Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 3 часть ( 3-4 гл.)18+


Золотой Колаис - 3 часть ( 3-4 гл.)
      ­ЧАСТЬ 3
      Глава 3

… Кай Валент, одетый в тогу патриция, неторопливо шел вдоль рыночных рядов, направляясь в лавку оружейника. Ее хозяин обещал Марию Алкивиаду клинки из Дамасска, как только привезут. Конечно, посыльный сообщил бы о доставке товара, но Кай Валент, от нечего делать, решил сам наведаться. Да и…купить гадюку. Нехорошо получилось, девочка растила рептилию, выхаживала, а он…
      На шаг позади следовали Талант, скрывавший голову и часть лица под капюшоном серой трабеи, казначей Мариев с деньгами и трое дюжих слуг с оружием.    Вот бы обрадовался отец, увидев, что наконец-то сын взял с собой охрану.
      Торговцы заморским товаром: ананасов, бананов, - наперебой расхваливали свои фрукты, и не сбавляли цену, с пеной у рта доказывая покупателям, что товар доставлен чуть ли не из мифической Атлантиды, добыт из-под носа драконов или великанов, отбит в стычке с пиратами, - да за такой товар тройная наценка! Их товар раскупали.
      Туго дело шло у целой армии мальчишек, сновавших с деревянными мисками, где горкой лежали жареные бобы.
   - Фаба! Фаба! – Кричали они. - Очень вкусно! Очень дешево! Фаба Отечества сытнее заморских бананов! Берите фабу! Ешьте фабу!
   - Чтоб да ты сдох со своей фабой! – Орал какой-то упитанный патриций. - Когда вас с этой дрянью разгонят?! Першит в горле от одного запаха. Клянусь Меркурием, завтра вас здесь не будет! - Он выхватил у мальчишки миску с фабой, швырнул на землю.
      Пострадавший с воплем отчаяния бросился собирать свой товар, а патриций яростно топтал бобы.
      За мальчишку заступилась торговка луком и чесноком.
   - Чего напал ты на мальца? У него сестры, братья мал-мала меньше, кормить ведь чем-то надо? И за инсул* платить, детишкам купить обновку, совсем ребята обносились. Не посмотрю, что ты патриций, в курию пойду, пожалуюсь самому префекту Марию Алкивиаду!
      Патриций схватился за живот, гогоча, и Кай Валент, остановившись возле лавки с апельсинами, узнал сынка Петрония Руфа.
   - Она пожалуется префекту, гляди, какая шустрая! – Смеялся Тит Домиций, привлекая внимание зевак. - Он что тебе, дядя родной? Подумать только – какая наглость! А понятия не имеет, что угрожает сыну сенатора Домиция, лучшего друга префекта!
     Мальчишка, отчаявшись собрать раздавленную фабу, - да и топтались вокруг любопытные, - теперь жался за спиной защитницы, а та, несолоно хлебавши, только сокрушенно качала головой.
      На плечо Тита Домиция опустилась железная длань и властный голос заявил над ухом:
   - Или ты сам заплатишь мальчишке за испорченный тобой товар, или помочь тебе сделать это?
      Домиций медленно обернулся, растягивая пересохшие губы в деревянной улыбке:
   - О-о, какая встреча! Привет тебе, о, благородный Кай Валент!
   - Я – Марий Кай Валент! А ты – обманщик, лживый отпрыск своего почтенного папаши!
   - Да, ничего подобного, клянусь! - Попробовал оправдаться Тит Домиций. - Отец твой, благородный Кай Валент, на днях сам меня назвал наилучшим другом. Тому вот подтверждение – тысяча сестерций, какие он ссудил мне без процентов! Такую сумму малознакомому, поверьте, не дают.
   - Ты для меня вообще никто! - Рявкнул Кай Валент, забыв просьбу отца не ссориться с трибой его приятелей. - Мои глаза видят ничтожество, лжеца и грубияна! Тебя, Тит, потрусить вниз головой, чтобы отдал все деньги продавцу бобовых?
      Талант уже стоял за спиной Домиция, следя за выражением лица своего господина. Прикажут потрусить ничтожество?
      Тит Домиций растерялся, оглядываясь на свою охрану, которой путь к нему преградили слуги Мариев. Ладонью Тит прижал свой кошель, лежавший за пазухой        Дернулся смыться, как попал в медвежью хватку рук Таланта.
      Кай Валент кивнул, и тот час отпрыск Домициев очутился вниз головой, на два пальца от земли, даже не успев заорать.
      Кошель, туго набитый, шлепнулся возле ног Кая Валента. Он толкнул деньги к ногам торговки, защищавшей интересы мальчика.
   - Считать умеешь?
