Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Инвольтация немощи


­Сергей БОРОДИН



В начале XXI века профильные специалисты, занимающиеся исследовательскими работами в сфере современных общественных процессов, со всё большей настороженностью стали отмечать, в частности, нарастание такого массового явления, как утрату способности к критическому мышлению представителями средних и низших социальных слоёв общества реставрированного в России капиталистического политико-экономического строя. При этом всё более отчётливо отмечаются и такие неблагоприятные тенденции, как фрагментарное миропонимание буквально обо всех сторонах окружающей жизни, что на серьёзном уровне усугубляется поверхностностью способа мышления, принципиальной неспособностью к овладению даже минимально необходимых для разумной деятельности объёмом и глубиной знаний, примитивизацией до животного уровня логичности размышлений с явным стремление подменить уже непосильную для простолюдинов мыслительную деятельность элементарными инстинктами.

Социологи, проводящие подобные целевые исследования, в целом сходятся во мнении, что подобные деградационные свойства психики людей в массовом масштабе наиболее характерны для тех слоёв населения, возраст которых ниже 40-42 лет, в то время, как у граждан более старшего возраста такая тенденция снижения полноценности мышления наблюдается в меньшей степени. Подобная разграниченность по качеству мыслительных процессов увязывается с полученным в советское время старшими поколениями населения страны принципиально иным образованием, система которого ещё не подвергалась обвальной перестройке, активно происходившей в восьмидесятых годах прошедшего века. Так, в Советском Союзе всемерно популяризировался и искренне почитался культ знаний, а советская система образования соответственно была ориентирована на подготовку в массовом порядке интеллектуально развитых граждан, обладавших широким кругозором знаний, основанных на научной картине реального мира. Советский человек, даже получивший только лишь среднее образование, становился носителем цельного представления об окружавшей его среде обитания. Он воспринимал все явления жизни комплексно, осознавая их строгую логическую взаимосвязанность на причинно-следственном уровне.

Критическое мышление прививалось советским людям едва ли не на подсознательном уровне: в своём большинстве они просто не были способны размышлять о чём-либо алогически с выстраиванием своих умозаключений на основе каких-то случайностей или противоречивых фактах. Конечно, средний советский человек не был полиглотом, но даже тот объём знаний, который он получал в учебных заведениях, из книг (статистические данные позволяли уверенно утверждать, что советские люди были самой читающей публикой в мире), из общения с многознающими и многопережившими старшими поколениями, из реалий своего собственного жизненного опыта, обычно систематизировался им, в результате чего представлял собой хорошо структурированную комплексную систему знаний о мире. И хотя об этом и не принято было говорить, такая интеллектуальная обустроенность человека в жизни считалась само собой разумеющимся атрибутом общественной деятельности, что позволяло даже тем людям, профессиональная деятельность которых не была связана с умственным трудом, на серьёзном качественном уровне системно осмысливать различные явления окружающей жизни.

Создание же в Советском Союзе человеческой среды обитания, в целом в высокой степени интеллектуально насыщенной при всенародной тяге к знаниям широкого круга направлений и специализаций, было связано с крайне важной жизненной необходимостью ускоренного формирования в стране нового элитарного слоя мыслителей и правителей, поскольку в процессе революционных событий в России первой трети ХХ века старая национальная элита царских времён была уничтожена или изгнана из страны. Задача была не из лёгких в виду того, что в крайне сжатые исторические сроки требовалось создать новую элиту, адекватную для переживаемого момента истории. Надо отметить, что до того времени история не знала примеров создания где-либо на планете полноценной национальной элиты за срок менее нескольких сотен лет, но именно такую задачу вынужденно приходилось решать в Советском Союзе даже вопреки общемировому историческому опыту. Решение этой архисложной задачи осложнялось ещё и тем, что в стране имелся всего лишь один источник кадров, из числа которых нужно было выращивать советскую элиту, и этим источником была среда пролетарских простолюдинов, которых при царизме в светском обществе сановников да знати и за людей-то не считали

