Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Опер Пятаков. Ти-ли-бом!


Опер Пятаков. Ти-ли-бом!
­Пятакову снился сон будто он генерал одетый в брюки с лампасами, что грудь его украшают ордена и медали Родины и что идет он неспешно по главной улице Москвы под руку с очаровательной девушкой. Девушка отчего-то сильно похожа на Люську Соловьеву из областного УВД. Они идут, но отчего-то все на одном месте напротив Кремля. Прохожие улыбаются ему и Люсе, а он тихо млеет в лучах солнца, своей славы и Люськиной красоты. Вдруг на башне в Кремле начинают бить часы, ворота в башне открываются и сам президент….

Борис открыл глаза и, приподнявшись, посмотрел на часы с кукушкой. В свете фонаря, светившего с улицы, стрелки часов показывали без четверти двенадцать. По идее, в это время одна половина деревни должна была спать без просыпа, а другая, сидя на скамейках у клуба, петь песни под гармонику Пашки Колобкова – первого на селе весельчака и бабника. Но гул, доносившийся до оперуполномоченного с улицы через открытое настежь окно, никак не вязался с заливистыми трелями пеньковских молодух и зычным голосом Павла.
Пятаков встал и, шлепая босыми ногами, высунулся через окно во влажную ночную тьму. С первого же взгляда ему всё стало ясно: горело возле клуба, и не иначе, как дом Кошкиных! Едва надев китель и галифе, Борис с сапогами и портупеей под мышками выпрыгнул в кусты смородины под окном. В палисаднике он быстро, насколько было возможно, натянул сапоги и припустил к всполохам бушевавшего огня, на ходу застегивая блестящие милицейские пуговицы.
Подбежав к полыхающему дому, Пятаков перепоясался широким ремнем портупеи и ни минуты не колеблясь, ринулся внутрь.
--- Киса Васильевна! --- закричал он, кашляя и задыхаясь в угаре пожарища, --- где вы?!
--- Я тут! --- тоже криком ответил ему голос с темной улицы, где выстроившись цепочкой и передавая друг другу ведра, наполненные водой из колодца, с энтузиазмом суетились простые селяне.
--- Где?! --- вопрошал опер ревущее на стенах пламя, смахивая с себя тлеющие искры.
--- Да в…!!! --- ответ Кисы Васильевны утонул в звуках рушащихся перекрытий и стоне огня, но сказала она точно «в толпе».
--- Как такое возможно? --- недоуменно воскликнул Пятаков и очень к месту вспомнил: «ти-ли, ти-ли, ти-ли бом!»
После слова «бом» на него обвалилась перегоревшая потолочная балка….