      Домиция вернули в прежнее положение, ладонью захлопнули ему рот, чтобы не визжал, и держали цепкой хваткой. Слуги Мариев угостили кулаками слуг     Домиция, а зеваки оттеснили их, воплями восторга приветствуя высокородного защитника справедливости.
      Домицию оставалось только мычать в плену рук Таланта, и жалобно смотреть, как исчезают его деньги за пазухой плебейки.
      Кланяясь Каю Валенту, она радостно ответила:
   - Ну, как же без того, о, милостивый господин, считать умею.
   - Одну часть денег ему отдашь. – Кай Валент усмехнулся зареванному лицу мальчика. -- Ровно столько, чтобы хватило подкупить продукты для семьи. Остальное ему потом отдашь. Не то балбес одних бананов купит или его обдурят…А ты знаешь, малый, - бананы в Ливии мартышки жрут?
      Мальчик, испуганно таращившийся на знатного господина, звонко рассмеялся, отрицательно завертел лохматой головой. А господин сурово сказал ему:
   - Будешь покупать одни бананы, сам обезьянкой станешь!
     Кай Валент смотрел на мальчишку, внезапно почувствовав, как сдавило в висках...мартышка…маленькая обезьянка…смешная…пучеглазая…он дергает ее за хвост…мартышка верещит…тычет ему в глаза зеркало…нет, кажется.., он видит в зеркале свое отражение…Мартышка хохочет…верещит: «Арья, отдай банан!»…  Арья…Что это?...Имя, кличка, незнакомое слово?...
      Торговка легким подзатыльником подтолкнула мальчонку к ногам благодетеля: «Благодари, непутевый!»
      Отдернув руку, которую малец, кинувшись ему в ноги, хотел поцеловать, Кай Валент очнулся от странного оцепенения…Он, маленький, дергал мартышку за хвост…и смотрел на собственное отражение в зеркале?...А в зеркале хохотали: «Арья, отдай банан, о, жадина!» Чушь какая-то…
     Он велел своим людям продолжить прерванный путь. Народ расступался перед ними, приветствуя молодого Мария, не иначе, как триумфатора.
     Тит Домиций, получивший от Таланта на прощание хорошенький пинок, на бегу столкнулся с Гаем Аврелианом.
   - Ах, миленький Домиций, так влипнуть! Да у тебя сплошная полоса невезения.
   - Гордец проклятый! - Вырвалось у Домиция. - Я честно защищал от Фабия его, а он меня облаял, обокрал! А в кошельке-то было тысяча сестерций! Мой долг барыге Ларту Бофорсу!
   - Так ты останешься на стороне Марка Фабия, Домиций? – с хитрой усмешкой спросили его.
   - А ты, Гай Аврелиан? Конечно, Кай Валент твой подчиненный по армии, но Фабий выше!
   - Да все вы ростом ниже моего, - ответил загадкой Гай Аврелиан. – А хочешь правду? Мне больше по душе трибун, чем ты и Фабий!
   - Так и катись к защитнику сирот! Задета честь моя!
   - Вернее, честь толстой свинки -кошелька? – засмеялся родич августейших.
      Взмокший, рассерженный Тит Домиций плюнул вослед носилкам, куда взобрался Гай Аврелиан и твердо пообещал себе отомстить сыну Мария Алкивиада.
      В лавке оружейника обрадовали. Утром доставили с корабля заказ префекта Мария Алкивиада.
      Рассматривая горящую под лучами солнца дамасскую сталь, или как ее называли «сталь касситов», Кай Валент всей кожей чувствовал интерес к ней Таланта.
      Но Таланту запретили быть рядом, оставили у двери. Странный попался раб, не Цитус и не Галат…Ценит себя, как император. Ничего не боится, в тоже время в закладе у собственной жизни.
     Казначей Мариев расплачивался с довольным торговцем, его помощник упаковывал дорогие мечи дамасской стали, Кай Валент, проходя мимо Таланта, обронил сквозь зубы:
   - Заберешь ты, лично. Головой ответишь за клинки!
      На другой стороне базарного ряда находилась лавка торговца живым экзотическим товаром: канарейками, черепахами, жабами, змеями…
      Указав на детеныша гюрзы, Кай Валент велел запаковать эту гадость и отправить в дом Цецинов, на Этрусскую улицу, лично в руки Аулии Велиане.
      Казначей расплатился и за гадюку, тяжко вздыхая, понятия не имея, как будет отчитываться хозяину.
      Кай Валент вернулся в носилки, ожидавшие господина на торговой площади. Рухнув на подушки, он подумал об отце. Как он обрадуется желанной покупке. Клинки светятся синим пламенем, остры, дотронуться нельзя – сразу порез.
      Обрадуется ли Аулия Велиана, получив взамен убитой гадюки – молодую особь? Что подумает? Что едоком прибавилось?
      Он уже не обижался на возлюбленную, но стать ее третьим едоком? Ах, Аулия, хайре! Хайре! Хайре!*….

