Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 3 часть (1 - 2 гл.)18+


Золотой Колаис - 3 часть (1 - 2 гл.)
­                                ­ЧАСТЬ 3
      Глава 1.
   
     Одетый в парадное платье префекта, Марий Алкивиад спускался к носилкам, когда привратник и охрана, раскрыв ворота, низко согнулись в поклонах. Во двор вошел молодой господин.
     Заострившиеся скулы, припухлость век, яростно иссушенные губы сына многое сказали отцу. Марий Алкивиад погасил усмешку, первым обратившись к сыну:
   - Привет тебе, мой доблестный трибун!
   - Привет тебе, отец, - устало ответил сын, глядя ему под ноги, и не позволил себя обнять. - Прости, я шел пешком, в пыли, как дикий сарацин.
   - Тебе, дружочек, не впервой, шагать с любимым легионом. Уже ты год, как в армии. Иди, рабы нагрели воду, купайся.
   - Благодарю, отец, твое внимание дорого.
   - А ты опять без оберега…Без охраны…Раба прогнал, он жаловался мне.
   - Меня сопровождали мальчики Цецины. На некотором расстоянии, - с иронией ответил сын. Зная его характер, Алкивиад представил, каково было мальчикам Цецины, крадучись, охранять его гостя. Будто опомнившись, Алкивиад договорил:
   - Сейчас к Волузиану я, наш кесарь разболелся. От жадности набил пустое брюхо до отказа, схватило, ая-яй-яй…Ты отдохнешь, красавец, а после обеда к вечеру будь добр приехать в Рим. Жди в нашем доме. Никуда не уезжай. К тебе, трибун, ну очень интересный разговор.
      Кай Валент жестом  раскрытой ладони попрощался с отцом.
     Тот взглянул в спину сына оценивающим, чего-то ожидающим взглядом и удалился к своему кесарю под охраной отряда преторианцев.
     Сын же углубился в покои. Увидев дворецкого, спросил:
   - Где раб мой?
   - Здесь я, о, добрый господин! – Появился перед Каем Валентом Герострат, выбритый, причесанный, чисто одетый.
     Молодой господин прошел мимо.
   - Где раб Талант, о нем веду я речь?
      Дворецкий развел руками.
   - Я думал, знали, господин…Вновь купленный Талант отправлен на конюшню, о, добрый господин.
     Кай Валент резко обернулся к дворецкому, выставив ногу. Герострат, бежавший за ним, споткнулся, падая.
   - Любезность окажите, Гельвий, Таланта замените на конюшне. Да, постарайтесь не задерживать раба. Ему положено как следует и чисто вымыться, поесть, поспать… - Тоже самое Кай Валент подумал и о себе: «вымыться, поесть, поспать». - С утра я начинаю тренировки на мечах, бои во славу Марса! А ты, любезный      Герострат, Таланту услужи, хочу его я видеть свежим и здоровым.
    Герострат икнул от такой ужасной новости. Его поняли.
   - Ты не тревожься, Герострат, мне будет Лагорин прислуживать, он раб косой, короткорукий, но знает дело, и язык держать умеет за зубами!
     Когда скрылся господин, Герострат поднялся на ноги, чуть не плача. Дворецкий обиженно сопел.
   - Вы слышали, любезный Гельвий, ужас! Приказано мне, Герострату, прислуживать рабу! Никчемному, поганому, вонючему мыть ноги, стелить для готишки постель, и вина подавать?! А вы, почтеннейший, с лопатой чистить от дерьма…
     Звонкая оплеуха прервала его нытье.
      Уверенный в себе Марий Алкивиад не догадывался, что под прозвищем «Талант» скрылся гладиатор Цитус, кого он считал мертвым. Очень подвела Мария Алкивиада его привычка никогда не интересоваться рабами, штатом которых ведал дворецкий Гельвий. Дворецкий быстро сообразил, что лучше слушаться молодого господина, ведь все равно Марий Алкивиад примет его сторону.
      Пока молодой господин купался в ванной, которая была устроена на бактрийский манер – овальная, широкая, - дворецкий зашел на конюшню. Забрал из рук Таланта лопату, бросил в навоз, и велел рабу следовать за ним на второй этаж.
      Рабыня Ламия прибирала лучшую гостевую комнату, а Герострат раскладывал в шкафу новую одежду Таланта.
     Свое превращение бывший гладиатор воспринял без эмоций. Не ответил на мрачный, обиженный взгляд Герострата. Тот побоялся язвить и ругаться. Да и не хотелось Цитусу общаться с ним, несдержанным на язык.
     Вдруг в комнату решительно вошел Кай Валент. Белая ткань туники местами прилипла к его, еще не обсохшему телу. Рабы согнулись в поклонах. У Цитуса, правда, не поклон получился, а некий фехтовальный выпад. Господин взял за локоть Ламию, как вещь, турнул на кровать.
   - Твоя! Что в этой комнате – твое! Ходи по дому так, чтоб Марий, мой отец, тебя не слышал и не видел! И делай то, что я приказываю! Я, а не какой-то виллик.
     В голосе Кая Валента, не смотря на слова заботы, слышалось обещание в скором будущем попортить кровь. Будто прочитав мысли Таланта, господин улыбнулся, приоткрыв в улыбке зубы, обольстительно и злобно.
     Талант опустил голову. Лучше бы этот мальчишка не улыбался.
     Герострат и Ламия клятвенно заверили господина о своем молчании. Если надо сказать, что раб Талант куплен у Ларта Бофорса, они подтвердят.

