Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 2 (Главы 7 - 8)


Золотой Колаис - 2 (Главы 7 - 8)
             ­Глава 7

      Кай Валент нежился в прохладном, с плавающими рыбками, бассейне в атриуме, куда бросился смывать жар с тела. Он старался не думать, что был на волосок от смерти. Где же он ошибся? Для Оместа он готовил свой коронный удар и чуть было не опоздал с атакой. Опоздание стоило бы ему жизни.
      В атрий доносились шумы продолжавшейся трапезы. На той арене, обагренной кровью, теперь дурачились карлики-мимы…
      У края бассейна стоял молодой раб по прозвищу Герострат, с подвижным жуликоватым лицом, имевший две отличительные черты: ослепительно хищные зубы и болтливый язык. Он держал пушистую простынь и, торопливо рассказывал молодому господину, как реагировали зрители на выступление Цитуса. Обернулся, заслышав каменные шаги. Свистящим шепотом выдохнул:
   - Хозяин! - Низко согнулся в поклоне, отступая.
      Вошедший в атрий Марий Алкивиад забрал у раба простыню. Герострат убежал дальше следить за гостями, особенно, за молодыми женщинами.
Алкивиад подошел к краю бассейна. Заговорил с сыном на сарматском языке. На котором говорили и роксоланы, и аланы, даже скифы и готы, разве что с диалектами. Этому языку обучил в свое время сына, для их тайного общения, как любил повторять Алкивиад.
   - Блестяще, Кай! От души поздравляю. Ты храбро одержал победу. Впрочем, я не сомневался. Одно меня удивило, почему ты не сразу убил Лонга? Опять забавлялся?
   - Надо же было твоим приятелям, дорогой отец, прочувствовать свое поражение…Терять сестерции для них, все равно, что потерять голову. – Сын ответил на том же языке, но с акцентом. Подплыл к ступенькам. - Вообще, Алкивиад, я согласился принять участие в твоем балагане не для того, чтобы вы с Фабием набили свои кошельки….
   - Большая доля у тебя, сын мой….
   - Неважно. Я хочу спросить. Сенаторы поняли твою милую подсказку не наступать на твою тень?
   - Хвала Одину! Не поняли – так скоро поймут! Сегодня я потрусил их кошельки, завтра пущу голыми по миру. - Марий Алкивиад мстительно стиснул кулак. - Они еще попомнят, как не пускали меня в Рим…
   - У вас виноватым остался Гикесий?
   - И тому по заслугам. Все в порядке, мальчик мой. Патриции рады твоему геройскому поступку. Они ведь полагают, ты вышел на арену во имя Фабии Глории.
   - То их беда.- небрежно отмахнулся молодой человек, поднимаясь на мокрую ступеньку бассейна. Алкивиад набросил ему на плечи простынь и вдруг задержал.         Развернул к себе.
   - Где талисман, Кай? Зачем снял гривну?
   - Не снимал, не надевал…
   - Какое безумие! Понимаю, вещь дорогая. Не хотел смущать моих приятелей?..А надо было! Пусть знают, волки, с кем дело имеют! Думают, я играю в сумасшедшего Нерона?
   - Отец, моя сила во мне, она – мой талисман.
   - Это не безумие, это – глупость! Сколько лет носил, во-от, с такого возраста, и вдруг, стукнуло в голову – снял!- Алкивиад искренне был удивлен поступку сына.            Алкивиад слепо верил в защитную силу алмазной гривны.
   - Умоляю, дорогой отец. Ну, ничего же не случилось…Напротив. Я победил собственной силой, без участия всяких там колдовских штучек. А ты продолжаешь верить в чушь.
   - Глупый мальчик! Только благодаря твоему талисману, нам везет в жизни, мы побеждаем, и мы целы-невредимы.
   - А я снял твой талисман, и все равно победил…- Сын отвел глаза, вспомнив, как рисковал на арене.
   - О, Кай, ты легкомыслен, и тебя любят боги.
      Кай Валент прижался щекой к колючей щеке отца, потрепав его по плечу.
      Рассмеялся. Бесшабашная дерзость, сквозившая в его смехе, нравилась Марию Алкивиаду. Сухими губами он запечатлел поцелуй на щеке сына и неожиданно крепко обнял.
   - Надень талисман!
      Сын улыбнулся, погасив в тени ресниц холодный блеск глаз.

