Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 2 часть ( 11-12 гл.)18+


Золотой Колаис - 2 часть ( 11-12 гл.)
      ­Глава 11

      Медовым блаженством растеклись первые дни неожиданного затворничества Кая Валента. Он покидал широкое пурпурное ложе Аулии, чтобы искупаться в домашних термах, воспользоваться услугами массажиста и по нужде. Все остальное время ему не принадлежало: ел с рук возлюбленной, занимался гимнастическими упражнениями в ее присутствии. Под ее наблюдением колдовал над ним брадобрей, на ее глазах раздевался и одевался….

… Когда утром дня Праздника Радости, оставшись без господина, Талант вернулся на виллу Мариев, в свою комнату, там его ждал Герострат. Он с пользой для себя рылся в вещах нового раба. Обернулся, скаля зубы в лошадиной гримасе.
   - Приказом Гельвия тебе определили место на конюшне.
      Бывший гладиатор на наглеца смотрел спокойно, а на душе было муторно. Личных вещей у Цитуса нажито немного, умещалось в походной сумке. И пока никто не копался в его вещах. Вот даже Кай Валент не побрезговал востребовать у Гикесия всё, принадлежавшее «погибшему Цитусу», сказав, что забирает себе его имущество. А отдал сумку Цитусу, не заглянув в нее. Тогда как паршивый раб возомнил себя хозяином, и кое-что уже прихватил себе.
   -- Ты не понял? Ступай на конюшню. Дерьмо убирай! Цаца великая. Что? Думал, эти покои тебе в наследство отпишут? А, во-о-о…-- Раб показал кулак с оттопыренным пальцем. -- Господин переменил свое решение. Вчера тебя спас, сегодня ухлопает, понял? Дуй на конюшню, покуда не рассказал старшему хозяину правду, как ты тут появился.
   -- Не ошибись, Герострат, -- ответили ему сухо, и вышли, забрав сумку.
   -- Будет он мне тут указывать! – Герострат швырнул белье, которое не взял Цитус, на пол. Принялся яростно топтать. -– Цаца какая! Не будет тебе милости господина. Меня хотят обойти?! Вот тебе!
      Вечером того же дня Герострат на коленях бился лбом об пол перед Марием Алкивиадом, сидевшим в креслах,и вопил на всю комнату:
   - Не виноват, господин, не виноват, головой бьюсь, не виноват. Меня не взяли, мне велели остаться. Взяли Таланта…
      Поигрывая плеткой, Марий Алкивиад говорил бесцветным голосом, глядя поверх головы раба на дворецкого Гельвия, кто стоял позади Геростата, то и дело сгибаясь в поклонах.
   - Не Талант какой-то… личный раб Кая Валента, а ты, дружочек. Не Таланту какому-то… я приказывал всегда быть при господине, а тебе.
   - О, пощадите, добрый мой господин, ведь как я мог ослушаться молодого хозяина…
   - Ты должен был, как собака, тихо идти за ним, мчать по пятам! – Качнулся всем телом к рабу Марий Алкивиад. – Кай Валент никогда не берет с собой охрану, поэтому я приставил тебя, падаль эдакая, дабы ты следил за ним, при первой угрозе жизни господину бежал бы ко мне!..И, если ты сейчас же не скажешь, где твой господин…
     Дворецкий испуганно обернулся, когда в комнату, чеканя шаг, вошел юный раб с развязными манерами.
     Алкивиад поднял лицо, не понимая, кто и когда запустил чужака в дом. В лицо ему дерзко доложили, улыбаясь:
   - Благородный Марий Алкивиад напрасно тревожится за сына. В сей час Кай Валент – гость Цецины Публия Крейса, и не просто гость, а гость желанный.
      Алкивиад едва не поперхнулся, возмущенный наглостью чужого раба, а тот тараторил:
   - Меня послал сам Публий Крейс. Велено сказать: ваш сын изучает подлинную историю Великого Рима! Просит не беспокоиться дней пять, или… На сим позвольте откланяться. – Гонец лихо изобразил поклон и удалился.
     Герострат, благословлявший спасительное появление гонца, в ужасе откатился в темный угол. – Алкивиад пружиной взвился на ноги. Заорал на дворецкого:
   - Кто впустил в мой дом этрусскую заразу?! Всех вас, бездельники, продам на галеры!
     Дергая головой, ожидая оплеухи, дворецкий выдавил из себя:
   - Мой добрый господин… Так, от имени Публия Крейса…А все они черным колдовством умеют замазывать глаза….А-а, у великого гаруспика есть дочь, молоденькая, девственная…
     И молитвенно сложил руки. Угадал, чем успокоить хозяина. Тот, похлопывая плеткой о свою ладонь, растянул губы в ядовитой ухмылке. – Девственная…
   - Где куплен раб? – Задал неожиданный вопрос. Дворецкий сразу понял, о ком речь, но виду не подал.
   - Господин мой, пока не покупали новых рабов….
   - Ты уверен? – Один глаз Алкивиада сильно сомкнулся, что означало его крайнее раздражение. Дворецкий знал, что за сим последует.
   - Ох, да…Молодой господин на днях привел…Таланта.., для занятий фехтованием.., отрабатывать на нем опасные приемы…Боюсь, убьет его завтра же…
      Дворецкого перебили:
   - Где куплен раб?
   - А.., а.., у Ларта Бофорса, мне так сказал молодой господин.
      «Опять эти Цецины», - скривил губы в сухой улыбочке Алкивиад. –«Ну, ничего, и до вас доберусь, шарлатаны!»
   - Цена раба?
     Дворецкий низко поклонился, пряча растерянное выражение своего лица.
  - Мне сказал молодой господин.., раб куплен за асс*)! Ларт Бофорс Цецина расплатился рабом с Каем Валентом. Господин порвал списки ставок, не желая делиться с Цециной…А Цецина своим рабом рассчитался…
     Алкивиад вспомнил клочки изорванных список, плававших в бассейне. Поверил, что сын сам мог уничтожить списки. Облегченно вздохнул, довольный, что отпала необходимость врать победителю игр. Отец очень рассчитывал на капризную черту характера Кая Валента, и не ошибся. Не пожелавший делиться выигрышем с Лартом Бофорсом и Фабием, он уничтожил ставки. Он – победитель игр, а победителей не судят.

