Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Художник и народ


­На темной сцене, освещенный с трех сторон лучами прожектора стоит одиноко мотоцикл с коляской.
К нему, с разных сторон кулис выходят двое.
Один из них художник. Второй – народ. Их довольно легко узнать: народ одет ровно так, как описывал Лев Толстой мужичка в романе «Анна Каренина», т.е. лапти, посконные штаны, паршивый зипунишко на рыбьем меху, треух. Физиономия народа бородата, с хитринкой, из под кустистых бровей живенько поблескивают маленькие глазки.
Художник современен. Он, безусловно, порядочно немолод, имеет авторитетный живот, лицо вроде бородатое, но такое впечатление, что оно брито. На нем кожаная байкерская куртка от Гуччи, джинсы от Труссарди, ботинки от Гуччи тож. Сиреневая или красная бандана – в тон дорогим кроссовкам. В глубине куртки художника поблескивает орден «За заслуги перед Отечеством №..степени».
Народ не один. Он тащит на своей спине огромный мешок. Когда он подходит к мотоциклу, и пытается сложить с себя мешок, чтобы сесть в него, за рулем оказывается художник. Между ними проходят некие трения, в результате которых народ руками показывает, что художнику не место за рулем, народу содержимое мешка развозить надо.
Художник, не выразив сожаления или удивления садится в коляску мотоцикла, туда же народ ставит мешок. Между художником и народом происходит вот такой диалог.
Художник:
- Принёс?
Народ:
- Принес.
Художник:
- Отлично. (Забирает мешок большой загробастой рукой).
Народ:
- Эээээээ…Э! Стой! Извините..Это, конечно вам, но не всё..(Забирает мешок обратно).
- Сейчас.. сейчас..
Народ ныряет в мешок и достает от туда большую кучу денег. После этого раскладывает кучу по сцене на отдельные кучки. Кучки не равные. Какие- то очень, просто очень большие. Какие- то не очень. Какие – то маленькие. Какие – то сооовсем мааааленькие.
Народ бормочет,слюнявит палец, то и дело меняет кучи. Из маленьких в большие. Из больших – в маленькие. Наконец, сварганив какую – то среднюю кучку выдает ее художнику.
Художник:
- И это всё?
Народ ( сначала нерешительно):
- Всё ..Не всё..Нет..Не..(Решительно): Всё! Больше не дам!!
Художник:
- А эти кому? (Указывает на большие кучи).
Народ:
- Ну этим..Ну вы не знаете..Ваенгам..Звёздочкам..Моргенштр..Моргентрштр…Короче, рэпёрам всяким!!
Художник (брезгливо, двумя пальцами поворачивает неумытую физиономию народа к себе):
- Стебешься, да? Ты же знаешь, кому даешь. Знаешь, кому давать.
Народ (отводя пальцы художника, осмелев):
- Ну, знаю. Им и дам. А вам..
Художник (быстро):
- Я даже не спрашиваю тебя почему. Ты всегда был подлый, лукавый, хитрый. Ты никогда и ничего не понимал во мне, в моем творчестве и в моих переживаниях, потому что в тебе нет никакого уровня. Сколько ты читал, чтобы стать таким, как я? А? Кто там у тебя в кумирах чтения? Гарри Поттер? Акунин? (Трясет народ за грудки)
Народ:
- Хватит меня трясти..На личности переходить..Мы ж музыку слушаем, а не книжки читаем..А ты обо мне больше не поёшь..И для меня тоже не поёшь..

Художник:
- А для кого я пою, для кого?

Народ робко, несмело:
- Для себя…Мне интереса, что ты там для себя поешь, вообще нет…

Художник:
- А деньги тогда зачем даёшь?

Народ:
- Жалко..(Проводит грязным пальцем возле носа, громко сморкается..) Ну чего, чего так смотришь?

Художник:
- Да ты врёшь все. Разве ты народ? Вот народ: бабки на полустанках – ну, те, которые пирожками торгуют..Или там Макаревич..А ты тут так..Ошибка..

Народ:
- Ну, извини, какой есть. Поехали что –ли?

Художник (мрачно):
- Поехали.Или нет. Не поехали! Не поеду я с тобой ни- ку-да!

Народ:
- Мне – то твою коляску отцепить, как нефиг делать. Ты тут все про меня сказал, но забыл, что я работящий. Сам – то и не отцепишься, небось. (Отцепляет коляску).

Раздается звук движка двухколесного мотоцикла.
Народ:
- Ого! Вроде как и похорошело наше транспортное средство. Вроде как даже появился какой- то дизайн.Что надо байк. Ну, а ты, там, в коляске, хорошо сидишь?

Художник мрачно насупившись в позе Наполеона глядит в озеро.

Народ:
- Ну я..поехал. Если хочешь, Васильевну встречу, она как раз на озеро собиралась, скажу, чтобы тебя пирожками покормила.
Художник молчит.
Народ:
- Молчание, знак согласия. Ну, пока!

Сцена погружается в темноту, а затем освещается нестерпимо ярким светом. Художник лежит постели под большим окном, за которым видны здания с рекламой на иврите. Его сжала Хайфа. Он понимает, что всё это сон, в котором ему также трудно разобраться, как и Анне Карениной.






Рейтинг работы: 30
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 79
Добавили в избранное: 1
© 04.07.2022г. Сибирцева Станислава
Свидетельство о публикации: izba-2022-3341597

Рубрика произведения: Проза -> Пьеса










1