Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

­Сказка про расшифровку золотых табличек


­Сказка про расшифровку золотых табличек

Для лучшего понимания описанного ниже надо ознакомиться с предыдущими историями (Сказка про золотые таблички).

Недалеко от одной деревеньки, что возле болотца, в широкой бескрайней степи были найдены две золотые таблички. Перевести обнаруженный на них текст не удавалось.
В большом хорошем доме в деревеньке жил мастеровой хозяин. Домовой, который обитал у него за печкой, помогал хозяину во всём. И вот, когда ни лингвисты, ни программисты-математики никак не могли понять написанный на незнакомом языке текст, у домового мелькнула догадка, которой он поделился с хозяином…
- Хозяин, - позвал он мастерового как-то ночью, - может это и не текст вовсе?
- А что же? Текст на неизвестном, возможно, мёртвом языке. Вот перевести и не могут. А ты что думаешь?
- Эх, давненько это было… - загадочно начал свой рассказ домовой, - здесь в деревеньке жил один человек, Василием звали… Там, рядом с дедом Антоном его дом был. Дед Антон-то тогда совсем мальчишкой был. Так вот, уже после большой войны к Василию приехал в гости настоящий генерал. Важный такой, строгий. Погоны голубые. С ним охрана была, человека четыре, здоровые, крепкие все. Про дела военные всё вспоминали. А потом речь об отце деда Антона зашла. Он же военным корреспондентом был, и генерал откуда-то его знал. Решил и к нему в гости зайти. Вот они вместе с Василием и охраной и пошли. Я потихоньку за ними. Незаметно проскочил в комнату, сижу за печкой, слушаю. А они про какие-то секретные дела всё говорят, как сведения передавать, но так, чтобы враг не перехватил. А если и перехватят, чтобы никто ничего не понял. Слово там ещё было – шифр. Берут слова, шифр на них накладывают и уже ничего понять нельзя. И без шифра обратно не переведёшь. Например, берут картонку с прорезями в некоторых местах, кладут на бумагу, в прорезях пишут буквы. Получается текст. Потом картонку убирают и пустые места заполняют другими буквами. Получается набор непонятных букв. А если потом картонку на полный текст наложить, то ненужные буквы будут закрыты, и снова всё прочитать можно - путано объяснял домовой. Но хозяин мысль уловил.
- Потом я забылся, ну и из-за печки показался… Меня охрана-то и увидала. Пистолеты достали, кинулись меня ловить. Я за печку, потом к окну, ну и выскочил во двор, но слышу, охрана в сенях уже, вот-вот во двор выбегут. А тут Антон появился, меня тоже увидел, пожалел... Дверь в сарай быстро открыл, я туда, а Антон сарай закрыл и бревном подпёр, закрыто, мол. Охрана выскочила, весь двор обшарила, но в сарай не пошли, он же заперт. Не нашли меня. Потом генерал уехал… Вот так я с Антоном познакомился. Потом нет-нет захаживал к нему. А слово это – шифр – я запомнил. Это, значит, чтобы запутать… Может и на наши таблички шифр наложили?
- Да ты, брат, непрост. И полон загадок, - произнёс мастеровой. – Практик ты мой… Но мысль интересная. Только как её использовать?
- Без шифра никто ничего не переведёт. Я-то читаю плохо, языков не знаю. Но вижу, - рассматривая фотографии пластин, сказал домовой, - не буквы это. Это просто какие-то знаки. А как понять их и не знаю. Надо у степных духов спросить. Словами-то они не скажут, но на правильную мысль натолкнуть могут….
На следующий день все сидели за столом. Все рассматривали фотографии пластин и рассуждали.
- Интересно, - сказал Александр, - некоторые символы простые, а некоторые сложные. Вроде как в японском языке. Там и китайские иероглифы есть, и слоги-буквы. Когда иероглифа для понятия или слова нет, то буквами пишут.
- Похоже на то, - вставил дед Антон, - у меня отец-то с японцами встречался на Дальнем Востоке. На Халхин-Голе. И японский знал… Аналогия точно есть. Вот этот символ – простой, а вот этот – очень сложный. А вот на второй пластине – такой же простой, как и на первой. Точно такой же.
- Да, непонятно, а если тут ещё и зашифровано всё, то как же понять это?
- Я завтра в город поеду, в университет. К математикам и программистам зайду. Мысль им подброшу. Мол, не текст это на неизвестном языке, а система зашифрованных символов. Может, что и придумают.
- Хорошо, - сказал мастеровой, - а сейчас в степь пойдём. Попробуем степных духов спросить. Только вот что и как спросить?
- Может, пластины не по очереди надо расшифровывать? А одновременно? – предположил Александр.
- Как это? – спросил дед Антон.
- Ну, вот символы с первой таблички, а вот символы со второй таблички. Друг над другом поместить надо. Только непонятно, какая из них первая, а какая вторая. А если это всё зашифровано, то и ключ для расшифровки нужен.
- Давай духов спросим, знают ли они ключ к этим табличкам. А там видно будет, - предложил дед Антон.
- Точно! Если они знают что-то, то ключ в степи надо будет искать. – поддержал мастеровой.
- Ага, – добавил домовой, - может, какая картонка с прорезями прямо в степи запрятана!
- Александр, квадрокоптер захвати, - дополнил решение хозяин дома.
Собрались быстро. Вскоре добрались до каменного воина, которого совсем недавно они поставили в степи.