Борис очнулся и вылупился своими карими глазами на толстую щель в штукатурке потолка. Он лежал на спине и, по-видимому, находился в районном лечебном заведении, потому что в нос густо шибало хлоркой, йодом и стариковским запахом, а за окнами дребезжал на неровных стыках рельсов трамвай.
---Как вы себя чувствуете, больной? --- спросил его откуда-то сбоку тонкий мелодичный голос.
---Хреново, --- не поворачивая головы, с присущей ему прямотой, мрачно отозвался опер.
---Вам, товарищ, еще очень повезло! Бревно стукнуло по черепу вскользь, и вас быстро вытащили из огня односельчане…
---А вы-то, откуда знаете? --- поинтересовался Борис, так и не отрывая взгляда от трещины в потолке.
---Врач должен знать обстоятельства травмы…--- отозвался голос.
---Это была не травма! --- задумчиво сказал Пятаков, --- это было покушение на представителя закона преступной группой лиц!
Едва справляясь с головокружением, он повернул голову в сторону говорившей медички и глаза его уперлись в два круглых загорелых колена, совсем не прикрытых коротким белым халатиком.
---Я разберусь с ними! --- на сей раз, голос опера прозвучал уверенно и твердо.
---Конечно, --- согласилась с ним красивая темноволосая врачиха лет двадцати пяти, и, поправив круглые очки, украшавшие её конопатый нос, добавила, --- но только после того, как вы пройдете все назначенные мною процедуры.
---Выпиши меня, сестричка! --- попросил Пятаков, пожирая взглядом её колени.
---Только после клизмы, братишка! --- безапелляционным тоном заявила врач.
---А причем тут клизма?…--- Пятаков покрылся красными пятнами по самое никуда, --- у меня же сотрясение в головном мозгу, а не в….
---К нашему сожалению, --- заявила очаровательный костоправ, глядя на него, как на малого ребенка, --- бюджет здравоохранения области не подразумевает экзотических средств лечения, вроде пиявок или иглоукалывания, поэтому я всем выписываю клизму и анальгин.
Пятаков сделал круглые глаза, но она уже повернулась к нему спиной, и грациозно качая бедрами, вышла из палаты.
---Б-лин! --- пробормотал ей в след опер, имея ввиду фигуру медработника.
---Что хороша бабенка? --- спросили откуда-то сверху.
---Кто такая?
---Да это ж Маринка, заведующая отделением. Её тут каждая собака…---не закончил голос и умолк.
---Эй, мент! --- обратился к нему дедок, лежащий на соседней койке в паре с бредившим во сне мужиком, --- ты правильно, паря, говоришь! Надо тебе выписываться! А то вишь, как мы тут живем…Анальхин да клистир!
Пятаков, придерживая голову, уселся на кровати и оглядел палату: на соседних койках лежали валетом, а так же вповалку на полу и кучей-малой по углам больные разных возрастов. Рассчитанная на восемь пациентов палата вместила в себя человек двадцать и напоминала собой камеру в тюрьме, переполненную и задыхающуюся от нехватки пространства и свежего воздуха.
---Чего? --- спросил его с ухмылкой дедок, --- думал тебя в Москву, в кремлевскую больницу отправят? Нет, паря, шалишь! Что нам дуракам, что тебе придурку -- конец один: пока служишь – нужен, а как гавкать перестал – дорога на свалку… Ты вставай! Я тебе сейчас помогу, и пойдем вместе на процедуры…
---Отвали, дед! --- Пятаков ухватился обеими руками за края кровати покрытой серым, с пятнами бельем и спросил самого себя --- я, что…в концлагере?
---Да нет! --- ответил ему дедушка, натягивая рваные тренировочные штаны и вытаскивая из-под соседа утку, --- почему ж в лагере? Облегчаться будешь? Ну, как хочешь…Я ж говорю тебе, малый: на свалке ты! Отбросы мы, понимаешь?
Борис почувствовал, что задыхается от действительно свалочного духа и, борясь с головокружением, встал с койки. На нем оставили лишь широкие динамовские трусы и линялую, когда-то синюю майку. Суетливый дедок, в одной руке держа утку, а другой, обхватив Пятакова за плечи, повел его в коридор.
---Тут легче? --- спросил он, останавливая Бориса у окна в сером проеме стены. --- Ты погоди, я дерьмо вылью и вернусь.
Глядя, как дедулька заспешил в сторону туалета рваной подпрыгивающей походкой, разбрызгивая при этом содержимое утки по стенам коридора, Пятаков возненавидел весь этот белый свет. Погоны, украшавшие его китель и герб на околыше фуражки, вдруг превратились в насмешку над этим стариком и миллионами таких же, всю свою жизнь несущих чужое дерьмо в скрюченных ревматизмом руках. Борис отвернулся и высунулся в окно, что б провентилировать легкие. Больничный двор разделял новый высокий забор за которым, в чаще зелени, угадывались белые стены другого корпуса.
---А ето, --- махнул перед носом Бориса «уткой» вернувшийся дедок, --- понимаешь, особливый корпус. Это для начальства и высших слоев, так сказать… Тебе б туда, паря! Там палаты на одного и таблетки хорошие и клизму не ставят… часто, --- добавил он, вытаскивая папиросы и спички.
---Клизму!!! --- взревел Пятаков и, оттолкнувшись обеими руками от подоконника, как от чумного, ринулся по коридору.

