Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мармеладный тест


­Мармеладный тест



- Та-а-ак, Воробьёва!А ну-ка, подойди сюда!Живее!Что ты там, уснула?!

На узком деревянном столе, застеленном яркой клеёнкой, - большая разделочная доска для резки хлеба, около неё – огромный, с массивной деревянной рукоятью,нож.  Лезвие поблескивает на солнце: его яркие  лучи струятся на веранду сквозь лёгкую узорную  решетку,увитую виноградом, играют весёлыми бликами на загорелых лицах детей, на золотых ободках чайных чашек, на чисто вымытом, ещё не до конца просохшем полу.  Рыжеватые, кудрявые волосы  Евгении Константиновны, моей любимой воспитательницы, тоже золотятся на утреннем солнце.  Золотится колечко на её правом безымянном пальце. Она берет в руку хлебный нож и подносит его почти к самому моему лицу.

- Ну что, Воробьёва, может быть, ты повторишь те слова, что ты говорила сегодня утром в спальне? -Красивые тёмные брови Евгеши (так ласково её называли между собой мои родители) грозно сошлись на переносице, а между ними пролегла глубокая морщинка.        Я обмерла. И конечно, не проронила ни звука.

- Нет? Не повторишь?- она медленно повернула нож в руке. – Ну, так я тебе язык сейчас и отрежу, чтобы ты больше никогда таких слов не говорила, - промолвила она негромко и отчетливо, глядя мне прямо в лицо. Глаза синие-синие, и такие злые.

- Высовывай язык, живо! – скомандовала Евгения Константиновна, хватая меня за запястье.

Внутри у меня всё похолодело. Я поверила. Поверила, что вот сейчас, сию минуту, мне отрежут язык. Я ни капли не сомневалась, что она сделает то, о чём говорит.Все остальные дети, замерев, наблюдали за этой сценой, позабыв про кашу и печенье с маслом.Я, не отрываясь, смотрела на длинное, острое лезвие и ждала, когда же мне силой откроют рот, потому что сама не могла даже дышать.Наконец, она выпустила мою руку и  кинула нож на стол.А я всё еще не могла отвести глаз от  узкой полоски стали, поблескивающей на солнце, и машинально, быстро кивала головой на требования воспитательницы пообещать, что я никогда больше не буду говорить таких слов.

Медленно, на негнущихся ногах я вернулась на свое место за столом.И сидела, опустив плечи, уставившись в тарелку с остывшей манкой, не в силах поднять глаза на сидящую напротив Леночку Красавину, из-за которой сейчас чуть не подверглась жуткой казни.Я не боялась её -я её ненавидела.Ненавидела так, как ещё никого в своей жизни.И именно поэтому, сегодня ранним утром, в спальне я, сама не помня себя от злости и отчаяния, вывалила на неё все матерные слова, которые только знала,все разом, как пули из обоймы автомата, - а она тут же, сию же секунду побежала жаловаться воспитательнице.

Хотя она сама меня довела.Довела своей всегдашней тупостью,которую я просто не могла переносить спокойно.Мы заправляли свои постели после сна (ярко-синее узорное  покрывало – аккуратно расправить,подушку  - поставить на уголок), и Леночка снова и снова подбегала к моей кровати и  рушила весь порядок и красоту, а когда я попыталась ей втолковать, что так делать не надо, стала прыгать, корча рожи, как обезьяна, вокруг меня, так, что у меня аж голова закружилась. Ну, вот тут-то я не выдержала и выкрикнула в сердцах всё, что я о ней думала.В нецензурной форме.

-Это кто же тебя таким словам научил, а? Кто дома матерится?  Мама? – допрашивала меня Евгения Константиновна уже при маме, которая приехала на дачу в субботу  навестить меня. – Или может быть, папа? Бабушка?

Я молчала и лишь отрицательно мотала головой на каждый её вопрос, а мама стояла напротив, и я видела только подол её розового летнего платья и босоножки на высоких каблуках, потому что боялась посмотреть ей в глаза.  Однако, когда я, наконец, подняла взгляд, я поразилась: и мама, и Евгеша улыбались, да просто едва сдерживали смех.  Смешно им было.  Никому и в голову не пришло поинтересоваться, почему я стала выражаться плохими словами… Никого не волновало мое душевное состояние. Мама вручила Евгеше пакет с моей чистой одеждой и бельем, скормила мне клубнику с сахаром из стеклянной банки и снова уехала.