Невдалеке от изваяния археологи вели раскопки. Они уже обнаружили несколько древних предметов, относящихся к времени хазар, кипчаков, печенегов. Но не древнее. Находок времён скифов, а тем более киммерийцев пока не было обнаружено. Чтобы особо не привлекать внимания археологов, вся четвёрка отошла несколько в сторону и села в кружок, будто бы развести костёр. Впрочем, археологи так были увлечены своей работой, что вообще ничего не замечали вокруг. Друзья и впрямь развели небольшой костёр. Мастеровой отщипнул небольшой кусочек войлока и бросил его в огонь. Снова всё заволокло жёлто-белым дымом. Тяжесть навалилась на всех.
- Вы знаете про золотые таблички? – негромко спросил мастеровой. – Ключ к расшифровке надо искать в степи?
Дым, ускоряясь, закружил вокруг них и ушёл в землю.
- Ясно, - заявил мастеровой, - твоя идея правильная, - обратился он к домовому. – Ключ надо искать в степи! Полетать тут надо, может, с квадрокоптера что-то увидим. Гравиметром всё просканировать надо.
- Понял, - ответил Александр, - сейчас поточнее координаты откалибруем и полетаем.
Минут через 10 всё было готово
- Давай так. Вон каменный воин стоит, а вон там – каменная баба. Надо летать туда и сюда, как челнок в станке ходит. И всё точно фиксировать, малейшие аномалии.
- Ок, - ответил Александр, - взлетаем.
Коптер плавно поднялся в небо, и Александр начал им аккуратно управлять. Гравиметр, установленный на коптере передавал данные о проверяемом участке степи в компьютер, а специальная программа фиксировала малейшие изменения гравитации. Коптер летал между поставленным недавно воином и каменной бабой, каждый раз смещаясь не более метра в сторону, ну точно как челнок с ткацком станке – туда и сюда. Через пару часов компьютер нарисовал странную карту местности. В некоторых местах гравиметр чётко фиксировал аномалию на одной глубине под поверхностью земли, в других местах – чуть глубже. Закончив сканирование местности, наши исследователи подошли к археологическому раскопу, в котором работали ученые из университета. Домовой к археологам не пошел, а потихоньку удалился в сторону большого холма.
- Там вас подожду, не хочу особо на глаза людям показываться, - шепнул он всем.