      Кай Валент никогда не смотрел на отца в упор, и не потому, что было неловко видеть одноглазое лицо Мария Алкивиада. Тот этого делать не разрешал. С самого детства Кая дал понять ему, что глаза у мальчика необычные, люди таких глаз боятся. Но, общаясь с людьми разного возраста и социального положения, Кай Валент редко когда опускал взор, зато никогда не забывал стоять перед отцом с опущенными глазами.
      Отец отпустил сына чуток отдохнуть и обсохнуть на мраморной скамье. Положил списки ставок на край тумбы, и вернулся к гостям.
      Оставшись один, Кай Валент потянулся к шнуру колокольца, вызвать массажиста, как вдруг шевельнулась портьера, закрывавшая сложенные между колоннами вещи, и оттуда выбрался взлохмаченный Ларт Бофорс, прижимавший палец к губам.
      Молодой Марий оглянулся: где этот безмозглый Герострат? В его обязанности входит охранять покой господина, без его ведома никого не впускать. А раба, как корова языком слизала.
   - Спокойно, драгоценный мой Аплу, Феб, Ахилл, Алкиной, и всё, что ты себе пожелаешь! - Выпалил Ларт Бофорс, на-цыпочках приближаясь к герою дня. - На арену выпустили бойцовских петухов, а мой Куцый Хвост..,кстати, его я поручил Герострату..,любимая зверушка крошки Аритими…Глории, невесты твоей…
      Он плюхнулся на скамью у ног обнаженного Феба, широко улыбаясь, елозя глазами по его телу.
   - Ну, что, Феб, познакомимся ближе? Как никто я имею на это право. Я чуть не умер, когда тебя гоняли на арене…Догадался.., не Цитус, - Феб, собственной персоной. Ты всех во-о как обвел…Да, я без денег. Все деньги у Публия Крейса. У нас он - великий гаруспик и великий казначей. Буду клянчить, чтоб дал тыщу сестерций. А, если бы поставил на пятьсот тысяч? Подмывало, честно говоря. Я ведь, дорогуша, сразу уразумел, школа Гикесия не школа гимнастов и там, чтобы заполучить такую фигуру, надобно родиться, э-э-э…критским жрецом…
      Этруска разглядывали с откровенной неприязнью. Они уже встречались в Термах, в Колизее, в гимнасии, и Каю Валенту начинало казаться, что эти встречи не случайны. Цецина-младший неизменно улыбался ему, чмокал в приветствии кончики пальцев, но в разговор не вступал. Теперь будто наверстывал упущенное.
Ларт Бофорс кивнул.
   - Я знаю технику Цитуса…Твоя техника отличается и заметно…К тому же, ты не закрыл своих ног, а их форма несколько отлична от формы ног Цитуса.
   - Что тебе во мне? – Зловеще спросил Кай Валент.
   - Ты щекочешь меня своими глазками…Феб, Аплу, Ахилл…Тьфу ты..однобокие прозвища…Не возражаешь, буду звать тебя Арунтом? По-этруски означает «Орел». Ведь как звучно – Арунт, орел!
      Ему ответили пренебрежительным молчанием.
   - С такой фигурой, бесценный мой Арунт, не тебе надо командовать в легионе, а для тебя нанимать легион охранников. Или, думаешь, в Риме тебя оставят в покое?
   - Пока что, в покое меня не оставляешь ты, Цецина! С первых дней моего приезда в Рим, ты, как ищейка, вынюхиваешь каждый мой шаг.
- Заметил? - Обрадовался Ларт Бофорс. - О, Ласы, как я счастлив. Грешным делом подумывал, что и я, восхитительный этруск Ларт Цецина Бофорс, остался вне поля твоего внимания. Мне было бы грустно , что я не завоевал твою дружбу. Вот, ведь и Марка Фабия с его приятелями, ты игнорируешь….
      Вдруг Ларт Бофорс перешел на превосходный сарматский язык, без акцента и на наречии росаланов. Выдал себя тем, что подслушивал разговор отца с сыном.
   - Ты думаешь, твой отец наказал сообщников? Увы, они в накладе не останутся.
      Кай Валент резко поддался к нему, свирепо в лицо выдал на вульгарной латыни:
   - Волчара в овечьей шкуре, сил у меня хватит содрать ее с тебя, живого!
   - Предупреждаю, оружие не праздную, дерусь исключительно на кулаках! - Переходя на латынь, Ларт Бофорс, раскрыл ладони протестующим жестом, стараясь не встречаться взглядом с глазами молодого трибуна.