Советские вожди реально оценивали сложившуюся в стране ситуацию: на формирование новой элиты для страны было отпущено ничтожно малое время по общепринятым в мире меркам. Теперь по прошествии целого века с времени запуска процесса формирования новой отечественной элиты, опираясь на конкретику семидесятилетнего краткого периода существования СССР, можно уже со строгой однозначность отметить, что у Сталина и его соратников была единственная возможность сформировать новую генерацию элиты всего лишь на основе двух поколений советских людей. При этом Сталин со товарищи с гениальной прозорливостью для резкого ускорения данного процесса сделали основной упор на установление в стране чрезвычайно эффективной системы образования трудящихся масс, что позволяло без промедления проявлять в каждом человеке все его потенциальные способности. Именно по этой причине советское образование можно обозначить как экстремальное с максимально возможной интенсивностью освоения широкого горизонта знаний людьми из рабочих и крестьян, которые в дореволюционные времена в принципе не могли войти в тот сословный круг на равных правах с его генеалогически обусловленными членами, в котором издревле происходило культивирование накопления и практического применения разносторонних знаний, а также развивались специфические навыки по обретению новых для человечества знаний на базе уже имеющихся старых знаний. То есть это был замкнутый сословный круг интеллектуально развитых индивидов, по праву своего элитарного рождения обладавших наследственными возможностями властвовать в своём отечестве, управляя интеллектуальными и материальными богатствами страны, а также её населением. А из сословий, исключительно физического труда в состав элиты могли попасть на строго определённых условиях только самые одарённые персоны, добившиеся выдающихся успехов в научно-технической, экономической или гуманитарной сферах жизнедеятельности общества.

Высокая эффективность советской образовательной системы позволила всего лишь за полвека сформировать базовые основы новой российской (советской) элиты национального уровня. Наяву была воплощена поговорка «из грязи – в князи», что, как правило, вызывает опасные своими результатами головокружения «попавших в князи из грязи» от идиотических мыслей о собственном полноценном приобщении к миру избранных суперлюдей, который, как они понимали, является терра инкогнито для широких плебейских масс презренной черни. Такие «князи из грязи» при этом напрочь забывали о том, что всех их, ещё толком не оперившихся новых элитариев, в течение пяти десятков лет всеми правдами и неправдами за шиворот вытаскивали из среды именно этой «презренной черни», когда у них за душой били лишь выделяющие их из толпы некие таланты, которыми этих заболевших непомерным самолюбованием особей одарили чернецовые поколения их предков. Так, не осознавая свою реальную отстойность на дальних задворках цитадели высокородной наднациональной мировой элиты, элитарность которой насчитывает много тысяч лет земной истории, новая российская элита с присущими её особям узколобостью, комчванством, самовосхвалением и неспособностью к глубокомыслию в конце восьмидесятых годов прошлого века попыталась внаглую вломиться в святая святых доминирующего на планете западного элитарного сообщества, ни на мгновение не сомневаясь в своих равных на то правах с потомками древних элитариев, поскольку новые российские элитнеофиты наивно предполагали, что развал СССР станет достаточным вступительным взносом для их равноправного присоединения к мировой элите.

Надо сказать, что эти восторженные ожидания неоперившейся новой российской элиты не оправдались даже на минимально-приличествующем уровне, ибо они, естественно, не были посвящены во множество магических мистерий элитарности, которые мировые элиты пестовали со времён Навуходоносора и которые тщательно скрывались от посторонних глаз, в том числе и от выскочек-неофитов из неэлитарных слоёв населения, слабость воли многих из которых не позволяла им надолго удерживаться даже на неофитском уровне ментальной элитарности. Непроявленность по причине непосвящённости в магию древних элит соответствующих признаков элитарности обрекла новую российскую элиту топтаться в стойлах на заднем дворе великой империи глобальных элит при полном отсутствии надежды хоть насколько-нибудь приблизиться к труднодоступной цитадели с чертогами обитая элитарных хозяев мира.

В итоге Советский Союз был уничтожен, а российская элита была фактически отвергнута мировыми элитами, которые разрушение СССР восприняли как естественный процесс, к которому пытающаяся стать полноценной элитой российская мелкопоместная знать, называющая саму себя национальной элитой, особо важного отношения не имела. Печальный результат, ставший закономерным следствием низости и порочности человеческой натуры тех индивидов, из числа которых советские вожди отстраивали каркас новой советской элиты, в дальнейшем перелицевавшуюся в российскую национальную элиту. Эта низостная порочность составляла остов личности тех интеллектуалов, которые в своё время были отобраны революционной властью в качестве кирпичиков, из которых планировалось выстроить здание элитарных слоёв населения страны, представители которых должны были стать теми кормчими, которые повели бы за собой народные массы к сияющим вершинам коммунистического общества.