---А, лейтенант Пятаков! --- улыбнулась ему из-за стола давешняя молоденькая врачиха, --- уже встали с постели? Как себя чувствуете?
---Слушайте, вы…--- с угрозой сказал мрачный Борис, --- это вы скажите мне, как я тут себя чувствую! Да и другие в моей палате! Не палата, а карцер какой-то! Обезьянник! А между тем у вас за забором новый корпус! И палаты там отдельные, и лекарства хорошие…
---А вы, больной, не ведите себя таким образом! --- не испугалась она, --- Крик и шум в медицинском учреждении не приветствуется.
---Да это какая-то преисподняя, а не учреждение медицины! Вы же тут просто гробите людей! --- орал Борис.
Врачиха долго смотрела на него с теплой ласковой улыбкой и когда он сделал паузу чтобы перевести дух, спросила:
---Вы, больной, наверное, имеете медицинское образование, что так уверенно ставите нашим пациентам такой диагноз?
---Нет, --- буркнул Пятаков, --- я просто совесть имею.
---Ну, совесть, это понятие абстрактное, --- поправляя прическу, ответила девушка.
---А новый корпус это тоже абстракция? --- наклонился над столом опер.
---Нет! --- с усмешкой ответила врач, --- новый корпус вполне реален, но это частная клиника и она приносит неплохой доход областной казне и…
---И вам! --- уверенно закончил Борис, --- что и требовалось доказать!
---Что доказать и кому доказать? --- её веселил этот разговор.
---Людям!
---Как приятно встретить в наши дни романтика. И не простого, а в милицейских погонах. И всё же я думаю, вы знаете.
---Знаю? --- нахмурился Пятаков.
---Знаете, как нужные протоколы составляют!
---То есть?
---Вот сейчас достану вашу историю болезни и впишу, что вы теперь, после травмы черепа, психически неуравновешенный, одержимый нездоровой фантазией и совершенно невменяемый человек. А такие, для работы в органах, ну ни как не подходят.
---Как это?!--- возмутился Борис.
---Да так это! --- она встала, обошла вокруг стола и, взяв стул, стоявший у стены, села, заложив нога за ногу, напротив Бориса.
---Да я вас…за клевету и нарушения в области здравоохранения! --- начал Пятаков.
---Кто поверит пришибленному бревном человеку? --- поинтересовалась доктор, вытаскивая из карманов халатика сигареты и зажигалку.
---Мне все поверят: друзья, начальство….
---Да что ты?! --- она недоуменно вскинула тонкие брови, закурила и выпустила в лицо Борису струйку сизого дыма. --- Может, и поверят, но против официальной бумаги не пойдут. Слишком долго тебя вытаскивать из дерьма придется, да и запачкаться можно. Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты! А если еще и главврач подпишет, то сам понимаешь,… в такое влипнешь, что тебе и трактор в родном колхозе не доверят!
---А главврач подпишет? --- с недоверчивой усмешкой спросил Пятаков.
---Ты сюда посмотри, а? --- посоветовала девушка и расстегнула на груди халатик, обнажая кружева бюстгальтера, --- или сюда, --- она приподняла подол белой униформы, показывая крутое бедро, --- он мне не только твою историю болезни подпишет, а и собственный некролог!
---Уверена?
---Во-первых, проверенно – «мин нет»! А во-вторых, ты сам бы не подписал, что ли? --- она с интересом ожидала его ответа.
---Не подписал бы! --- после недолгого молчания ответил опер.
---Ой, да перестань! --- врач поднялась и, притушив сигарету в горшке кактуса, стоящего на окне, вернулась к Борису. --- Насмотрелась я на вашего брата, милый.
---Я выписаться хочу, --- твердо сказал Борис, глядя в зеленые глаза.
---Ну, так в чем же дело?--- спросила она, теребя следующую пуговицу на халатике.
---Как? --- переспросил Пятаков.
---А вот так! --- она медленно расстегнула пуговицы халата и, внезапно притянув к себе ошарашенного Бориса, жарко поцеловала. Руки «пришибленного бревном» Пятакова сами собой распахнули тонкий халат и опустились на талию. Совершенно инстинктивно они (руки) скользнули к бедрам девушки, но там разделились: одна преступная конечность продолжала опускаться ниже, а другая, пробежав вверх по спине, скользнула подмышкой и принялась охаживать упругую грудь.
---Быстрее, --- шепнули девичьи губы в самое ухо Бориса, а её пальцы красиво обхватили его горло.
Пятаков и сам почувствовал, что быстрота и натиск действий ему сейчас совершенно необходимы.
---Приходящие на больницу медикаменты кому-то оптом продаёте? --- тихо спросил он, лаская девичье тело.
---Как догадался? --- целуя Бориса в сонную артерию, девушка нежно нажала на пятаковский кадык.
---Оптом сдавать проще – меньше преступная цепочка. И, наверное, работаете без посредников напрямую? --- тело мошенницы приятно грело опера сквозь линялую майку.
---Угу-м, --- её язык облизал его губы.
---Главврач, конечно, в доле? Кто ещё кроме тебя и него? --- продолжая греться, поинтересовался Борис.
---Ещё? --- она со смехом откинулась и так приласкала Пятакова за его самосознание, что тот чуть не потерял нить своих рассуждений.
---А «ещё», это секрет за замком, милый Боря…
---А к любому замку можно подобрать ключик, Марина…
---Ну, так давай…подбирай.
Опрокинув преступницу на стоявшую у стенки кушетку и решив произвести арест, Борис попытался навалиться на неё сверху, но слабость и головокружение помешали ему. Докторша ловко вывернулась и, рванув на себе кружевной бюстгальтер, оглушительно завизжала. У Пятакова сразу заложило оба уха, и он от боли зажал их ладонями. Врачиха безжалостно сдернула с него трусы и через секунду в кабинет вбежали люди.