      Кай Валент вскочил со скамьи.
   - Вперед! Я тебе поломаю ребра, Цецина! Дождался!
     Его окинули искоса восхищенным взглядом.
   - Ах, Ласы! Я еще не месил такие тела! Умру от удовольствия. - Посмеиваясь, этруск поднялся, разминая плотные плечи, сбрасывая складки тоги, и буднично ввертывая. - Гикесий ухлопает Цитуса. Гикесию приказано утопить гладиатора.
   - Мне какое дело!
   - Никакого, согласен. Но ты прикрывался его именем. Жаль гладиатора. Если отдашь ему свой выигрыш, деньги спасут Цитуса.
   - Ты и отдавай, я при чем?
   - Милый Арунт, отдавать будешь ты.
   - Никогда! Сам заплатишь. А мои ставки у меня.
      Кай Валент давно был готов к кулачному бою, ждал ответной стойки.
   - Давай договоримся, Арунт. Гикесий у меня в должниках, впрочем, как и весь Рим. Стоит мне появиться у Гикесия, он и забудет про Цитуса.
      Внезапно серией коротких сильных ударов Ларт Бофорс атаковал противника, едва успевавшего защищаться и, не долго панькаясь, мощно и аккуратно приложился к его челюсти, прервавши всякое сопротивление. Потеряв равновесие, Кай Валент отлетел на край бассейна и свалился в воду.
   - А ты забудешь про ставки…
     Ларт Бофорс сорвал с тумбы списки, мельком взглянув на них. Пробкой трибун выскочил из воды, отплевываясь и четырхаясь.
   - Что? Здорово? - Обернулись к нему. – О, дядюшка Бофорс в форме, об этом Рим хорошо помнит, и ты не забывай, герой! Терпеть не могу бахвальства. В кулачном поединке ты слаб, Арунт, это тебе не мечом салютовать!
   - Провались ты…- Грубо вырвалось у поверженного Ахилла.
   - Я тебе, Арунт, преданный друг. Когда-нибудь поймешь.
      Тут на глазах победителя Ларт Бофорс порвал списки.
   - Что ты сделал?! – Завопил герой дня. Рванулся из бассейна, но не рассчитав сил в гневе, вновь погрузился в воду.
     Этруск подошел ближе. Глянул сверху ласковыми глазами.
   - Что я сделал? Закончил сегодняшнюю игру.
     Бросил клочки бумаг в воду рядом с Каем Валентом. Быстро оглянулся. Убедившись, что они одни, присел на-корточках, взволнованно заговорил:
   - Это подделка, Кай. Прошу, пойми меня правильно и не сделай глупости. Скажи отцу, что сам порвал списки, не желая делить прибыль со мной и Марком Виктором. Так надо, Арунт. Настоящие списки были составлены до игр. В списках победителем определен Цитус. Но есть другая бумага у мошенников. Там раскрыто доказательство против ланисты, кто якобы накачал Цитуса возбудительным средством, чтобы он победил. Это не ложь. Цитуса на самом деле задумали тихонько убрать, а победу закрепить за Лонгом, якобы безвинно погибшим. Твой отец все переиграл в свою пользу, уговорив тебя выйти за Цитуса на арену. Ты сыграл в этом темном деле героическую роль Улисса, проскочившего Сциллу и Харибду.
   - Вздор! - Возмутился сын Алкивиада.
   - Не веришь? Догоняй Гикесия. Он увез Цитуса в состоянии крайнего опьянения, я видел. Лихо твой отец обдурил Домиция и Фабия…Те еще это поймут.
      Кай Валент взглянул на протянутую руку.
   - Ты мне безумно нравишься, Арунт…
     Доходя до памяти, Кай смотрел в лицо этруска.
   - Твой отец ведет свою игру…Просто, помни об этом.- Усмехнулся этруск и отвел взгляд, подумав, - смотреть в лицо Фебу все равно, что Медузе Горгоне.
     Сын Алкивиада взялся за протянутую ладонь, крепко стиснул.
   - Берегись, Цецина, встревать между нами. - Мощным к себе рывком он сдернул в воду этруска, а сам быстро выбрался. Подхватил простынь, бегом скрываясь в комнатах виллы.
      Ларт Бофорс плавал среди снующих рыбок, путаясь в отяжелевших тканях одежды. Оглянулся по сторонам, снимая с лица течь воды.
   - Начало неплохое…Плохо, что великий гаруспик такое начало не поймет…И оставит меня без денег….Придется, трусить должников….