… Без Аулии Велианы печальная Фабия Глория провела Праздник Радости. В обществе кошки Дафны, белой пушистой красавицы, служанки Меды, сидевшей рядом и разбиравшей на букеты цветы из корзины, и Ларта Бофорса.
     Гостивший у Фабиев Ларт Бофорс возлежал на низком ложе.
   - Марк Виктор в театре Одеона, - говорила Глория. – Аулия…, не знаю где, она посыльного не присылала.., обиделась….И ты, дядюшка Бофорс, покидаешь меня. Так скоро…
     Он положил ладонь на ее руку, гладившую кошку, сказал проникновенно и ласково.
   - Будь моя воля, крошка Аритими, век сидел бы вот так, рядышком…
   - Да…У мужчин свои дела…Скажи, дядюшка Бофорс, каким ты находишь Кая Валента? Умен ли он, добр, терпелив?
     Младший Цецина вздохнул, поглаживая ее руку.
   - Понимаю твои сомнения, крошка Аритими. Красота редко уживается с умом. Но, по-моему он не глуп. Терпелив ли? Вообще не знаю мужчин, кто был бы терпелив. А добр ли Кай Валент? Время покажет. А, почему ты не спрашиваешь, как у него с чувством верности?
      Глория надменно приподняла пышно причесанную голову.
   - Мужчин с чувством верности не бывает.
      Ларт Бофорс засмеялся, поцеловал руку любимицы.
   - Ты повторяешь слова твоей ветреной подруги. А мужчины бывают разные, как и женщины. Прости, милая, жаль, но мне пора…
     Оставшись в обществе Меды, юная госпожа стала помогать ей разбирать цветы.
   - А я думаю, госпожа, ваш будущий муж будет вам верным. Ведь как вы прекрасны! Уйти от вас сможет только слепой…или влюбленный в другую женщину…