     После обеда Кай Валент отправился в их городской дом на Палатине. Как часто это бывало – в носилках, поэтому на дорогу ушло более часа.
     Отец уже ждал его, расположившись в триклинии, за столом, накрытом десертными блюдами. Марий Алкивиад не жаловал обжорство и своего сына с детства приучил есть понемногу, не налегая на жирное. Но жирное и мясо, даже баранину, Кай не любил, как полагал – неприязнь к мясу у него врожденная.
     Отец собственноручно налил сыну вино из тракийских подвалов, не разбавив его.
   - Не понимаю римских выпивох, они за эллинами вслед вино водой, как дурни, разбавляют, кто теплой, кто холодной…Потом урчит, как у идиотов, в животе…
     Кай Валент знал о пристрастии отца пить по-скифски. Этому пристрастию он научился в Херсонесе Таврическом, где был в должности трибуна города.
      Сын же, напротив, поступал с вином, как это привыкли делать в Риме. Вот и сейчас он разбавил тракийское теплой водой и, закусывая любимыми солеными оливками, выжидающе смотрел поверх головы Мария Алкивиада.
     Отец заговорил на тайном их сарматском языке:
   - Я завтра ранним утром в Мессану выезжаю. Неделю здесь меня не будет. Один ты остаешься, Кай. Благоразумен будь, не ссорься с Фабием, он нужен мне пока… Домиция не тронь, тот, хоть дурак, но полностью на нашей стороне… – Марий Алкивиад говорил, еще не пережевав свой десерт с грушей. Проглотив, добавил. - Ты много термы, мой сынок, не посещай. В тех термах гнилая, тухлая вода, болячку можно подцепить…
     Сын захихикал. Он знал, отец терпеть не может общественные бани. И рассмеялся.
   - Послушным буду, как дитя, о, дорогой отец. Как ты осведомлен - купил я у Бофорса за асс раба, он понимает толк в занятиях фехтованием. Вернусь на виллу, буду отрабатывать атаку нашу, ту, что ты назвал «змеей». «Урага» по-сарматски.
      Алкивиад внимательно воззрился на сына, продолжая свою тему:
   - Через неделю у тебя помолвка, Кай! Какой подарок хочешь получить? – Отец залпом проглотил неразбавленное вино.
       Кай Валент закусил губы. Не сразу ответил.
   - В Мессану?...Хочешь подарить мне виллу сициллийскую? Зачем? Там жить не буду, не хочу. Твоя Мессана мне противна!
   - О, нет, трибун! В Мессане твой подарок обитает…Я Элин привезу.
     Сын рывком сел на ложе, едва не опрокинув рядом стоящее блюдо с орехами, залитыми медом.
   - Отец…Я не просил тебя об этом…Элин дорога тебе…Пусть остается там, где нынче, в той Мессане.
     Марий Алкивиад придвинулся к сыну поближе, обнял его за плечи:
   - Сто раз тебе я говорил, сынок, нам женщины нужны для развлеченья! А ты всё ищешь в их лице подругу жизни, чтобы шагала с тобою в ногу, как тот легионер! Всё это блажь, поверь! Да, врать не буду, Элин обожаю. Она же, хитрая гетера, меня к себе не подпускает. Стерва! Я обменял ее у друга своего, у Филимера, у конунга вонючих готов, всучив ему гречанку. У Филимера этих баб – как Италийский легион. А ты, красавец, достоин иметь не легион наложниц – армию, чтоб каждый день, а в день по сто раз, оё-ёй!
     Когда отец сильно пьянеет, начинает рассказывать о своей привязанности к сыну, о его великом предназначении, разбавляя свою болтовню нескромными советами . Становится щедрым.
   - Свою отцовскую к тебе любовь хочу подарком подкрепить достойным. Отныне Элин вся твоя!
   - Что? – Кай Валент замер, не в силах постичь смысл его слов.
     Марий Алкивиад рассмеялся, но смех у него получился злобным.
   - Знаю, Элин всех баб заменит, умеет, знает, гетера, колдунья…А, знаешь, почему тебе отдаю? Она тебя, красавец, любит, да-а…Однажды чуть не подралася со мной…Я к ней полез…Она меня наотмашь, чуть глаз не выбила, - Марий Алкивиад затрясся в смехе, нравилось Алкивиаду наблюдать за лицом Кая Валента: гамма чувств отражалась на нем, когда речь заходила об Элин.
     Элин принадлежала Марию Алкивиаду. Была она, согласно записи, массажисткой, а на деле гетерой. Отец вроде как любил Элин, по крайней мере, не относился к ней, как к рабыне. Бывало, они даже ссорились, и никогда отец не повышал на нее голос, не то, чтобы поднять плетку.
      Элин была первой у Кая женщиной. Он солгал Аулии Велиане, что посещал лупанарий. Он просто не дошел туда…Как бы сказала маленькая жрица любви: «Сбежал!»
     Когда впервые отец привез Элин, - а было это в Ольвии, - он сразу запретил сыну думать о шлюхах, как он выразился. Элин заменила Каю Валенту всех падших женщин. Была не просто любовницей и массажисткой, но и добрым, верным другом.
     Когда отец собрался женить сына, о гетере приказал забыть.
     И вдруг…Такой подарок…
     Сын молчал, опустив гордую голову. Марий Алкивиад мягко повторил, хотя же его лицо, пока сын не видел, исказила ирония:
   - Тебе дарю гетеру! В твою навеки собственность. Цени мою к тебе и щедрость, и доброту, трибун! Я вижу,ты не рад?
   - Такой подарок…не могу принять, прости, отец…
      Алкивиад сухо рассмеялся и вновь налил себе неразбавленное вино. Вспомнил, как сын умолял отдать ему Элин, насовсем отдать. И не видел Кай Валент, какая ядовитая ухмылка скользнула по губам отца. А глаза его, как всегда, ничего не выражали.
   - Все ты поймешь со временем, сын мой. Пока же час открыть тебе всю правду об Элин не настал. Ну, что? Ну, я же не любовницу дарю, - гетеру. Ну, хорошо, продам тебе! За поцелуй! Целуй меня в щеку, упрямец!
     Сын поднял лицо. В уголках глаз его, полуопущенных, меркли слезинки.
   - Я буду ждать вас!
    Отца Кай Валент не поцеловал. Марий Алкивиад не настаивал, знал характер сына и его отношение к жизни, в которой он себя ценил превыше всего.