- Ну, что? Как успехи? – спросил археологов мастеровой, - есть что-то интересное?
- Как сказать, - ответил руководитель раскопок, - что-то есть… Вон, смотрите, там на столе находки лежат.
Друзья подошли к столу, на котором были выложены находки. Пара металлических наконечников от стрел, истлевший колчан, пара древних и пока непонятных монет.
- А это что? – указав на небольшую находку, спросил дед Антон.
- Сами пока не понимаем. Ну, стрелы, это ясно, монеты – пока неясно, откуда, отчистить их и обработать надо. А вот про что вы спрашиваете – не понятно. Выбивается из числа обычных находок. Прямо рядом с вашим каменным воином нашли, - ответил главный археолог, взяв со стола неизвестное устройство.
Оно было похоже на пенсне. Проволочки, правда, все погнутые, видимо, ранее представляли некий держатель, на концах которого были закреплены два мутных полупрозрачных обработанных камня, похожих на линзы диаметром сантиметров пять.
- Странно, что проволочки сохранились, не проржавели за века пребывания в земле. Думаем, они золотые. Или содержат большой процент золота, потому и сохранились. Но зачем на концах закреплены каменные линзы? И что за камень? В город повезём, там исследовать будем.
- Ну-ка, ну-ка, дайте взглянуть, - сказал Александр и взял находку в руки. – Дядя Миша, а ведь эти линзы сделаны из Кюнташа, солнечного камня. Я его узнаю.
Мастеровой, внимательно рассмотрев находку, сказал:
- Точно. Он!
- Что за Кюнташ такой? – спросили археологи.
- Редкий камень. Мало изучен, не используется нигде, ни в промышленности, ни в ювелирном деле, - ответил мастеровой. – Как-то с солнечным светом взаимодействует, как пока неясно.
И тут Александра осенило:
- Дядя Миш, если проволочки выпрямить, получится цилиндр, а на концах каменные линзы. А ведь линзы могут концентрировать солнечные лучи! Интересно, что получится, если на металлическую пластинку направить, например, на золотую?
- Ты хочешь сказать, что именно так символы на золотые пластины были нанесены?
- Именно! – взволнованно ответил Александр, а потом обратился к археологам – давайте аккуратно выпрямим проволочки, линзы поставим параллельно друг другу и посмотрим, что получится?
Археологи поддались общему настроению и только сказали:
- Действуй. Только проволочки не сломай.
Александр аккуратно выпрямил проволочки. Получилось что-то вроде цилиндрика высотой сантиметров двадцать. Потом на глаз он поправил каменные линзы.
- Вроде, ровно, параллельно, - заключил Александр, - а какая-нибудь металлическая пластика у вас есть?
- В принципе – есть, такая подойдёт? Мы такие держатели используем, если кусок пергамента или бересты в земле находим. Аккуратно распрямляем и зажимаем. Подойдет?
- Годится. Эх, вечер уже, солнце скоро за горизонт зайдет, - с сожалением сказал Александр.
Тем не менее, Александр взял конструкцию из каменных линз, направил его на заходящее солнце, а за устройством разместил металлическую пластину. Пытаясь поймать фокус, он начал двигать устройство то ближе, то дальше от пластины. Визуально, сконцентрированного пятна не было видно. Но в какой-то момент на пластине вспыхнуло голубое пятнышко.
- Поймал, - боясь спугнуть удачу, шепнул Александр, и, двигая устройство и следя за голубым пятнышком, написал слово «Аяла» на пластине.
Все склонились над пластиной. Но видимых изменений на ней не наблюдалось.
- Так, - сказал Александр, - я завтра в город уезжаю, в университет пойду. Дайте-ка мне эту пластину и конструкцию их каменных линз. Отдам на исследование.
Вечером уже дома, включая домового, все склонились над гравиметрической картой части степи, которую программа нарисовала днём.
- Ну, что могу сказать, - начал мастеровой, глядя на домового, - похоже, ты прав. Вот две золотые пластины. Гравиметрическая карта степи – ключ к шифру. Если совместить пластины, а символы выписать в той последовательности, в которой на ключе расположены более глубокие аномалии и более мелкие относительно поверхности земли, то, может, и удастся смысл уловить. Правда, непонятно, какая пластина внизу должна быть, а какая сверху. Да и пластины квадратные. Как их относительно друг друга повернуть надо….
Александр заметил:
- Да, тут несколько вариантов. Но их количество достаточно ограничено. Итого, пластины можно четыре раза на девяносто градусов повернуть, и ещё какая верхняя, какая нижняя. Всего восемь вариантов. Математики в компьютер завтра в университете заложат, восемь последовательностей символов получим, вот на них и посмотрим. А металлическую пластинку, на которой с помощью линз что-то «писали», пусть физики посмотрят, поисследуют, в разных диапазонах пофотографируют.
Тут свои мысли высказал и дед Антон:
- Что-то больно сложно получается… Если это послание потомкам, то оно должно быть понятным и очевидным. Мол, предупреждаем вас о том-то и том-то. Послание не должно быть сложным.
- Верно, дед, подметил, - подтвердил Александр, - не должно послание так сложно быть зашифровано. Какое же это послание, если его никто понять не сможет? Давайте не будем сейчас гадать. Давайте математики нам последовательности символов дадут. Может, и у них какие-нибудь догадки появятся. Наш саркофаг, наш воин, наши пластины уже всех озадачили. Вы не представляете, сколько народу по всей стране, да и не только, сейчас этим занимаются.
И, как всегда, у великого практика, домового, мелькнула удивительная догадка:
- А, может, и не текст это вовсе?
Мастеровой хозяин с недоумением смотрел на домового.
- Ну, практик, выкладывай. Что придумал на этот раз?
- Может, это карта. Только не такая, какую ваш прибор рисует. А просто, карта как описание. Куда идти. Где что-то есть. Или спрятано. Или лежит…
- Да, интересно, возможно, - задумался Александр, - ну, ладно, всё, дед, пошли домой, поздно уже. Дядя Миш, завтра в город еду. Всех, кого смогу, подключу. Через два дня вернусь…