… Возвращаясь от Глории, Ларт Бофорс тихонько, целенаправленно свернул к господским покоям, подкрался к двери комнаты Антония Элия, закрытой золототкаными портьерами. Из комнаты доносились голоса хозяина дома и Петрония Домиция. Ларт Бофорс весь превратился в слух.
   - Чтобы ты не попал впросак, дорогой Петроний, фальшивые документы на ланисту завел сам Алкивиад. И эту чертовщину с дурманом он затеял…Что-то ему     Цитус не нравился.
   - Слава богам, мы выкрутились.
   - Это не значит, что Марий Алкивиад полностью в нашей власти. Он изворотлив и хитер, я тебя предупреждал, Домиций.
   - Да-да, Антоний, ты что-то намекал на свое великое предназначение спасти Рим от хищных замыслов Мария Алкивиада. Какие это замыслы? Стать в свите рядом с Галлом?
   - Бери выше, Домиций. Хочешь или нет, мы поневоле оказались сообщниками Мария Алкивиада. Но мы переиграем. Он метит уничтожить оставшиеся права демократии, тебе не надо говорить – какие, сам знаешь.
   - Посягательство на Империю? – Голос Домиция прозвучал с оттенком ужаса.
   - Брось придуриваться, Петроний! Твоя триба сама в том заинтересована. Нам надо объединиться, иначе все лавры Марий Алкивиад себе захватит, а с ними и августейшую власть. Волузиан болен. Требониана ненавидит армия. Рычажки есть. А машину Гефеста запустит в действие Марий Алкивиад. Если надо, подключит короля готов Филимера. К тому же, он обещает взять на себя все расходы.
   - Откуда у него деньги?
   - А откуда у него такая железная уверенность, что завтра готский король не начнет войну с Римом?
   - Ах, да…Повышение проституционной подати, взятки на имя префекта Нижней Мезии. Где еще он грабил Империю?
   - Домиций, любезный, долго перечислять, - усмехнулся Фабий, - Но все документы, жалобы, описи, фальшивые счета…Что сумел достать, у меня! Ты знаешь, мой сын, выполняя поручение кесаря, был в Херсонесе Таврическом. И выполнил мою просьбу. У казначея 1 Италийского взял копию счетов, где Марий Алкивиад выписывал тройное жалование на имя своего сына – Кая Валента. С каких таких средств?
      Ларт Бофорс тихонько подглядывал в щелочку. Увидел Антония Элия с фамильным мечом в ножнах. Руки Фабия открутили на рукояти навершие, сняли полую часть эфеса. Изнутри вынули пергамент, скрученный трубочкой.
      Пергамент старый Фабий развернул и поднес к глазам Домиция. Тот читал, шевеля губами. Охнул, взглянув на родственника.
   - Великий Юпитер! Так у тебя в руках воистину карающий меч против Мария Алкивиада.
   - Я воспользуюсь этим донесением, когда пробьет час легата пропретора, префекта Нижней Мезии, магистранта Херсонеса Таврического Мария Алкивиада!
     Фабий вложил пергамент на место, аккуратно, загнал полую рукоять, закрепил навершие. Поцеловал эфес.
   - Меч Фабиев против врагов Отечества!
     Ларт Бофорс кивком головы согласился, хотя же прекрасно знал, что двое этих соратников в любой момент предадут друг друга. На-цыпочках этруск удалился восвояси. Свою миссию младший Цецина выполнил, и рассчитывал на гонорар от своего брата Публия Крейса.
----------------------------------------------------
  (* - Асс - мелкая римская монета


      Глава 12.

      Засыпая в объятиях Кая Валента на широком взбитом ложе, Аулия Велиана сладко шептала:
   - Я замучила тебя, замучила…сердечко твое, как птичка в узкой клетке…Рвется на волю. Но ты любил меня, как сто мужчин, а я хочу, чтоб как тысяча.., самых разных.
   - Для этого понадобиться тысяча ночей, а я с тобой пять.., или семь дней, не помню….время остановилось, - устало отвечал ей возлюбленный.
      Дочь этрусков проявила свойственные ее бабкам власть и ненасытность.
     На ложе безумствовала. Она брала от мужчины и то, что он, жалея ее нежные годы, не осмелился бы предложить. Кай Валент удивлялся ее способности угадывать желания, наитием достигать извращенности, что приходит с опытом. Вначале он не мог понять ее. Говорить об эротическом голоде в ее возрасте грешно. Она только вкусила запретный плод. Думать о болезненной тяге к мужчине – андромании, - мешала симпатия к ней.
     Она не знала усталости, совершенствуя бурю ласк. Забывалась в коротком сне, чтобы потом опять требовать наслаждений. К ее счастью, ибо мало смыслила она в мужской природе, судьба ей послала редкой выносливости любовника, с гаммой оттенков темперамента. Но постоянное возбуждение, дни и ночи до бесчувствия любовная Илиада рано или поздно могла сказаться на психике Кая Валента.
      Был момент, - он решил: девочка старается из кожи выползти, смять, бросить себе под ноги. Навеки привязать. Потом пришла разгадка: Аулия – жрица Матери богов. Расколдованная, вызволенная из тенет девственности ее алчная природа ищет необузданных страстей, легион любовников.
      Кай Валент уже знал, она не остановится на нем. Он ей был нужен для бешеного разгона по пути разврата.

