Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Black & White18+


Black & White
­Глава I
   Али ждал друга на узком тротуаре, зажатом между паркингом и домом, у входа в небольшую фирму по изготовлению печатной продукции, в районе станции метро «Алексеевская». Его другу предложили на фирме работу, и они, студенты 5 курса университета дружбы народов (им. Патриса Лумумбы), приехали в это место после первой пары лекций на собеседование. Жак пошёл собеседоваться, а Али не захотел спускаться в душный полуподвал и остался на улице. Было начало мая, ещё прохладный воздух, но солнышко пригревало. Машины приезжали, высаживали пассажиров, уезжали, на их место, съезжая с проспекта Мира припарковывались другие. Было тесно, некоторые ставили машины некорректно, так как мест было мало, а припарковаться в этом районе не самое простое дело. То парковки платные, то мест нет. Внимание Али привлекла не часто встречающаяся модель машины JaguarXK, спортивное купе тёмно-зелёного цвета. Обратил внимание, так как сам мечтал о такой, рассматривая на лекциях в инете то, чем можно бы было блеснуть перед оставшимися в Кении друзьями и товарищами, после окончания ВУЗа в России. Ягуар ягуаром, но внимание его переключилось на водителя. В светлом салоне, торопливо припарковавшаяся рядом с тротуаром, за рулём сидела красивая блондинка, лет тридцати пяти, в светлом плаще, виртуозно зарулившая на парковочное место. На что он обратил внимание, держала она руль плашмя ладошкой почти посередине, лихо выруливая одной рукой, держа ладошку почти там, где красуется на светлой коже руля морда хищной кошки. Но это бы ладно, привлекло то, что распальцованная молодая женщина в другой руке цепко держала сочный беляш в промасленной бумаге, явно мешавший ей рулить, отпустить который она явно не хотела, оттопырив мизинчик, боясь измазаться в масле и упираясь в руль ладошкой, выруливала одной рукой, и явно дорожа этой дешёвой, вонючей снедью больше чем дорогой машиной. Наконец припарковавшись, она с жадностью налегла на не дававший ей покоя беляш, смешно раздувая щёки и явно не успевая пережёвывать. Али улыбаясь наблюдал за молодой женщиной, косясь и понимая пикантность сцены, пряча взгляд искоса посматривал. Хозяйка машины была хороша. Хорошее каре из тяжёлых светлых волос, смуглость лица и красивый браслет на запястье, вызывали у него жгучее желание познакомиться с этой тёлкой поближе. А цвет её волос вообще дурил ему голову, пьяня алую, молодую негритянскую кровь, от чего парень уже не мог скрывать своего взгляда, а довольно прямолинейным образом стал изучать женщину, не в состоянии отогнать назойливые мысли:
- She′s good... how she will spread her legs under me and suck my cock with her scarlet, plump lips. I want her. I want to let her suck my friend and I want to lick her rose between her legs... I think she will like my cock in her ass, in a narrow hole between her elastic buttocks... I want to fuck this bitch. She is not young, but the more interesting it will be to fuck her!
(Она хороша... как она раздвинет подо мной ноги и будет сосать мой член своими алыми, пухлыми губами. Я хочу ее. Я хочу позволить ей отсосать моего друга, и я хочу вылизать ее розу между ног... Я думаю, ей понравится мой член в её попке, в узком отверстии между её упругих ягодиц... Я хочу трахнуть эту сучку. Она не малолетка, но тем интереснее будет ее трахнуть!)
   Женщина, расправившись с беляшом, достав салфетки, открывая пакетик кончиками ноготков, тщательно протёрла пальчики и ладони, ещё пережёвывая еду, наконец увидела в упор смотрящего на неё высокого, стройного улыбающегося негра. Слегка смутившись, окинув его фигуру взглядом, отметила для себя, что парень стройный, хорошо сложён, абсолютно чёрный до синевы, с огромными белками глаз, длинными ресницами, улыбнулась смущённо ему в ответ.
- Кениец, наверное…, совсем чёрный. Шея такая длинная, разлёт плечей, как крыльев, и осанка неплоха. Колоритный мальчик. А смотрит-то как, как раздевает стервец! Я и не заметила, как он за мной наблюдал, - быстро оценивая физические данные Али, подумала Елизавета.
