Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Бег на цыпочках по краю - эпизод 8


Бег на цыпочках по краю - эпизод 8
­По идее, сегодня один из самых счастливых дней.
Так, во всяком случае, доктору казалось поначалу, таким он его себе запланировал, разрисовал в своем радужном воображении.
Сами посудите: утром проводил супругу на работу, потом, почистив перышки, отправился двумя этажами выше. В квартиру Ланы. Страстной и непредсказуемой, лишенной всяких комплексов, умеющей не только подчиняться, но и порабощать. В квартиру той, для которой секс – не дежурная обязанность, а всякий раз открытие чего-то нового, не пройденного, не изведанного еще на практике.
Короче, знаковый день, особенный! И его не в состоянии испортить ни взрыв джипа Барсукова с трагической смертью в пламени самого хозяина, ни вечерний визит майора Тутынина с его каверзными вопросами. Ничего!
И для этого теперь не нужно мотаться на другой конец города, удовольствие теперь совсем рядом – на расстоянии двух лестничных пролетов, можно сказать, бок о бок.
И так будет как минимум месяц, а то и больше.
Короче, сегодня не день – сказка. По идее…
Так поначалу, собственно, и было. Они ворвались в объятия друг друга, как в омут – выводок мальков. Кажется, оба потеряли чувство времени. Потом, спустя примерно час, вспотевшие, поплелись в душ, где под горячими струями опять долго не могли разомкнуть объятий, чувствуя друг друга каждой клеточкой.
А потом, когда курили на лоджии… Это случилось.
Лана поделилась ЭТИМ… СВОИМ впечатлением… от нового знакомства. Знакомства, услышав о котором, Илья едва не подавился дымом.
- Прикинь, новая соседка у меня… Зиной звать. Вчера в магазине, мне понадобились наличные… ну, мелочь какая-то, у меня не было, она одолжила. Ну, разговорились… Что-то, видимо, во мне располагает людей к откровенности. Мне доверяют.
- Я бы не доверял, - пробурчал Стерхов, надеясь, что жуткая догадка, зародившаяся в подсознании, не будет иметь ничего общего с правдой. – Внешность обманчива, можно так опростоволоситься…
Лана обошла его сзади и легонько пнула коленкой:
- Это почему бы ты мне не доверял? Я тебе… покажу!
- Я тебя знаю, а эта новая твоя знакомая… Как ее… Зина, кажется? Она не знает. Но ты не отвлекайся, продолжай. Так о чем она тебе поведала?
- Так вот, она рассказала про своего мужа, который ей изменял уже бессчетное число раз. Но она его всякий раз прощала… Сначала собиралась разводиться, прикинь, а потом… Он находил какие-то слова. Как она выражается, зубы ей заговаривал. Видимо, любит очень… мужа-то.
Илья слишком глубоко затянулся, из-за чего голова слегка закружилась. Еще немного – и лоджия бы перевернулась с ног на голову, и ноги бы оторвались от потолка.
Такого поворота событий он предположить никак не мог. Похоже, жена и любовница становятся подругами! Вот это кульбит! Этого ему еще не хватало!
Лана тем временем продолжала:
- Ведь какая сволочь! Она у него такая хорошенькая, фигурка точеная, как у Бекинсейл… Лучше, чем у меня, стройнее.
- Лучше, чем у тебя? – не выдержал он. – Не может быть.
- Еще как может, сам увидишь, уверяю, я вас обязательно познакомлю…
- Думаю, не стоит, - вставил он, едва не выронив сигарету изо рта.
- И чего этому кобелю только не хватает?! Взглянуть бы в глаза ему… Хоть раз… Как можно при такой жене ходить налево? Не представляю!
- Выходит, можно, - заметил Стерхов, стараясь не смотреть Лане в глаза. - Раз ее муж… ходит, я имею в виду.
- Это ты из чувства мужской солидарности с ним, да? Мужик мужика всегда покрывает, понятно. А она даже на беременность не решается, поскольку в этом кобеле… не уверена до конца. Какой из него получится отец? Чему он ребенка научит? Ей уже тридцать четыре, давно пора рожать, а из-за таких вот…