А мне уже совсем не хотелось оставаться на этой дурацкой даче. Хотя начиналось всё так замечательно…В первый же день после приезда  воспитатели повели нас на прогулку в самый настоящий лес,и там я впервые в жизни увидела  самые настоящие грибы.До этого я видела их только на картинках в книжках, а еще – когда родители водили меня в ТЮЗ на спектакль «Приключения Сыроежки».  И теперь, здесь, в июльском лесу я увидела эту  милую Сыроежку собственной персоной: в кокетливой, нежно-розовой шляпке…

Вскоре– ещё одно чудо: перед нашим корпусом был сделан большой бассейн, и в одно прекрасное утро на дачу приехала чья-то  бабушка – скульптор по профессии, и под её руководством рабочие стали выкладывать стенки бассейна цветной мозаикой.Когда они закончили, и бассейн, наконец, наполнили водой, весь яркий мозаичный подводный мир ожил: водоросли и осьминожки, морские звезды и морские коньки,медузы и крабы,и, конечно, рыбки всевозможных форм и цветов, - все, казалось,шевелились под толщей прозрачной, пронизанной солнечным светом воды.На следующий день, после полдника, нас запустили в этот бассейн купаться. Боже! Я просто задохнулась от восторга, спускаясь по лесенке в тёплую, играющую золотыми бликами воду, - к этим замечательным морским обитателям.Плеск, смех, радостные взвизгивания… И тут - громкий, перекрывающий весь детский гомон голос воспитательницы:

- Та-ак! Кто намочит свою панамку, сразу же выйдет из воды!

Вода в бассейне доходила нам всего до пояса, и надо было очень уж постараться, чтоб намочить панамку. И я подумала, что уж я-то точно её не намочу.Но я и глазом моргнуть не успела, как чья-то рука мелькнула почти у самого моего лица, и сорванная с головы панамка – уже в бассейне, уже набирает влагу, темнеет, тяжелеет и медленно-медленно начинает опускаться под воду….

- Воробьёва! Сию же минуту вышла из воды и села на бортик!!!

Я покорно подчиняюсь. Сидя на нагретом солнышком бортике и купаясь уже в собственных слезах, потоками льющихся из глаз, я старательно выжимаю и расправляю панамку, в надежде, что она быстро высохнет, и мне снова можно будет вернуться к крабикам и звёздам.А ещё – сквозь пелену слёз я всматриваюсь в счастливых купальщиков, пытаясь понять, кто же сделал мне такую пакость. Противный белобрысый мальчишка – лицо совсем незнакомое – смотрит на меня из воды и кривляется, как макака, а рядом с ним хихикает Леночка, которая, судя по всем, и вдохновила  героя на сей славный подвиг. Смотреть на них мне противно, я опускаю голову как можно ниже, и одна лишь мысль, странная, отчаянная, вертится в мозгу: «Ах, если бы вернуть всё назад, всего на  минуту назад, и успеть – заметить, отойти, оттолкнуть, отобрать, …не дать случиться тому, что случилось…Если бы!».И впервые в жизни – осознание, горькое-прегорькое:  «Нет, вернуть ничего нельзя. Что случилось, то уже случилось. Ничего не изменишь».  Эти отчаяние  и  горечь намного сильнее, чем ненависть к Леночке.Осознание необратимости событий – новый страшный инсайт в познании мира… И с ним надо как-то справиться, как-то смириться.

С осознанием того, что в мире существуют злоба и несправедливость я, кажется, смирилась уже давно. Моим «коучем» была, как ни странно, всё та же особа с большими, глуповатыми зелёными глазами и жиденькими светло-русыми косичками.В прошлом году Леночку записали на балет, и на следующий же день она пришла в сад  с блестящей идеей: набрать свою балетную школу, а для этого измерить талии у всех девчонок с помощью пояска от платья. Она построила нас всех в шеренгу и с важным видом подходила к каждой, чтобы провести это тестирование на профпригодность. В итоге она взяла на балет всех. Кроме меня.
- Ты не подходишь. Слишком толстая, – заявила новоявленная прима-балерина тоном, не терпящим возражений, и я, еле сдерживая рыдания, убежала в туалет, чтобы уже там, в уединении,дать волю слезам.Уединения не получилось: Леночка привела в уборную только что набранную балетную труппу и приказала им:
- Пинайте её, пинайте!
Двое или трое подчинились приказу, остальные стояли и смотрели, каких подружки разминают ноги  пинками вместо батман-тандю. Мне не было очень уж больно.Мне было непонятно, почему они так себя ведут… Что я им всем сделала? Это непонимание ранило больше, чем какие-то там пинки худосочных сверстниц, даже больше, чем слова Леночки.  И каким-то образом, очень скоро пришло осознание, на тот момент ещё не оформленное в умозаключение, а живущее пока на уровне чувств: «Чтобы тебя ненавидели, необязательно делать что-то плохое. Ненависть к тебе просто есть, потому что ты – это ты, не такой, как другие.Вот и всё.»