Да, интеллектуальность у этих людей находилась на высоком уровне в соответствии с западными стандартами ментального развития человека, но вот в духовном отношении они были практически на нулевом уровне, поскольку духовность в любой её ипостаси категорически отвергалась идеологами Страны Советов. А поскольку магия, практикуемая мировой элитой, основана на духовности, пусть и негативного свойства, то тот слой людей, обозначенный в качестве российской элиты, не мог воспринимать ничего из того, что эмиссары мировой элиты пытались внушить самозваным российским элитариям, которые адекватно воспринимали только два понятия – власть и деньги. Однако, поскольку глобальная элита на принципах тайновластия безраздельно господствует над всей планетой, вручая своим досконально проверенным служителям ярлыки на правление в каждой стране мирового сообщества наций, а также владеет всеми мировыми финансами, то ориентированность либеральной новороссийской элиты исключительно на власть и деньги стала для тайных властителей земного мира недвусмысленным подтверждением холопского происхождения российских власть предержащих, что представляет собой непреодолимое препятствие для реализации их выспренных мечтаний о проникновении в таинственную цитадель мирового элитаризма.

Развал Советского Союза, спровоцированный советско-российской псевдоэлитой, повлёк за собой и колоссальной мощи духовно-мировоззренчесую катастрофу, которая во все постсоветские годы оказывала и до сих пор оказывает резко отрицательное влияние на все стороны жизни новой России. Естественно, под раздачу попала и экстремальная система советского образования с обвальным падением качества обучения в связи с невостребованностью обществом его прежнего высокого уровня: сформировавшемуся элитарному слою населения страны не нужны были новые претенденты на элитный статус, которые с позиций современных знаний, о коих пожилые советские элитарщики не имели абсолютно никакого представления, наверняка победили бы старую гвардию в конкурентной борьбе за вожделенные места в мировой элитной иерархии.

Таким образом, обвал качества российского образования до уровня егэшных бабуинов ознаменовал собой необратимую ликвидацию наиболее престижного элемента советской образовательной системы – кузницы советского элитарного сословия, после чего все общественные процессы стали активно возвращаться на круги своя: интеллигенствующие креаклы, в том числе и лидеры богемных тусовок, принадлежавшие своими корнями к светским кланам ещё царского посева, о чём они из-за страха репрессий, как правило, умалчивали в советское время, пошли путём своей всесторонней унификации со стандартами жизни западной цивилизации, учёные различных сфер знания включились в общемировой исследовательский поток прокрустова ложа аморальной средневековой парадигмы позитивистской научной деятельности, а бывшие советские люди с рабоче-крестьянскими корнями в массовом порядке возвратились в свои исконные низовые слои общества с непререкаемым почитанием культа физического труда в приложении к торгово-посреднической деятельности. То есть экстремальное советское образование полностью утратило свою чрезвычайную общественную значимость и для новой российской элиты, и для интеллигенствующей прослойки, и для замкнутого научного сообщества с существующей в его среде обитания своей специфической системы образования, и для нового общественного слоя лишних людей, получившего созвучное с пролетариатом название – прекариат, в среде которого вместо культа обретения новых знаний вновь стали культивироваться увлечения плебейского типа – безрассудство, безкультурность, хапужничество, разврат, чревоугодие, воровство, аморальность, пьянство, грубость нравов, насилие над личностью, мобильность как следствие разукоренения народных масс, животность существования и т.д.