Но Александр вернулся только через неделю.

- Ну, что? – с нетерпением спросил мастеровой.
- Дядя Миш, а ведь домовой верно всё подметил. Или угадал? – начал рассказ Александр.
- Ну, во-первых, линзы. Это точно Кюнташ. Проволочки, из которых собрана конструкция, сплав золота с оловом. Оба металла известны с глубокой древности, температура их плавления невысока, поэтому ничего удивительного в этом нет. Кюнташ – минерал мягкий, поэтому изготовить из него линзу тоже просто. Конечно, удивляет, что кто-то в далёкие времена об этом додумался… Ну, ладно…
- Во-вторых, с помощью линз из кюнташа на металлической пластине действительно получилось сделать надпись. Я писал «Аяла», а вот фотография этой пластины в ультрафиолетовом диапазоне. Криво, конечно, получилось, но получилось. Будем считать, что удалось доказать, что на золотых пластинах символы были нанесены именно так. А теперь смотрите, самое интересное. Вот восемь последовательностей символов, которые были получены при одновременном их считывании с применением ключа.
И Александр достал восемь листов бумаги, на которых были изображены символы в разном порядке и разложил листы на большом столе мастерового. Все склонились над листами и несколько минут молча рассматривали последовательности символов. Александр продолжил:
- Предложенные последовательности были проанализированы лингвистами и математиками. Результатов ноль. Но на кафедру прикладной математики вчера пришёл один старичок, советник завкафедрой. Ему сейчас лет девяносто, но ведь держат же на работе, говорят, ума необыкновенного. И правда, взглянул он на листы и говорит: «Вот в этой последовательности есть определенный смысл». Все его спрашивают – почему в этой? А он начал военные годы вспоминать, как он совсем молоденьким офицером был, как в шифровальном отделе работал. И, уходя, старичок заявил, что, даже не зная, как язык звучит, надпись или послание всё равно понять можно. Только ассоциативные связи построить нужно, и надпись, если и не понять дословно, то интерпретировать можно.
- И вот, - продолжил Александр, - тогда математики внесли в уже имеющуюся программу по дешифровке неизвестного кода новые вводные параметры. Ядром программы у них был какой-то интерпретатор или искусственный интеллект, толком не смогу объяснить, что они там сделали, но вот ещё один справочник, который их программа предложила через трое суток после обработки символов.
Александр включил свой ноутбук, поискал на диске файл и запустил его.
- Не все символы получили свою интерпретацию. Но вот этот, - отметил он на экране, - с большой долей вероятности означает «дом», этот – скорее всего, «ходить». Вот эти – вообще не нашли интерпретации.
- Какие? Вот эти? – спросил домовой, - ну, вот этот символ понятен.
Он ткнул пальцем в один из неопределённых символов, который в стоял первым.
- Это степь, да не просто степь, а только та часть, что возле холма.
- Почему ты так решил? – спросили его.
- Ну, это же видно. Вот две точки. Это Каменная баба и каменный воин. Рядом несколько кругов, маленькие круги внутри больших. Это холм. Вот эти полоски – это направление туда, а вот эти полоски – это направление сюда.
Выслушав домового все снова стали рассматривать символы.
Мастеровой прервал молчание.