… Ларт Бофорс сидел в библиотеке брата, отчитываясь о проделанной работе. Брат, попивая любимое винцо, говорил Ларту:
   - Пока не вижу результатов. Что знаешь об Арунте? Немного. Сын Мария Алкивиада, бывшего консуляра Херсонеса Таврического, трибун 1 Италийского легиона, неплохо образованный и перспективный человек, лет двадцати…
   - Смазливый Феб, Нарцисс самовлюбленный, дерзкий, как Ахилл, да - похититель сердец несчастных женщин, кто там еще? Собой владеет железно, но вдруг, оса укусит - впадает в бешенство…
   - Пока, что в бешенство впал ты, любезный брат.
      В лукавом взгляде Публия Крейса промелькнула досада, то было упреком его ученику.
   - Внешность и поведение Арунта таковы, что, как магнитом, к нему притягивают кулаки красавчиков, ну, наподобие тебя, дружок.
     Брат повесил свою восхитительную кудрявую голову.
   - Знал, что случай тот не ускользнет от тебя.
   - От меня ничего и никогда не ускользает. Ларт, запомни, руки распускать тебе запрещено!
    - Он сам на драку напросился. И видишь ли, подумал я - кулачный бой с ним поможет мне завоевать его симпатию. По-крайней мере, раньше удавалось таким вот образом симпатию и дружбу у молодежи заслужить.
    - И что же? Ты бой неправильно повел ?
   - Клянусь великим Тином, по правилам! И снизу – в хорошеньком ударе… Очнулся наш Арунт в бассейне.
   - Надо же. Тебя поздравил?
   - Да.., он пожелал мне провалиться…
   - Так-так…Завоевать симпатию Арунта тебе, Ларт, будет нелегко.
   - Моя будь воля - не набивался бы в друзья!
   - Так-так. И это говорит любимец молодежи, легкая натура?
      Ларт Бофорс возмутился, бил себя кулаком в грудь.
   - Моя душа и легкая натура – для всех открыты, и это видят, признают. А он же! Пуплэс, нет сердца у него, там – льда кусок!
   - Вот лед и растопи …Что Цитус? Как ему живется на вилле Мариев?
   - Жаль гладиатора, Арунт его уничтожает. Морально, расчётливо. Я видел их на рынке.
      Ларт Бофорс рассказал, что приключилось не далее, как вчера, благодаря жадности и тупости Тита Домиция.
   - Цитус мрачнее тучи был, похудел. Арунт на расстоянии его держит. Может на виллу Мариев забраться да пообщаться с Цитусом.., ах, да – Талантом?
   - Запрещаю! Ты хочешь Мария Алкивиада спугнуть? Не мешайся, только тщательно следи. Ты в нашем деле, Ларт, пока чернорабочий, несмотря на то, что Посвященный.

