Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Легенда о придуманной любви.



Легенда о придуманной любви.
­­В нашем маленьком городке Иван Максимович Годин был человеком известным.
Но известность эта была разного толка.
Начальство ценило как лучшего в районе преподавателя математики, хотя в кабинетах отдела образования часто можно было услышать снисходительно – насмешливое: «Опять этот Годин начудил. Представляете, он не пустил к себе на урок нашего инспектора, сказав, что тот научить его ничему не может, а свои недостатки в методике он и сам знает»
Ученики Ивана Максимовича откровенно не любили, но и ненависти к нему не испытывали, что часто бывает, когда учитель слишком строг и придирчив. На вступительных экзаменах в ВУЗы все его ученики получали по математике только отличные оценки и, возвратившись домой, несли ему цветы и подарки. Цветы он любил, а подарки, не глядя, забрасывал на антресоли.
Коллектив учителей школы, в которой он работал, разделился на две группы: «за Година» и «против Година». Других среди его коллег не нашлось.
Друзей у него не было совсем, родители ушли в мир иной, когда он еще учился в институте, старшая сестра вышла замуж м жила в Сочи. и выходило так, что, несмотря на свою известность, человеком он слыл одиноким и несчастным.

И так продолжалось до тех пор, пока он неожиданно не женился.
Избранницей его стала девушка очень красивая, но скромная. Правда, в юности у неё был бурный роман с пожилым морским офицером из местного гарнизона, окончившийся чуть ли не трагично. Моряк бросил ее, узнав, что она беременна, и уйдя в отставку, скрылся в неизвестном направлении, а девушка, которую звали Алиной, сделала аборт и пошла работать лаборанткой в школу. В ту самую, где преподавал Иван Максимович.
И все учителя этой школы были поражены, получив однажды по почте приглашение на свадьбу И. М. Година и А.Р. Сурменко в лучший городской ресторан «Европа».
По инициативе председателя профкома Юрия Андреевича Бычкова был проведен срочный сбор денег на подарок молодоженам и, надо сказать, что коллеги не поскупились. Был куплен роскошный спальный гарнитур, мгновенно преобразивший скромное холостяцкое жильё Ивана Максимовича, состоявшее из двух комнат и кухни.
Но, главное, разительно преобразился сам Иван Максимович.
Он входил в класс, помолодевший и красивый, в новом костюме при галстуке, и говорил с неизменной улыбкой на лице: «Здравствуйте, дети!»
Девчонки тут же начинали хихикать и перешептываться, а мальчишки смотрели на него растерянно и удивленно, как будто видели в первый раз.
Он перестал ставить неудовлетворительные оценки даже заядлым двоечникам, а если те упорно молчали, стоя у доски, говорил, не переставая улыбаться: «Ты присядь, прочитай эту теоремку еще разок. А я тебя через десять минут снова вызову».
На переменах в учительской Иван Максимович шутил и угощал коллег вкусными пирожками, которые испекла Алина.
И такая благодать продолжалась ровно месяц. Видно, не зря во всем мире называют этот месяц «медовым». Потом приевшийся мёд становится, наверное, горьким.
В тот день Иван Максимович  пришел хмурым и чем-то расстроенным.
Сначала все отнесли это на счет погоды, которая впервые за всю осень переменилась в худшую сторону. Шел дождь с мокрым снегом, ветер гнул деревья и стучал  незакрытыми с лета форточками.
Иван Максимович грустно посмотрел на притихших учеников, но не поздоровался, как обычно, а тихо сказал:
- Сегодня у нас будет самостоятельная работа. Откройте, пожалуйста, учебники на странице…
