Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Укрыться в космосе (главы 1 и 2; 4)


Укрыться в космосе (главы 1 и 2; 4)
­***

В затылке чувствовалась тяжесть, лицо саднило еще сильнее. Во рту привкус крови смешался с тканью — шершавой такой, пропитанной стиральным порошком. Себастьян сплюнул ее и выругался. Как ни странно, были связаны только руки. Детектив лежал на полу какого-то темного помещения; в глаза падал солнечный свет от приоткрытых ворот напротив. Воздух со свистом проникал через разбитый нос в легкие. Себастьян перевернулся на бок, нащупал опору в виде стены и попытался встать. Два раза он падал на колени, но на третий раз, покачиваясь, все же устоял на ногах и направился к воротам. На удивление, они поддались с легкого толчка. Солнце так ярко слепило глаза, что потребовалось еще минуты две, чтобы привыкнуть к нему. Наконец Себастьян отступил на пару метров и огляделся. Он стоял посреди гаражей, они тянулись вдоль и поперек. Знакомое место, однако детектив не мог его вспомнить и обернулся к тому месту, где пролежал всю ночь. Свет проникал сквозь распахнутые ворота. Ничего особенного — гараж как гараж, только без машины, зато полно барахла. Единственное, на полу лежала окровавленная тряпка, а возле нее — разбитый планшет.

Увы, прибор безнадежно сломан. Чуть поодаль от разбитого экрана лежали осколки. Себастьян подошел к самому большому, присел на колени, ухватился за него и перерезал веревку. Путы ослабли. Детектив размял руки, вышел на улицу и увидел на воротах номер 83. Тогда-то он и вспомнил: именно около тех самых гаражей он день назад опрашивал Хорста Ренна.

«Значит, — подумал детектив, — я лежал в гараже герра Э., у которого Цапф раньше снимал квартиру, когда его выгнали из института, но он все еще работал на господина Ж. Интересно, где же тогда сам...»

— Эй, ты че здесь делаешь?!

Похрамывая, к гаражу бежал худощавый лысый мужичок в халате. Себастьян отстранился и машинально нащупал пистолет. На этот раз он оказался чуть легче обычного. «Сперли патроны!»

Благо, жетон на месте, и детектив предоставил его владельцу.

— Я очнулся в вашем гараже. Меня избили и закинули туда.

От агрессии у герра Э. не осталось и следа: он перекрестился и стал уверять, что не при делах. Себастьян лишь кивнул: мол, верю, ты не виноват. Взамен он лишь попросил отвезти до участка.

Герр Э. так и сделал. Себастьян вбежал в фойе под удивленные взгляды коллег. Настенные часы показывали двенадцать дня. У бойлера стояло зеркало, детектив вгляделся в него: лицо в крови, нос распух, синяк на щеке, выбитый зуб. К нему подбежал капитан Витте вместе с доктором, и Себастьяна отвели в медпункт.

...Спустя час, когда Ткаченко рассказал капитану о продвижении дела и последствия, тот выдал ему новый планшет. Доктор обработал раны и посоветовал взять больничный. Капитан также поддержал эту идею, но Себастьяна с самого момента пробуждения не оставляло то самое чувство, будто его оставили в дураках. «Так легко сдаться после избиения? Ну вот еще чего! С какой стати я должен сидеть сложа лапки после стольких событий?!» Более того, гордость задета, и Себастьян, надувшись, стал просматривать планшет, регистрировать прибор на свое имя. В поисковике он набрал рейсы, что должны отлетать от Северного округа в восемь часов. Пять рейсов. Тогда детектив набрал в графе «по длительности полета» четыре дня, и остался только один.

Словно ошпаренный кипятком, Себастьян вскочил и, не обращая внимания на тупую боль в затылке, воскликнул:

— Капитан Витте, они летят на Уран!

Глава 2 Где-то в космосе... — Я уезжаю. Поедешь со мной? — говорит Дженни.

Он качает головой.

— У меня... у меня есть одно дело.

— Я не могу больше ждать!

Она замолкает; слезы падают крупными каплями ей на кофту. Он вздыхает и обнимает Дженни за талию.