      В коллегии гаруспиков практиковался засекреченный, тайного учения Тота, культ клейтистов, связанный с магией, психометрикой, астрологией, оккультизмом. Это учение имело два ответвления: внешнее, экзотерическое, для непосвященных, для широкого круга. Дескать, вот вам предсказания, гадание, гороскопы, через них узнаете свою судьбу и прочее. И тайное учение, эзотерическое, для Посвященных, куда соваться простому люду было запрещено. Для любопытных существовали мистерии, в подноготной которых и сам Бог Всевышний не разобрался бы, настолько были они сложными и запутанными.
Посвященным с именем Учитель был великий гаруспик, тобто, Публий Крейс. Его брат ходил в учениках, и выполнял всё, что ему поручалось, вкупе с познанием устного учения клейтистов.
      Ученики, как легионеры, приказы выполняли беспрекословно. Но в задании для Ларта Бофорса ему разрешалось проявлять личную инициативу, и это как раз настораживало ученика, знавшего устав своей организации. Создавалось впечатление, что над ними есть еще один засекреченный клан. По крайней мере, было известно имя его Хранителя – Дий. Очень похожее на латинское «Бог».
      Ведь когда к великому гаруспику тайно съезжались друиды из Галлии, волхвы из Ретии, жрецы с Крита, Галатии, Ассирии, с других мест, все оные лица с глубоким почтением произносили «Наш Хранитель. Дий». Где обретался таинственный Дий, знали только верховные жрецы. Знал, конечно, и великий гаруспик. И больше никто в этрусской коллегии. Само собой не знал и Ларт Бофорс, только ученик в их тайном клане.
      Следить за Марием Алкивиадом понятно было Ларту Бофорсу: легат-пропретор, мошенник и казнокрад, окружил свою персону тайной, она охранялась преданными ему людьми, как из числа легионеров, так из числа готов Филимера.
      Но почему Ларт Бофорс должен не только следить за Каем Валентом, но и подружиться с ним – брат Публия Крейса не знал. Да и не приучен был допытываться. А теперь уже наблюдай за Цитусом-Талантом. Какое отношение к культу клейтистов они имели? Может Марий Алкивиад тайно входит в клан Эпикура?
      Любопытствовать было нельзя, вопросы по существу считались грехом, и наказывались изгнанием из клана с последующим несчастным случаем.
     Правда, к Ларту Бофорсу это не относилось, он был родным братом великого гаруспика, да просто не имел привычки любопытствовать.
------------------------------------------------------------------
* Хайре (др.греч.) Прошай.
* Инсул или инсула – многоэтажное здание, в котором сдавали жилье, как в современных, семейного типа.