….Ручьями обильного дождя и раскатами первого весеннего грома отшумели следующие три дня.
     Под утро второй седмицы Кай Валент психанул.
     Когда спала маленькая жрица любви, он спустился с ложа на ковер. Сидя, набросил подаренную ему тунику, обулся. На-носках проскользнул к закрытой двери.   
     Прислушался, тихонько отводя бесшумную створку. Стоят по ту сторону чернокожие мальчики Цецины, сопят в полудреме. Выпала для них тихая минутка. Вышел, и, прежде чем они увидели его, поймал обоих за уши, скрутил до хруста, рывком опуская на колени замычавших от боли охранников. За уши отволок от порога спальни.
   - Отпусти моих мальчиков, Арунт! – Раздался за спиной ласковый голос хозяина виллы. Пришлось подчиниться. Оставив тех корчиться от боли, Кай Валент обернулся. Загреб в кулак тогу на груди хозяина, втолкнул его в библиотеку, откуда тот вышел.
   - Я несколько невежлив, дорогой папаша Крейс, но сейчас не могу быть почтителен к твоим сединам – ты взял меня под охрану!
   - Оберегая твой покой, прекрасный мой юноша. Ведь запросто тебя могли выкрасть…
   - Или я мог сбежать без твоего ведома?
   - Все может быть! – Спокойно выдерживали его хватку.
   - Понятно. Год собрался держать меня взаперти?
      Кай Валент отпустил старика, раскинув глазами по библиотеке, освещенной бронзовыми светильниками.
   - Арунт.., позволь и мне так называть тебя, для нашего личного общения…Разве ваши отношения зависят от меня? Они зависят от тебя с Аулией.
      Лукавый этруск тяжко вздохнул, наблюдая за гостем. Тот прошелся по комнате, скользя злыми глазами по свалкам пеналов с папирусными книгами, грудам деревянных и глиняных дощечек, каменным обломкам с письменами. Здесь были редчайшие собрания, каких не имели историки Рима.
   - Что зависит от меня? – После некоторого молчания спросил пленник Аулии Велианы. – От меня не зависело, кто будет моей невестой, - без меня ее нашли, хочу ли я быть трибуном, меня не спрашивали,- эта должность куплена. От меня не зависело, что я родился.
     Неожиданно Публий Крейс заговорил на греческом языке:
   - Не от тебя зависела жизнь гладиатора Цитуса, однако, ты спас его, изменив ему жизнь.
     Кай Валент удивленно обернулся к этруску.
   - Ты обращаешься ко мне на языке эллинов? Откуда знаешь, что я понимаю этот язык? – И рассмеялся. – О, Парки! Забыл, кто передо мной. Великий гаруспик все знает!
   - Что известно небесам, милый юноша, не всегда известно гаруспикам. Нам приходиться искать контакты с богами, с животными, птицами.., с человеком. Я вот не знаю, где сейчас Цитус?
   - Цитус умер. Несчастный случай, папаша Крейс…Моего нового раба зовут Талант. Я купил его у Ларта Бофорса. За один асс! – Кай Валент перешел на родной язык.
   - Бедный Ларт, так обнищать…- Старик притворно вздохнул. Продолжал говорить на греческом. - Я знаю Цитуса. Мужественный, храбрый, честнейший он человек. Ты его спас. В его положении раба любая благодарность для господина – пустой звук. Будь вы на равных, пожалуй, твой поступок подарил бы тебе преданного друга….Ведь ты одинок.., в душе одинок.
     Глаза Кая Валента загорелись иронией.
   - Перейдем, дорогой папаша Крейс, на язык Искандера, или на язык детей Орфея. Македонским и фракийским владею так же, как эллинским. А еще лаконским языком, чтобы понимать историю спартанцев. Или ты думаешь, риторическая школа есть только в Риме? Да, я получил образование в Афинах…
   - Ага, - кивнул папаша Крейс. - Платоновская академия…
   - И позволь вопрос, что тебе в моей душе?