— Когда рейс?

— Сегодня... в восемь вечера.

— Я скоро. Может, даже успею прийти к тебе. Ты где будешь?

— Здесь.

— Хорошо, я скоро...

Он уходит и закрывает за собой дверь.



— Феля! Феля, ты тут?

Феликс потер глаза, надел халат и направился к дверям. У порога стояла тетя Тома все в том же красном платье, только без шляпы.

— Феля, ты что, спишь? Сейчас же только восемь вечера, даже я ложусь не раньше десяти. Там так классно, на первом этаже. Видел? Там много народу, танцы скоро будут.

Феликс зевнул.

— Тетя Тома, может, с вами Эрих пойдет?

— Так он уже давно внизу. Анжела тоже скучает. — Она подмигнула.

При мысли о внучке тети Томы он невольно улыбнулся и согласился — не дрыхнуть же весь рейс, нужно развлечься. Феликс попросил старушку подождать, а сам переоделся в рубашку с джинсами.

Первые сутки полета подходили к концу, завтра корабль L-29 приземлится на Юпитере, а еще через два дня доберется до Урана. Выходит ровно четыре дня, а Феликс уже чувствовал себя уставшим, ведь у него так называемая «космическая болезнь» — он тяжело переносил переходы от ионосферы в экзосферу, это сопровождалось головокружением и рвотой.

Каюты Феликса и Эриха класса люкс располагались на самом верхнем, третьем этаже, как и все каюты выше стандарта. Тетя Тома и Анжела делили одну стандартную комнатку с двумя койками. Когда же старушка узнала, куда поселится внук и его друг, удивилась и мягко намекнула: «Вот было бы здорово поселиться всем на одном этаже! Виделись бы почаще...» Однако когда беглецы остались одни, Феликс сказал: «Нет, нет и нет. Да, не совсем красиво, но я не готов только за номера отдать сто шестьдесят тысяч на всех нас четверых. Надо честь знать». Эрих расстроился, однако не мог не согласиться, и вопрос сам собой решился. Вообще, Феликс побыл в компании старушки и ее внучки совсем немного, из-за болезни уже ближе к обеду ушел к себе и почти ничего не ел. Теперь, после отличного трехчасового сна, когда корабль пролетел Марс, ему стало намного легче, а в желудке заурчало.

Феликс вышел в коридор, и они с Тамарой под руку направились на первый этаж, где вместо пассажирских кают располагались комната отдыха, ресторан, библиотека, бар и даже бассейн. Их отделял только роскошный коридор с красным ковром и бархатными диванами, по бокам располагались двери с надписями. Итак, Феликс и тетя Тома пришли в ресторан — огромное помещение со столиками, картинами и коврами. Народу было много, все столики заняты; освещался ресторан люстрой и торшерами, из иллюминаторов, расположенных по бокам, можно увидеть очертания Марса, крупного красного шарика вдали. В углу, где располагалась сцена, африканцы играли джаз, а официанты семенили между столиками с подносами.

Взгляд Феликса приковался к столу вблизи одного из иллюминаторов: Эрих, одетый в смокинг, махал ему рукой. Анжела сидела напротив в красном облегающем платье до пола, с открытой спиной. Из ушей торчали большие белые серьги, волосы завиты в кудри. Феликс смутился: она выглядела действительно роскошно, а он стоял перед ней в помятой разноцветной рубашке и джинсах. Тетя Тома подтолкнула его в спину, он уселся рядом с Эрихом и напротив Анжелы, с которой села старушка.

— Как ваше самочувствие, Феликс? — сказала внучка и отпила шампанское из бокала.

— Намного лучше, спасибо. — Он улыбнулся.

— Вы пойдете на танцы? — сказала тетя Тома. — Сегодня в баре обещают дать фокстрот.

«Но я же танцевать не умею», — подумал Феликс, однако из вежливости ответил:

— Конечно.

На стол подали закуски, и некоторое время компания молча ела креветки в ожидании горячих блюд. Молчание прервал Эрих:

— Я тоже пойду с вами. Никогда не танцевал фокстрот.