      Глава 4

      Аулия Велиана сидела на узком ложе, подперев кулачками щеки, а бабка Цецина, примостившись напротив, раскладывала на столике крупные бобы.
   - Вот, внученька,тебе и некромантика, и знаки звездные, - одно сурово говорят: не быть женой Кая Валента Глории, твоей подружке, но и тебе не быть ему женой.
   - Бабулечка, тебя я не просила спрашивать твоих чертей, а, что со мною будет?! Сама знаю, ему женой не буду никогда. Он мне противен! Гадкий, убил одним   ударом Федру!...Он…сам змея! - Аулия Велиана стиснула кулачками горячие щеки, с дрожью в душе вспомнив ненормальные глаза Кая Валента, когда он убил ее Федру…Сколько они были вместе, не замечала Аулия такого ужаса: зрачки сужаются, превращаясь в узкие щелки, как у дракона…-- Он – сам чудовище, не я! Прогнала мерзкого удава навсегда!
   - Но тут бобы другое говорят. – Бабка удивленно хмыкнула, бросив горсть бобов на поднос. - Совсем другое…Твоя подруга Глория станет женой Арунта, станет, и ты будешь искать его любви…Сойдешься с ласом! Ой, не гонись ты за драконом! Крылатый тот дракон, огнем плюется…
   - За каким драконом я буду гнаться, бабка, болтаешь, сама не знаешь,что!
     Старая Цецина перемешала бобы и вновь их бросила на поднос.
   - Он весь из золота, а грива – сверкающие перья…Летит…, все, что попросишь, - в ладони роняет!...Но, не догонишь, внученька, его. Догонит твоя подруга….Фабия! …О, дивно как-то…Звезды говорят: «Не будет», а бобы твердят: «Да, будет!»…А ты, дуреха, за Ласом побежишь…Ты в преисподнюю попадешь, а там у Ласа дворец хрустальный, там, внученька…Ой, не пойму, вижу, вижу…у тебя руки горят, внученка, ты руками схватилась за золотого жеребца…
      Аулия взвизгнула, подпрыгнув на скамье.
   - Ты, что, бабулька, меня в преисподню загоняешь? Я тебе, как горький перец, надоела?! Так, ты возьми себе внучкой мою подругу, она тебе поверит!
   - О, о… бобовые мне человечки говорят, ты слушай, внучка…Подруга твоя, Глория, останется пустая, но в золотом наряде, с короной золотой!
   - Да, врут твои на небе звезды! Бобы твои – все гадость, гадость! - Яростно воскликнула внучка, вырвала у бабки поднос с бобами, и зашвырнула куда подальше.
   - Великая Волтумна! Мои любимые человечки, они обидятся, сколько болячек нашлют на нас, сколько бед! Что натворила ты?!
   - Что?! Открыла свой ящик Пандоры, и ласы, бесы теперь гуляют все на воле! – Аулия была похожа на взъерошенную кошку.
      Тут прислуга доложила, что прибыл посыльный из лавки с подарком.
      Аулия Велиана взяла в руки стеклянный запечатанный кувшин, где свивала кольца маленькая гюрза, крутилась, не находя выхода. Закусила накрашенные губки. Сама по себе стеклянная «упаковка» была дороже гюрзы, но и та стоила денег.
   - Прощения просит? Удав противный, плотоядный! Змей подколодный! – Вдруг закричала на посыльного, чтобы отнес эту гадюку и бросил за пазуху дарителю.     Ничего ей не надо от него, ни подарков, ни его самого. Швырнула кувшин в руки испуганному посыльному, и зарыдала, срываясь на бег.
 
      В ночь того же дня она заманила в свои покои придворного кифариста, с гибкими пальцами и острыми коленками, и отдалась ему с желанием познать новые ощущения. Был за кифаристом домашний писарь со слюнявым ртом, утомительный неторопливостью. Был виллик, берущий всё, а отдающий с гулькин нос. Был клиент Публия Крейса, кого завели тайком, потного, запыленного с дороги, - от усталости он быстро заснул. Был карлик-шут, всю ночь языком лобзавший неистовую госпожу. Потом чернокожий эфиоп, энергичный и неблагодарный.
      Аулия не знала усталости, с пеной у рта бросаясь на нового любовника, ища в нем тысячу мужчин.
      А находила разочарование. Они разнились запахом кожи, величиной фаллоса, комплекцией тела и темпераментом. В остальном не было ничего нового, отличного от того, что она познала с Фебом.
      Она узнала, что обжорливых выпивох ненадолго хватало, а рабы, хоть и были выносливые, но далеки от разнообразия плотского общения.
      Отец не мешал дочери. Имел он на то лаконичное мнение: до замужества девушка должна вступать в половые отношения с разными мужчинами, дабы впоследствии не искать при муже любовников, и быть мужу своим опытом желанной.
      Плохо одно: после таких «опытов» дочь закатывала истерики. Она исхудала. Дивные глаза смотрели бешено, легкая походка сменилась нервозной. Как-то сразу разучилась смеяться. Забыла подругу детства.

