Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 3 ( 7-8 гл.)18+


Золотой Колаис - 3 ( 7-8 гл.)
­­­      ­ЧАСТЬ 3
      Глава 7

   - Я спешу, а ты изволил задержать меня. Легат Августа не похвалит за опоздание, сам знаешь…
Легат-пропретор перебил трибуна:
   - Ты в моем легионе, и будешь слушаться меня!
   - Италийский так же под рукой Аврелиана, как и 11 Клавдиев…Ты выговор получишь.
      Алкивиад, наливавший себе из кувшина неразбавленное вино, мрачно заметил:
   - Уясни себе, мой милый Кай, Гай Аврелиан для меня дырка без дудки, как и царствующие. - Глотнув залпом вино, бросив в рот дольку лимона, обернулся к трибуну, не обращая внимание на недовольное выражение его лица.
   - Кислятина, - скривился Алкивиад. - Греки всегда подсовывают нам дрянь. Знаешь, дорогой мой Кай, у меня в любимчиках Нерон, а почему ? Я Биппа хотел назвать Нероном.., но возомнит себя мошенником собака, перестанет слушаться. А потому, что – великий был он идиот! Гаю Аврелиану и Фабиям, толстолобым, далековато до Нерона. Даже тебе, Кай, не нужен талант идиота. Главное, я такой талант имею! Я не просто идиот – я суеверный придурок! Сынок…
      Что-то комично выделил отец слово «сынок». Ну да, на росаланском языке оно так и звучит, уморительно. Отец всё чаще заговаривал с ним на их тайном языке. Порой трибуну казалось, что он забывает язык римлян. У него девизом было изречение: «Уши есть везде, даже там, где одни глухонемые».
      Снова наполнив свой бокал, Алкивиад подошел к сыну почти вплотную, всматриваясь в его лицо единственным своим глазом. Второй глаз, который он отдал в залог Одину, воинственному богу готов, ему заменил стеклянный. Поэтому, Алкивиад сильно щурился, не позволяя людям увидеть его недостаток. Пришлось Каю опустить взгляд.
   - Скоро наша жизнь круто изменится, мальчик мой! Увидишь ты, как артистично я, по их мнению -идиот, в ловушку заманю и царствующих, и Гая Аврелиана с Фабиями, кто спят и видят себя кесарями. Сразу после помолвки – свадьба, и ты отправишься в Херсонес Таврический.
   - Куда?! Мы же вывели оттуда свой гарнизон.
   - А я – ввел! Вчера из Мессаны сорок кораблей направились в Херсонес…Оттуда пойдут в крепость Харакс. А осенью –в Караниу, есть такая местность, граничит с таврами-аррихами. Там мы поймаем одну птичку, наподобие гаруды, на человеческом лице у птички – хищный клюв. Караниу сравняю с землей, силы будут! Там недалеко Боспор! … Собака, он украл у моего друга, конунга готов Филимера, - герулов…Эт-то лучшие воины бога Одина…
   - Отец, - ужаснулся трибун. – Все знают, на Боспоре хозяйничают готские пираты! Бораны, что ли…
      Алкивиад состроил угрюмую физиономию, всё ещё грея вино в руке.
   - Нет…ни боранов, ни баранов…Их корабли сгорели на море…Мне доложили…Был сильный шторм, молнии безперестанку били, попадая в мачты….Корабли горели, как свечки…Собака, …Знаю, чьих рук это дело, знаю….Пе-ес…Ёще ты пожалеешь, что со мной связался… - Не мог успокоиться Марий Алкивиад, понося кого-то…
      Кай Валент терялся в догадках. Никогда прежде отец не посвящал его в непонятные свои военные планы. Что случилось? Что толкает его вот так, на ходу, говорить о сокровенном?
      Наконец, осушив бокал, легат-пропретор обнял за плечи своего подчиненного.
   - Я всё равно всю Тринакрию*) захвачу вместе с ее осиным гнездом – Неаполем Скифским. Из Тринакрии ударю по римским провинциям в Мезии, там и закопаю кости римских легионов. И буду любоваться, как Вечный колосс на глиняных ногах в прах рассыпается. Зрелище, Кай, будет – Искандер заплачет!
      Не мог понять Кай Валент: то ли отец пьян, то ли разыгрывает из себя сумасшедшего актера Нерона? Развернулся к нему, приняв позу Марса.
   - Из Таврики угрожать Риму, всё равно, что из болота прыгать в небо!
      Алкивиад изогнул бровь. Рассмеявшись, показал сыну знак одобрения, но тут же насупился:
   - Один архи-древний мудрец изрёк: «Кто Таврикой владеет, тот владеет миром!» Но пока еще никто не смог завоевать саму Таврику…
   - Был один такой прыгун, кто из твоей Тринакрии вздумал угрожать Риму – царь Митридат*)!
   - А-а, Евпа-атор. – Алкивиад вернулся к столу, опять вином себя подогреть. Обронил загадочные слова: - Тоже искал…Да жилка тонка.
      Кай Валент закрыл глаза, чтобы не видеть, как отец наполняет неразбавленным вином четвертый бокал и не закусывает.
   - А персидская скотина, царь Дарий Гистасп…тоже искал…700 тысяч сателитов пригнал на Боспор…А скифы ему фигу скрутили, тоже знают, сами, гончие псы, ищут…
   - Не понял, отец, что они искали?
      Кай Валент решил разделить с легатом виноизлияние, поменьше ему останется. Только взялся разбавить свою порцию, Алкивиад накрыл ладонью его бокал. Свистящим шепотом, с холерическим блеском одного глаза, сказал:
   - Они дорогу в ад искали! На западе зайдешь, в Херсонесе Таврическом, на востоке выйдешь, на Боспоре Киммерийском. И в обратном направлении, по кругу…Найдешь дорогу в ад – ласы отдадут тебе Таврику и в придачу золотого коня с гривою дракона...,крылатого и говорящего, а тот покажет, где зарыты Жезлы Триединой власти. Завладеешь жезлами Трисмегиста - завладеешь всем миром! Это знаю я, больше никто-о!
      Он хотел осушить и бокал сына, который закрывал ладонью, как бокал ребром ладони выбили из-под его руки. Он разлетелся на полу звонкими осколками.
   - Хватит пить, отец! Ты пьян, как последний пролетарий!*
   - Ты еще здесь, трибун латиклавия? – Алкивиад таращился на осколки бокала, лежавшие на полу и которые обнюхивала коротышка Гея. - Опоздаешь к своему Дарию, я тебя не буду выгораживать …
      Кай Валент чуть не заругался солдатской бранью: задержать его отъезд в Рим, чтобы нести бессмыслицу?! Вдогонку сыну отец прокричал:
   - А мировую мне корону принесут двое Божеств кудлатых, чтоб им пусто было! Берегись человечество – я иду!
      На скверное озорство Бахуса списал странный бред отца Кай Валент. Одно запало на душу тревогой: легат-пропретор самолично отправил в Херсонес Таврический Равеннскую эскадру. Как он будет выкручиваться перед Гаем Аврелианом, перед царствующими? А ведь выкрутиться! Любая авантюра всегда заканчивалась у Мария Алкивиада его победой.