Стерхов вздрогнул от того, что испугался - вдруг Лана услышит, как у него скрипят зубы от негодования. Он словно находился на дне ямы, а сверху огромными комьями валилась земля. Его заживо закапывали, конца и края комьям не было видно, срочно требовался перерыв.
- Погоди, погоди, вы… с ней в кафешке, наверное, какой-нибудь посидели? – с замиранием сердца поинтересовался доктор, выстреливая окурком вниз. – Так, по чашке капучино… По салатику…
- Что? Кафешка? Разве в кафешке можно пооткровенничать как следует? Там могут запросто подслушать! – округлила глаза Лана, бросив свой окурок следом. – Я ее пригласила к себе, мы у меня на кухне пили чай… И она мне рассказала всю свою историю. Дома – совсем другое дело, никто не мешает.
Доктору стало неуютно стоять, и он направился в комнату. Он готов был сбежать куда угодно, лишь бы не слышать подробностей.
- Как… пили чай? Прямо здесь? Когда? Вчера?– проходя в спальню, Илья заглянул на кухню, пытаясь представить свою супругу, сидящую за столиком. Не получилось.
- Ну да, а что тебя так удивляет? Потом она разглядывала мою оранжерею, присмотрела несколько фиалок, ей больше нравятся фиолетовые сорта. Собирается у меня их купить, а я ей говорю – так подарю. Мы же подруги, правда?
- Вы виделись только раз, и уже подруги? – с иронией заметил Стерхов, вытягиваясь на постели до хруста в позвоночнике. – Не рано ли?
- Иногда достаточно одного раза, чтобы понять, что это настоящий, твой человек, что он не предаст, на него можно положиться. А с другими тысячу раз встречаешься, и… непонятно, черт-те-что.
Лана произнесла это с запальчивостью, которую раньше за ней Стерхов не помнил. Почему-то именно эта запальчивость уколола его чувствительней всего, ему захотелось заорать что есть мочи, невзирая на соседей, открытую лоджию – невзирая ни на что: «Хватит! Я не хочу больше слушать эту патетику, этот помпезную блажь про настоящую женскую дружбу! Это меня выводит из себя, бесит!!! Я не знаю, и знать не хочу, что это такое! Мне плевать!»
Но вместо этого он лишь взглянул на часы, молча взял со стула брюки и принялся надевать их.
- Ты уже уходишь? – спросила Лана после короткой паузы.
- Надо поработать с картами. Между прочим, вчера мне чудом удалось заполнить дневник перед самым носом следователя. В карте того, кто заживо сгорел в пламени.
Девушка встала перед ним, уперев кулачки в бока. Поясок халатика развязался, между полами Илья разглядел полоску бедра.
- Я помню, ты рассказывал… Ужас, конечно, кошмар, но… Это ты к чему?
- К тому, что все надо делать вовремя. Чтоб не краснеть потом, не изворачиваться, как уж на сковородке. Надо признать, я ненавижу это делать, но вчерашний конфуз – это как бы звоночек мне, знак судьбы, чтобы я обратил внимание.
- Похоже, тебе, - задумчиво произнесла она, провожая его до прихожей, - не понравился мой рассказ про Зину… Хотя… что в нем такого? Ты ее знаешь? Вы знакомы? Вместе работаете?
- При чем здесь твой рассказ?!
Он быстро обулся, отрывисто чмокнул любовницу в щеку и выскочил за дверь. Лифтом решил не пользоваться – почти бегом кинулся вниз по ступенькам. На одном из этажей остановился, уперся лбом в стену и с размаха врезал кулаком по закрытой двери лифта.
Откуда такая невезуха?!
Ведь так хорошо с утра начиналось! И – на тебе!
Вроде, все просчитал, а такой мелочи не учел. Сейчас из-за нее он мог потерять обеих женщин!
Это ж надо – так вляпаться! Подруги они, видите ли! Выходит, ни с одной, ни с другой просто так прогуляться по подъезду он теперь не сможет. Так, чтобы – никого не опасаясь.
Как-то Лана еще не догадалась, что речь идет именно о нем! Или Зинаида ей имя не озвучила? А что, в это Илья мог поверить запросто. Супруга его зовет либо «мой остолоп», либо «моя бестолочь», либо, в минуты наивысшего творческого подъема, уж совсем по Газманову – «безумие мыслей шальных». Надо признать, последняя «кликуха» Стерхову нравилась больше всего.