      Кай Валент запрещал себе думать об Элин, по ней скучать. До сего дня, пока отец не заронил на душу надежду и подозрение.
     Надежду – таки увидеть первую свою женщину, какой она стала?
     Подозрение - почему именно перед свадьбой сына дарит ему гетеру?
     Философствовать Кай Валент не любил, разбираться в хитросплетениях богинь судьбы – тем более.
     Поэтому, он, вернувшись на виллу, просто предался воспоминаниям в саду, на полюбившемся своем месте. В том уголке, закрытом от солнца навесом цветущих магнолий, где стояло уютное ложе с красной обивкой, а по бокам красовались мраморные его покровители: Аполлон и Артемида.
    На столике, у ложа, на подносе поблескивал кувшин сирийского стекла с гранатовым соком. Рядом миндальное печенье и оливки. Раскрытый папирус, который дал почитать папаша Крейс, лежал под локтем. Не читалось. На коврике у ложа дремал Бипп, любимый пес отца, оставленный на попечение сыну. Породы Кане Корсо, выученный охотиться за беглыми рабами. У Биппа были длинные лапы, в беге он мог обогнать любых других собак своей породы. Пес любил оставаться с молодым хозяином, старшего боялся. С первым Биппу было спокойно, хозяин не носил с собой плетки, как это делал другой, старший. А плетку Бипп на дух не переносил, хотя же его никогда не били.
     Кай смотрел на ажурное плетенке розовых цветов, что нависали над ним полными, пьянящими разум, бутонами. Губы его шептали:
   - «Плачущей, плача, тебе о несчастьях рассказывать долго
       И наслаждаться в слезах встрече нежданной с тобой!»…
     Нельзя сказать, что Овидий был его любимым поэтом, просто ожили в памяти эти незатейливые строчки.
     Откуда и как Элин оказалась у Мария Алкивиада, он не знал. Впервые он увидел ее в Ольвии, римской провинции на северном берегу скифского Понта, где с отцом они жили одно лето. Элин показалась 12-летнему мальчишке ровесницей, с венком полевых цветов, украшавшем ее золотые косы. Позже он узнал, что была она старше года на три. Отец никак ее не представил.
    У мальчика тогда появились раздражения на коже, ухудшился сон. И без того капризный, он становился не управляем. Отец сказал: «Пора отдать должное Овидию!» Какое это «должное» Кай потом понял, когда прочел его «Искусство любви».
     Алкивиад за руку отвел сына в местный лупанар. Оттуда мальчишка сбежал, испуганный ярко накрашенным ртом проститутки, с ходу влепившей ему поцелуй в губы.
     Возвращаться к отцу не хотелось. Кай вспомнил, что к отцу приводили бесстыдных голых женщин. Он боялся, что и к нему приведут. Так бы и слонялся по, городу, кишевшему варварами и иудеями, кабы не девчонка, поймавшая его за руку.
     Стройная и гибкая, в короткой тунике и с венком на голове. Густые, солнечного света, волосы уложены двойным кольцом кос.
     Увлекла купаться в теплом море. Они плавали, дурачились, прижимались друг к другу, и не заметили, как попали в волшебный плен Эроса. Кай и не понял, что тогда случилось между ними, что такое сотворила Элин, как его «раздраконила» , - ему понравилось это словечко, - но только было необычно, приятно, восхитительно!
     Они не видели стоявшего на скалистом берегу Алкивиада. Насмешливо он улыбался, когда юные любовники, обсохнув на песке, наряжали друг друга: она надевала на него прозрачную вуаль. Он – ей цеплял ракушки на грудь. Веселились, как малые дети…
     Играя с ее длинными косами, Кай силился вспомнить, где и когда он любовался такой же красотой? Он хорошо помнил, что золотые волосы у той девочки были до пят, почти по полу волочились. Только та девочка была маленькой, как кукла. Из-за нее он набил себе синяк под глазом. Упал, что ли? Не помнил Кай. Может его кто-то ударил? Но синяк под глазом помнит…
     А потом Кай увидел Элин в их доме, и услышал, как отец выговаривал девушке: «Он не для тебя, ты кто? – Какая-то гетера! А сын мой – Бог! И не устраивай мне сцену обманутой Медеи! Твоя задача – обучить мальчишку таинству любви, всему, чему тебя учила мать-гетера. И всё! На том и кончится вся ваша связь, запомни, Элин, и я прошу, не зли меня!»
     В конце лета Марий Алкивиад увез Элин в неизвестном направлении. Тогда впервые Кай почувствовал, что такое холодок одиночества в душе. Она была ему и друг, и советчик, и даже заботливая нянька. Была нежной любовницей, ласковой и все понимающей. Загадочной до кончиков пальцев, а они были у нее, как у арфистки, тонкие и длинные.
     Если Аулия Велиана ищет в нем тысячу разных мужчин, то он видел в Элин одну-единственную женщину, которую невозможно заменить. И сейчас, когда его любовные связи позволяют ему сравнивать, он не может вырвать из сердца эту одну-единственную.
     Но через пару лет Алкивиад снова привез Элин. Жили они тогда в Тримонциуме, фракийской столице, которую захватили готы Филимера. Каким-то образом отцу удалось договориться с их королем, и готы, получив контрибуцию, удалились из города. А спустя время, Алкивиад заключил с Филимером мир, который привел тогдашнего легата августа Требонианна Галла на трон Империи.
     Элин уже было 18 лет, но она мало изменилась. Такая же тоненькая, гибкая. Только волосы слегка потемнели,- косы она укоротила,- и в раскосых зеленых глазах поселилась неизбывная грусть. Писаной красавицей ее назвать было нельзя. Но шарм странной загадочности превращал ее в мифическую Елену Прекрасную. Она великолепно овладела массажем. Плавала, как рыбка. Разбиралась в видах оружия, но фехтовать не училась. Была зрителем на его учебных поединках, и могла похвалить или не одобрить. Верховой ездой она занималась со всем старанием. Наверное больше, чем проводила время у зеркала. Но Кай не любил всадничество, и не одобрял ее увлечение. Она пела, танцевала и подолгу нежила его в своих неощутимых объятиях.
     Но что-то опять случилось в домашней политике Мария Алкивиада. Элин он отправил, как говорил, в херсонесское поместье Мариев. Потом еще куда-то.    Говорил, якобы есть некто, кто хотел бы выкрасть у них Элин. Ведь ее мать была жрицей богини Амате-Ра. Чтобы точно выяснить, кто он, охотник за дочерью жрицы, Марий Алкивиад велел затаиться, выжидать. Два года уже выжидают, вот в Рим приехали, а таинственный преследователь, как под землю провалился.
     Но вот оглушающая новость: отец навсегда привозит Элин домой и дарит ее сыну.
     Кай, блаженно улыбаясь, не заметил, как заснул.