…  Кай Валент вернулся на виллу под вечер. Выкупался, оделся в траурную тунику, - приближалась ночь лемуров, когда они с отцом приносили жертву манам, духам предков., - и зашел в кабинет.
      Марий Алкивиад сидел за столом, что-то писал. Слуга зажигал светильники, - сумерки сгущались.
      По лицу Алкивиада не было видно, что он с утра перепил. Собран, строг, внимателен. Да, и никогда прежде сын не замечал за ним желание напиться до беспамятства.
      Кай Валент развернул на столе длинный сверток, который принес с собой. Поневоле Марий Алкивиад оторвался от писанины. Перед ним лежали четыре меча в инкрустированных ножнах. Один из них сын обнажил. Мягко выскользнул клинок. В свете светильников полыхнула синим огнем хищная сталь.
   - Твой заказ, отец, из самого Дамаска. Я не торговался, но цена, как за твою либурну…
   - Знаю, - зашептал Алкивиад, завороженный сиянием клинка. Взял его из рук сына, бережно, нежно. - В моей жизни есть три дорогих мне существа: мой сын, моя Элин, и моё оружие!
      Неприятно резануло слух Кая это чудовищное сравнение, но он не захотел препираться с отцом в день памяти предков.
   - А змею зачем покупал? – Алкивиад любовался клинком, проводя по стали листом бумаги, разрезанная, она плавно падала на стол. – Казначея я уже проверил…Да, совсем недавно посыльный принес змею обратно…
      Кай Валент усмехнулся, присаживаясь напротив отца в уютное кресло. Спросил, что сделал отец с товаром, который вернули?
   - Что….Бросил за пазуху посыльному, когда сказал тот, какие слова передала для тебя…дочь этрусков. Возьми себе два меча. Они – твои!
   - Как и Элин?
      Отец поднял голову, откинувшись в кресле. Сын опустил взгляд.
   - Пойми же правильно, трибун, какая может быть гетера, у тебя помолвка, свадьба. Дурной тон! После свадьбы отправишься в Херсонес с Элин. Жена твоя останется в Риме.
      Кай Валент думал, что отец по пьяне говорил про отъезд в Херсонес, ан-нет.
   - Допустим. Чем займусь я в провинциальной дыре?
   - Дыра…- Марий Алкивиад смотрел сквозь сына, в пространство, вспоминал о чем-то?…- Будешь ждать моего приезда. С Элин развлекаться. У тебя там дом, один из лучших в той…дыре. И там…прошло твоё детство, и там…Запомни это имя, мальчик мой… Юлиан! Зовут ублюдка Юлиан! - В голосе отца послышалась нескрываемая ненависть.
   - Я должен оторвать ему голову, за что? - Кай осторожно взглянул на отца.
   - Сам свернул бы ему шею…Но он мне нужен, гаденыш…Живой…- Алкивиад провел пальцем над огненной сталью клинка. – В Херсонесе мои люди за ним следили…Он в лупанарий полез, сопляк, мои следы искать… Думал фальшивое имя его морду спрячет!...А я его поймаю, всё равно поймаю….Подвешу на цепях…Он всё исполнит, всё, что прикажу!
   - Да, кто он, дорогой отец? - Не выдержал Кай Валент, удивившись ярому гневу, зажегшему глаз Алкивиада. Покрасневший в гневе его глаз вонзился в сына, кто, как по команде, отвел взор.
   - Я тебе, придет время, всё расскажу, и ты поможешь мне…Есть у меня враг тайный, сильный враг…Я должен его сравнять с землей, испепелить! –
   - Надеюсь, этот враг…не король готов Филимер?
     Марий Алкивиад залился лающим смехом.
   - Оставь, Кай, в покое моего преданного друга…Враг есть пострашнее Филимера…Он мне ломает планы, он мне пакостит, он…своего сына, пройдоху, посадил во главе герулов…Забрал лучших воинов Филимера…Собака!...Харкать кровью будет, псина…
      Неожиданно Марий Алкивиад успокоился, будто и не был зол на кого-то. Будничным тоном сказал:
   - Вот, готовлю депешу префекту Равеннской эскадры…Остальное скажу перед твоим отплытием. Дам тебе трирему…с твоим именем… «Орел», как там тебя этруски называют? Арунт?-- Алкивиад нехорошо улыбнулся. – Знаю, они следят за мной…Подонки! Давно их раскусил…
     Кай Валент был согласен с отцом, слишком странно ведут себя Цецины, особенно Ларт Бофорс. Продолжить эту тему не успел, в таблинум, сгибаясь, вошел слуга. Подал хозяину какой-то знак. Марий Алкивиад вдруг грязно выругался, не постеснявшись присутствия сына, которому такая ругань была поперек горла.
   - С этими гладиаторскими ставками, совсем из головы вылетело…Кай, - повернулся к нему отец, - помнишь, ты выходил под именем Цитуса…Гладиатора Цитуса?
      В душе Кая похолодело: ничего не проходит бесследно. Он сделал вид, что припоминает.
   - Цитус…Да, слышал…он погиб…
      Марий Алкивиад вскочил с кресла.
   - Его Гикесий утопил. Прощелыга, утопил в наших владениях. – Он прошелся по комнате, задержавшись подле слуги. Тот что-то прошептал господину.
   - Так ищите! – Гаркнул господин.
     Кай Валент прижал пальцы ко лбу, что делать?
   -- Мешок был завязан с камнями! Не могло течением его далеко унести. В зарослях застрял, под камни забило! Ищите же, тупицы!
      Слуга вылетел из кабинета.
      Запрещая себе малейшее волнение, Кай Валент спросил, эдак, беспечно:
   - Зачем тебе…гладиатор Цитус? Ну, утопили, забудь! Не стоит расстраиваться по пустякам…