               Глава 8

… Кай Валент уважал отца. Уважал так, как могут преклонятся перед мудростью и опытом старших. Верил и надеялся, что не ошибается в отце, в ком видел несокрушимую силу и целеустремленную натуру.
      Поэтому, всегда Кай Валент болезненно откликался на тайные политические делишки отца. Когда Марий Алкивиад сказал, что кое-кто из сенаторов ставит ему палки в колеса, добиваясь, чтобы легата пропретора оболгали, и что легат намерен их немножко проучить, сын согласился помочь отцу.
     Гладиаторов в школе Гикесия Кай Валент отбирал вместе с Марием Алкивиадом. Отец сказал, что подыскал такого, кто бы хоть немного фигурой смахивал на Кая. Таким оказался Цитус. Одного с ним роста, гибкий в талии, но крупнее и годами старше. Беловолосый. Лицо безбородое и жестокое, рыжеватые усы аккуратно подстрижены. В молодости он был несомненно красив и горд. Но черты лица с насмешливым выражением искажал давний шрам, пролегший через скулу к уху. Держался Цитус с достоинством. Когда его выбрали, вышел из строя гладиаторов с горделивой ленцой. Тогда Каю Валенту со злостью подумалось – важничает.
     Потом увидел, Цитус болен. Когда в связке секуторов его доставили на виллу, он едва с ног не падал, обливаясь потом и дышал как загнанный зверь.
      Гладиаторов отвели на задний двор, переодеваться. К этому времени Кай Валент был готов, лицо его закрывала маска. Заранее предупрежденные слуги тихонько пригласили Цитуса в помещение, воды испить. Гладиатора оглушили, - Герострат постарался, довольный, что ему позволили кого-то треснуть по макушке. Цитуса затащили в подвал эргастула, а вместо него к его товарищам по школе присоединился Кай Валент.
     Гикесий и гладиаторы подвоха не почуяли. А, измученный болезнью Цитус, когда пришел в себя, получил новую порцию подозрительного лекарства, от которого впал в прострацию.