— Ну уж нет, малыш, — сказала тетя Тома. — Как же я? Мы и так с тобой нечасто видимся, мне хочется с тобой побыть. К тому же сегодня в комнате отдыха разыгрывают лотерею. Главный приз — пятьдесят тысяч.

Анжела фыркнула, старушка испепелила ее взглядом, но ничего не ответила, и до конца обеда каждый из компании погрузился в свои мысли.

...Спустя полчаса, когда время подходило к девяти, все вышли из ресторана. Тетя Тома сразу повела Эриха в комнату отдыха, и Феликс остался наедине с Анжелой. Она села на диван и сказала:

— Вы никуда не торопитесь, Феликс? Подождите, не могу я сразу после плотного ужина идти на танцы.

— Понимаю. — Он сел рядом с ней и закурил.

Она тяжело вздохнула и облокотилась о спинку.

— Господи...

— Что?

— Не злитесь на бабушку, Феликс. Она бывает иногда слишком... навязчивой. Если вы не хотите идти...

— Нет-нет, я не против. А вы хотите?

Анжела пожала плечами.

— По крайней мере, не сейчас.

— Я вижу, вы недовольны.

— Ну как... Вымоталась просто, вот и все.

— Из-за тети Томы?

— Угу. Хорошо, что с ней пошел Эрих, а не я.

Молчание. Феликс понял, что надо как-то разрядить обстановку, поэтому стал расспрашивать Анжелу: где работает, впервые ли в космос летает. Постепенно она разговорилась, настроение поднялось, и они направились в бар. Там уже вовсю играл оркестр, имитированная площадка для танцев была заполнена кружащимися парочками в элегантных смокингах и длинных платьях. По просьбе Анжелы Феликс заказал виски, и они устроились за барной стойкой. Первый акт танцев закончился, наступил десятиминутный перерыв.

— Знаете, — сказала Анжела, когда принесли виски, — несмотря не навязчивость со стороны бабушки, я рада, что мы хотя бы два-три часа побудем на Юпитере. Давно там не была.

— Вы с Юпитера?

— Да. А вы?

Феликс улыбнулся.

— Я тоже.

— Там я прожила двадцать два года. Мой переезд получился спонтанно: измена мужа, развод, смерть отца... В общем, на фоне стресса психолог посоветовал сменить обстановку, и я переехала к бабушке в Арбайтенграунд. Уже пятый год живу и ни о чем не жалею, хотя и скучаю по подруге и матери.

— Они знают, что вы прилетите?

— Да, конечно. Я бы там осталась на неделю, но денег на обратную дорогу нет, только если по бабушкиным билетам. Получается, я их встречу завтра и через две недели, когда полетим обратно на Землю. Знаете, это лучше, чем ничего. Кстати, а у вас есть кто-нибудь на Юпитере?

Виски обжигало горло, и Феликс, поморщившись, с грохотом поставил стакан на стол.

— Нет... уже нет. Они вас встретят у аэродрома?

— Да. — Анжела вздохнула, ее глаза засияли. — Только подумать: спустя семь лет встречу маму и Дженни!

Он нахмурился и во все глаза уставился на нее.

— Что-что?

— Да так, я о своем... Говорю, что встречу маму и Дженни, подружку.

— Дженни?.. Необычное имя.

— Ну да, совсем не немецкое. Зато оно так выделяется и с фамилией созвучно: Дженнифер Барбара Герц. Я бы тоже хотела себе какое-нибудь английское имя. У них там, в Англии, очень красивые... Феликс, вам плохо? Вы бледны.

Сердце больно ударялось о ребра. Влах вздохнул и хотел подозвать бармена за следующей порцией выпивки, как тут оркестр заиграл с двойной силой, и первые парочки уже кружили в центре зала. Феликс кивнул Анжеле и удалился. В коридоре никого не было, он плюхнулся на диван и закурил, а в голове все еще звучало колоколом ее имя.

Дженнифер Барбара Герц.
***

Земной день постепенно сменился вечером, а на горизонте появились первые очертания Марса. Мужчины сидели за столом и пили чай, когда на панели загорелась лампочка и на экране в каюте управления возник силуэт большого красного шара. Сбоку появилась отметка топлива: оставалась только одна треть бака.