     Если бы гладиатор Цитус услышал сейчас, как опять лжет господин, не понял бы его. То ли, не желает отдать его в руки Мария Алкивиада, то ли боится признаться ему в своем проступке?
     Однако, ни то, ни другое Кая Валента не волновало. Его насторожила странная агрессия отца. Он в ярости. Он приказал слугам обшарить дно реки под мостом.      Он ищет тело мертвого Цитуса. Зачем?
     Марий Алкивиад рухнул в кресло, схватившись за голову.
   - Что ты сделаешь с телом, когда его найдут? Придашь погребальному костру? – Кай Валент понял, что в своем обмане зашел слишком далеко. Назад дороги нет.
     Марий Алкивиад поднял взгляд на сына, сильно прищурившись, что говорило о его волнении. Не знал, как сказать, а молчать…времени не оставалось.
   - Ты выбирал Цитуса, мальчик мой, умоляю, вспомни…ты видел у него на руке…кольцо? Он палец перевязывал, кольцо прятал.
   - Не обратил внимание…- Кай Валент ужаснулся новому своему обману. Помимо воли сорвалось с языка, машинально. Отцу, оказывается, не сам Цитус нужен, а его талисман – серебряное кольцо с черной пчелкой.
     Марий Алкивиад вновь взвился на ноги, понося себя на чем свет.
   – Забыть! Забыть сорвать с него кольцо, на которое я делал ставку. О, Кай, это самое кольцо – приманка …- Он вдруг прервал себя, извинился перед сыном, сказал, что наверное лемуры уже бродят по свету. Туманят мозг живых.
      Сын, как ни в чем не бывало, попросил его успокоиться. Сказал, что будет ждать его с Элин возле алтаря.
      Закрыв дверь таблинума, Кай сорвался на бег. Даже слуги, перепуганные его гермесовой выходкой, показались ему тенями преисподней. Утром – в пьяном угаре отец искал дорогу в ад. Вечером – талисман утопленника.
      Герострат выскочил навстречу господину, когда тот крикнул в пространство:
   - Несите петуха на алтарь, живо, кто-нибудь…Герострат, быстрее, иначе лярвы нас сожрут живьем!
      Раб, охнув от страха, помчался в хозяйские пристройки, ловить петуха в курятнике.
      Оглянувшись, Кай Валент, не переводя дыхание, ворвался в гостевую комнату, к Таланту.
      Бывший гладиатор был не один. Рядом на ложе сидела Ламия, ласкала его плечи, целовала. На душе у Таланта было тревожно.
      Они вскочили, как ужаленные.
   - Брысь отсюда! – Приказали Ламии, но у двери господин перехватил ее за запястье руки. - Ты прислуживала Элин, сообразила? Элин!
      Рабыня поняла, что ей приказывают молчать, не говорить, с кем она была на самом деле.
     Кай Валент подошел к гладиатору, смотревшего на него напряженно, явно готовясь к издевательствам. Какое-то время господин молчал, выравнивая дыхание.       Гладиатор глаза не отвел, хотя видеть его сейчас, как демона, душу свою топить в преисподней.
   - Слушай меня внимательно, сармат. Завтра утром у нас бои. Ты выйдешь в гладиаторской маске! Я не успокоюсь, покуда не доведу до конца мной задуманное…
     Талант понял, он говорит о коварной атаке змеей, защиту от которой надеется найти. Но гладиатор знал,- от нее нет защиты. Значит…Завтра наступит его последний день. В любом случае его убьют.
     Кай Валент смотрел в его зрачки, они расширились. Цитус догадался, его приговорили.
   - На арену выйдешь, сними свой талисман, - глазами указал на кольцо гладиатора. – Наш бой может смотреть мой отец…Он часто бывает на моих занятиях..Ты хорошо всё понял, сармат?
   - Мой господин, ты был прав, когда пожалел, что вытащил меня со дна реки.
      Кай Валент сцепил зубы, запрещая себе ответить грубостью.
   - Я волю твою выполню, - тихо ответили ему.
   - Пришлю тебе на ночь Ламию, вино…Фрукты… Мясное, что захочешь…
      Так всегда поступали на большой Арене: перед смертью присылая гладиаторам женщин, вино и сытную пищу.
      Кай Валент положил ладонь ему на грудь.
   - Ты заслуживаешь моего восхищения, Талант…
      В красивую голову Кая Валента вдруг пришла невероятная мысль узнать, что же это за кольцо такое, из-за которого отец сейчас с ума сходит, рассылая слуг на поиски мешка с телом Цитуса?
      Талант нахмурился.
   - Говоришь, твой отец ищет мой талисман? – Резким движением он стянул с пальца кольцо, сунул его в руку господина.
   - Оно мне всё равно не нужно, оставь себе…На память о твоем нелепом поступке…спасти меня…
      Кай Валент растерялся, тиская в кулаке теплое колечко.
    - Можешь подарить Марию Алкивиаду, да кому угодно…Мне всё равно… Больше ничего от меня не услышишь! Прости, я спать лягу…
--------------------------------------------------------------------------------------
(* Джанака – др.арийское название совр. Джанкоя, на севере Крыма.
(* Пролетарии – простые рабочие люди, плебеи.
(* Тринакрия – одно из древних названий Таврики, то есть, Крыма.
(* Царь Митридат Евпатор – ярый противник Рима. Название гор « Митридат», находящиеся в Феодосии и Керчи к имени Митридата Евпатора не имеют никакого отношения (согласно последним исследованиям крымских историков).