И тогда все поняли, что дело вовсе не в погоде.
Всё оказалось гораздо серьезнее.
В то  утро Ивана Максимовича унизили .Впервые за всю его не такую уж короткую жизнь. Причем, сделала это его любимая жена, красивая и тихая Алина, в которой он души не чаял. Она поставила на стол перед ним чашку с чаем и устало произнесла какие-то странные слова.
Сначала он даже не понял, о чем она говорит, и смысл этих слов доходил до него медленно и мучительно.
- Ваня, - сказала она, - ты ночью выключай, пожалуйста, свет в туалете. Или вообще его не включай, если забываешь.
Он подумал, что она шутит: разве можно не включать свет там, где совсем темно?
Он посмотрел на нее с надеждой увидеть на её лице улыбку, но оно было строгим и даже злым.
И тогда Иван Максимович отставил в сторону чайную чашку и, даже забыв надеть уже приготовленный для него женою плащ, ушел на работу. И, несмотря на плохую погоду и только что пережитое унижение, всю дорогу до школы он повторял про себя одно и то же: «Всё будет хорошо, и иначе быть не может… Ведь она любит меня…».
Но всё оказалось не так.
Через три дня после этого первого инцидента в семейной жизни Ивана Максимовича произошел второй, еще более серьёзный. Но по тому же поводу. На этот раз Алина назвала его словом, которое, по его понятиям, являлось оскорблением на всю оставшуюся жизнь.
- Никогда не думала, что ты окажешься таким негодяем, - сказала она, всё так же устало и печально. – Ты делаешь это мне назло? Я же просила тебя выключать ночью свет в туалете. Неужели это так трудно запомнить?
У него была прекрасная память, не зря он он стал отличным математиком. Но он не привык растрачивать ее по пустякам , а сейчас не мог понять лишь одного: неужели необходимо тратить нашу жизнь, дарованную нам лишь однажды, на такие пустяки как не выключенный в туалете свет, и рушить всё то, что приносит нам радость?
«В математике, - размышлял он по дороге в школу, - есть понятие «бесконечность», порой пугающее людей своим величием и неопределенностью. В обычной жизни оно подобно понятию «любовь». Она тоже пугает слабых, а сильных делает еще сильнее. А многим она, вероятно, просто не дана».
Но эти мысли не приносили ему утешения, и жизнь его вскоре превратилась в пытку. И все окружающие сразу почувствовали это и стали шептаться о том, что Алина изменяет Ивану Максимовичу. Кто-то сочувствовал ему, а кое-кто злорадствовал: потянуло жениться на молодой и красивой, так теперь расхлебывай.
А Юрий Андреевич Бычков просто решил помочь Годину. Не как председатель профкома, а просто как человек.
Однажды в день выдачи зарплаты они вместе вышли на крыльцо школы, удивились первому чудному снегопаду, и Юрий Андреевич сказал:
- А давай, Иван Максимович, сходим в ресторан. Закажем нашу фирменную селянку с визигой, графинчик водочки и поговорим про жизнь.
Иван Максимович селянку не любил, водки вообще не пил, да и говорить «про жизнь» ему совсем не хотелось, но он почему-то согласился.
Выпив «по первой» они стали обсуждать последние события в школе, и Бычков сразу решил перейти к делу.
- Ты, Иван Максимович, не падай духом, - бодро сказал он. –Ты не первый и не последний в такой ситуации. Все мы проходим через такие испытания. Я вот в тринадцать лет руку по глупости потерял, хотел пацанам показать, что в гранатах разбираюсь не хуже любого военного. Думал тогда, что жизнь моя вообще закончена, и ни о какой любви и речи идти не может. Однако же Валентина Петровна полюбила меня, и живем мы вместе уже пятнадцать лет. Бывает, конечно, всякое между нами, но, главное, мы нужны друг другу. И у тебя всё будет хорошо, вот увидишь.
