Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Извозчика вызывали?


­­Этим вечером в областном драматическом театре был последний в этом сезоне спектакль. Давали «Бешеные деньги» Островского. Главную роль играл актёр Николай Сергеевич Потапов. Публика, как говорится, «ходила на него». Нет, в театре вся труппа была хорошо подобрана, сбалансирована, все актёры были хороши, но Потапов был просто бесподобен. Особенно в роли Саввы Геннадича Василькова. Спектакль прошёл феерически. Актёр всегда чувствует зал. А хороший актёр может филигранно управлять им. В этом-то и заключается настоящее мастерство и искусство. Зал замирал там, где этого хотел Николай Сергеевич и взрывался аплодисментами после каждой сцены пьесы. Потапову бесконечно нравилась эта роль, он настолько вжился в образ Саввы Геннадича, что иногда в обычной жизни ловил себя на мысли, что он и есть Савва Геннадьевич Васильков, богатый купец, который самостоятельно создал своё богатство. Спектакль забрал все силы Николай Сергеевича. Отзвучали последние аплодисменты. Потапов сидел в своей гримёрной, приходя в себя. Зашёл старенький реквизитор.
- Ну, Николай Сергеевич, вам всегда удавалась эта роль, а уж сегодня вы превзошли всех, кого я за долгие годы видел в этой роли! Даже сейчас мне так и хочется вас называть - Савва Геннадьевич!
- Спасибо, Михалыч, спасибо. Я что-то устал сегодня. Сил нет переодеваться…
- Ну, и езжайте домой так, сюртук на вас прекрасно сидит. Потом привезёте, сдадите. Следующий спектакль только через полтора месяца.
- Хорошо, Михалыч, потом привезу. Пойду так, такси сейчас вызову, и домой, отдохну…