- Похоже… А если принять во внимание, что это не текст, а описание карты, то вообще всё сходится. И послание не может быть сложным. Просто мы не так видим, не так думаем, как те, кто наносил символы. Ну-ка дружок, - обратился он к домовому, - вот что ты ещё видишь в не отождествлённых символах. Вот это – чем тебе кажется? – указал он на следующий символ.
- Это откуда солнце восходит.
- Почему?
- Ну, вот, вроде как край земли, а из-за него вверх лучи идут.
- Резонно. А это что?
- Это куда солнце заходит.
- Почему?
- Тоже, вроде как край земли, но лучи вниз идут.
- Как это ты видишь? – удивился дед Антон, - я вот так не вижу. Но вот этот символ и мне понятен, - указал он на следующий символ, - это «война».
- А это почему? – спросили его.
- Тревожный он, как сломанный дом. А этот символ – «мир». Похож на «войну», но не тревожный, и дом целый.
Все опять замолкли, разглядывая символы.
- Итак, - слово взял Александр, - в университете нам для половины символов предложили интерпретацию. Что-то мы уже сейчас почувствовали, - кивнул он деду и домовому. – Давайте так. Я буду идти по последовательности знаков и составлять фразы. Как только встречаем непонятный символ, то кто что почувствовал, то и говорит. Будем включать подсознание. То есть, его, конечно, не включишь сознательно, оно само включится, оно должно нас вести. Спорить и задавать вопросы, что да почему, не будем. И будем считать, что мы совсем не изменились от тех древних людей. Поехали. И ещё важно. Будем читать символы слева направо. Не получится, сменим направление. Я включу аудиозапись всего, что мы тут наговорим.
И Александр, помолчав пару мгновений, медленно начал произносить название символов.
- Много, ходить, люди, восток, золото, гора, даль, там, война… Тут нет названия, - указал он на символ.
- Смерть, - мгновенно сказал дед Антон.
- Восток, даль, там, война, - снова начал Александр, - смерть, огонь, брат, это вот что?
- Ребёнок, - прикрыв глаза, заявил мастеровой.
- Мать, опять война, вода, плыть, место, куда заходит солнце, ой, это просто запад, а это что?
- Горы, - опять сказал мастеровой.
- Так, пусть горы, идём дальше. Горы, много, дерево, конец, пустота.
- Стоп, - перебил домовой, - это не пустота, это снова степь, только степь вообще.
- Горы, много, дерево, конец, степь, вдаль, долго, смерть, это непонятно.
- Догнать, - предложил мастеровой.
- Долго, смерть, догнать, степь, это непонятно. А, - сам себе сказал Александр, - это же любовь. Идем дальше. Смерть, догнать, степь, любовь, много, новый, трава.
- Новый и трава – это весна, - заявил дед Антон.
- Любовь, много, весна, конец, тепло.
- Конец и тепло – это зима, снова заявил дед Антон.
- Так, пусть, идём дальше. Зима, твердый, вода… О, это ж лёд.
Вот так в течение часа Александр называл машинную интерпретацию символов, пропущенные, не переведённые символы кто-то называл. И, наконец, работа была закончена. Исследователи несколько раз прослушали запись. Александр быстро отредактировал текст. Потом ещё раз отредактировал, снова прослушали, снова отредактировали. Потом начали спорить относительно правильности подсознательных ассоциаций. Снова меняли текст, стилистически правили его. И вот, уже под утро, он был закончен. Все были с ним согласны. Вот этот текст в окончательной редакции.