Лекарства фирмы «Зибера» продвигались у Стерхова не очень.
То ли у населения сформировалась определенная предвзятость к подобным методам их распространения, дескать, тебе, доктор, платят за то, чтобы ты их нам втюхивал, вот и пей сам; то ли сам Стерхов был недостаточно убедителен в этом самом «втюхивании», и его пациенты, словно в каждом из них на мгновение просыпался великий театральный режиссер, мысленно ему твердили сакраментальное «Не верю!» и решительно отодвигали предлагаемые флаконы подальше от себя.
Но главную причину подобных отказов доктор прострелил, когда вышагивал в свой кабинет по коридору поликлиники мимо сидящих пациентов, и до него случайно долетели несколько обрывков фраз, которыми «больничники» делились друг с другом.
Взрыв джипа Барсукова был сегодня главной новостью СРП - сарафанного радио поликлиники. Пенсионеры строили версию за версией - одна фантастичней другой и одна нелепей другой. Не укрылось от докторского слуха и то, что многие припомнили, как Барсуков выскочил из кабинета, хлопнув дверью. Чей это был кабинет, всем было понятно без слов. Оттого, наверное, многие и приутихли, увидев доктора в коридоре.
Ниночка ждала доктора в кабинете, как всегда – чем-то похожа на лису Патрикеевну из мультиков его детства. Рыжеватые волосы собраны на затылке в тугой пучок, тонкие губки подведены серебристой помадой. Лишь выражение на угловатом личике было таким, словно ее лучшая подруга только что увела у нее парня.
- Добрый день, Нинок? Как настроение?
- Здравствуйте, Илья Николаич, - тускло отреагировала медсестра, практически не взглянув в его сторону. – В коридоре только и разговоров, что про вчерашний взрыв.
- Теперь им точно будет не до препаратов фирмы «Зибера», ты это хочешь сказать? Их заслонил взрыв джипа Барсукова?
- И это тоже. Просто в очереди надо же о чем-то… лясы точить, – вот они и не теряют времени даром. А тут такая пища для сплетен!
- Как вчера со следователем? Нашла общий язык?
- У меня такое впечатление, что он приходил беседовать с вами, а я ему была не нужна. Интересовался в основном, как протекал конфликт с Барсуковым. Кто первым начал, кто как ответил…
- Надеюсь, ты рассказала, как он начал цепляться…
- Нет, - перебила его медсестра, вертя тонкими пальчиками пуговку на халате. – Я ему наврала с три короба. Как вы его чуть не избили, прогнали из кабинета вон и сказали, чтоб больше ноги его здесь не было.
- Нинок, что с тобой в последнее время? – не моргнув глазом, почти по-отечески поинтересовался доктор, пряча куртку в шкаф и доставая оттуда белый халат. – Ты сама не своя.
- Все нормально, Илья Николаич, не берите в голову. Наверное, это кризис среднего возраста.
Доктор уселся напротив Ниночки и взглянул ей в глаза.
- Это у тебя-то средний возраст? Не смеши! Хандрить ты начала после эпилептического припадка у этого парня… Кстати, ты узнала его фамилию?
- Конечно, - Ниночка схватила со стола одну из многочисленных бумажек. – Хохрин его фамилия. Зовут Эдуард… Отчество Константинович, двадцать один год, студент института культуры.
- Надо же, такой молодой, и уже эпилепсия, - покачал головой Илья, доставая из верхнего ящика тонометр с фонендоскопом.
- Кстати, по-моему, - равнодушно заметила медсестра, словно речь шла о том, пострадали ли австралийские кенгуру от пандемии коронавируса, - невролог у него эпилепсию не нашел, и сегодня паренька выписывают.
- Что? Не нашел эпи? – доктор мотнул головой, словно отгоняя наваждение. – А что мы тогда с тобой купировали у этого… Хохрина пару дней назад? Транквилизатор еще искали, помнишь?
- Помню… конечно… А что купировали? – Ниночка равнодушно пожала плечами. - Вам виднее, вы доктор, не я. 






Рейтинг работы: 30
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
Добавили в избранное: 1
© 07.07.2022г. Алексей Мальцев
Свидетельство о публикации: izba-2022-3343648

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература











1