      Глава 8

     «Я убью его!» - с этой острой мыслью Кай Валент оставил в покое гладиатора, а на домашнем алтаре с превеликим удовольствием отсек жертвенным ножом голову петуху. Глядя, как стекает кровь по желобку в каменную миску – пища для манов, - прошептал: «Тебе, родная матушка, пусть упокоится твоя душа в стране Блаженных…Пусть твоя душа не терзает меня жуткими образами…Пусть наши маны оберегут нас от лемуров, духов ада!»
      Перед глазами вспыхнуло видение, от которого он часто защищался стихами, что приходили на ум…у алтаря на ум ничего не пришло…Ничего, кроме туманных образов: стрел в женской груди…кровь каплями стекает на его маленькое тело, прижимавшееся к погибшей матери. Он плачет, теребит ее, кричит, зовет…грубые руки отрывают его от тела матери, … кого он звал? Кричал до задыхания, кого звал?! А его запихнули в мешок…Как паршивую собачонку, в мешок…Дальше Кай ничего не помнил, что случилось дальше, ничего не помнил…Плотный туман в мозгах….
     Почувствовав чье-то присутствие сзади, обернулся.
     Перед ним стояли в траурных одеяниях Марий Алкивиад и Элин.
     Он подошел к ним. Элин смотрела в упор широко раскрытыми глазами, они у нее отблескивали, как морская волна. Ее бархатистые пальчики коснулись его влажных щек.
   - Не плачь, мой нежный бог…Душе твоей матери хорошо в садах Элизиума…
   - Нет, Элин…Плохо ей, я знаю, пока не найден ее убийца…Душа моей матушки не упокоится…
   - Сын мой… мы найдем мерзавца, убившего твою мать, и ты свершишь правосудие…-- Марий Алкивиад легонько потрепал сына по плечу, и сам довел до конца обряд, сжег поминальную жертву.
     Провожая Элин к ее покоям, Кай отдал ей загадочное серебряное колечко с пчелой.
   - Спрячь ...Отцу моему, Алкивиаду, не показывай…Покуда не узнаю, зачем ему понадобился талисман гладиатора, его отец не получит.
     Он обнял девушку, зарываясь лицом в ее пушистые солнечные волосы, пахнущие морем и полынью. Зашептал на ушко:
   - Почему ты не свободная римлянка, о, почему…Пусть и бедная была бы…
   - На мне бы ты женился? Кай, мы будем вместе всегда… О, как люблю тебя, мой нежный бог…
     Его попытку подхватить ее на руки, она остановила легким нажатием на чувствительную точку на запястье Кая. Она знала множество секретов, как успокоить возлюбленного, возбудить его или погасить его страсть.
     Кай Валент понял, что она не нарушит обещание, данное Марию Алкивиаду – не спать с его сыном до его свадьбы.

