Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вдохновение


Вдохновение
­                              ­Пустыня на краю Отчизны,
                              златой песок в пустыне той,
                              и день, и ночь копытный призрак
                              там стережет её покой.


   В самом центре Средней Азии, где-то между древней Бухарой и не менее древним Самаркандом примерно на равных расстояниях и южнее настолько, что их цивилизационное притяжение терялось в песках, расположился военным табором небольшой гарнизон. Расположился временно, поскольку выехал из своего пункта постоянной дислокации в летние лагеря всего на один месяц. Зато какой! Был месяц август.

   Белое солнце пустыни по месту небесного положения указывало на близость вечера, по активности предлагало с выводами не торопиться.

   В штабной палатке с поднятыми бортами на армейском табурете страдал от жары и бумажной рутины лейтенант Данилов. Перед ним на столе желтел складским многолетием стандартный бланк с заголовком «Расписание занятий». Ниже заголовка следовали совершенно пустые столбцы-заготовки. С левого края столешницы на лейтенанта вопросительно поглядывало Руководство по боевой подготовке. По соседству с ним ожидала своей очереди тетрадь конспектов для проведения занятий. Неряшливо рассыпанные по бланку остро заточенные и покусанные с обратной стороны цветные карандаши вместе с убежавшей под стол авторучкой свидетельствовали о полном отсутствии вдохновения у своего хозяина.

   Имея желание, но, не имея возможности, преодолеть фактор ограниченности времени, лейтенант переключил внимание на не менее важную категорию мироощущения - пространство. Эта категория оптимизмом также не наградила. Из открытой со всех сторон палатки, с северо-востока через запад к юго-востоку, до самого горизонта в промежутках между шатрами палаточного лагеря просматривался простор нетронутой человечеством пустыни. Данилов оглянулся на восток. Шагах в ста от штабной палатки пестрело черно-бело-полосатое сооружение без признаков периферийных ограждений - шлагбаум. Далее наблюдалась глубокая пыльная колея, приглашая к тридцатикилометровой прогулке в сторону ближайшего признака цивилизации - кишлака Обдун.

   Со стороны шлагбаума, категорически игнорируя его закрытое положение, к палаточному лагерю медленно шкандыбало несколько мустангов. От своих одноименных копытных Дикого Запада далекой Америки их отличали запредельная худоба, ковыляющая походка, а также наличие рогов и признаков вымени. На самом деле это были коровы. То ли они покинули своих хозяев в поисках земли обетованной, то ли сами хозяева их прогнали в надежде обрести покой от грустно мычащих голодных жвачных парнокопытных, но в местной пустыне такое зрелище на уникальность не претендовало. Мустангами же их обозвал народ военный, обитающий в этих краях на правах защитников родины.

   Коров-мустангов в лагере терпели по двум причинам. Во-первых, они неплохо убирали территорию, поедая любой мусорный предмет, способный быть перетертым их очевидно титановыми зубами и переработанными их очевидно сернокислотными желудками. А во-вторых, прогнать тупо упершееся в таком случае на одном месте хоть и худосочное, но всё же довольно массогабаритное животное, да ещё с рогами, было практически невозможно, поскольку покидать пределы лагеря гости категорически отказывались. К тому же минно-взрывными лепешками мустанги территорию не облагораживали, обладая невероятной способностью стопроцентно усваивать и без того скудный паек питания. Так и бродили сии парнокопытные среди военных палаток, конкурируя между собой в скоростном поедании мусора и соревнуясь с не менее прожорливыми ежиками в поглощении кухонно-столовых отходов и тщательном вылизывании банок из-под тушенки. То ли насытившись, то ли вспомнив о земле обетованной, мустанги вдруг покидали гостеприимное лагерное пристанище и убывали в неизвестном направлении. Иногда возвращались, но чаще приходили другие кочевые племена на радость суточному наряду, благодарному священным животным за помощь в поддержании территориальной чистоты.

   Оценив масштабы и однообразную серость пространства, Данилов мысленно вернулся к более волнующей в данный момент категории бытия - времени. Пространства было много, времени мало. Отмеренные распорядком дня два часа для подготовки расписания занятия на предстоящую неделю сократились уже более чем наполовину, а бланк-заготовка этого самого расписания по-прежнему оставался не оскверненным ни единой буквой русского алфавита, ни единой арабской цифирью.

   За соседним столом, обремененный той же заботой, трудился другой защитник южных рубежей одной шестой части суши - лейтенант Проскурин. Судя по заполненному на три четверти бланку, проблем с вдохновением и временем для него не существовало. Да и пространственная категория Проскурина не интересовала совершенно. В отличие от настроения Данилова, здесь наблюдалась полная концентрация внимания на пространство рабочего стола, где, как и на соседнем, поверх расписания приютились такие же канцелярско-тетрадные предметы, но в состоянии постоянной с ними творческой работы хозяина.

   «Писатель хренов. Передовик-стахановец ... блин. Смотрите-ка, строчит и строчит ... ни соплей у него, ни температуры ... А позавчера: тут насморк, там кашель, здесь болит, сям горит», - Данилов хмуро поглядывал на соседа. И дело здесь было не в зависти к его стараниям, близким к успешному завершению еженедельной бумажной тягомотины. Душу грыз червячок досады на откровенную «болезненную лапшу» Проскурина накануне его очереди нести службу в наряде дежурным по части. «Притащил начштабу освобождение ... типа простудился, - сгущались в тучу хмурые мысли Данилова, - Это в пятьдесят-то жары! Типа водицы холодной хлебнул. Это где ж он в пустыне холодильник пригрел? А майор тоже хорош, лапшичку съел и меня снарядил. А этот-то, смотрите ... никак здоров? Пишет, гаденыш, и пишет ... Что б ему ...»