….Снова утро, снова залитая ярким и тёплым солнцем веранда, где уже накрыт завтрак. Сегодня дежурю по столовой я вместе со своим другом Колькой, и аккуратно раскладывая около тарелок ложки и салфетки, замечаю, как воспитательница водружает на отдельно стоящий, узкий длинный стол большой поднос с мармеладом.  Мармеладины большие, с пол ладошки величиной. И разноцветные:  лимонно-желтые, апельсиново-оранжевые, яблочно-зелёные, клубнично-красные… И сверху покрыты сахаром, словно инеем.  Даже не подходя близко, я чувствую фруктово-ягодный аромат, и уже ощущаю на языке эту упругую, нежную, чуть с кислинкой, свежую сладость. Я очень люблю мармелад. И сегодня нам его дадут к чаю. А что же вообще на завтрак? Нянечка несет из кухни большую дымящуюся кастрюлю… Каша? Манная, или овсяная, или гречка с молоком? Ох! Разочарованию моему нет предела: большой плоской ложкой с дырочками она выкладывает на тарелки варёную картошку… Не пюре, нет! – половинками! Я морщу нос: на завтрак ничего хуже и придумать нельзя! Ну, да ладно…Никто ведь не заставит съедать всё, что на тарелке. Зато к чаю будет восхитительный, самый вкусный на свете мар-ме-лад! Какого цвета мармеладину я возьму? Желтую? Или красную?Или все-таки, оранжевую, апельсиновую?

Мои радужные мармеладные мечтания прерывает бодрый голос Евгении Константиновны:

-Так, ребята! Кто быстро съест завтрак, тот получит к чаю мармелад! А кто не съест, - тому мармелада не достанется. Ешьте и приносите мне показать ваши пустые тарелки!

Такого поворота событий и такого удара под дых я никак не ожидала.Я снова глянула на желтоватые сухие куски картофеля и поняла, что быстро съесть это ну никак не смогу. Была бы каша, или запеканка, или омлет, -  я бы самая первая понесла Евгеше свою пустую тарелку. Но вареная половинками картошка – это выше моих сил. Однако, не желая сдаваться без боя, я взяла вилку и сделала попытку. Нет, эта гадость никак не лезла – я запихивала её в рот и жевала, но проглотить не могла, она просто застревала в горле.Тем временем, кто-то уже справился со своей картошкой и получил мармелад.  Потом – ещё один, и ещё, и ещё. Я с тоской наблюдала за тем, как пустеет поднос, но ничего не могла поделать!  Когда на нём не осталось ни одной мармеладки, а лишь белоснежные песчинки сахара, я отодвинула от себя тарелку с едва начатой картошкой, и слёзы закапали на клетчатую клеёнку.
Как же это подло! И как несправедливо!Если бы они поставили этот поднос и сказали: «Вот мармелад, но вы его не получите, пока не заправите кровати и не сложите аккуратно вашу одежду в кабинке».Или же: «Вот мармелад, и вы можете сейчас взять по одной штучке,а кто не будет брать сейчас, а подождет, тот вечером получит по две штуки!».  Разве это было бы мне «слабо»?Да нет, конечно! Но вот этот изощренно-садистский вариант«мармеладного теста»я, увы, не сумела пройти.

Леночка Красавина, с торжествующим видом прошла мимо, доедая свою зеленую, под цвет глаз, мармеладину.  Меня недавно допрашивали, кто научил меня материться, а мне хотелось бы спросить у неё, кто научил её есть на завтрак отвратительную, сухую, даже без масла, вареную картошку… Или она просто украдкой, пока воспитательница не видит, сбросила всё под стол?Не удивлюсь, если так и было.