… Едва взошло солнце и запели птицы, Кай Валент был уже на ногах. Отец давно приучил мальчика просыпаться рано, сам поднимался ни свет, не заря. Вот и сейчас, одетый в платье префекта, собрался в Рим. Сказал, что на завтрак его ждут Фабии, возникли вопросы по составлению брачного контракта. Есть и другие неотложные дела.
    «Авантюры», - подумалось Каю Валенту, а перед ним извинились за вчерашний пьяный бред, который просили забыть, посмеялись, и заверили сына, что обязательно посмотрят его учебные бои на днях.
     «Если до того дня не убью сармата», - мстительно прошептал Кай Валент, принимая утреннюю ванну. Банщица и два лакея прислуживали ему.
      Отец уехал.
     Кай Валент отказался от еды, только выпил стакан воды с лимоном. И отправился на задний двор, в сад, прихватив клинок с дамасской сталью, который хотел опробовать.
     Элин сидела в беседке, лакомилась горячим молоком с имбирными пряниками. Одетая в столу изумрудного цвета, она не просто была соблазнительна, но безумно желанна.
    Кай опустился перед ней на одно колено, целуя ее медовую ладошку. Элин ласково взлохматила его густые кудри.
   - Как ты возмужал, мой нежный бог…
      Он взглянул в её глаза. Немного раскосые, зеленые, как у рыси, с туманной поволокой.
   - Ты мне это говорила лет эдак пять назад.
   - Для меня ты навсегда останешься маленьким богом, самым ласковым на свете…Богом, моим богом. Только моим.
     Он засмеялся беззвучно.
   - Моя Элин любого загрызёт, защищая своего воспитанника…- Он приник губами к ее ушку, прошептав сквозь поцелуй: - Благодарю за верность души и сердца, милая, я знал – ты предана мне!
   - О, ты подлиза, Кай, - Мягко улыбнулась Элин, и, встретившись губами, пахнувшие молоком, с его губами, так же тихо ответила:
   - Все эти годы я жила мечтой тебя увидеть, с тобой остаться, Кай, тебе не изменяла, мое тело хранит твои мальчишеские поцелуи, о, даже вода не смыла их жар…Любимый…
   - Ты готова одобрить или поругать мои бои? – Он поцеловал ее в губы, резко сменив сладостную тему разговора.
   - Кто твой противник?
      Кай Валент с картинным жестом обернулся: на арену в сопровождении Герострата вышел Талант. Лицо его закрывала решетка гладиаторского шлема, в руках, согласно приказу господина, два меча.
     Элин покачала кудряшками замысловато уложенной прически.
   - Увидит отец, что его сын без нагрудника, ой, достанется твоему варвару. А он великолепен, Кай…Хвалю. Ты всегда подбираешь красивые вещицы…Он молод?
   - По крайней мере вчера был старше меня лет на пятнадцать. О, да, забыл сказать, мы ищем защиту от «ураги»…
   - Атака змеей? О, Кай, насколько помню, она опасна…Ты атакуешь гладиатора или он атакует?
   - Он будет защищаться! - С жесткой ноткой в голосе ответили Элин. Она отставила стакан с молоком.
   - А, если ты убьешь его? У тебя клинок с крепкой сталью, у твоего гладиатора тело открытое…
   - Не «если», а убью его, но позволю вначале побегать на арене. Не помогут гладиатору его отчие боги!
     Элин не понравилось выражение лица любимого: желваки заходили на скулах. Гнев затаил, но, что случилось?

     Талант стоял посередине засыпанного песком пятачка. Если бы эти двое заметили его широко раскрывшиеся глаза, яро сверкнувшие за решеткой шлема, когда он увидел Элин!
     Он был ошеломлен. Эту золотоволосую девочку он видел, и не однажды. Первый раз, когда его продавали с латифундии одного грека, эта девочка, а ей было лет 12-13, хотела купить его, но девочку за руку уволокла какая-то злая старуха. Потом, уже взрослая, девочка прибегала в сад, где рабы, среди которых обретался Талант, собирали яблоки и груши в поместье Мессаны. Ей удалось отозвать Таланта в сторону, и по-сарматски обронить фразы, разбередившие его душу:
   - Меня зовут, запомни, Элин. Я знаю, кто ты! Береги себя…Я тебя спасу…Жди…
     Всё. Она пропала на долгие пять лет, и вот снова видит эту странную девочку. И в обществе Кая Валента?! Судя по тому, как страстно он её поцеловал, Элин ему дорога.
    Кай Валент смотрел на Таланта, коварно усмехаясь. Вид у того хоть и гладиаторский, но какой-то потерянный. Смерти испугался?
   - Приступим, варвар! Соберись, не ударь в грязь лицом перед моей женщиной, мне будет стыдно за тебя.
     Он вытянул вооруженную левую руку на уровне груди, острием меча к варвару. Дамасская сталь полыхнула синей молнией. И резко ушел в сторону, предлагая атаковать. Кай Валент в бою владел обеими руками, хоть и не был левшой. Держа меч в левой руке, он не просто дразнил противника, но рассчитывал перебрасывать меч из руки в руку.
     Талант бросился в атаку, пуская в ход то один меч, то другой. Фехтовать двумя мечами было сложно и тем сложнее, что господин отвечал на атаки хладнокровно, как бы увлекаясь таким отпором. Талант знал, это обычная уловка.
     Герострат пробрался в беседку, подсел на пол у ног Элин. Она взглянула на него, как на собачку, и перевела глаза на арену.
   - Плохо, Гер, пожалуюсь тебе …твой господин совсем от рук отбился…Фехтует без защиты, без кинжала…Против двух мечей…
   - Сегодня господин прикончит гота, - осклабился Герострат. - Слышал, старший хозяин ищет тело гладиатора Цитуса…А Цитус..вон, на арене козлом скачет.
     Звенела сталь. В воздухе зависали отрывистые возгласы. Кай Валент умудрялся уходить от атаки, закручивая винтом меч Таланта, сам крутнувшись, отбивать удар второго меча. Гладиатор не позволял себе потерять оружие, в оба следил за коварной игрой господина. Пока ничто не предвещало о перемене рисунка боя.
     Элин очнулась, удивленно взглянув на Герострата.
   - Цитус?!
   - Да!… Господин обманул старшего, сказал, что Цитус мертв, а сам его вытащил из реки. Я помогал…А вчера старший был как Горгона. Цитус ему понадобился… Все рабы на реке, тело его в мешке ищут…
   - Цитус? Повтори, Герострат! С Каем фехтует Цитус?
     Раб воззрился на девушку, раскрыв рот.
   - Ты его знаешь? – Подзатыльник заставил его прикусить язык. Элин не была похожа на обычную рабыню. С ней запросто общались Кай Валент и Марий Алкивиад. Она могла сидеть в их присутствии. Ей выделили покои из трех комнат. Нет, с ней надо быть почтительным, подишь ты знай, кто она?
     