     Кай Валент велел конюшему оседлать пару коней, а Герострату - вывести их за ворота виллы. Незаметно покинул общество отца, игравших ставками на бойцовских петухов. Ринулся догонять ланисту.
     Если Цитус на самом деле опоен зельем – Гикесий сам признается, иначе позор ему обеспечен. Кай Валент был так зол, что немилосердно стегал коня, рискуя свалиться с седла – он не любил верховой езды. Герострат с трудом поспевал за господином.
      Ланисту, возлежавшего в носилках, никто не сопровождал. По пыльной дороге его носильщики двигались медленно, стараясь не выходить из полосы тени, падавшей от густых высоких деревьев. Заслышав сухую россыпь конского галопа, Гикесий замотал денежки, которые пересчитывал, в платок, и выглянул.    Вначале очень удивился, зачем он понадобился молодому Марию, а, когда ему ткнули в зубы корешком плетки, велели признаться, где Цитус, - ланиста испугался.
   - Мне хорошо заплатили за его смерть. Он случайно утонул, благородный трибун!
   - Кто тебе заплатил?
   - Твой отец, благородный трибун!
   - Во-он из моих владений, шелудивый пес! – Замахнулся плеткой на Гикесия Кай Валент. Он не поверил ланисте. Отца хотят оболгать! Домиций и Фабий, вот, кто заправляют грязным делом! Проиграли, теперь прячут концы в воду.
      Кай Валент приказал Герострату проследить, как выполняет приказ Гикесий. Сам повернул к реке, желая убедиться в правдивости слов ланисты. Шкодливый     Герострат улюлюкал вослед поспешно уходившим носильщикам Гикесия, потом погнался за ними, вынуждая носильщиков бежать, глотая горячую пыль.
      С невысокого каменного моста Кай Валент разглядел сквозь толщу плавно текущих вод, пронизанных солнечными лучами, большое черное пятно на дне.    Несчастного гладиатора запихнули в кожаный мешок и привязали камень, чтобы не всплыл. Спустившись с седла, Кай Валент подошел к низким перилам моста.
Наглец Гикесий утопил гладиатора на территории их поместья. Достать сейчас труп да привлечь ланисту к ответственности за засорение чужих источников!
      Выдернув кинжал, прятавшийся в складках туники, сын Алкивиада на мгновение задумался: он не любил бултыхаться в речной или морской воде, в душе боялся глубины. Но здесь не глубоко. Задуманное надо исполнить. Прыжком перемахнул ограду, вдохнув в себя воздух, нырнул под воду, одним сильным движением плеч погружаясь на дно. Подсек веревку, освободив мешок от давления груза, поволок за собой, всплывая.
      Герострат продирался сквозь кусты, разыскивая хозяина с довольной миной, готовый с ходу похвалиться, что прогнал ланисту. Раб настороженно оглянулся. Опустил взгляд на поверхность реки и заморгал удивленно. Господин плыл к берегу, волоча черный мешок. Но господин плохо плавает!
      Вдруг утонет…
      Как и думал Кай Валент, мешок гладиатору напялили на голову, связав отверстие под ногами. В воде рывком он перевернул мешок, снизу поддерживая коленом, гребя одной рукой. Кинжалом в другой руке вспорол пустоту кожи возле лица – багрового и потного. Кай Валент не рассчитывал увидеть гладиатора живым. Он же дышал. Теплый ветер коснулся его лица. Гладиатор дернулся, судорожно хватая ртом воздух. Раскрылись бессмысленные глаза.
     Герострат опомнился. Поймав под уздцы коня, повел его, спускаясь на берег. Спешился, и бегом помогать господину. Вдвоем они вытащили спасенного на траву. Раб ошеломленно наблюдал за господином. Кинжалом тот вспарывал мешок до узла, срезал с набрякших запястьев волосяные путы. Цитус жадно дышал, сильное его тело сотрясал озноб. Понимает ли он в состоянии дурмана, что умирал и спасен?
      Если бы у Кая Валента спросили сейчас, зачем ему понадобилось возиться с утопленником, он бы, от незнания что ответить, пришиб бы любопытного. Но рядом никого не было, кто удивился бы его поступку, а раб Герострат не в счет. Сквозь зубы понося Домиция и Гикесия, легкими пощечинами Кай Валент приводил в чувство Цитуса. Его бессмысленные глаза обморочно закатывались.
      Прошло какое-то время прежде чем что- то удалось. Обметанные жаром губы Цитуса обронили: «Пить!»
   - Не нахлебался?!
     Щелчком пальцев господин велел Герострату принести воды. Раб оглянулся. Сообразил быстро. Сорвав большой лист лопуха, сотворил из него подобие ритона, принес воды. Кое-как напоили жаждущего.
     Тот воззрился на римлянина дурными глазами . Не соображает, где он?
   - Ты кто? – Вопрос гладиатора прозвучал совершенно бессмысленно. Не иначе, ему кажется, душа его отлетела на Елисейские поля?
    Кай Валент усмехнулся краешками губ. Съязвил в ответ:
   - Радамант, судья в пекле!
     Герострат захихикал, покрутив у виска: утопленник свихнулся! Не видит, кто перед ним?!
      Гладиатор дошел до памяти, оглянулся. Увидел вокруг деревья, рядом плещет река, мост и кони.
     Встревожено приподнялся на локтях. То, что он лежал в кожаном мешке, разрезанном до узла, кое что ему объяснило.
     Глубокие серые настороженные глаза его несмело взглянули на молодого римлянина, стоявшего под лучами солнца в подсохшей легкой тунике.
   - Гикесий все равно убьет меня, - сказал охрипшим голосом. Ага, вспомнил суровую реальность!
   - Уже убил. Ты для него не существуешь. Ты умер. Он не знает, что я тебя вытащил. Никто не знает… - Ответ римлянина, говорившего сухо и равнодушно, суровую реальность подтвердил: да, жив, да, в памяти, но… умер…
     Цитус медленно повел глазами на крепыша с жуликоватым лицом, стоявшим подле лошадей.
   - Герострат мой раб! – Сказал Кай Валент, изучая Цитуса в упор.
     Цитус разглядел на шее раба ошейник. Опустил глаза, он был подавлен случившимся. Не находил слов для благодарности. И каким образом он мог отблагодарить римлянина, чей поступок по мнению его общества непонятен. Кай Валент тем временем говорил ему:
   - Вот что… Цитус умер. Я буду звать тебя Талантом, в память о моей победе над Лонгом и Оместом. Мне все равно нужен раб для занятий фехтованием. Ты опытен, ты мне подходишь.
     Герострат, разинув рот, таращился на нового раба своего господина.
   - Под именем «Талант» тебя запишут как вновь купленного. – Кай Валент взглянул на Герострата.- А ты подтвердишь, Талант куплен у Ларта Бофорса за один асс!
     Опомнившись, Герострат склонился в поклоне.
   - Я скажу, что ты мой раб и выполняешь мои приказания. Отец не будет тобой интересоваться. Ты не заклеймен, как беглый. Значит, все в порядке.
     Новообращенный Талант смотрел на молодого римлянина с легкой иронией, застывшей в уголке рта, оттянутого шрамом. Губы его шевельнулись, то ли молитву прошептал, то ли еще что.
      Герострат обиженно сопел, вдруг почувствовавший, что его оттесняют на второе место.