Елизавете надо было ехать по делам, но что-то удерживало её от того, чтоб завести машину и уехать в сторону Ярославского шоссе домой, в семейный коттедж расположившийся в ближайшем Подмосковье. Она рефлекторно взяла сумочку, ловя себя на мысли, что просто ищет в ней совершенно не нужные мелочи, просто тянет время и не хочет уезжать, видя явную заинтересованность приглянувшегося ей парня.
Жак вышел из офиса фирмы, и подойдя к Али, сразу не поняв, что тот наблюдает за понравившейся ему женщиной, хлопнув дружески товарища по плечу, радостно сообщил, что на работу его берут, и завтра он уже начинает работу на фирме.
   Али отвлёкся на друга, поздравил его с успехом, крепко обнял его, разделяя радость друга, и было уже собрался с ним идти к метро, но вспомнив про блондинку, повернулся в её сторону.
   Она смотрела на него прямым женским взглядом, светло-серыми глазами, немного исподлобья, не игриво стреляя, как молоденькие девушки, а стреляя в упор, как умеют это делать только красивые женщины
Али дал понять другу, что его внимание привлекла женщина, сидящая в Ягуаре, простился с ним, махнув на прощанье «Hi», повернувшись обратно к её машине, на что друг присвистнул, оттопырив верхний палец, изображая, что товар отличной пробы, и пожелав удачи другу, направился к метро.
Лиза видела жестикуляцию друзей, улыбнувшись, понимая мимику и смысл о чём говорят мужчины.
- интересное чувство, когда два чёрных молодых самца проявляют к тебе интерес, а один другому как бы говорит: Да чё, клёвая самка, удачи тебе с ней, правильный выбор! Как-то слабо себе представляю, чтоб мои индюки на работе так откровенно хотели меня трахнуть. А ведь он направляется ко мне и будет сейчас меня клеить… Выглядит он ещё лучше, чем мне сразу показалось. Интересно, как он это будет делать? Блин, горилла натуральная…, чёрный, как смоль, давно хотела познакомиться с таким, а он ещё и молод, а ка-ка-я фигура-а-а-а !!! – рассуждала она, неотрывно наблюдая, как Али приближается прямо к её машине глядя на неё, мельком взглянув на горящий на панели значок активированной блокировки двери.
   Али подойдя к машине со стороны водителя, вежливо, с улыбкой постучал в стекло. На него в едва открывшееся окно вопросительно смотрели два красивых светло-серых глаза с красивым разрезом, длинными ресницами. Женщина молчала, смотря вопросительно прямо ему в глаза.
- Девушка, вы извините меня, я давно наблюдал за вами, вы так удивительно выглядите среди всей этой суетящейся публики, что я не мог не обратить на вас внимание. Вы яркая женщина и я очень хотел бы познакомиться с вами…,- быстро, с акцентом, на слегка ломанном русском произнёс свой спич Али.
В уголках глаз у женщины появились задорные искорки, и пряча улыбку, делая изумлённый вид, Елизавета ответила:
- Вот так просто? Мне нравятся наглые мужчины, но только в том случае, если они на многое способны, молодой человек. А от вас, кроме наглого, раздевающего меня взгляда, я, признаться, и не знаю, что мне можно ожидать… Полагаю вы студент московского вуза, и как многие ваши братья помешаны на блондинках, но увы…, этого недостаточно для скоропалительного знакомства на улице…
- Я бы многое отдал, чтоб посидеть с вами, девушка, в «Кофе Хауз», выпить по чашечке кофе и посмотреть в ваши светлые глаза, насладиться вашим обществом обворожительной женщины.