… Ларт Бофорс, единственный в семье Цецинов не воспринимал плотских фокусов Аулии Велианы. В его понимании женщина либо она служительница Венеры , либо жена - хозяйка, третьего не дано. Видеть племянницу проституткой Ларту Бофорсу не улыбалось, и он решил ее проучить.
      Поймав Аулию, когда она слонялась по заднему двору виллы в поисках новой жертвы, дядюшка крикнул лакеям, чтобы готовили случку быку. Быка особым способом приводили в возбуждение, привязывали вблизи телку, а входил бык в раж – отпускали.
      Таким образом, дюжие мальчики Цецинов всё исполнили. Пока здоровенный бычище наседал на телке, Ларт Бофорс держал племянницу, задрав подол столы, обнажив ее покусанные ягодицы.
   - Будет тебе, сучка, удовольствие, попробуешь и этот «барбарис».
      Аулия визжала, как резанная, покрывая криком хохот развязной челяди. С ужасом она видела, как держали на упряжи быка с одной стороны, а с другой – как ловко выдернули из-под него телку, уволакивая ее.
     С десяток сильных мужчин удерживали быка на задних ногах, натянув вожжи до предела.
     Дядюшка Бофорс, сочно ругаясь на языке предков, потащил племянницу под брюхо бугая, к торчавшему отростку, толщина которого равнялась толщине его локтевого сустава. Аулия хваталась пальцами за землю, ломая накрашенные ногти, захлебывалась в истошной мольбе. Рядом ударило копыто быка, запорошив глаза пылью. Воздух расколол животной силы утробный рев, переходящий на низкие частоты, жуткие для человеческого слуха. Пахнуло горячим вонючим ветром.
      Тут все увидели, как «барбарис» уменьшился, втянулся: возбуждение быка спало.
      Ларт Бофорс в сердцах ругнулся:
   - Ах, чтоб у доблестного мужа не встало на тебя! – Отпустил племянницу.
      Племянница отбежала по-собачьи, сверкая ягодицами на потеху дворне. Подхватилась.
   - А ты бы это сделал надо мной? Признайся, сделал?!
   - И не задумался, будь ты женой моей или вульгарной дочкой!- Свирепо откликнулся дядюшка.
      Во весь дух она понеслась в дом, рыдая и раздавая затрещины смеющейся прислуге.
      И все же Аулия Велиана торжествовала, вертясь у зеркала, разглядывая свою кукольной грации обнаженную фигуру. Отношение мужчин к ней резко изменилось. Ее поедали глазами, с ней искали встречи, и на ложе теряли от нее голову.
      Но…Но…Но от нее они брали больше, чем отдавали.
      Она слышала, что кефарист безнадежно запил, а клерка порвали собаки, когда он ночью пробирался к ней, снедаемый плотской тоской. Помрачнел виллик, умоляя хозяина перевести в поместье Ларта Бофорса, дабы не оставаться под одной крышей с женщиной, кто отныне никогда не будет принадлежать ему.
      Вон и противный дядюшка чаще стал поглядывать на нее снизу-вверх, угощая своими бесстыдными намеками.
      Аулию Велиану любили, как роковую в судьбе женщину. Она понимала, что своим превращением обязана Каю Валенту, первому мужчине, кто подарил ей любовь бережную и ласковую, а не грубую близость насильника. Но любое напоминание о нем приводило ее в бешенство. Она ненавидела его до дрожи, до слез, до шумных истерик.