   Вновь прибывшая группа мустангов, осваивая территорию лагеря, разбредалась в поисках легкой поживы. Первым источником коровьей радости на их пути оказалась курилка. Два рогатых экземпляра заполнили её пространство и с шумным прихлебыванием сладко опустошали наполненную водой емкость с окурками. Попытка менее шустрого экземпляра протиснуться между ними была немедленно пресечена сладкой парочкой. Обиженный мустанг боднул сородичей в замызганные задницы, за что был нещадно отхлестан не менее замызганными метелками не желающих прерывать прием никотина сородичей. Недовольно мыкнув, неудачник огляделся по сторонам. Другие его сотоварищи, подбирая мелкий мусорок и заглядывая в каждую мусорную полубочку, двигались по разным траекториям, но с явным намерением завершить свое путешествие в районе кухни.

   Соображая, что ловить на тех маршрутах ему уже нечего, одинокий мустанг пошел окружным путем. Здесь ему повезло с двумя типа-урнами и встречей со скучающим под деревянным грибком дневальным, одарившим ковыляющее животное пустой пачкой «Примы». Далее его путь преградила штабная палатка. Мустанг остановился и стал внимательно наблюдать за странным поведением сидящего в ней двуного существа. Оно активно елозило передними конечностями по плоской деревяшке и что-то приятно мурлыкало. А на плоской деревяшке лежало много вкусняшек. Мустанг насторожился. Данилов тоже:
   - Жень, ты карандаш уронил.
   - Где? - Проскурин нырнул под стол.

   Мустанг вытянул шею и, по-жабьему стрельнув языком, приклеил к нему самую большую вкусняшку - Женино расписание занятий. Чмокнув губищами, мустанг с наслаждением приступил к жевательному процессу.
   - Ах ты, лярва рогатая! - вынырнул из-под стола передовик-стахановец, - Отдай, стерва!
   Лярва рогатая, под страхом лишения удовольствия, жевательный процесс ускорила. Проскурин одной рукой вцепился в расписание, другой колотил негодяйку кулаком промеж рог:
   Раздался треск и в руках лейтенанта остался обрывок полуторачасового труда. Мустанг дожевывал всё остальное. Женя сдался:
   - На, падлюка, жри! - и скомканный остаток вкусняшки полетел в морду радостно улыбнувшегося победителя.

   Данилов с удовольствием наблюдал за битвой. Случайным свидетелем сражения оказался и проходивший мимо начальник штаба:
   - У вас на всё про всё ещё полчаса. На форс-мажор даю столько же. Через час проверю.

   И Данилова, наконец, посетило Оно - Вдохновение.






Рейтинг работы: 14
Количество отзывов: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 24
© 08.08.2022г. Николай Данилин
Свидетельство о публикации: izba-2022-3363249

Метки: Вдохновение, Пустыня, Мустанги, Коровы, Время, Пространство,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Павел Томин       09.09.2022   16:35:30
Отзыв:   положительный
Посмеялся я, Николай, знатно!
Задорно пишите, увлекательно читаются Ваши армейские жизнеописания! А за "мустангов"- отдельный респект!
Именно такими я их и представлял в тех суровых местах их обитания!
С пожеланиями творческого вдохновения!
Николай Данилин       10.09.2022   20:04:40

Смех есть лучшее лекарство от плохого настроения и отличная мультивитаминка для поддержания хорошего. Очень рад, что рассмешил читателя, обратившего внимание на мои литературные опыты армейской тематики. А она довольно специфичная и принимается не многими. Здесь главное не пуститься в грехи неприличные с кирзовым запашком сапожным. Тому есть немало примеров, даже у вполне состоявшихся литераторов. Проверено на примере Александра Покровского. Иногда мои рекомендации прочитать его рассказы приводили к неожиданному эффекту полного неприятия. А все потому, что есть грешок у этого товарища пошлятинкой побаловаться, особенно в сборнике "Бегемот". Но ведь его "72 метра" полны трагизма и совершенно лишены армейского юмора. А как же его первая книга "Расстрелять" как полная юмористическая противоположность? Но вот читатель открывает нечто из "Бегемота" и ... все, негативный образ сложился не в пользу автора. Так что стараюсь только легко посмешить, да ещё служивому в прошлом читателю подарить возможность припомнить что-то своё, что также есть неплохое лекарство от ... в этом случае каждый сам определит от чего.
С благодарностью и уважением,
Павел Томин       11.09.2022   17:19:51

Вот это и импонирует в Ваших историях, Николай! Ситуации реальные, но без назойливой чернухи, а с иронией и оптимизмом. Это не каждому писателю дано!
С уважением!
Галина Бендюк (Радюшина)       25.08.2022   14:38:42
Отзыв:   положительный
Николай! ЗдОрово! С юморком! Но, мустангов жалко, что же вы их палладием, с массой ядра 205 единиц травили, нехристи! Неужто, - покормить было нечем изголодавшихся животных? С глубочайшим почтением к вашему слогу, Галина.
Николай Данилин       25.08.2022   18:56:15

Ой! Да не стоит жалеть тех буренок пустыни. Есть такая рыба «Суперальтангмус» из кинофильма «Ты мне, я тебе». Так вот те коровомустанги именно из этой категории. Да они просто жить не смогут без ежедневной дозы палладия с массой ядра 205 единиц.

С улыбкой и уважением,











1