      Бой закончился неожиданно и непредсказуемо.
      Талант отвел в сторону правую вооруженную руку, как бы предлагая понять, что удар может последовать отсюда. Меч в левой руке опустил острием вниз. Кай Валент расхохотался, сгибаясь, и неожиданно для сармата носком сандалия метнул в него горсть песка, намеренно, к левой вооруженной руке, чтобы обратил на нее внимание. Отвлекающий маневр сулил Каю Валенту атаку «змеей», и он бы упал противнику в ноги, не мало не сомневаясь, что у него получится.
      Как вдруг….
      Каю Валенту на миг показалось, что он странным образом переместился в туманное облако. Туманное облако его накрыло, как наваждение. Перед глазами вспыхнула невероятная картина: то ли длинная шлея, то ли корабельная стрела ворона полоснула его по плечу и он улетел за борт, оказавшись в бурном море, слыша за собой истошное: «Тир-ри!»
     Как молния вспыхнуло это видение. Кай Валент не успел испугаться , - что это было? - как боль ожгла его руку. Вспыхнула рубиновая кровь…
     Элин взвилась на ноги, громко вскрикнув.
     Герострат обомлел – господин ранен…Проклятый колдун замаслил глаза господину черным шепотком, и ранил.
     Талант отскочил. В глазах его потемнело.
     Правая рука Кая Валента на предплечье горела яркой кровью. В ужасе Талант сорвал с себя шлем, хотел бросить и мечи, как господин ринулся в атаку, перебросив клинок в левую руку. Интуитивно или какие боги подсказали, сейчас последует атака, от которой нет защиты – Таланта прикончат.
     Мгновенно метнулся в атаке змеей Кай Валент, почти ложась в ноги варвару, сильнейшим толчком снизу посылая клинок в область сердца. Талант машинально, падая навзничь, взял в захлёст своими мечами дамасский клинок, вырывая его у противника уже в падении. Против змеиной атаки он применил свой секретный прием. Неосознанно и натренировано.
      На ладонь от сердца не достала змеиная атака.
      Меч Кая Валента перелетел через голову упавшего Таланта, принявшего на себя весь вес господина.
     Элин бежала к ним, крича до задыхания:
   - Нет, Кай, нет!
     Таланта душили голыми руками.
   - Убью, сарматский страхолюд! Удавлю, собаку, недоноска!
      Талант через силу оторвал от своего горла безумную хватку железных пальцев, испачкавшись его кровью, удерживая руки Кая.