…Невозмутимый Публий Крейс, следивший с террасы за полетом стрижей, спросил у раскрасневшегося брата, как чувствует себя любимая дочь?
   - В прежнем духе. Такую ничем не испугать и не исправить.
   - Она в нашу сестру удалась, Ларт. Будь ее тетушка жива, они б прекрасно поняли друг друга…А Волузиан все так же болен…
     Ларт Бофорс взглянул на стрижей, носившихся высоко, стремительным полетом рисовавших в воздухе замысловатые сверкающие линии, понятные гаруспикам.
   - Улучшения не будет, - задумчиво продолжал Публий Крейс. - Вот смотрю на птиц и читаю, сколько остается жить Цезарю Афинию Галлу Вельдумниану Волузиану Августу, чей нечаянный плевок, обычную слюну, однажды подобрали, с кровью замесили, нашептали черные слова, зарыли в землю…Эх, птицы, птицы.., всё-то вы знаете…
     Он обернулся.
   - А, что Арунт, изволил прочесть изречение Трисмегиста об острове богини Клейто?
   - Сомневаюсь…
   - А ты, Ларт, сомневаясь – не сомневайся!
      Они продолжали разговаривать, направляясь в триклиний, обедать.
   - Марий Алкивиад с Сицилии вернулся?
   - Вроде как завтра ожидают…Наши люди узнают, чем он занимался там…
   - Опять «вроде», «кажется»…Ларт, нам надо поспешить. У нас высокий гость, считай, уж на пороге, и гость спросит наш клан, что сделали мы в деле поиска фигурки Золотого Колаиса?
      Ларт Бофорс остановился, как вкопанный.
   - Пуплэс, - заговорил с ним на этрусском приглушенным голосом: - Я понял. Мы подозреваем: сей раритет клейтистов находится у Мария Алкивиада?
   - Ларт, мы только подозреваем. От наших друзей в Нижней Мезии известно, Золотым Колаисом владеет конунг Филимер. Наша задача, выяснить, какое конкретно отношение к готскому правителю имеет Марий Алкивиад? То, что он рассказывает царствующим – полная чепуха! Легат – пропретор недаром выбрал в кумиры Нерона, такой же он брехливый, если не сказать – сумасшедший! Ларт, не забывай об осторожности. Еще раз спугнем Тухульха* – некого будет искать. Мы должны отчитаться перед Дием…
   - Так ты не шутишь, Пуплэс? Мы увидим Дия? - В голосе Ларта Бофорса пробились нотки восторга и легкого испуга. Теперь он понял, почему брат привел себя в надлежащий вид: постригся, волосы завил, сбрил вечно всклоченную бороду, принарядился в новую тогу, расшитую золотой нитью.
   - Я этого не говорил тебе, учти, мой ученик! – Он обернулся к стоящему столбом брату. - Там дрозды в соусе остывают, не губи желудок мой, идем….Да, кстати, нашего высокого гостя знают под именем Ант Тиберий, он с Боспора Киммерийского, клейтист, запомни!

------------------------------------------------------------------
* Тухульха – этрусский демон.
(Продолжение следует)






Рейтинг работы: 58
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 7
Количество просмотров: 13
Добавили в избранное: 1
© 07.07.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3343240

Метки: крылатый, конь, дракон, братья, близнецы, Золотой, Колаис,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Александр Попов (Опеченский)       18.09.2022   13:51:20
Отзыв:   положительный
Тамара - энциклопедист-психолог!
Твой писательский фанатизм порождает во мне фанатизм читателя!
Тамара Плак       18.09.2022   16:39:39

Саш, дорогой, спасибо вам! Если бы таких, как ты, Саш, было в мульон больше, представь - какой был бы фанатизм читателей, мы бы разбогатели! Улыбаюсь!
Людмила Ивановская       20.07.2022   12:39:21
Отзыв:   положительный
В предвкушении встречи с Дием!)))))Цецины на столько интересны,с удовольствием всё больше их узнаю!История Аульки конечно шокирующая,но удивительно как они обыденно к ней относятся,как к неизбежному с чем нельзя справится,а значит надо просто принять.Мудрость учения клана или врождённое,семейное ? Удивительная семья!
Тамара Плак       20.07.2022   14:31:58

По поводу Аульки, Милочка? Когда-то прочла в спец. литературе об этрусках (она у меня есть энта книженция), так вот, у них было заведено: девушке до замужества вступать в половые отношения с мужчинами, чтобы уже при муже не искать любовника. Меня эта историчность и подтолкнула к созданию такой вот семейки, кроме, правда, Ларта. Он был против разгульного поведения племянницы, учил ее, учил - без толку. Урожденная расена! (так себя называли этруски). А как тебе Кай на рынке, заступился за мальца, продавца фабы? Тоже историчность - фабу патриции ненавидели и гоняли тех, кто провал эти бобы. Словом, пока мистики нет! Обожаю тебя милая, спасибо за вопросы и любовь к Колаису! Чмоки в щечки!
Людмила Ивановская       20.07.2022   14:44:54