      Публий Крейс пригласил гостя присесть, сам устроился на ложе с подушками. Неслышно появившийся слуга принес апельсины, порезанные дольками и фалернское. Разбавил его в кубках теплой водой. Попивая вино, великий гаруспик, вдруг перешел на сарматский, каким запросто владел отец Кая Валента.
   - Интересуюсь великими судьбами. Скажем, сарматских царей, скифских владык…Какие звучные имена, какие деяния: царь Атей объединил Великую Скифию! Царь Анахарсис, о, великий мудрец! Эллины записали его слова: «Виноград приносит три грозди. Первая – удовольствие. Вторая – опьянение, ну, а третья гроздь    – неприятности!» Каково?! А царь Идантирс без единого боя развеял по Скифской степи великую армию перса Дария! Без боя, заметь, милый юноша! «Идантирс», это – прозвище, а звали царя – Антир. В его честь в Великой Сарматии назвали молодого царя…Так этот Антир уже успел удивить своей мудростью, сказав, что «Мечом род человеческий не вылечить!» Так –то! Это не римляне, это – варвары! Мозги планеты!...А еще один царь, Ариант….
     Кая Валента вдруг будто бешеная собака укусила – ударом ладони он оттолкнул кубок с вином, снес со стола бронзовый светильник. Лицо его, доаттической красоты, исказила дурная гримаса.
   - Довольно испытывать меня! Я рожден римлянином и предпочитаю говорить языком Ромула! Мне нет никакого дела до сарматских царей! Я ненавижу варваров, ненавижу!
     Некрасивую его выходку оценили спокойно, продолжая смаковать вино. Только легкая тень печали легла на чело этруска.
   - Н-да…Крепко тебя испортил Марий Алкивиад, дорогой Арунт. Почистил мозги великоримской моралью.
   - Прошу не отзываться о моем отце в подобном тоне!
     Публий Крейс сменил тему разговора, бодро подхватываясь на ноги. Достал с полки черный пенал. Оттуда извлек на свет божий тончайший папирус, о ценности которого Кай Валент даже не подозревал. Попросил юношу развернуть его. Вверху стояла надпись на греческом, сделанная рукой великого гаруспика: «Кто эти удивительные словесные секреты постигнет, тот пусть оберегает от всех и в учении не разглашает.»
   - Такой надписью пользовался Аристотель, обучая тайным наукам своего великого ученика Искандера*)…У тебя лист книги Гермеса Тота, Трисмегиста, которую считают пропавшей. Постарайся никому не говорить об этом.
      Сыну Мария Алкивиада стало стыдно за минутную свою несдержанность. Виновато он взглянул в улыбавшееся лицо Публия Крейса. Он дает читать запрещенные тексты? Зачем, что кроется за этим?
   - Возьми домой. – Ласково ошеломили гостя. – Отцу тоже не показывай. Он считает нас шарлатанами. Еще запретит тебе приезжать ко мне. А я хочу знать твое мнение о прочитанном…
   - В гости? К тебе, папаша Крейс?
   - Ко мне именно. А что касается тебя и моей дочери…
      Ему не дали договорить.
      В библиотеку ворвалась полуодетая, распатланная Аулия Велиана.
   - Ты удрал от меня? В эту пыльную конуру, к болтливым Гомеру и Овидию, к этим мертвым теням Вергилиева болота?! Как ты посмел уйти, как? Ты хотел моей крови? Почему не разбудил меня? Почему?!
     Она даже не кричала. Она шипела, как ее гадюка Федра. Отец воздел руки, заклиная небеса утихомирить истерику дочери. Кай Валент извинился. Вдел свиток папируса за пояс, и за руку увел капризную Аулию.
     В спальне турнул ее на ложе, сам вышел на террасу, примыкавшую к ее покоям. Свежий воздух поманил на свободу.
     Аулия сидела на ложе. Истерика ее прошла. Она уже улыбалась и пальчиками манила к себе возлюбленного.
    - Кай, почему не целуешь меня?
     В короткий миг он возненавидел пьянящий мускусный аромат ее подушек.
   - Все дальше!