* * *
      В покои доносились отдаленные резкие пронзительные звуки труб. С раннего утра они терзали слух тягучими всхлипами, мало похожими на женский плач, хотя то были звуки горя Великой Матери, весенним лесом ищущей фиалки – живородящую Аттисову кровь.
      И до вечера трубам трубить, созывая народ на великий праздник Кибелы. С рассветом следующего дня он оросится кровью архигалла, вскрывающего себе вены, отзовется необузданным грохотом кимвалов, барабанов, визгом флейт и воем рогов, понесет в буйном танце жрецов к священной сосне Аттиса, и навеки отымет у них детородные органы. Таков был жестокий обычай.
      Фабия Глория зажимала уши ладонями. Только бы избавиться от кошмарного видения ночи Сатурналий, в подобных нечеловеческих визгах отнявшей у нее девственность. Только бы не откатывалось к невидимым высотам пронзительно синее небо в ореоле темных ресниц.
      Она металась в покоях, жалуясь злой богине: пестовала мечтой о несбыточной любви, а позволила надругательство. Подарила жалкую надежду тихой супружеской жизни со стариком, и ожгла сердце нечаянной встречей. За что?
     «О, я несчастная, несчастная!» - Бессильно падала на ложе. В уши наваждение шептало голосом Аулии Велианы: «Обмани. Он молод. Бабка научит. Все равно твой.» Холодело в душе. «Обмануть? Любовь, мечту, долгожданное счастье?» Значит, себя обмануть. Глория в панике вскакивала с ложа, увидев в нем супружеское. Не достойна она его, не достойна любви. Слишком была гордой и щепетильной дочь Фабиев, чтобы изменить идеалу.
      Никогда жизнь ей не представлялась такой безотрадной, тупиковой.
      Под утро Кровавого дня, третьего дня праздника Кибелы, измученная бессонницей, Глория заснула.