Дачные испытания не прошли для меня бесследно: я заболела свинкой, и папа на служебной машине забрал меня домой. У меня был жар, меня мутило, кружилась голова, но глядя в окно УАЗика на пролетающие мимо красновато-золотые стволы сосен,и солнечные лучи, струящиеся сквозь зеленую листву,  я чувствовала себя почти счастливой…

***

- Ребята, сейчас вам нужно сделать два круга – внешний и внутренний.  Внешний круг будет двигаться: на каждый хлопок – шаг вправо,а внутренний – оставаться на месте, и ваша задача – познакомиться с каждым вашим партнером, который окажется напротив, и сказать ему искренний комплимент!

Вот это да!У всех студентов в первый же день начинаются лекции,а здесь, на факультете психологии – всё по-другому. У нас сначала трехдневный тренинг знакомства, и мы, всем первым курсом (а нас больше ста человек)собрались в большом спортзале, вместе со всеми преподавателями, чтобы поближе узнать друг друга, а может быть, и получше узнать самих себя.Ну, разве не здорово?Я воодушевлена, приятно возбуждена,я с огромным интересом вглядываюсь в лица своих однокурсников, особенно тех, кого я как-то не заметила или не запомнила в пору вступительных экзаменов. Все  такие разные!И все кажутся такими классными! Эйфория первых дней студенчества особенно сильна именно на психфаке.

..Тренер снова хлопает в ладоши, и мы послушно делаем ещё один шаг вправо.Напротив меня – красивая девушка. Умелый, почти профессиональный макияж смоки-айз подчеркивает прозрачную зелень чуть раскосых глаз.На тонких губах – нюдовый блеск. Прямые, русые, мелированные волосы до плеч - распущены.  Я смотрю на неё и сразу понимаю, кто сейчас передо мной. Я узнала это лицо, эти глаза, это  склад губ мгновенно.Мне даже имя не надо спрашивать, чтобы удостовериться. Я просто сразу говорю:

- Лена?
- Да, - она улыбается, и не удивляется, что я знаю.  Думает, наверное, что я слышала, или просто наугад сказала.

Она меня не узнаёт, я это вижу. А я не собираюсь напоминать.Не надо.Внимательно смотрю в зелёные глаза напротив и ловлю себя на том, что не только ненависти, а даже неприязни  к этому человеку  я не чувствую. Совсем. У нас полминуты на общение и комплимент. Я спрашиваю про балет. Нет, она не балерина, в детстве чуть-чуть занималась, может быть, год или даже меньше. На психологию пришла, потому что «интересно понимать людей». Говорит Лена как-то смущенно и вяло, ей, видимо, совсем туго даются, но мой звучит искренне: я и вправду восхищена её глазами и её удивительной схожестью с одной очень красивой поп-певицей. Она польщена, улыбается, благодарит, и  круг снова смещается на шаг по сигналу  ведущего тренинг.

Потом начинается учеба,мы с Леной в разных группах, поэтому я вижу её только на общих лекциях, но она частенько пропускает занятия… А ещё через пару месяцев  мы случайно сталкиваемся на автобусной остановке.

- Ну, как дела?

- Да нормально. Я же на менеджмент перешла…

- Правда? Не увлекла психология?

Она пожимает плечами.

- Да не то, чтобы не увлекла… Я просто не так всё себе представляла.

- А что не так?

- Ну, тут же психологии совсем почти и нет. Всё сплошная философия… А я не понимаю её, вообще. Какие-то сумасшедшие писали свой бред, а мы это читать должны… Особенно вот этот, как его… Хай…хайге…хайре…

- Хайдеггер? – подсказываю я.

- Ну да, он. Да я даже выговорить его имя не могу. А книжки его –  вообще бредятина. – Она нервно хихикает.

Я понимающе киваю.  У нас очень многие с курса перешли на менеджмент, ещё до окончания  первого семестра. Именно -  не выдержали испытания Хайдеггером и Ницше.   Тут у нас свои мармеладные тесты, что и говорить….























Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 30
© 23.07.2022г. Ольга Муравьева
Свидетельство о публикации: izba-2022-3353350

Метки: лето, дача, дети, воспитательница, испытание,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Светлана Ар       02.08.2022   18:26:27
Отзыв:   положительный
Ольга, мне очень понравилось.Чуть-чуть хочется продолжения)...
Ох уж эти травмы детства, у каждого-свои.Сколько мы оттуда в свою взрослую жизнь приволокли, да.
Спасибо!
Ольга Муравьева       03.08.2022   05:37:31

Светлана, благодарю за внимательное прочтение и за отзыв!) Продолжение, наверное, каждый может придумать свое))









1