   - Тебя Эвредика соблазнила? Или в библиотеке моего отца Медея напугала? – Она попробовала шуткой загладить свой проступок. - А.., давай устроим в саду ложе Клеопатры. Я как-то не подумала, что можно разыгрывать любовные сценки…Моя подруга, она сразу бы нашлась…Она обожает сладких героев…У тебя вид, как у Медузы Горгоны…Очнись, Кай… Что придумать, чтобы ты испытал блаженство?...Что ты желаешь?
   - Объевшись финиками, ничего не хотят, - рыгают!
   - Я не знала, что ты бываешь груб, Кай. – Она спрыгнула с ложа и попала в объятия возлюбленного. Он стиснул пальцами ее щеки, злобно прошептал обиженному лицу Аулии:
    - Что дальше? Оргии лупанара? Увы, все денежки мной оставлены в волчьих домах с тех пор, когда отец сунул мне, мальчишке, первые десять ассов, и отвел познавать искусство гетер. Для тебя у меня не найдется ни асса!
      Аулия яростно вывернулась. Подхватила корзинку, небольшую, с крышкой, достала оттуда за хвост мышь.
   - Я сразу поняла…Ты хочешь уехать.
   - Я хочу, чтобы ты уяснила, я - не игрушка твоих страстей!
     Он проводил ее взглядом, чувствуя, как недовольство в душе перерастает в вулкан, готовый взорваться. Аулия сдернула с деревянного ларца покрывало, бросила лежавшей там змее мышь. Смотрела, как гюрза убивает свою жертву. Говорила:
   - Ты даже не дразнишь меня, ты ищешь повода поссориться. Я думала, ты сильный, а ты слабее меня. Ты бежишь от меня, испугавшись.
   - Вздор! У меня на носу помолвка, я говорил тебе, свадьба! Мой отпуск закончится…И я сдыхаю со скуки в твоей драгоценной шкатулке…
   - У моей Федры, когда она расправится с добычей, тоже скучающий вид.
     Кай Валент перевел взгляд на ларец. Каждое утро Аулия вскармливала гадюке мышей, каждое утро улюлюкала с ней, чуть ли не целовала. Набрыдла ему эта змея!
    Аулия подхватила из ларца Федру, двумя пальцами взяла возле хищной треугольной головки, любуясь ее мелькающим язычком. Змея уже была неопасна. Яд выпустила, мышку сожрала и от сытости стала вялой, неактивной.
   - Но ты не Федра. Ты – Ипполит …Неженка, за кого отдуваются боги, о ком с детства мечтает моя подруга-глупышка. - Чмокнула воздух перед раздвоенным язычком гадюки.
   - Ты мне не нужен, Кай.
   - Что? - Ему показалось, он ослышался.
   - Ты свободен, - спокойно сказали ему, не оборачиваясь. – Готовься к своему брачному обряду.
      Он вздрогнул, не ожидавший удара, прозвучавшего в ее голосе. Непрочные нити, их связавшие, распались за один миг.
   - Вон как…- Зловеще прошептал Феб, глубоко задетый ее проявившимся равнодушием. Рванулся к двери, вскричав:
   - Я ухожу!
   - Коня найдешь на заднем дворе. Кони у нас оседланы для подобного случая.
   - На коне пусть трясется твой следующий любовник, и сколько их там еще будет! Я не брезгую пешком уйти.
   - Всего хорошего.
   - Привет!
     Он оглянулся. Аулия играла со змеей, отдалив ее на некоторое расстояние от себя, держа за хвост и голову. Его колотило от злости.
   - Никуда он не денется, правда, Федра? Прибежит, когда проголодается. А мы его накормим, чем, Федра?
     Аулия отшатнулась. Змею вырвали из ее рук. Не успела опомниться ее хозяйка, как мощным ударом о колонну гюрзе размозжили голову – брызги разлетелись ошметками. Швырнули мертвую змею к ее ногам.
     Аулия в ужасе попятилась от Кая Валента, выставив вперед дрогнувшие ладони: расширенные черные зрачки возлюбленного вдруг стали медленно сужаться, превращаясь в кошачьи щелки, а потом и узкие, как у змеи.
    Аулия заорала, вусмерть перепугавшись. А ей свирепо выкрикнули:
   - Двумя едоками меньше! Хайре!
     Кай Валент захлопнул дверь. С потолка слетела лепнина, рассыпавшись на пороге .