      Глава 2.

      Римские аристократы, покупая гладиаторов, упражнялись на них, как на живых мишенях, и не было случая, чтобы эти «мишени» оставались живыми-невредимыми. На Арене гладиатор имел право защищаться, бороться за свою жизнь, - в домашних поединках он был лишен такой привилегии . Если случайно наносил рану господину, пусть легкую – гладиатора убивали. Фактически, они были смертники.
     Столь бесславная кончина не радовала новоиспеченного Таланта. Он передумал массу вариантов, как самому уберечься, и не ранить господина.
     Сразу после завтрака Таланту велели идти в сад, на арену виллы. На той арене, где совсем недавно пролилась кровь семи секуторов, заложников мошеннической игры патрициев, его ждал Кай Валент.
    Бедра его, защищали поясные птеруги с бронзовыми наклепками. Сам пояс, широкий кожаный с такими же бляхами стягивал его тонкий стан до груди. Руки до локтей окольцованы черной кожей, защитой от растяжения жил. Но ногах легкая обувь со шнуровкой. Больше никакой защиты, ни нагрудника, ни колета. Фактически защиты тела не было. Это обстоятельство насторожило бывшего гладиатора.
     Недалеко двое слуг держали мечи – паразониумы, что были длиннее обычных, и кинжалы с крепким широким лезвием. Сетей и щитов не было.
     Талант изобразил неглубокий поклон.
     Молодой Марий смотрел на свою «живую» мишень, думая о чем-то своем.
     Потом, опомнившись, крикнул:
   - Таланту амуницию, живее, Герострат!
     «Амуниция» состояла из такой же химерной защиты, что была на господине. Помогая Таланту облачаться, Герострат бубнил:
   - Да, чтоб тебя зарезали, поганый гот…
     Слуги подали оружие, и, по приказанию господина, удалились. Герострат, впрочем, спрятался за ветвями глицинии на верхней террасе, тихонько наблюдать за происходящим. Марий Алкивиад, уезжая, приказал ему глаз не спускать с молодого господина.
     Талант владел безукоризненной техникой, опыта у него было предостаточно. Кай Валент же брал умением чувствовать противника, и тем был опасен. Пару раз, не взяв атаки, Талант спасся бегством. Сказывалась и перенесенная болезнь, после которой он не тренировался.
      Бой вполсилы не нравился Каю Валенту. Не позволял узнать, на что способен бывший гладиатор?
   - Коленки варвара дрожат? Боишься вдруг задеть меня? А ты попробуй. Мы одни, здесь нет с сетями, с вилами рабов. Рискуй!
     Глубоко дыша, Талант смотрел на смеющегося римлянина, и молил своих богов не бросить его на произвол судьбы.
   - О, не дай-то Боги, благородный господин, тебе быть в таком печальном положении, в каком я нынче. - Мудро и весомо ответил Талант. - Когда ценнее всех условностей и дерзости две жизни.
      Кай Валент перестал улыбаться.
   - Ты много философствуешь, любезный гладиатор. Нет у меня желания убивать тебя. Живой мне нравишься. Заманчиво оттачивать мои условности и дерзость на тебе. К тому же, ты – первый варвар, с кем фехтую, и я желаю знать на, что способен бывший Цитус? Твои возможности. Твои секреты! Коронный удар есть у тебя? Так, поделись. Не бойся меня ранить. Ранить трибуна латиклавия не выйдет у тебя. Убить – тем более! Вперед! Смелее!