Почти нагого Бориса, Маринку-докторшу и троих свидетелей изнасилования привезли в серое здание РУВД на скорой помощи и развели по кабинетам для допроса. С Борисом разговаривал Копейкин, уже майор и начальник отдела.
---Ну, Пятаков, бля, и натворил ты дел! Вот смотрю я на тебя и думаю: с одной стороны ты вроде геройский парень, тетку Кошкину из огня хотел достать, а с другой, взял, бля, да и поимел завотделения, да ещё и без её согласия! Первый поступок достоин восхищения, бля! А второй? У тебя что, совсем крыша потекла после удара по башке? Тебе что, уже баб мало? Ты хоть знаешь, с кем ты связался, на кого у тебя…м-м-м… поднялся, поднялась рука, в смысле? Не знаешь! Так я тебе скажу…Она ж светило в медицине, она ж в самой Москве, и даже выше друзей имеет! Да за неё главврач с прокурором района тебе голову оторвут, я уж про бизнесменов и крышу ихнюю молчу – не хочу тебя расстраивать! Подполковник наш и тот валидол принимает пачками, такое, бля, ЧП! Такой позор на коллектив! Ты хоть понимаешь, что сядешь теперь?
---Они лекарства налево гонят,--- бросил угрюмый опер, --- а в больнице у стариков только анальгин…
---Опять врешь, Пятаков! Лежал я весной в нашей больнице. Очень хорошие у нас врачи и обслуживание! И корпус новый. И лекарства импортные.
---Откуда вы знаете, что импортные? --- усмехнулся Борис.
---Ну что я читать не умею? --- обиделся Копейкин, и, достав из кармана цветную упаковку таблеток, показал Пятакову.
---Дайте посмотреть, --- попросил опер.
---На, на, смотри! --- майор сунул Борису под нос таблетки, --- Фома неверующий!
---Все они в доле, и главврач, и она, и прокурор…а гонят всё бизнесменам вашим, а те дальше…
---Ты я вижу совсем, Пятак, того! --- майор покрутил пальцем у виска, --- практически сам сэр Артур Конан-Дойл! Долго думал?!! Ты ещё где-нибудь это ляпни!
---Я в область буду писать, если вы дело не заведете! А если и там откажут, то в прессу!
---Пиши-пиши! Писарь. Только в область уже сообщили, а они в области, ох, как дураков не любят, ещё и оттуда приедут тебя взгреть! А пресса наша – это продажная девка капитализма, понял?