И тут Иван Максимович вдруг понял, что Бычков просто жалеет его, как драную бездомную кошку в подъезде, и вся его сущность тут же взбунтовалась, ища выхода из этого унизительного положения.
Он решительно выпил еще одну рюмку водки и сказал:
- А с чего ты, Юрий Андреевич, взял, что у меня всё плохо? Неужели ты думаешь, что я не знал, кого в жены беру? Шепчетесь вы, что она изменяет мне? Изменяет. Мужчиной меня не считает? Не считает. По любому случаю обзывает меня нехорошими словами? Обзывает. А мне на это наплевать, лишь бы она мне еду готовила, в доме убиралась да стирала. А для всего остального у меня другая женщина есть.
- Другая? У тебя? Кто? – удивился Бычков, не понимая, что Иван Максимович просто спасается от его неуёмной и оскорбительной для любого мужчины жалости.
- Ты её не знаешь, - гордо ответил Годин. – Она живет в Сочи и её зовут Аревик.
- Она армянка?
- Да, армянка. Самая красивая армянка на Черноморском побережье.
- Так почему ты на ней женился?
- Потому что она замужем. И у неё двое детей.
Юрий Андреевич умолк, пораженный тем, что узнал о своем коллеге, скромном и, по общему мнению, несчастном человеке. Он и не подозревал, что женщина по имени Аревик – это плод его фантазии, разыгравшейся после выпитой водки и жалости, обрушившейся на него, как лавина в горах.
Хотя на самом деле красавица – армянка существовала, и, действительно, Иван Максимович видел её воочию. Всего лишь видел.
Однажды во время летних каникул он поехал в Сочи к сестре и. гуляя под вечер по одной из узеньких улочек городского предместья, увидел женщину, которая стояла на стремянке и подвязывала виноград. Кто-то окликнул её: «Аревик!», она обернулась, и Иван Максимович, пораженный её красотой, застыл на месте. А она, взглянув на него, рассмеялась и спрыгнула на землю.
- Чего смотришь, глупый? – крикнула она ему. - Иди сюда, я тебя чаем угощу.
И Иван Максимович . подчиняясь этому зову, сделал уже шаг по направлению к ней, но в это время со двора вышел черноволосый высокий мужчина, державший за руки двух маленьких детей, мальчика и девочку.
- Ты кого зовешь? – сердито спросил он.
- Не знаю, - ответила она, продолжая смеяться. – Какой-то мужчина пялится на меня, наверное, жилье ищет для отдыха.
- Мы жилье не сдаем, - крикнул мужчина. – Спустись к морю, там его навалом.
И Иван Максимович послушно пошел вниз, все еще мечтая о том, как хорошо бы было выпить чаю за одним столом с этой красавицей.
Всё это быстро забылось, но, приезжая в Сочи почти каждый год, он обязательно приходил на эту улочку в надежде увидеть прекрасную женщину пол именем Аревик. Иногда это ему удавалось, иногда нет, но когда он видел её хотя бы мельком, то считал себя счастливым человеком.
И вот теперь он рассказал о ней почти чужому человеку, причем назвал её женщиной, которую он любит, и которая любит его.
Ивану Максимовичу казалось, что, сделав это, он поступил нехорошо по отношению к ней, но этим самым он избавил себя от чужой жалости. И поэтому ему не было стыдно.
Он разлил остатки водки  по рюмкам и сказал:
- Я прошу тебя Юрий Андреевич, только об одном: никогда и никому не рассказывай о том, что ты сейчас узнал. Если ты сделаешь это, я буду считать тебя своим врагом.
И Юрий Андреевич оказался порядочным человеком, способным ценить дружбу и чужую откровенность. Все, о чем рассказал ему в этот день Годин, осталось тайной за семью печатями.