      Элин силком повернула к себе лицо любимого, упав на колени рядом с лежавшими противниками. Она еще не видела такой ненормальной ярости, какая сейчас овладела её нежным богом: его глаза полыхали, как дамасская сталь. И, что самое ужасное, непостижимое умом – его расширенные зрачки сужались, становились похожими на зрачки не то дракона, не то змеи.
   - Милый, ты ранен, успокойся, умоляю! – Она нашла чувствительную точку на запястье Кая, массируя её. Опустив голову, Кай попробовал подняться, но снова рухнул на тело Таланта, упёршись ладонью ему в горло:
   - Всё равно тебя убью…Всех вас, сарматские шакалы, буду убивать…
     Герострат и Элин помогли господину подняться на ноги. Он зажал рану на плече, направляясь в беседку.
   - Первая моя, рана первая, - проскрежетал зубами. – От кого? От кровного врага, никчемного сармата…
   - Кай, душа моя, ты сильный, возьми себя в руки, умоляю…Нельзя поддаваться ярости, ярость сжигает силу…Тебе особенно нельзя…О, Кай…
   - Всех буду убивать, их рода… Когда его вытаскивал в мешке, собаку, не знал, что он – сармат..
   - О, господин, я придумал казнь сармату, мы его бросим в каменный мешок, где он завоняется без пищи и воды…- Говорил Герострат.
   - Заткнись, - прикрикнула на него Элин. – Не тебе решать, осел! Кай, благородная моя душа, нельзя мстить всем сородичам убийцы…Мстить надо самому убийце…
     Они помогли пострадавшему сесть в кресло.
   - О, больно…- Простонал Кай, отрывая ладонь от раны, и снова зажимая, - кровь потекла обильнее. В висках ломило. Непонятная чудовищная картина еще стояла перед глазами:…что-то сбивает его с палубы, бьет по левой руке, он падает в море, только слышит крик: «Тир-ри!»… Что обозначает «Тирри»? Что это?
     Элин отослала Герострата за теплой водой, сказала, что у нее есть целебный бальзам для заживления ран, расцеловала в щеки раненого, умоляя его не хвататься за оружие, и убежала за бальзамом.
     Талант, бледный от случившегося, решительно подошел к краю беседки.
   - Ты не убьешь меня, о, благородный Кай Валент!
    Талант опустился на колени, чтобы их глаза были вровень.
    На него подняли взор, округлившиеся зрачки были затуманены болью. Ненависти в глазах его не было, полное безразличие.
   - Я сожалею, что так вышло, но ты меня не убьешь!
   - Пошел ты вон.., - разжались пересохшие губы господина.
   - Не уйду…Тебе сейчас плохо…Но как ты не понимаешь…Мы нашли защиту от змеиной атаки. Нашли! – Глаза Таланта блеснули влажно и радостно. – Я отбил атаку. Я понял, как уйти, как защититься.
   - Ты знаешь, что за мою рану тебе будет?
     Не обращая внимания на его угрозу, Талант принялся расстегивать пряжку на груди господина, снимая плечевые птеруги, запачканные кровью, снимая браслеты, говорил ему:
   - Ничего не будет…Ты меня не сдашь твоему отцу и сам меня ты не убьешь…
    Кай Валент не нашелся, что ответить на его железную уверенность в безнаказанности, только вдруг поддался к нему, забыв про боль.
   - Ты что сказал? Нашли защиту?
   - О, да, слава отчим богам! Я жив, вот я, перед тобой, мой благородный господин!
   - Ты все движения запомнил? Мы можем повторить? – Кай Валент вспыхнул плохо скрываемым восторгом. Неужели он нашел защиту от приема, о котором отец говорил, что против ураги, - «змеи» по сарматски – защиты нет?
      Этому приему Кая обучил сам Марий Алкивиад, и все их «живые мишени» погибали, как погиб Омест, опытный, сильнейший гладиатор большой Арены.
      Кай Валент всегда думал, - если отец знает атаку змеей, то есть и другие, кому она известна. О, как обрадуется отец, когда сын покажет ему защиту от самого коварного приема.
   - После того, как твоя рана заживет, мой господин, мы продолжим, я покажу свое открытие…- Говорил Талант.
   - Налей вина мне…Какая чертовщина…Привиделась перед тем, как я пропустил удар твой, гладиатор…
     Кай взял протянутый ему кубок вина и, едва не уронил его, услышав в душе шепоток: «Не пей! Не пей! Нельзя!» Не часто, но в особо опасные минуты он слышал странный голос в себе, он подсказывал, предупреждал…Но сейчас голос пугает? Почему не пить? Напротив, вино заглушит боль…Странная боль, будто в ране острием вертят.
     Кай Валент выпил вино, не поверив своему внутреннему шепотку.
     Сказал Таланту, впрочем, без желания напугать:
   - Жизнь себе продлеваешь? Найду для тебя другой приём….– Краем глаза увидев Элин, спешившую с керамическим сосудом в руках, он застонал, откинувшись на спинку кресла. – О, больно…
     Позади Элин Герострат нес в чашке теплую воду.
   - С ума сойти..,мне больно, - Он тихонько следил за реакцией девушки. Она не поддалась панике, собрана, спокойна. Улыбается краешками губ. Принялась смывать кровь, начиная с раны.
   - Терпи, мой нежный бог, терпи…
     Герострат держал миску на весу. Помогал и Талант, раскладывая на столике скрученные чистые повязки. Элин хлопотала со знанием врачебного дела. Она успокоила окружающих и заверила раненого, что порез небольшой, вскрыты края мышц. Немедленно послала Герострата поискать муравьев. Чашку теперь держал Талант. Кай Валент делал вид, что умирает, но разжалобить Элин не удавалось, хотя боль была нестерпимая. Не знавшее прежде порезов, его тело негодовало, откликаясь дрожью, кровь текла, удивляя его самого своим цветом и запахом железа. Теперь останется шрам…Шрамы украшают мужчину…Дурацкое изречение. Шрамы всех портят, и мужчин, и женщин.
    - А что такое «тири»? – Вдруг спросил Кай Валент. Чтобы заглушить боль, - странно, что не помогло вино, - он решил отвлечь себя разговором, и в нескольких словах описал то дикое видение, в котором увидел себя, падавшим в море. – Да, в эту руку за мгновенье до удара твоего меча, Талант, канат ударил, что ли. Услышал крик: «Тири!» Что это было?
   - «Тири»? - Переспросила Элин. – Не знаю, милый…Есть имя «Тир», так звали отца или племянника Дидоны, сокровища которой искал любимец твоего отца – Нерон. А «тири», имя ли, не знаю…А ты, Талант, что скажешь?
     В своих, почти философских раздумьях, отвернувшись от раненого плеча, Кай Валент не заметил, как Элин и Талант обменялись счастливыми, горячими взглядами.
   - Не слышал никогда, ни имени такого, ни даже названия …-Талант радостно улыбнулся в глаза Элин. Умело скрывая волнение, Элин попыталась объяснить странное видение: Кай Валент хотел убить Таланта, искал «окошко», чтобы ответить своей коварной атакой, но боги заступились за гладиатора, замаслили глаза Кая видением похожего характера.
     Любимый Элин только скривился, он ожидал другого объяснения, без привлечения богов, в силу которых мало верил. Но спорить не стал.
     Герострат принес в подоле туники землю с большими муравьями. Бросив кучку муравьев в воду, чтобы всплыли, были чистыми, Элин сказала:
   - Кай, смотри на меня, теперь будет по-настоящему больно. Но ты не хочешь, чтобы остался шрам? Его не будет, если мы применим древний дедовский обычай лечения ран.
     Сцепив зубы, он наблюдал за действиями Элин. Она смазала рану бальзамом, сказав, что он настоян на меду. Муравьи сами схватятся за края пореза, соединят его, пуская в рану кислоту. Это и обеззараживающее средство и заживляющее. Проделывая свою процедуру под изумленными взглядами мужчин, она отрывала у вцепившихся муравьев тельца, оставляя только головки. Странно, но особой боли Кай Валент не почувствовал. Он поцеловал волшебные пальчики Элин.
      Наконец рана была туго перебинтована.
      Герострат, восторгаясь искусством странной девушки, обещал оторвать уши любому из дворни, кто вякнет про рану господина.
   - Скажу, мой господин веткой поранился…Ты же, мой господин, умеешь лазать по деревьям…Ну, полез, скажем, за накидкой Элин, ее ветром забросило на дерево…Ты, господин, и поранился веткой…
     Кай Валент рассмеялся. Смех его эхом подхватили рядом с ним находившиеся люди, каждый со своей обиженной судьбой, но в этот момент ощутившие себя в единении чувств и мыслей. И стало светло, покойно на душе у этих людей.
      Но только.. Не знала Элин, что в ее отсутствие Кай Валент выпил вино при открытой крови, что делать ему было категорически нельзя!