      Талант бросился в атаку, догадавшись, что противник ищет повод разозлить его. Когда в руке оружие, обозленному человеку ничего не стоит пустить его в ход.
      В воздухе, напоенном ароматом кипарисной хвои и цветов, звон клинков был особенно пронзительным.
     Кай Валент отходил, только защищаясь. Тут же анализировал его винты и удары, ждал, покуда тот раскроется, и тогда…
     «Тогда» не получилось: у Таланта от гладиаторской ярости прорезалась такая прыть, что молодой римлянин ошалел, не имея возможности перейти в наступление.
     Герострат держался за лоб, молясь богам и манам: поганый гот гнал господина к беседке. Клинки мелькали, как молнии. Их звон сливался с эхом.
     Потом, позже, понял Кай Валент, во время боя любоваться своей или чужой техникой, отыскивая в ней изъяны или достоинства – верх глупости.
     Спиной он уперся в мраморную статую, потеряв из виду противника. Тот внезапно исчез.
     Молниеносным броском Талант оказался за спиной господина. За мраморной статуей быстроногой охотницы.
     Не успел Кай Валент развернуться и что-либо предпринять, как ловким ударом ближе к рукоятке, выбили у него меч. А своим мечом и кинжалом сцепили клинки под подбородком, крест-накрест, как бы ножницами. Тут же Талант окаменело замер, поддержав господина коленом, чтобы не ударился спиной о мрамор статуи.
     Кай Валент понял, что проиграл. Если бы то был бой на арене, Талант в своем сумасшедшем движении перерезал бы ему горло.
     Герострат было испугался: не ранен ли господин? Потом чуть не запрыгал от радости: сейчас поганого гота порежут на куски.
     Кай Валент не мог шевельнуться и боялся сглотнуть, не иначе кожа тянула смертельный холод стали. Смотрел в близкие, даже не серые - голубые глаза гладиатора, загоревшиеся иронией. Талант заклинил клинки так, что они кожи не коснулись. Надо же обладать таким мастерством, чтобы на скорости выбить у противника меч, применить смертельный прием и умудриться камнем застыть, не коснувшись горла! Кай Валент представил на своем месте Гая Аврелиана или Марка Фабия, те, в случае своего проигрыша, от злобы и зависти загрызли бы гладиатора.
     А тот, глубоко дыша, полуопустив глаза, сказал римлянину:
   - Просил ты показать мой маленький секрет? Надеюсь, убедился?..Не раз спасал меня он на аренах…Секрет моей далекой юности, о, благородный Кай Валент…
     Талант расцепил клинки, осторожно отводя вооруженную руку господина – тому ничего не стоит сейчас же всадить кинжал в сердце победителя. Но проигравший кинжал выронил, встряхивая сомлевшей рукой.
   - Ты мог, играючи, убить меня…- Кай Валент закашлялся, прочищая ком в горле, удивляясь себе: не испугался и не обиделся.
   - Убить тебя? О, нет, мой господин. Мне жизнь моя дорога.
     Доходя до памяти, Кай Валент рухнул на ложе, стоявшее между его каменными покровителями. Взял кувшин с ключевой водой, отметив легкое дрожание левой руки, в которой он держал кинжал.
   - Ты гот? – Неожиданно спросил.
   - Какое это значение имеет в Риме? – Талант смотрел, как пил воду Кай Валент, не так, как обычно пьют в запале – жадно, а маленькими глотками, смакуя влагу.
   - Ха, никакого. Но, если спрашиваю я! Любая блажь значение имеет. Привычки не имею долго ждать, мне отвечай немедленно, Талант.
     Вдруг вырвалось у гладиатора яростное, вымученное:
   - Я не Талант. Не Цитус, не Бион и не Галат, и как еще меня дразнили?! Есть имя у меня, мне данное с рождения!
     Пропустив мимо ушей яростное признание пленника Рима, господин велел подойти ближе. Отложить оружие и протянуть руки ладонями вниз.
     Руки у гладиатора не дрожали. В глубине души Кай Валент был восхищен: провести невероятно сложный прием без пролития крови и стоять перед ним без дрожи в пальцах?! А мизинец левой руки был перебинтован, как и прежде.