Вследствие всех указанных процессов современное российское образование все прошедшие годы безостановочно деградировало, превратившись к настоящему времени в совершенно бессмысленную область общественных интересов. Ныне в молодёжной среде стал популярным массовый отказ молоди получать образование в прежнем формате школ, колледжей и вузов в пользу максимально возможной подмены процесса обретения глубоких системных знаний простой ненапряжной процедурой интернет-информирования о конкретно интересующей человека жизненной ситуации. Это полностью соответствует текущей ориентированности так называемого образовательного процесса на поточное производство в массовом масштабе продвинутых потребителей и служебных людей, то есть выпускной продукцией образовательных учреждений различного профиля является однородная масса работников, отспециализированных на выполнение примитивных технологических операций. При этом ни для кого не является секретом, что концепцией цифровой экономики предусматривается замена в ближайшем будущем таких человеческих элементов технологических процессов робототехническими устройствами, процесс чего уже весьма активно развивается во всё большем числе отраслей народного хозяйства страны.

С глубоким прискорбием людям с качественным советским образованием приходится констатировать, что за прошедшее с начала нового века время возрастная планка россиян с ущербным восприятием реальности по причине деградации нынешнего российского образования уже поднялась как минимум на уровень пятидесятишестилетнего возраста. Самих же советских людей, в обычном порядке получивших общее среднее, средне-профессиональное или высшее образование, ныне осталось довольно малое количество, да и то, они в своём большинстве уже давно перешагнули шестидесятилетний рубеж. Отлично понимая, что время их физической жизни стремительно сокращается, они изыскивают в современных условиях самые различные способы, чтобы попытаться передать свой итоговый интеллектуальный задел следующим за ними поколениям сограждан, но, к сожалению, подобное удаётся осуществить лишь единицам из всей этой остаточной генерации стопроцентных советских людей. Основная причина подобного состояния дел с передачей эстафеты поколений кроется в ставшем невосприимчивым к миропониманию советского человека обществе, что подразумевает мировоззренческий разрыв старших и младших поколений, в реалии оборачивающийся неспособностью молодёжи воспринять и осознать интеллектуальные наработки и специфику достижений старших сограждан Государства Российского.

Ввиду фрагментарности и калейдоскопичности мировоззрения постсоветских поколений их представители в целом уже не способны осмысливать ни текстовую, ни звуковую, ни визуальную информацию, исходящую от грамотных советских людей с их органическим стремлением представлять любые сведения о конкретике в систематизированном виде на основе имеющихся у них комплекса знаний. Получается, что человек, получивший советское образование и человек с постсоветским образованием – это фактически отличающиеся друг от друга во всех смыслах за исключением физиологического устроения их организмов различные виды людей со слабо коррелирующими между собой системами ценностей жизни. Россияне, взращенные в неокапиталистических реалиях жизни, в силу нарушения комплексности своих житейских оценок и мнений, не способны с когнитивной достоверностью понимать что-либо, выходящее за границы жёсткой жизненной парадигмы «здесь и сейчас». Другими словами, они не могут осмысливать ни свою личностную перспективу, ни грядущее страны и народа в целом, поскольку подобная предметность в принципе не охватывается понятиями парадигмы «здесь и сейчас».

Остатки же поколения советских людей, обладающих комплексно отточенным мышлением и по большому счёту – социалистической системой жизненных ценностей, среди которых особо выделяются коллективизм и общее благо, прекрасно осознают, какое печальное будущее уготовано россиянам, чётко понимая, что конкретно в скором времени предстоит пережить им самим, их родным и близким, друзьям и хорошим знакомым, народу в целом и стране как таковой. Понимание у них есть, но у них нет абсолютно никаких возможностей для обережения молодых, которых всё глубже затягивает воронка деградации и депопуляции, тем более, что молодёжь относится к остаточному слою советских людей, как к древним артефактам далёкого прошлого, а потому не видит в них ничего ценного для себя, не слышит их речей, не принимает в расчёт их мнения но каким-то вопросам современной жизни. Старикам от советского времени пламенных мечтаний и вселенского полёта мыслей о грядущем обществе космической справедливости крайне болезненно и горестно воспринимать такое отношение к себе, как к музейным экспонатам.

В действительности же окружающая реальность быстро саморазрушается, и что-либо поделать с этим в плане хотя бы приостановки такого разрушения уже нельзя: те, кто что-то может предпринять, слепы и глухи к происходящему, а те, кто знает, что надо делать, уже не в силах самостоятельно подобное свершить.

8.06.2019 – 26.06.2022






Рейтинг работы: 30
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
Добавили в избранное: 1
© 05.07.2022г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2022-3341987

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1