от когда-то грозного укрепления, господствовавшего над этими местами. Сейчас мы вряд ли способны возвести такие же стены вроде тех, что когда-то окружали крепость. Сегодня наши дороги – грязные колеи, в отличии от древних, вымощенных тесаным камнем и прямых как стрела. Древние короли возводили языческие храмы из дикого камня и мрамора, а мы строим свои церкви из бревен. Полы в наших домах из утоптанной земли, покрытой тростником, а у них из мраморной плитки. Наши предки наполнили этот мир чудесами, а мы, унаследовавшие эти земли, способны только смотреть, как эти чудеса ветшают, или латать их жердями и соломой. Да, они были жестокими, но и мы не лучше. Такова суровая проза жизни.
 - Не спрашиваю, куда ты едешь. – Родерик говорил медленно, немного растягивая слова. - Я так понимаю, это ваши с королем дела. Орден старается не вмешиваться в разборки мирян. Но я дам тебе сопровождающих, чтобы ты добрался до места без приключений. Может когда-нибудь и ты окажешься мне полезным!
Родерик пригубил вина.
 - Женщину ты заберешь с собой? – Вдруг спросил он.
 - Не хотелось бы. Она для меня лишняя обуза. Тем более она из местных. – Я вздохнул. – Я даже не знаю ее имени!
Гроссмейстер понимающе посмотрел на меня.
 - Может быть орден сможет ее куда-нибудь пристроить? Только, чтобы она не досталась барону Куэту!
Я поднялся и подошел к проему в стене, где когда-то было окно. Уже почти стемнело. На полуразрушенных стенах играли багровые отблески ближайших костров, отчего казалось, будто они обильно политы кровью.
– Когда-то очень давно, я обещал твоему отцу защищать тебя. – Родерик посмотрел на меня.
– Но междоусобица в Королевстве ведь на руку Ордену, не так ли? - Я встретился с ним глазами.
– Да, это так. – Гроссмейстер угрюмо кивнул.
– Потому что, пока мы сражаемся друг с другом, – продолжил я, – мы не можем заняться вами?
– А ты хочешь воевать с нами, граф Ружеро? – поинтересовался Родерик.- Чтобы присоединить к Королевству орденские земли?
Я улыбнулся:
– Это необходимо для единства страны. Такова наша судьба – жить в единой стране, под властью короля и наших Богов.
Родерик внимательно слушал мои слова.
– Единого бога, – мягко возразил он. – Других нет!
Я снова посмотрел в оконный проем. В свете догорающих факелов было хорошо видно, как снег пушистым белым ковром укутывает землю. 
Я поежился, внезапно ощутив, как холод пробирается под одежду.
Родерик принес тяжелый, сшитый из волчьих шкур, плащ, потом встал рядом со мной и стал смотреть, как падает мягкий снег.
– Это Бог свел сегодня меня с тобой, – сказал он, набрасывая плащ мне на плечи.
- Спасибо, что ты пришел! – Я сжал его руку.
- Все в руках Господа! – Ответил Родерик и перекрестился.
Мы еще долго стояли и смотрели, как идет снег...

Утро следующего дня выдалось морозным и ясным, синеву неба нарушал только дым костров, у которых всю ночь грелись крестоносцы. Мы с Родериком, медленно проехали через развалившиеся ворота цитадели, оглядывая картину живописного запустения. Я удивился про себя, что еще способен ценить эту увядающую красоту
– Ну, что. Тебе пора! – Родерик придержал коня, пропуская меня вперед.
– Спасибо за все! - Я крепко пожал его руку. – Может еще свидимся.
В воротах показалась тонкая женская фигурка.
- Прощай! О тебе позаботятся! – Я махнул ей на прощание рукой, еще раз встретился глазами с гроссмейстером и направил Ворона по заснеженной дороге.
- Куда мы едем, милорд? – Со мной поравнялся командир отряда.
- В Эчер, там меня должны ждать. - осторожно ответил я и мы продолжили путь.

Крестоносец повернулся ко мне, на лице его проступила блаженная улыбка.
- Господь милостив! Все будет хорошо!
Сказать мне было нечего. Если человек верит, что на свете существует только один бог, спорить с ним так же бесполезно, как описывать слепому радугу.
Говоря, рыцарь посмотрел на меня, и я удивился серьезности, мелькнувшей в его голубых глазах. Он улыбался, держался скромно, но взгляд был настороженным. С ним меня сопровождали всего шестеро воинов, в черной орденской одежде. Подобно спутникам, командир маленького отряда был в кожаных доспехах, на которые был накинут плащ с нашитым красным крестом. Единственное украшение - большой серебряный восьмиконечный крест, инкрустированный голубыми камнями, висевший поверх одежды на широкой цепи.
Я нагнул голову, проезжая под нависшей над дорогой еловой веткой. Мы пересекали узкую полоску леса, куда местные крестьяне часто наведывались за дровами, и на стволах деревьев остались метки их топоров. За лесом виднелись заросли покрытых снегом камышей, означающие пологий берег несущей черные воды Дебры…

Через три дня, без особых приключений, мы добрались до северной окраины Эчера, где меня ждал капитан во главе отряда из двух десятков вооруженных всадников.
Выступили мы не сразу. Лошадям потребовалось время на отдых, некоторых их них нужно было заново подковать. Так что мы простояли два дня, потом двинулись на север. В Ничейные Земли.
Я выслал вперед разведчиков. Впрочем, особой нужды в них не было: вокруг простиралась засыпанная снегом степь, а дорога была прямая как копье. Проблем я не ожидал, но ведь только дурак путешествует по Ничейным Землям, не приняв мер предосторожности. Иногда нам попадались густые леса, и в таких местах враги вполне могли подкарауливать беззащитных путников. Но даже «отмороженные» и голодные мятежники не осмелились бы атаковать солдат, облаченных в кольчуги и шлемы и вооруженных мечами и копьями.
Кроме солдат со мной шли шесть паломниц в монастырь Эйгер. Среди них была одна крошка, которую я знал еще по Араго. Будучи замужем, она самозабвенно предавалась распутству за спиной тюфяка супруга. Теперь же она изо всех сил строила из себя раскаявшуюся грешницу и мне очень хотелось уточнить на практике, так ли это на самом деле!
Я поравнялся с ней. Молодая женщина подняла на меня свои васильковые глаза.
– Чем будешь заниматься в монастыре?
– Хочу принять постриг, господин! – Однако в ее голосе я уловил сомнение. 
– А почему ты его до сих пор не приняла? - Хмыкнул я.
– Милорд, я не чувствовала себя достойной. - На ее лице отражалась сама невинность. - Могу я на привале постелить вам постель?







Рейтинг работы: 37
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 50
Добавили в избранное: 1
© 18.08.2022г. Юрий Линна
Свидетельство о публикации: izba-2022-3369719

Метки: Любовь, предательство, война,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Даниил Сорокин ♫       19.08.2022   17:20:42
Отзыв:   положительный
Приветствую, Юрий!
Написано замечательно!
С искренним уважением жму руку.
Юрий Линна       23.08.2022   13:04:39

Даниил! От всей души спасибо за поддержку и внимание!
Даниил Сорокин ♫       23.08.2022   13:09:19

ОК

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  









1