      Ночной Рим, погруженный в религиозную скорбь, не спал.
     В кромешной тьме многочисленные толпы паломников тянулись к святилищу Великой Матери, чтобы стать свидетелями сотворенного богиней «чуда» – воскрешения Аттиса.
     Мать Богов, она же Великая Мать, она же Кибела – чужестранка в Риме. По преданию она прибыла из фригийского города Пессинунта в годы изнурительной войны с Ганнибалом.
     С тех пор в день своего праздника во главе торжественной процессии она «шествовала» к реке Альмон на священное омовение. С воцарением Кибелы в древнем храме Победы Рим подчинился восточным богам и культам.
      Толпу паломников возглавляли царствующие, их охрана, сенаторы, магистраты, прочие сановники и знатные вельможи. Личная гвардия Волузиана была в полном составе во главе с легатом пропретором Марием Алкивиадом. Под черными плащами с капюшоном, низко надвинутом на лица, у всех паломников скрывались карнавальные костюмы, а преторианцы были еще в доспехах, при оружии.
      Рядом с Каем Валентом шел Талант, бывший Цитус, теперь – домашний раб Мариев. На празднике обязанности Таланта состояли в том, чтобы обеспечить тыл для отступления господина, охранить его от возможных посягательств со стороны женщин, и составить компанию в таверне.
     Господин тихо говорил рабу:
   - Было пророчество Сивиллы. Рим тогда свернет шею Ганнибалу, когда воцарится на Палатине Мать Богов, Кибела. Ее привезли в виде куска черного камня, из камня выточили лицо, а фигуру из серебра…
   - А потом поставили фигуру на корабль.., он зашел в Тибр и застрял на мелководье…И никто не мог вытащить его… - так же тихо ответил Талант.
   - Но-о-о, нашлась тяжеловесная кобыла, некая Клавдия, супруга Квинта, так с помощью своих плотских грехов и вытащила корабль. Богине Кибеле по нраву проститутки, она их покровительница! – Усмехнулся Кай Валент, и удивленно спросил: - Откуда все знаешь?
   - Я получил хорошее воспитание, хоть и не рожден римлянином.
   - Воспитание у варваров? – Кай Валент засмеялся, забыв, где он.
     К ним обернулись впереди идущие.
   - Как вам не стыдно, молодежь, вы же нарушаете святость шествия!
   - Ладно тебе, умник, заткнись, - дерзко ответил Кай Валент.
   - Это ты, латиклавий?
   - А это ты, сенатор Квинт? – Злорадно улыбнулся молодой трибун латиклавий. – Что-то ты стал почтителен к восточным праздникам. Святошей заделался. Уж, не после того случая, когда углем обжегся?
     Квинт отвернулся, предпочитая не связываться с молодым наглецом.
     Кай Валент шепнул Таланту:
   - Видел эту крысу? Редкий образец рогоносца, зеркало распутной жены. Я их обоих проучил. Одного поставил у двери спальни со свечой, другую, внучку Клавдии, той самой грешницы – раком, свечку задувать. – Шутник вновь засмеялся, на сей раз беззвучно.
     Талант смолчал.

(Продолжение следует)






Рейтинг работы: 28
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 15
© 03.07.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3340558

Метки: крылатый, конь, дракон, братья, близнецы, Золотой, Колаис,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература


Александр Попов (Опеченский)       24.07.2022   02:36:21
Отзыв:   положительный
Тамара, блистательно повествуешь во всех аспектах произведения!
Но даже увлечение чтением не затмевает чувство восхищения писательским мастерством автора!
Спасибо!
Тамара Плак       24.07.2022   09:15:29

Саш огромное спасибо за отзыв, твоя похвала мне бальзам на душу - значит, писала не напрасно, если нравится Колаис, а то бывают сомнения, типа...кому оно надо...У тебя были такие проскоки в творчестве? Рада тебя приветствовать и ждать твои произведения! До чтения, как ты прекрасно подписываешь!
Александр Попов (Опеченский)       24.07.2022   10:24:21

Спасибо, Тамара!
Ты не ответила на мой позапрошлый отклик.
Для меня это очень важно.
Тамара Плак       24.07.2022   11:48:57