---------------------------------
Давно мой народ жил в мире далеко на востоке отсюда на золотой земле среди золотых гор. Царь наш, мой отец, умер. И родилась вражда между нами. Часть народа пошла войной на другую часть народа. Даже Богиня-мать не могла остановить злобу. И упал огонь. И горело всё вокруг. А когда огонь кончился, поняли мы, что стала земля непригодна для жизни. И половина моего народа погибла в этой войне и в этом огне. И тогда те, кто остался, встали под мою руку. И повёл я их прочь из нашей золотой земли. И кончились наши горы. И долго шли мы в большом лесу. Но и лес кончился. Много лет шли мы по большой степи. Весна сменяла весну, а зиму сменяла зима. А Богиня-мать шла впереди. И у жены моей рождались дети. И у многих наших женщин рождались дети. И не знали эти дети нашей золотой земли, из которой мы ушли навсегда. Другие люди присоединялись к нам. И вот мы пришли в эти края. Но умерла здесь моя жена. Подготовили мы её и отдали земле, положив туда и моё сердце. Ушла моя любовь. И оледенела моя душа. И нет сил мне уйти от неё. И не вижу я теперь ничего, кроме неё. И когда смотрю я в степь, только её и вижу. И когда смотрю я на солнце, и там её вижу. И веет ветер в степи, а мне кажется, что слышу я её дыхание. И льёт дождь на меня, а мне кажется, что это её тёплые слёзы. И даже Богиня-мать не поможет мне снова увидеть её. И решил я, что буду всегда в этой степи, пока Богиня-мать не позовёт меня к себе. А когда я уйду, то хочу, чтобы мой народ положил меня напротив неё. И нельзя мне будет ходить по земле ни днём, ни ночью. А можно мне будет ходить только когда рождается новое солнце. И хочу я, чтобы в священное время рождения нового солнца, я смог бы дойти до неё. И чтобы сделал меня народ из того священного камня, который везём мы из нашей золотой земли. И чтобы душа моя жила в этом камне. И поставьте меня так, чтобы я на неё смотрел и после смерти. И хочу я на неё смотреть вечно. И пусть солнечный камень напишет об этом на золоте…
---------------------------------

Все сидели, взволнованные услышанным. Конечно, не было уверенности, что они всё правильно поняли. Но древнее послание потрясло их. Ни у кого не было сил, так много чувства они вложили в работу над расшифровкой текста. И когда напряжение от пережитого начало спадать, то новое чувство заполнило их. Это было чувство преклонения перед великой любовью, которую через века сумел передать человек.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 29.07.2022г. Александр Чистов
Свидетельство о публикации: izba-2022-3357223

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1