( Продолжение в следующей 3 части)









Рейтинг работы: 58
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 13
Количество просмотров: 20
Добавили в избранное: 1
© 05.07.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3341815

Метки: крылатый, конь, дракон, братья, близнецы, Золотой, Колаис,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Александр Попов (Опеченский)       12.09.2022   15:03:46
Отзыв:   положительный
Не собираюсь, Тамарочка, тезисировать чувства при чтении твоего произведения. Ибо это безнадёжно недостижимо передать накал страстей, описанных твоим языком.
До чтения!
Тамара Плак       12.09.2022   15:20:44

Привет, Саш! Не поняла, прости, что ты делаешь на Колаисе? Ты же его давно прочел! Я уже и подзабыла, что писала! Ну, ладно, а где твои стихи-эпиграммы? Чего-то не получаю по почте, хотя не отписывалась...М.б., ты в отпуску? А я...провалялась неделю с инфлюэнцией...(Сие, на языке аристоркатов - простуда). Не болей!
Александр Попов (Опеченский)       12.09.2022   15:29:07

Тамара, я его не дочитал.
Работа отвлекла и жара.
Наверстываю. Простудилась? Надо было
тебе моих настоек испить...
Ты снова в строю?
До чтения!
Тамара Плак       12.09.2022   15:51:32

Саш, я тебе, что Павка Корчагин? В строю...Никогда ни с кем в ногу не шла! Раз я Рыба, значит - на плаву! А твоих таблеток наглотаешься, и будешь как мой кот, сожравший надувную утку! Улыбка Йоркширского кота!

Александр Попов (Опеченский)       12.09.2022   17:15:43

Тамара, мы с тобой одной крови по чувствам! Только Павка был не строевым, как у тебя. Он изменял сознание обывателей.
Я сохранил менталитет Павки Корчагина в условиях нынешнего главенства эгоизма.
Осознаю свою благородную замшелость.
На работе готовлю восстание по этой причине.
Тамара Плак       12.09.2022   18:25:35

Саш, не завидую твоим коллегам, у Павки всегда были кирка или булыжник - орудие пролетариата! Не до смеха - скоро грянет буря!
Людмила Ивановская       19.07.2022   23:59:53
Отзыв:   положительный
Не удержалась,перед сном ещё пару глав решила почитать,а тут такое!!!!))))))Томочка,смеюсь,но страсти действительно кипят и наши герои предстают в новом свете!Ариант ,которого мы знаем по 10 части, здесь даёт форы своему брату! Гюрзу не жалко,Аулия получила по заслугам, а вот её отец вызывает живейший интерес!!!Личность яркая,безусловно.Пока не понятно на чьей он стороне,но то,что фигура судьбоносная однозначно! Мне нравятся такие персонажи,которые ненавязчиво пишут историю)))))
Тамара Плак       20.07.2022   10:01:01

Милочка, солнышко - уж точно мое ты солнышко, я встала поздно и сразу лучики золотые меня обогрели. Счас похвалюсь. Пока я спала, муж смотался на рынок и привез зеленые перцы (мы их не высаживали), а я люблю печеные перцы, как бабушка делала - радости моей, обожайка моя, только прибавилось! Перцы пекутся (на сковородке), если любишь перцы - скину рецептик, очень простой, но вкусные! Так, теперь в Рим...Да, характер Кая еще тот - Антир позавидует. А Публий Крейс, открою секрет, клейтист, то есть, человек Дия! Дядюшка Бофорс, брат Публия, тоже из той когорты. Так, что свои люди - смеюсь! Аулия еще себя покажет - огонь-девка, но...ничего не добьется! Цёмушки, милый мой золотой лучик!
Людмила Ивановская       20.07.2022   10:54:09

Томочка,рада за тебя!!!Прекрасное утро,залог чудесного дня!!!Очень люблю перчики,баклажаны с чесноком и уксусом,если ты о них,в любом случае рецепт не помешает!!!
А ещё порадовалась,что не ошиблась в Ларте и Крейсе,значит моя симпатия к ним обоснована!))))
Тамара Плак       20.07.2022   11:09:40