    Герострат в своем тайнике пал духом: гота не только не казнили, но даже угостили водой из господского кувшина. Но, если бы раб Мариев услышал, как господин разговаривал с Талантом, как с равным, решил бы, что варвар колдун.
   - Что с пальцем? Гниющая или какая рана? Все время перевязан…
   - Нет, нет…то мой секрет. Прикажешь снять повязку?
     Кай Валент не догадывался, что он единственный из римлян, кого заинтересовал перевязанный палец гладиатора. Ответил коротко : «Да!»
Талант развязал повязку. Взгляд господина уперся в серебряное кольцо с выгравированной на нем пчелкой. Довольно таки необычное для римлян кольцо. Но серебро…
   - Не ахти какая ценность, чтобы это прятать, - вдруг фыркнул господин.
   - А для меня оно бесценно. И, чтобы внимание не привлекать, я часто бинтую палец, мне потерять кольцо нельзя…
   - Вон как! Подарочек несчастной Пенелопы?
     Талант изменился в лице. Минуту назад спокойный, он готов был завыть от душевной боли, неведомой этому дерзкому мальчишке. Сцепил зубы.
     Кай Валент выпрямился перед ним, ехидно улыбаясь.
   - Ого! Меня по шею в землю изволят кулаком вогнать? Я ошибаюсь, гот? Гляди, как, жаба, ты позеленел… А, что ты скажешь, если прикажу кольцо снять, твой талисман? Отдашь вместе с рукой?
     Неожиданно Талант снял кольцо, которое не снимал, даже когда купался, не снимал пятнадцать лет рабства. Протянул кольцо на ладони, бесстрашно глядя в самые зрачки римлянина.
   - Бери! Поднимется твоя рука забрать единственное, что у меня осталось на память о родном очаге, о прежнем господине, когда свободный был я? Бери! «Пчела» – подарок маленького господина, когда я исполнял свой долг заслуженно …Кольцо мне подарил…Оно - священная память…А, что еще сказать тебе?....
Насмешки и дерзость сына Алкивиада, как ветром сдуло. Отвернулся, не взяв кольцо.
      С самого детства Кай Валент жутко боялся непонятного состояния души, когда что-то неожиданно сдавливало его виски, принуждая разум вспомнить невспоминаемое, бессознательное в нем боролось с неведомыми туманными образами, и тогда на душе было так гадко, что хотелось закрыть глаза и навеки заснуть. Это неприятное состояние приходило вдруг, с того ни с чего. Чтобы прогнать странное наваждение, Кай Валент приучил успокаивать себя четверостишиями, какие могли прийти ему в голову.
     Талант не понимал, что вдруг случилось с насмешливым, дерзким господином? Он прижал пальцы к вискам, глаза его расширились, взгляд в пустоту остекленел. С губ его сорвались странные стихи:
   - «Вечно зелен растет кипарис на вершине горы.
      Недвижимы лежат камни в горном ущелье в реке.
      А живет человек между небом и этой землей
     Так непрочно, как будто он странник и в дальнем пути»…
      Ёкнуло в душе Таланта. Он разглядел за броской внешностью и светским лоском молодого римлянина этого самого странника «между небом и этой землей». Что-то тайное мучило его. Желая как-то загладить свою дерзость, гладиатор горячо заговорил:
   - Я свой секрет, клянусь, не отдавал другим, хотя мне за него и деньги предлагали. От него защиты нет, кроме как остановиться, и то без особой тренировки, такого успеха не достичь. Я покажу, как это делать. Я научу тебя! И всё получится, мой добрый господин.
     Но ему ничего не ответили на предложение подарить свой особый секрет.
     Кай Валент приказал, сухо и властно:
   - Со мною едешь в Рим, на рынок! Надень ошейник рабский, не то  закую его на шее у тебе, чтоб впредь не вздумал снять!
     Талант стиснул в кулаке кольцо, до хруста в косточках. Судьба пленника Рима еще не испытывала его столь изощренно: выказывать дружелюбие и тут же напоминать, что тебя ни во что не ставят…