Родное КПЗ встретило Пятакова улыбкой сержанта Шиськина и отдельной камерой. Борис расположился на казенных нарах и попытался заснуть. Голова гудела и раскалывалась от боли.
---Не спать! --- рявкнул за решеткой Шиськин делавший обход и стукнул по прутьям дубинкой.
---Брось, Серега! Голова трещит! --- взмолился Борис.
---Не положено! --- ответил Шиськин и отхлебнул из кружки горячий кофеек. Видя, что Борис и впрямь плохо себя чувствует сержант сменил гнев на милость, --- ладно, Пятак, покимарь пока. Я свистну ежели что.
Примерно через два часа Пятаков проснулся от звяканья ключей в замке решетки. Приоткрыв глаза, он увидел, что к нему входят капитан Жуков и Люся Соловьёва, сотрудники отдела криминалистики из области. Борис попытался подняться, но капитан его остановил:
---Лежите Борис, вам вредно шевелиться.
---Как вы, Боря? --- спросила Люся и присев на край, раскрыла на коленях саквояж криминалиста, --- вот, это вам несколько поможет. Сержант, дайте стакан воды.
---Ага! --- кивнул стоящий у решетки Шиськин и затопал коваными ботинками в дежурку.
---Пал Иваныч, --- быстро начал Борис, --- в районной больнице махинации с лекарствами, но это не все! Подозреваю завотделением и главврача, но это только вершина айсберга. В кармане у Копейкина пачка с таблетками, которые ему дали в больнице. Я не специалист, но что такое по английскому «for dog and cat» знаю. Посмотрите? И ещё, --- Пятаков замялся, но овладел собой, --- не было ничего у меня с ней, я просто информацию пытался получить…
---Мы верим вам, Боря, --- Люся позволила себе чуть дотронуться до руки Пятакова.
---Тогда хорошо! --- облегченно вздохнул Борис и снова погрузился в дремоту.
---Вода! --- сказал Шиськин, снова появляясь возле решетки.
---Поставьте тут на табуретку и проследите, что бы после сна он выпил лекарство! --- приказал Жуков сержанту, --- пойдемте Люся.
---Павел Иванович, --- Соловьёва смущенно покраснела, --- можно я с Борисом останусь?
---Нет! --- сказал капитан, --- за Пятаковым присмотрит сержант, а вы мне нужны для экспертизы. Надо же ещё доказать его слова о невиновности, пока «жертва» домой не сбежала.
---Но как же…
---Не волнуйтесь, Люся, Пятаков парень крепкий! Я думаю, что его надо с нами в область забрать для скорейшего выздоровления, и чем быстрее мы с вами разберемся, тем будет лучше для всех.
---Конечно, Павел Иванович! --- девушка обрадовано кивнула, но тот час серьезно и зло спросила, --- так в каком кабинете посадили «жертву»?

В деревню Пятаков вернулся только через месяц. У клуба, до которого он дошел от остановки автобуса, вовсю шла стройка. Похоже, что Кошкины ладили себе новый дом взамен выгоревшего дотла.
---Эй, милиция! ---заорал со стропил Пашка Колобков, увидав Бориса, --- по санаториям всё шляешься? А люди пуп себе тут рвут! А ну иди, помогать народу!
---Слышь-ка, Борис! --- дед Пахомыч, выскочил откуда-то сбоку и заговорщицки зашептал, --- тут в газете про тебя, и как ты всех на чистую воду вывел и как, твою тудыть через тудыть, теперича ты старший лейтенат стало быть! Дай треху обмыть это дело!
Опер усмехнулся, покрутил головой и, порывшись в кармане, вынул пятерку.
---Ну, ты Борис, того…не серчай на нас с мужиками ежели мы чаво и когда… Мы твои звезды так обмоим, что ….
---«Так» не надо, дед. А то придется мне вас в холодную!
---Понял! Все будет тихо! --- и Пахомыч исчез, как и появился.
Борис остановился напротив нового дома и поздоровался. Народ, тюкавший топорами, месивший глину и орудующий пилами нестройно и весело ответил. Пашка Колобков весело покрикивал сверху:
---Эй, бабы! Какие помоложе ближе к участковому подвигайся! Да в оборот его!
Молодые девчонки, бойко сверкая глазами на Бориса, улыбались Пашкиным шуткам, а тот, видя это, разливался вовсю:
---Нам теперь главное Бориску тут оженить и в деревне у нас оставить! Вот помяните моё слово, будет он генералом! Ему уважение, а обществу почет! В какой деревне генерал есть? Ни в какой! А у нас будет!
---Да помолчи ты, балаболка! --- на велосипеде подъехал почтальон Голубев, --- почта тут вам, товарищ Пятаков. Пока вы, значит, на курорте….
---Да не был я на курорте! --- оборвал его Борис, --- в госпитале я лежал…
---Вот я и говорю, чего Борису на курорте делать? Был я там…
---Почта где?
---А вот шесть писем из области, от гражданки Соловьёвой!
Слыша это Пашка сверху заорал:
---Бабы, хватайте уполномоченного иначе он городским достанется!
Народ дружно засмеялся, а Борис только махнул на Пашку рукой и пошел к своему дому.






Рейтинг работы: 31
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 11
Добавили в избранное: 1
© 06.07.2022г. Алексей Макаров
Свидетельство о публикации: izba-2022-3342569

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Симона Ройт       06.07.2022   14:06:14
Отзыв:   положительный
класс)
справедливость восторжествовала!
Алексей Макаров       06.07.2022   15:15:00

Конечно.)) Так и должно быть.)
Сила в правде!

Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1