Благородный и смелый поступок, всё-таки врождённые черты не подвластны даже памяти,он заступился по наитию сердца и зная какой он на самом деле ,из 10 части, это не удивительно!
Очень интересно наблюдать эту борьбу в нём ,заступился за мальчика,спас раба,он и сам не понимает почему.Представляю какое потрясение ждёт его,когда узнает правду о себе!
Тамара Плак       20.07.2022   15:52:21

Да, это будет аж в 9 Части, Милочка! И встреча братьев будет не такой, как мечталось бедному Антиру, ведь он-то никогда брата не забывал. А почему Ариант все забыл - речь будет впереди! Спасибо еще раз!И не ра-а-з! Целую тебя, дружочек!
Галина Нефёдова       08.07.2022   01:05:00
Отзыв:   положительный
Томочка, я с радостью читаю новые главы. Должна отметить, что все они лишены однообразия. В каждой своя изюминка. Эпизод на рынке восхитил меня. Заступиться за слабого – долг сильного!!!!!
Поделом упитанному патрицию.)))) Читаю и мне не скучно. Жаль, что Кай Валент нажил себе врагов. Зато, какие подарки купил. Заботливый сынуля и любовник.)))))) Улыбаюсь!
Но вот такое отношение дядюшки Бофорса к племяннице меня поразило. Жуть и срам. Что касается гадания – думаю, оно сбудется. Но больше всего меня поразило то, «Аулия Велиана торжествовала, вертясь у зеркала». В общем, стресс я перенесла… будь здоров!!!! Какая уж тут скука.))))))) Мой тебе полуночный привет, моя дорогая! Иду читать твои отклики на мои стихи. Обнимаю мысленно!!!!
Тамара Плак       08.07.2022   09:24:26

Гаечка, солнышко, ты - мой бальзам на душу...Бытовые неурядицы с утра, но прочла твой коммент, как рецензию, слезы на глазах...Наверное, время на меня действует. Какая-то сегодня морально убитая...Прочла у тебя стих-ние про Время, до сих пор в уме оно....Я благословляю нашу встречу, что-бы делала без тебя, без Людочки, Наташи....Ой, как-нибудь сброшу тебе в личку мою печальку, связанную с Колаисом...Спасибо тебе огромное, за все, за то, что ты со мной, хоть и далеко мы, но - рядом душами. Целую тебя нежно!
Галина Нефёдова       08.07.2022   15:39:22

Мусик, сбрасывай в личку все свои тревоги. А я тебе кое-что тоже сброшу...молитву...волшебную...Ага?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Чмоки-чмоки!!!!Как же я тебя обожаю и,конечно, всех моих девчат! Роднульки мои, я горжусь дружбой с вами!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
❤️ Наташа Лучезара ❤️       07.07.2022   15:05:58
Отзыв:   положительный
Приветик милая Тамарочка! С большим интересом читаю, погружаясь в новые тайны.. Восхищена поступком Кая Валента, защитил мальчишку.. Мило улыбаюсь, про не покупай бананы, обезьянкой станешь! )) Да, дела и даже такое наказание, ничему не научило Аулию ...Наверное, она сама не знает, что ей нужно, вот и нервничает. Слышу в тайных разговорах имя Дия. О, значит скоро увидим любимого героя! Благо дарю и обнимульки от Натульки.

Тамара Плак       07.07.2022   15:59:56

Натулька и мои тебе жаркие обнимульки - улыбаюсь до ушей! Да, 3 часть скоро закончится, тоже 12 глав и в 4 начнется самое интересное! Хотя и в третьей части еще встретишь "чудеса в коробочке". Не помню, в следующей или через главу - Кай встретится с Элин! А Элин встретится с...отцом, которого Кай захочет убить...Спасибочки, милая, что полюбила ГГ Колаиса! А насчет совпадения букв имени - так, не суди строго, - выдумала, просто пришло на ум, что его имя будет Антон. Цем-цем!









1