( Продолжение следует)






Рейтинг работы: 53
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 17
Количество просмотров: 13
Добавили в избранное: 1
© 06.07.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3342571

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Александр Попов (Опеченский)       18.09.2022   13:16:01
Отзыв:   положительный
Браво, Тамара!
Перманентное браво!
Ты талантище!
...До чтения!
Тамара Плак       18.09.2022   13:32:47

Спасибо, дорогой Саш! Спасибо! Почему - то сразу поняла, что вы Человек с большой буквы, посему у нас получилась творческая дружба, мы понимаем друг друга. За что я уважаю этот сайт, мне повезло с умными людьми, понимающими юмор, ценящими труд другого творца (!) Просто, никогда не думала, что здесь есть подонки, мальчиши-плохиши...Ай, да ладно. Спасибки огромное, обнимаю!
Александр Попов (Опеченский)       18.09.2022   13:55:26

Благодарю, Тамара, за слова твои!
Ты - драгоценность сайта!

Тамара, есть здесь гадье.
...Куда ж без него.
Они получат свое сполна!
Правда за нами!

...Напиши мне про негодяя.
Тамара Плак       18.09.2022   16:43:17

Саш, тебе, как рыцарю, скажу - Открой под №8 мою работу "Там русский дух"" называться и в комментариях увидишь этого негодняя. Жаль, что прошли времена дуэлей... Спасибо за моральную поддержку!
Александр Попов (Опеченский)       18.09.2022   20:04:03

Буду чморить рагуля.
Тамара Плак       18.09.2022   20:28:57

Саш, я видела, написала в Админ на него, мне открыли всех моих авторов и я его удалила. К нему на страницу не заходила и не читала, один из тех, кому в одном месте сверлит сверлом! Ладно, бабы, понимаю, черноротые, но мужик черноротый, для меня вообще нонсенс. Увы, бывают...
Александр Попов (Опеченский)       18.09.2022   20:49:47

Он отморозок или псих...
Людмила Ивановская       20.07.2022   12:08:17
Отзыв:   положительный
А вот и красавица Элин,теперь мы знаем их историю любви и очень приятно,что они смогли пронести это чувство через все испытания!
Читаю на одном дыхании,восхищаюсь каждой главой!!!Супер!!!
Тамара Плак       20.07.2022   12:34:27

Милочка, солнышко, а как тебе приемный папочка, Алкивиад? Его Дий будет ловить. Да, Элин получилась мудрой, рассудительной и сильно влюбленной в Кая, а тот - в нее, Вот такая пара сложилась...Спасибочки за чудесный отклик, будто с тобой разговариваю, с глазу на глаз - Милочка, сейчас отправлю тебе рецептик перца в личку. Потом буду закачивать главы 6 части, народ ждет - смеюсь! Обнимашки-целовашки, спасибо тебе тыщу раз за звездное стихотворение, я - под впечатлением!
Людмила Ивановская       20.07.2022   14:40:32

Алкивиад не нравится,тёмная лошадка себе на уме.Наверняка в нём есть хорошие черты,не зря ведь Кай его так уважает,но скорей всего думаю он разочаруется со временем в нём.
Тамара Плак       20.07.2022   16:04:09

Да, Людочка, темная лошадка, вне сомнения! А Ариант-Кай самой своей природой был создан уважать отца! В крови у него! Он больше похож душой на своего родного отца, нежели Антир. Тот, наверное, в мать, уж и не знаю, в кого Антир, ежик из себя! Спасибочки, Людочка, так приятно вернуться чуток назад, хотя...Когда закачивала 10, последнюю часть, не хотелось возвращаться в Рим, где братья не встретятся, чего-то жалобно было, они же в глубине душ своих любят друг друга - близнецы же. Обожайка моя, Грация Изащества и Муза Звездного Дождя!
Людмила Ивановская       20.07.2022   16:44:34

О,как красиво,Муза звёздного дождя!!!!Мне нравится!!!!))))))Томочка,дорогая, счастливо улыбаюсь и бегу читать следующую главу,пока выдался свободный день!Обнимаю тебя крепко!!!!
Тамара Плак       20.07.2022   17:30:06

Если тебе понравилось, беру на вооружение" Теперь надо придумать имена другим нашим Грациям! Приветствую свободный денек!
Галина Нефёдова       07.07.2022   23:41:38
Отзыв:   положительный
Удивительная глава третьей части. Меня нисколько не смущает, Томочка, что она написана почти белым стихом. Я подчёркиваю - почти…
- Тебе, дружочек, не впервой, шагать с любимым легионом. Уже ты год, как в армии…
- А ты опять без оберега…Без охраны…Раба прогнал, он жаловался мне…
- Сейчас к Волузиану я, наш кесарь разболелся. От жадности набил пустое брюхо до отказа…
- Где раб мой?
- Здесь я, о, добрый господин! –
- Где раб Талант, о нем веду я речь?
- Я думал, знали, господин…Вновь купленный Талант отправлен на конюшню…
- Сто раз тебе я говорил, сынок, нам женщины нужны для развлеченья!
Читала главу и улыбалась и хмурилась. Для меня,Томочка, Алкивиад пока имя нарицательное. Его методы воспитания подростка не воспринимаются мной положительно. А улыбалась я Элин.
А когда читала вторую главу, мне было не до улыбок. Судьба гладиатора – незавидная судьба! Талант, молюсь за тебя!
Спокойной ночи, феюшка зеленоглазая!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Тамара Плак       08.07.2022   09:09:05