Неужели пропустила? Обязательно сейчас найду и отвечу. Счас закачаю, - уже идет 8 часть, предпоследняя - ура!
Александр Попов (Опеченский)       24.07.2022   12:11:34

Ура, за ожидаемый ответный отклик!
Людмила Ивановская       19.07.2022   17:42:20
Отзыв:   положительный
Во сюжет,не оторваться!!!Читаю можно сказать на ходу,отвлекаясь и опять возвращаясь,потому что манит магнитом,хочется ещё и ещё!!!)))))))
Томочка,не устаю удивляться твоей осведомлённости,разносторонности и восхищаться твоим талантом!!!Помимо сюжета,до чего же лёгкий слог,читать сплошное удовольствие!!!Обнимаю тебя,дорогая!!!Талантище!!!!!!!!!!
Тамара Плак       19.07.2022   18:51:08

Ой, Милочка, я уже и забыла после твоих прекрасных слов про неполадки с моей почтой, (что-то перестала открываться в Избу, ладно, временное). Я так открою. Ты меня ну посадила на королевский трон своим божественным комментарием! Спасибки, милая! Преклоняюсь в ответ на твой отзыв, мне он очень дорог! Обнимаю - целую!
Галина Нефёдова       04.07.2022   22:06:52
Отзыв:   положительный
Томочка, главы 7 – 8 на ура, с тем же восторгом, что и предыдущие. Все интриги описаны виртуозно.
Вот только «арена, обагренная кровью» пугает. Мне, провинциалке, живущей в глуши, в дали от суеты городской, где по утрам воркуют стайки голубей, сплетничают сороки, даже страшно подумать, что наш герой «был на волосок от смерти».
Да и сам механизм интриг заставляет съёживаться.… Вот как-то так.
Но что интересно: чувство дежа вю…
***
- Все было встарь, все повторится снова,
И сладок нам лишь узнаванья миг.
/ О. Э. Мандельштам/
Мои лайки с цёмушками и обнимашками...а ещё мои любимые ёжики...


Тамара Плак       04.07.2022   22:18:31

Все было встарь, все повторится снова,
И сладок нам лишь узнаванья миг. Во-во, Гилочка (веточка), так и есть... Все в мире повторимо и неповторимо! У меня крови-то льется мало! Да, в каждой главе обожаю интригу, по типу "Что-то случилось!" Спасибо, мой ласковый дружок, будем беречь друг друга, поддерживать всеми фибрами души....И тебя нежно обнимаю, моя красатулечка!
❤️ Наташа Лучезара ❤️       03.07.2022   17:53:24
Отзыв:   положительный
Привет, милая Тамарочка! С радостью читаю продолжение потрясающей истории. О, сколько интриг и заговоров. Как классно все описано и передано! Милая наша Глория страдает! Прекрасный поступок Кай Валента, спасти гладиатора. За наших героев, ура и ждем новые приключения! Обнимаю тебя!

Тамара Плак       03.07.2022   18:29:05

Натали, приветик, милая! Спасибочки за чудесный отзыв! И восхитительную картинку - зайчика! Да, Кай спас Таланта, но...ему еще нервы попортит, даже попробует убить. Этой части осталось 4 главы и потом перейдем к 3 части. Завтра закачаю главы под грифом 18, именно то, что заявлено в Колаисе, как любовном романе.. Я писала сцену любви плотской (!) давно, даже ничего сейчас не добавляла - кто читал - всем эта сцена нравилась. Не буду открывать тайну, кто фигурирует в той любви, завтра прочтешь. Хочу спросить, а как выглядят картинки? Нравятся или аляповато? Опять же, "рисовала" их давненько, сейчас только "надеваю" их на название "Золотой Колаис". Сегодня был такой насыщенный день у меня, нет, не устала, только долго он длится...Смеюсь. Еще раз спасибо, и целую! Девочки немного отстают в чтении, за тобой идут...По следам "первопроходца"!
❤️ Наташа Лучезара ❤️       04.07.2022   17:00:47

Приветик, милая Тамарочка! Картинки в тему, мне все нравится! Бегу читать продолжение истории, обнимаю тебя!









1