С тех пор прошло много – много лет. Иван Максимович вышел на пенсию и одиноко жил в своей квартирке, занимаясь репетиторством. Алина умерла семь лет тому назад. Измученная своими изменами мужу и изменами своих любовников ей, она начала пить и буквально сгорела за какие-то полгода.
На надгробном памятнике он попросил поместить  её портрет, на котором она была изображена молодой и красивой.

И вот однажды после окончания учебного года ему позвонил Юрий Андреевич, который по-прежнему работал в школе, исполняя, как всегда, обязанности председателя профкома.
- Иван Максимович! – закричал он. – Собирайся, мы послезавтра едем в Сочи! Мне удалось выбить бесплатную экскурсию для всего коллектива нашей школы.
- Хорошо, - ответил Годин.– Очень кстати, я не видел сестру уже пять лет.
- А Аревик? – тихо и таинственно спросил Бычков.
На этот вопрос Иван Максимович не ответил, так как уже давно забыл о том, что когда-то рассказал своему коллеге о придуманной им взаимной любви. И вспоминать сейчас о своем вымысле ему было стыдно.

Они приехали в Сочи сразу после полудня и разместились в номерах некогда роскошной гостиницы на Курортном проспекте..
- К сестре завтра вечером пойдешь,- сказал ему Юрий Андреевич. -А сейчас отдохни после трудной дороги. Завтра с утра у нас пешеходная экскурсия по олимпийским объектам, тебе надо силы набраться.
Иван Максимович прилег на койку с намерением вздремнуть, но в номере было слишком жарко, кондиционеры не работали.
- Давай спустимся к морю, - предложил он. – Я думаю, там прохладно сейчас. А если нет, то искупаться можно.
Юрий Андреевич согласился, и они вышли на улицу. Годин огляделся по сторонам и неожиданно свернул в переулок, ведущий в гору.
- Ты куда?- удивился Бычков.
- Хочу показать тебе прекрасный вид на море сверху, - ответил ему Иван Максимович.– Это совсем близко, всего один квартал пройти.
Действительно, вскоре внизу они увидели море, голубое и приветливое , с белыми кораблями на его спокойной глади.
Но Иван Максимович даже не остановился и повернул в еще один переулок налево. И, пройдя всего несколько шагов, стал как вкопанный.
Напротив возвышался солидный особняк с забором, увитым виноградом, а на скамейке сидела красивая седая женщина и вязала детский носочек.
- Это она? – шепотом спросил Юрий Андреевич.
Иван Максимович только кивнул головой.
- Махни ей рукой, может быть, она тебя узнает.
- Навряд ли. Я сам себя уже в зеркале не узнаю.
И тут женщина оторвала вдруг глаза от вязания и взглянула на стоявших напротив мужчин.
- Идите сюда, - крикнула она, и голос её оказался прекрасным и молодым. – Я покажу вам, где можно квартиру снять.
И, словно повинуясь велению свыше, они покорно поднялись к дому.
Женщина встала и приготовилась разъяснить случайным прохожим дорогу к съемной квартире, но неожиданно запнулась, внимательно взглянув в лицо Ивана Максимовича.
- А я знаю тебя, - печально сказала она. – Ты – человек, который долго любил меня, а потом вдруг исчез. Почему?
Он не смог ответить на этот вопрос, потому что не знал, как объяснить ей, что он просто постарел и забыл, что такое любовь.
И тут вмешался Юрий Андреевич, воспринявший слова Аревик как неслыханное чудо, которое может случиться только в сказке.
- А вы любили его? - дрожащим голосом спросил он .
- Не знаю, - ответила женщина.– Но мне было приятно знать, что хоть один человек на этом свете любит меня и каждый год приходит сюда , чтобы пусть даже издалека взглянуть на меня.
- А разве ваш муж не любил вас? – удивленно спросил Юрий Андреевич.
- Не надо вмешиваться в чужой разговор, добрый человек. – строго ответила женщина, - Даже если ты друг этого несчастного мужчины и хочешь знать обо мне всё.
- А почему вы считаете Ивана Максимовича несчастным? – не унимался Бычков.
- Потому что это написано на его лице. Я прочитала на нем, что молодая жена не любила его и изменяла ему. На ради удовольствия, а просто для того, чтобы унизить его. То же самое делал мой муж, ревновавший меня к любому прохожему. А, когда и это казалось ему мало, он избивал меня до полусмерти. Тебе этого не понять, потому что тебе с женой повезло, Она такая же добрая, как и ты, и жалеет тебя из-за того, что у тебя всего одна рука. Разве я не права?
-Вы провидица? – растерянно спросил Бычков.
- Нет, я просто женщина , которая в юности мечтала о райской жизни, а прожила её в аду.
В это время во дворе послышалось шарканье немощных шагов, и из ворот вышел мужчина с седой бородой и слезящимися глазами.
- Иди домой, Аревик! -грубо приказал он. – Сколько можно говорить тебе, что мы не будем сдавать жилье курортникам.
И тут женщина вдруг положила свое вязанье на скамейку , подошла к Ивану Максимовичу и взяла его за руку.
Потом сказала, твердо и звонко:
- Я ухожу от тебя, Акоп! Этот человек приехал издалека, чтобы взять меня в жены и увезти отсюда. Его зовут Иван Максимович, и он очень хороший человек. Который любил меня много лет, но боялся признаться мне в этом. Скажи ему, Иван, что это правда…
- Да, это так! – воскликнул Годин. – Я приехал, чтобы увезти Аревик к себе…
- А не слишком ли поздно ты спохватился, Иван? – насмешливо спросили Акоп. - Аревик уже под восемьдесят, а тебе, как я вижу, и того больше.
- Тебе этого не понять, - ответила вместо Ивана Максимовича Аревик. – Прожить хотя бы один год с человеком, который любит тебя, - это большое счастье. Может быть, самое большое на этом свете… Раньше я терпела твоё изуверство ради детей, но теперь они выросли и не нуждаются в моей заботе… Пойдем, Иван, а то на поезд опоздаем…
- Ты даже не заберешь свои вещи? – крикнул ей вслед Акоп.
- Оставь их себе, - ответила, не оборачиваясь, она. – Будешь вспоминать, как я кровь свою не могла отстирать с белья после твоих побоев.