Гаечка, милый мой человечек, ну от тебя ничего не ускользает - улыбаюсь до ушей! Стукнуло мне в голову писать диалоги БЕЛЫМ стихом...Хотела все так исправить, потом решила этого не делать - хотя красиво. Дело вот в чем. Когда правила эти главы с белым стихом, вспомнила свой первый сценарий на скифскую тему...Я его написала полностью белым стихом. Тема - 6 век до н.э., скифо-персидская война. Тогда, молодая пигалица, была знакома с кинорежиссером Е.Шерстобитовым. Видела его фильмы "Акваланги на дне", "Туманность Андромеды" ? Все они были сняты на Довженко (Киев). Печалька полная! Евгений Фирсович (Царствие ему небесное!) как раз заканчивал свою коммерческую к.картину и мы приступали к фильму по моему сценарию. Так хотел Фирсович снять историческую. ...Но..время, рок, фатум или не знаю что...Он умер...Так мне было плохо...И не из-за сценария, который не стал фильмом...Он ухаживал за мной, хотел даже развестись с женой, я запретила...Он старше меня был намного, а я....соплячка! Вспомнила эту печальку и отказалась дальше писать белым стихом и так все понятно, правда? Вот такая (вкратце) история....Спасибо большое за любовь к ЛГ Колаиса! Алкивиад - гад! Двуликая особь и он испортил характер Кая-Арианта, дальше Дий скажет об этом. Да, Таланта-Цитуса Кай чуть не убьет. Не буду бежать впереди паровоза - сама прочтешь. Цем-цем тебя, мой всепонимающий друг!
Галина Нефёдова       09.07.2022   04:46:03

Так ты у меня (у нас) знаменитый сценарист!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Вау!!!!! Киностудия им. А. Довженко - история нашего кино! Все фильмы на одном дыхании!!!!!!!!!!!!!!
Экранизацию романа «Туманность Андромеды» Ивана Антоновича Ефремова, конечно же смотрела. Я даже знаю, что Земные сцены фильма снимались в пионерском лагере «Артек». А вот и наши герои, которые работали над фильмом и снимались в нём:
Режиссер: Евгений Шерстобитов
В ролях: Вия Артмане, Сергей Столяров, Николай Крюков, Татьяна Волошина, Ладо Цхвариашвили, Александр Гай, Юрий Гаврилюк, Валерий Панарин, Алим Федоринский, Витольд Янпавлис
Сценарий: Владимир Дмитриевский, Евгений Шерстобитов, Иван Ефремов.

"Акваланги на дне" тоже мой любимый фильм!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Всем, кто с нами и кого уже нет- низкий поклон! Талантливые творческие люди!!!!!!


Тамара Плак       09.07.2022   08:21:26

Вау, так ты все знаешь, красавица моя! Да, Евгений Фирсович всегда участвовал при написании киносценария,..пусть им всегда будет Царствие Небесное! Да, Довженко вместе с Одесской киностудией...начинали Эру Советского кино...Было время...не то, что "нынешнее" племя...Чемушки, милая!

❤️ Наташа Лучезара ❤️       06.07.2022   17:05:40
Отзыв:   положительный
Приветик, милая Тамарочка! С радостью читаю продолжение истории, открывая новые тайны. Вот так поворот, Элин, первая женщина Кая ...Вот почему он так сильно любит ее..Она стала для него всем и другом и советчиком и няней.. Как красива эта пара влюбленных! С нетерпением жду новых событий, шикарно и ярко все написано.
Мое восхищение твоему таланту, обнимаю с морем тепла!


Тамара Плак       06.07.2022   17:29:08

Приветик, красавица моя, Наташенька! У нас 5 час вечера и такая жара, под 40! - только в тени сидеть, зашла в инет и сразу - к тебе! Вот видишь, три красавицы у нас: Аулька, Глория и Элин. Аулия самая молодая, ей 12 (в то время 12 лет считалось совершеннолетием.) Глории 16, а Элин уже 23. Но все красотки! Красивее, конечно, Глория. Ее помолвка с Каем будет! Они станут женихом и невестой. Так, что Антиру придется потрудиться, чтобы забрать Глорию у брата - "женоненавистник" влюбиться по маковку! Жара на меня так подействовала, что я ненароком стерла завтрашнюю картинку. "Надевала" ее на надпись и...не на ту опцию щелкнула...Счас переделаю. Но зато красиво, правда? Картинки украшают книгу. Целую тебя крепко, благодарю за чудесную картинку и прекрасный отзыв!
❤️ Наташа Лучезара ❤️       06.07.2022   17:40:13

Да, милая, Тамарочка, картинки украшают книгу. У нас тоже стоит жара, днем до 30. Была на море, чуток загар приобрела, сейчас отдыхаю.. Да при высокой влажности жара тяжелое испытание. Вот интересно, как все таки Антиру удалось завоевать Глорию. Буду ждать продолжения истории, очень захватывает! Да, все героини красотки, это точно. И взрослеют рано в 12 лет, ух.. такие познания, что нам и 18 летним не снилось, улыбаюсь)) Обнимашки и целовашки от меня!

Тамара Плак       06.07.2022   19:40:20

Спасибочки, Натали, такие красивые у тебя картинки-подарочки! О, нам еще надо-ть пройти всю 3 часть, там немного глав - 12, они короткие. А в 4 части уже встретятся. Как завоюет ее любовь? Да, у него много способов обольстить, в том числе выглядеть героем. (Не-не, Тири не наглец, он - спаситель Глоши!). Так хочу сократить главы, уместить в частях поменьше - приходится перечитывать, например, начало вырезаю, вставляю в предыдущую главу и так далее. Морока, честно говоря, но ничего не поделаешь, хорошо, что "воды" нет. Раньше правила, добавляла, и не читала - сейчас читаю - такая довольная - не сбилась с сюжета, а то думала где-то изменять сюжет. Ура, не надо! Целую тебя, солнышко, поздравляю с первым загаром!









1