Ах, как он любил театр!! Его неповторимые запахи, звуки, старый реквизит, да всё, что было связано с театром. Проходя по фойе к выходу, Николай Сергеевич разглядывал фотографии старых актёров, которые служили здесь задолго до него. С удовлетворением он обратил внимание, что и его фотопортрет перенесли с самый первый, самый значительный ряд. А ведь он всего добился сам. Как и его любимый персонаж - Савва Геннадич из «Бешеных денег». К этому моменту с его участием было экранизировано несколько спектаклей. В его послужном списке уже было несколько ролей в кино. Потапов был постоянным участником телевизионных театральных капустников, наряду с известными столичными актёрами. Несколько раз его приглашали перебраться в московские театры, но он был верен своему, областному…
Подходя к выходу, он достал сматрфон и вызвал такси через приложение. На вопрос «Куда едем?» Николай Сергеевич ввёл свой адрес – Волжская набережная, 36. Приложение запустило поиск ближайшей машины, объявило, что через пять минут прибудет такси с номером 225. Внезапно на смартфоне закрутилось колёсико, и мобильная связь была потеряна. Потапов вышел из театра. Летним вечером было совсем светло, солнце только-только зашло за горизонт. Но перед театром уже горели фонари… Газовые… «Что за дела? Откуда здесь газовые фонари?» - мелькнуло в голове Потапова, - «Это я что же, не заметил, что перед театром сменили фонари? Интересно, зачем?» Тут же мелькнула другая мысль – «В стране с газом – порядок…»
Возле одного из столбов стояла раскладная лестница, на которой рабочий что-то регулировал в газовом светильнике.
Николай Сергеевич подошёл к нему и спросил:
- Милейший, а давно вы тут установили газовые фонари?
- Добрый вечер, Савва Геннадич, - да вашим попечительством уж года два назад.
- Вы меня знаете? Как вы меня назвали? – недоуменно спросил Потапов.
- Да кто ж вас, Савва Геннадич, у нас в городе не знает? Вы ж у нас, поди, самая известная личность. Столько для города делаете… И церкви ставите, и богадельни, и торговлю по всей Волге держите. Да ни один благотворительный фонд без вас не обходится, - рабочий спустился с лестницы, сложил её, поклонился Потапову и пошёл восвояси.
Николай Сергеевич смотрел ему вослед, потрясённый услышанным. Он осмотрелся вокруг. Улица была не заасфальтирована, а сделана из булыжника. Из-за угла театра вышла пара, мужчина и женщина. На женщине было длинной белое платье, на голове была белая широкополая шляпа, в руках - веер. Мужчина был одет в похожий сюртук, высокие сапоги, в руке – трость. «Что за наряды», - подумал Николай Сергеевич.
Пара поравнялась с Потаповым.
- Здравствуйте, Савва Геннадич, - почтительно произнёс мужчина. Женщина прикрыла веером нижнюю часть лица и загадочно смотрела на Потапова.
- Здравствуйте, - пролепетал он.
С другой стороны улицы приближался строй солдат в зелёных мундирах. Во главе отряда браво чеканил шаг молоденький офицер.
- Здравия желаю, Савва Геннадич, - звонко произнес он, отдал честь и махнул левой рукой.
- Ура, ура, ура!! – троекратно прокричали солдаты, проходя мимо Николая Сергеевича.
«Ничего не понимаю», - крутилось в голове у Потапова. Вся улица была какая-то не такая. Эти фонари, эти люди, эти солдаты… Всё будто из кино. Он хотел вернуться в театр, поговорить с Михалычем, но входные двери были уже закрыты.
И в этот момент к входу в театр подъехал извозчик. Упитанная лошадь, коляска…
- Барин, извозчика изволили вызывать? – весело спросил здоровенный мужик с окладистой бородой.
- Я… Да… Мне бы… - промямлил Николай Сергеевич, недоверчиво глядя на мужика.
- Садитесь, барин, не сумлевайтесь, - продолжал извозчик, - мигом вас довезу!
Потапов с сомнением сел в коляску.
- Но, милая! - гаркнул мужик и огрел лошадь коротким кнутом.
Лошадь потопталась на месте и потянула коляску от театра.
Потапов, широко раскрыв глаза, разглядывал свой город, Он его не узнавал. Куда-то делись высокие дома, вдоль улицы стояли двух, в редких случаях, трёхэтажные дома. Вот миновали Троицкую церковь. Вроде она не изменилась, но была какая-то не такая. Вот в чём дело… Рядом была колокольня… Но вчера же её не было! И вот этот дом был знаком Потапову, ещё вчера здесь был историко-художественный музей. Но сейчас у входа в дом была будка, в которой дежурил военный.
- Это что за дом? – спросил Николай Сергеевич извозчика.
- Ну, вы, барин, и спросили… Нечто не знаете… Здесь генерал-губернатор живёт. – покачивая головой ответил тот.
- А торговый центр где? Вот здесь на углу был.
- Так он там и есть, - продолжая покачивать головой и с укоризной оборачиваясь назад, ответил извозчик, - вона же, торговые ряды стоят.
И правда. На углу стояли одноэтажные аккуратно выбеленные ряды. Несмотря на вечер, там кипела работа. На нескольких телегах были сложены мешки. Грузчики подбегали к телегам, подхватывали мешки и уносили их по помостам вглубь рядов. Мимо пробегали приказчики с зализанными волосами. Кто-то нес пустые подносы, кто-то грузил в другие телеги штуки материи. Николай Сергеевич ошеломлённо смотрел на всё, что происходило вокруг…
На вывесках торговых лавок тоже было много удивительного и непонятного.
«Мануфактуры Саввы Василькова» - значилось на одной из вывесок.
«Скобяные товары Суворова» - значилось на другой.
«Хлебные изделия Григорьева» - можно было увидеть на третьей.
«Дамские шляпки из Парижа от Леонара» - сообщала четвёртая.
«Я, наверное, сошёл с ума» - крутилось в голове у Николая Сергеевича, - «Или заболел».
Тем временем коляска выкатилась прямо на волжскую набережную.
- А где же Заволжский микрорайон? – пробормотал Потапов, вглядываясь на другой берег Волги.
- Что изволите сказать? Микро… чего?
- Да там, на той стороне Волги, Заволжский…
- Ааа, деревня Заволжская, - догадливо отвечал извозчик, - а на месте, где и всегда была, вона Успенская церква, там, белая стоит.
И действительно, Успенскую церковь хорошо было видно в наступающих сумерках. Только высотных домов не было, а деревня и правда, разбегалась вокруг церкви.
- А куда же вы меня везёте? – спросил Потапов, - я же адреса не назвал.
- Так мне передали, надо на Волжскую набережную, мы уж по ней и едём.
- Свежие газеты, свежий Волжский вестник, - кричали мальчишки – разносчики газет. Один из них, пробегая мимо коляски, умудрился сунуть газету прямо в руки Потапова.
Николай Сергеевич пригляделся к месту. Вон школа, знаю, там пара больших деревянных домов, не знаю. Вон пароход «Меркурий» стоит, сейчас тут ресторан и отель. Но пароход должен быть на приколе, уж лет пятьдесят так стоит. Ан, нет. Чёрный дым поднимался из трубы. Вдруг раздался сильный гудок, на всю Волгу, колёса весело зашлёпали по воде, и пароход плавно отчалил от пристани.
- В Астрахань пошёл, - подытожил извозчик.
- Всё, барин, приехали, - объявил извозчик, и впрямь подъезжая к трёхэтажному дому, который Потапов признал за свой. Здесь на третьем этаже он и жил.
- Сколько я должен? – спросил он извозчика, так и не решив, как к нему обращаться, на ты или на вы.
- Что вы, барин, вы ж когда меня вызывали, сразу всё и оплатили, по заказу. А мы совесть знаем, два раза за работу не берем…
- Спасибо, - пробормотал Николай Сергеевич, вылез из коляски и вошёл в дверь дома. Тяжело поднимаясь по лестнице, на первом же пролёте он услышал, как звякнул смартфон.

В приложении появилась надпись: «Спасибо, что выбрали нас. За поездку снято 350 рублей».
Потапов стремглав сбежал вниз, открыл дверь дома и вышел на улицу. Свет электрических фонарей ярко заливал улицу. Мимо дома пронеслась автомашина. С «Меркурия» доносилась тихая музыка, из работавшего там ресторана. Мимо проходили две девушки.
- Смотри, Потапов, - прошептала одна другой.

Потапов поднялся к себе на третий этаж. Его окна выходили на Волгу. Он долго смотрел на великую реку, на пароход, на Успенскую церковь на другом берегу. Мысли бегали в его голове: «Господи, как я это всё люблю. И реку, и свой город, и его историю, и свой театр, и Савву Геннадича. Никогда отсюда ни за какие деньги не уеду…»
Рядом на столе лежала газета – свежий «Волжскiй вестникъ».






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 08.08.2022г. Александр Чистов
Свидетельство о публикации: izba-2022-3363401

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1