Они приехали в наш город через два дня. Аревик сразу присела на широкую кровать, подаренную когда-то молодоженам, и сказала:
- Позови друзей, пусть отвезут это чудовище на свалку. И шкаф тоже. Я люблю, чтобы в доме было светло и просторно. И знаю, что ты тоже. Иначе ты мог бы объяснить своим ученикам, что такое бесконечность.
Заметив его удивленный взгляд, она улыбнулась:
- Почему ты так смотришь на меня? Я, между прочим , в школе на одни пятерки училась. И у меня тоже был хороший преподаватель математики.

Утром она встает рано и сразу отправляется на кухню. Когда, спустя некоторое время, там появляется Иван Максимович, Аревик говорит ему:
- Сегодня я приготовлю на завтрак долму. Ты любишь долму?
- Я никогда её не пробовал, - признается Годин.
- Вот видишь, сколько счастья я тебе принесла! -восклицает она, смеясь.- Если бы не я, ты бы никогда в жизни не испытал удовольствия испробовать этого чуда армянской кухни.

Я часто вижу их, когда они под руку прогуливаются по улицам нашего города. Иван Максимович, помолодевший и веселый, что-то оживленно рассказывает ей, а она слушает его внимательно, стараясь идти с ним в ногу.
Когда они подходят к городскому парку, она говорит:
- Иван, неужели ты не видишь, как я устала? Давая присядем у фонтана.
И я понимаю, что она заботится прежде всего о нем: ведь Иван Максимович старше ей на целых пять лет. Но она хочет, чтобы он забыл об этом, сказав ему, что устала раньше его.

И тогда ко мне приходят мысли, какие уже давно не посещали меня.
«Господи, - думаю я - дай этим людям счастье прожить вместе как можно больше лет и забыть о том, что было с ними раньше »











Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 29
© 05.08.2022г. Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2022-3361808

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Геннадий Ботряков       07.08.2022   09:33:56
Отзыв:   положительный
Какая замечательная легенда, читается, как дышится! С уважением, ГБ!
Борис Аксюзов       07.08.2022   11:16:23

Спасибо за первый отклик на произведение, сюжет которого мог вызвать, по крайнее мере, недоумение.
С почтением, АБВ.









1