Людочка, сброшу тебе в личку рецептик (он простой) с фото, счас найду фотку и Гаечке обещала. Перцы - объедение, они без баклажан, чисто перцы. Да, Ларт - замечательный мужик, подозреваю, что он тайно влюблен в Глорию, хотя же не признается!
Галина Нефёдова       07.07.2022   02:37:25
Отзыв:   положительный
Томочка, т-с-с! Округа спит, мой восторг шёпотом!!!!!
Ну, ты, определённо, не даёшь скучать читателю. Жизненные картинки, как калейдоскоп: и «медовое блаженство неожиданного затворничества Кая Валента», и диалог Герострата и Таланта….
А вот и сам Марий Алкивиад. «Поигрывая плеткой, Марий Алкивиад говорил бесцветным голосом»… Томочка, буквально одной короткой фразой дала характеристику. Лично у меня мороз по коже. Тот ещё «людовед и душелюб». Но я вздохнула облегчённо, когда прочла: «Меч Фабиев против врагов Отечества!»
«Власть и ненасытность» Аулии вызывает неприязнь. Это ещё один бонус автору, то бишь тебе. Образ истеричной развратницы описан тобой искусно!!!
Меня радует тот факт, что есть кому оберегать покой пленника Аулии Велианы.
Моё тебе ВАУ и неизменное тёплышко! С добрым утром и с хорошим днём!!!!!!!!!!!!!!! Твоя Гаичка!
Тамара Плак       07.07.2022   08:30:11

А мой восторг, Гаечка, собачьего визга, нет, я серьезно. Два дня назад сын принес собачку, на ладошке умещается (твоего щенка вспомнила, ты писала), это обычная маленькая порода, сниму на фото, как пообвыкнет - плачет за мамкой, сил нет! И я с ним плачу. Вик взял на себя обязанность кормить не только котов , но и Фунтика ("родовое" имя - Фунт Стерлинга!)...Так, что мы разбогатели! Да, Марий Алкивиад еще покажет себя. Но, знаешь, я никогда не придерживаюсь классического стандарта, типа - если он злодей, то с ног до головы, и наоборот - в любом злодее найдешь искорку добра, и добрый тоже бывает злодеем, ну, как-то так. Поэтому, Кай и любил приемного отца, как родного. Просто так убить Алкивиада нельзя (а Дий бы мог). Кай никогда бы не простил этого убийства. Что касается Аулии - она о себе слишком высокого мнения, ее кредо - унижать, особенно, любимого человека, превращать в собачку...За что боролась, на то и напоролась (в конце книги). Галиночка, спасибо за прекрасный отзыв. Всегда с тобой, рыбонька!
Галина Нефёдова       07.07.2022   08:43:33

С новым другом вас, крымчане!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Чем больше друзей, тем мы богаче...душой!!!!! А Фунтик привыкнет и полюбит вас. Мысленно чмокаю его мокрый нос!!!!!!
Ах, как хорошо сказала: " ...в любом злодее найдешь искорку добра..." Всё зависит от обстоятельств. Но пока Алкивиад меня пугает.
Целую облачком тебя и твоих ЛГ! Они все заслуживают поощрения и ...прощения.
Тамара Плак       07.07.2022   08:58:25

Гаечка, прости меня недотепу, Часто в комментариях встречаю эту абб. ЛГ и не знаю, что сие такое. Просвяти, рыбонька!
Галина Нефёдова       07.07.2022   09:05:51

Томик, это литературный герой -ЛГ... а ГГ - главный герой. Мы сегодня не поедем в сад...прохладно, да и устали оба. А посему мне приятно почирикать с тобой, ладушка!
Я успеваю читать в Инете позитивные статусы со смыслом...веселюсь.
- А из проблем свяжу я коврик… И буду ноги вытирать.
- Каждое мгновенье мы добавляем штрихи в картину своей жизни.
Пусть всегда в нашей палитре будет побольше ярких красок!


❤️ Наташа Лучезара ❤️       05.07.2022   13:45:41
Отзыв:   положительный
Приветик, Тамарочка! Ух, какие страсти кипят, мне даже стало жалко Кай Валента! Да.....уж, вот так Аулия... как то не красиво себя ведет в свои то молодые годы...А написано все ярко, страстно, захватывающе! Буду ждать продолжение, потрясающей истории! Обнимаю с теплом!!!

Тамара Плак       05.07.2022   14:25:09

Спасибо, Наташенька, за понимание души Кая, ему еще предстоит помучиться в поисках истины. Приемный папаша, Алкивиад, же задурил ему мозги, но судьба так повернется, что ничего у Алкивиада не получится! А Аулия...она многим кровь попортит, в том числе подруге детства! Целовашки-обнимашки, мой звездный ангел!









1