Хорст помрачнел, Гетман нахмурился.

— Но почему?

— Много энергии ушло, когда мы выбирались из атмосферы. Признаю, я этот момент не совсем до конца проработал.

— И что теперь? — сказал Бернс, с трудом скрывая раздражение. — На каждой планете останавливаться?

— Нет. Этот дефект нам не помешает. Больше всего топлива требуется в двух случаях: когда покидаешь или возвращаешься на Землю и когда на борту больше пяти пассажиров. Чем больше людей, тем больше расхода на электроэнергию, а это дополнительная нагрузка на бак. Мы заправимся, и топлива хватит на три дня.

Гетман прикрыл глаза и откинулся в кресле.

— Много это времени займет?

— Нет, максимум полчаса.

Бернс кивнул и ушел в свою каюту, хотя он оттуда и так полдня не вылезал. Впрочем, Хорст не любил лезть в чужие дела, а сел за штурвал и настроил курс на Марс. Ближайшая заправка располагалась как раз между зданием аэродрома и взлетной полосой для частных транспортов. Благо, если нужна только заправка, запрос таможни необязателен, поэтому инженер сразу пошел на посадку. Она выдалась мягкой, температура внутри «Ласточки» не поднялась ни на градус. Хорст первым вышел на заправку. Она напоминала чем-то обычную, для автомобилей, только раза в три больше, да и топливо дороже стоит, а так ничего нового — колонки и супермаркет. Неподалеку стояли на частной полосе дальнобойщики и просто любители покататься, или же такие же научные исследователи, у которых не нашлось денег на специальный лайнер. Воздух был суховат, пахло пылью и чем-то паленым, но дышать можно, решил Хорст. Температура нормальная, планшет показывал восемнадцать градусов. Вблизи никого нет. Гетман вышел из корабля и закурил, а инженер направился в супермаркет.

Кроме продавца, у окна стояла смуглая девушка с веснушками, одетая в шортики и рубашку с короткими рукавами. В руках она держала два чемодана на колесах и, периодически вздыхая, поглядывала в окно, что открывало вид на аэродром. Хорст почувствовал на себе ее пытливый взгляд и терпеливо расплатился с полусонным продавцом. В запасе пятнадцать минут. Хорст подошел к полкам с едой и стал выбирать продукты на перекус, а между тем он чувствовал все тот же взгляд. Наконец инженер не выдержал и обернулся. Девушка уже без стеснения смотрела на него, чуть не плача.

— Я могу вам чем-нибудь помочь, дорогуша?

Она закусила губу и сказала:

— Вы... вы здесь надолго?

— Нет, максимум через полчаса улетим. А что такое?

Она покраснела до корней волос и поманила его к себе. Хорст подошел к ней.

— Мне очень стыдно об этом просить, но мне срочно нужно добраться до Юпитера. Понимаете, я пропустила свой рейс, а следующий будет только завтра, но мне срочно нужно быть на Юпитере до завтрашнего обеда, дело чрезвычайной важности. Я вам заплачу!

Хорст задумался. Девушка не походила на бандитку, проститутку или воришку. Да и красть у инженера нечего. «В принципе, — размышлял он, — ее можно поместить в комнату для гостей, она как раз свободна... Кстати, симпатичная девушка!» Конечно же, Хорст не произнес этого вслух, только сказал:

— Хорошо, я вас отвезу, места хватит. Не нужны мне ваши деньги, прошу вас, уберите. Правда, мне не сложно. Кстати, меня зовут Хорст Ренн, я инженер, везу двух ученых на Уран. А вас как зовут?

Девушка просияла, убрала деньги в кошелек и протянула руку со словами:

— Я Дженнифер Герц. Рада знакомству.

***

Продолжение следует...
(лицензия некоммерческое использование, DMCA Contact Us)






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 28.07.2022г. Кристина Устинова
Свидетельство о публикации: izba-2022-3356565

Метки: космос, полёт, Солнечная система, будущее, детектив, розыск, расследование, несколько сюжетных линий,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1