(Продолжение следует сегодня, вечером, последние 3 главы 3 Части)







Рейтинг работы: 58
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 22
Добавили в избранное: 1
© 09.07.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3344528

Метки: крылатый, конь, дракон, братья, близнецы, Золотой, Колаис,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Александр Попов (Опеченский)       13.10.2022   23:14:00
Отзыв:   положительный
Тамара, читаю твоё произведение с ожидаемым и подтверждаемым восхищением!
Мое восприятие твоего творчества наверное только вершина айсберга твоего таланта!
Спасибо!
До чтения!
Тамара Плак       14.10.2022   13:56:21

Спасибо, Саш! Я не талант и не вершина, а дубина! Такое натворила! Мало того, что случилась непонятка - со страницы пропали 3 главы из 11 части. Что-то не то отметила....Мало этого, позавчера приводила в порядок свой архив и случайно удалила предпоследние главы Колаиса, их девчонки не читали. Ты можешь представить?! А поднимать главы на бумаге (рукописи) ужас, они там все перепутаны, у меня руки опустились, ведь такая работа и коту под хвост...До сих пор восстанавливаю и ругаюсь на чем свет! Мне этот Колаис в печенках сидит, а девочки попросили закончить тему свадебного обряда и строительства Храма Мира - вот и ПОСТРОИЛА, из самоцветов собственной невнимательности! Бр-р-р-р Но тебе особое спасибо, за выдержку!
Александр Попов (Опеченский)       14.10.2022   14:43:39

Тамара, привет!
Не паникуй. Всё образуется как надо!
Смакую при чтении твоё произведение!
Оно эпохальное!
Тамара Плак       14.10.2022   15:25:40

Спасибо, Сашик! Конечно, когда все позади - паниковать нечего!
Людмила Ивановская       20.07.2022   18:05:34
Отзыв:   положительный
Ох,пощекотала нервишки боем,Томочка!!!А тут ещё вино при открытой ране,бегу читать следующую главу!!!!!!
Тамара Плак       20.07.2022   19:45:19

Да, Людочка, природа запрещает им пить вино при открытой ране, - Ариант этого не знал, увы....Да, читай, а я мучаюсь, сочиняя элегию на тему Четыре Грации....Чмоки, милая!
Галина Нефёдова       11.07.2022   16:02:51
Отзыв:   положительный
Да, Алкивиад тот ещё интриган. Амбициозная личность. Большая надежда на тебя, Томочка, как на автора, что все его планы рухнут.
Улыбаюсь и делаю вид, шо я не в курсе!)))))))
Дискуссию Алкивиада с Каем вялотекущей не назовёшь. И вновь хвалю твой художественный стиль. Блеск! Поединок между Каем и Талантом заставил меня поволноваться, да ещё как!!! Не обошлось и без мистики, а ты знаешь, моё отношение к ней. Люблю…и всё тут! Иду читать следующие главы, мой талантливый прозаик!!!
Тамара Плак       11.07.2022   17:26:48

Гаечка, благодарю, дружок милый, за высокую оценку, скоро буду ходить с короной на макушке - смеюсь. С Алкивиадом "хорошо" поговорит Антир, но это будет, кажется, в 6 части, уже не помню. Я проверяю главы, которые закачиваю. "Звездный мост" органично вписался, аж, самой стало светло-радостно -спасибки и от имени Антирчика и от имени Витька - цемушки-обнимашки!
❤️ Наташа Лучезара ❤️       09.07.2022   16:34:54
Отзыв:   положительный
Приветик, милая Тамарочка! Читаю с большим интересом, увлекательную историю.. Ух, Марий Алкивиад, какие планы у него громадные, думает, что он самый умный!) А Элин, наверное выполняет и тайное задание Дия, находясь рядом с Кай Валентом? Как бы охраняя его, вот и таланта она знает, а ведь он служил у маленьких мальчишек. Классный бой, прекрасно рассказано и про лечение раны и мед с муравьями. И тайное кольцо гладиатора, в нем и кроется секрет? Оно ведь подарено тем, кому он раньше служил ..А значит кольцо обладает защитным свойством? Благо дарю за яркие эмоции, жду продолжения и обнимаю тебя!

Тамара Плак       09.07.2022   16:50:07

Наташи, спасибо, звездочка моя! Сейчас закачаю последние главы этой части, где описана помолвка Глории и Кая. Завтра перейдет к 4 части, где появятся Дий и Антир, и пойдет новый виток приключений, собственно и любовь Антира и Глоши, и выкрутасы Аулии, кто и не думает успокаиваться - такая она девочка-припевочка! Аликивиад еще себя покажет! А кольцо с пчелкой, ну, да кольцо наместника Палакия, то, что ему подарил маленький Ариант. Обнимашки для дорогой Наташки-милашке! А у нас дожди начались с грозами - класс, только бы не отключили от света, бывает такое у нас! Иду закачивать последние главы.
❤️ Наташа Лучезара ❤️       09.07.2022   16:52:50

Жду новые главы, Тамарочка! Да, у нас тоже дождик к вечеру, а настроение почему то грустное.. Ну ничего, прорвемся, будет у нас праздник. Обнимули!









1