Мгновение Елизавета колебалась, понимая, как публика в кафе будет смотреть на неё с этим негром, понимая, что с ним она рядом только для того, чтобы лечь под него. Именно это её заводило, чтоб дать понять этим пресным индюкам, обхаживающих своих тёлок, что есть мужчины на этом свете, которые знают более прямую дорожку к женщине, которой они хотят обладать, и не ведут дурацкие слащавые беседы о цвете заката, погоде, о работе и прочей хуете, и о цветах на клумбах, а вот так просто говорят, дают понять, что хотят спать с тобой, и трахать тебя всю ночь. И их слова не разойдутся с делом… Последний довод перевесил чашу весов, и не без доли юмора, Елизавета, не ответив ничего Али, молча закрыла перед его склонившимся лицом стекло в машине, имитируя пренебрежение и отказ. От чего в сердце Али вонзился первый гвоздь от этой опытной суки. Но к его изумлению, женщина не стала заводить машину, чтоб уехать, а нажала кнопку разблокировки замков дверей, от чего они характерно щёлкнули, и взяв в руки зелёный, в тон машине, клатч, распахнув дверь, испытывающе взглянув на огорошенного мужчину, вышла из авто. Щёлкнув брелоком, поставив авто на сигнализацию, повернулась лицом к Али слегка прикоснувшись грудью к телу мужчины, отклонившись назад в талии и запрокинув голову, глядя на него снизу-вверх огромными светлыми глазами, подняв руки стянула волосы в тугой пышный хвост, от чего стала ещё более сексуальной, глянув в сторону кафе, что расположилось в 50-ти шагах от них, произнесла:
- Ну пойдём, мужчина, если ты такой смелый. Только если ты будешь вести себя, как мужчина. Иначе я встану и уйду… Ты понял о чём я? Прошу тебя, не говори много. Я не люблю разговорчивых мужчин.

   Али поднявшись по ступеням вошёл в стеклянные двери кафе первым. Окинув взглядом немногочисленных посетителей, не обратив особого внимания на услужливо подскочившую девушку администратора, оглянувшись на свою спутницу, уверенно направился в угол к свободному столику на двоих, стоящего у панорамного окна выходящего на проспект.
Елизавете понравилась уверенность парня, которую она так любила в мужчинах. Это тот товар, который её поклонникам нельзя было купить ни в дорогом бутике, ни приобрести задорого у семейных психологов. Мужская уверенность, как она считала, либо она есть, либо её нет. Глядя на легко, пружинисто поднимающегося по ступеням кафе Али, идя сзади него, она отметила его длинные, сильные ноги под светлыми джинсами, его некоторое, так обожаемое ею лёгкое пренебрежение женщиной, когда мужчина не пропускает даму вперёд, не оглядывается заискивающе, не открывает услужливо двери, а как бы просто придерживает их, чтоб она вошла, не прикидывается пушистым зайчиком, что говорило об отсутствии идиотских комплексов присущих мужчинам её круга. Мужчины, окружавшие её, открывали двери лимузинов, как халдеи спешили открыть дверь в ресторан, услужливо пропуская вперёд, снимали с неё своими немужскими руками пальто с её плечей, всё норовя пропустить вперёд, для выбора места в кафе или ресторане, отодвигали стульчик, чтоб она присела… Всё это, уже давно казалось ей пустым, вызывающим у неё некое чувство отвращения, приводящее в её глазах таких мужчин в состояние неопределённого рода. Водораздел в оценке мужчин случился давно, в прозаичной обстановке, когда она ещё подростком переходного возраста, поехав с родителями в ресторан на день своего рождения, услышала, как мать негромко сказала отцу в холле:
- Евгений, не надо мне помогать, я в состоянии сама снять пальто, брось эти халдейские ужимки, ни к чему это милый. Я люблю тебя не за это…
Лиза сняла плащ, повесила на рядом стоящую вешалку, поправив обтягивающий лёгкий пуловер, успев окинуть взглядом небольшой зал. За одним из столиков сидели женщины её лет, решая какие-то свои вопросы по работе, просматривая бумаги и приглушённо переговариваясь, за другим сидел лысоватый мужчина лет под пятьдесят, с девушкой студенческого возраста, ведя о чём-то беседу, слушая о бедах бедной студентки, и его выражение лица явно говорило о том, что ему не интересны её проблемы, и в кафе он с ней не для того, чтоб ими проникаться, а совершенно для другого. За соседним столиком сидела молодая пара с ноутом, рассматривая и эмоционально обсуждая какие-то товары в интернете, и компания из трёх ниочёмных мужчин в дешёвых костюмчиках, пришедшая на обед, которые поедали её глазами, пялясь на неё совершенно непристойным образом, от взглядов которых расстёгивался замок на бюстгалтере, и приходили в голову сцены второсортного бытового порно с русскоязычными персонажами. Мужчины, при этом, кидали на Али недобрые взгляды.
-Тьфу, - подумала она, затрапезные менагеры, которые свои членом только ссать в хозяйских сортирах умеют, да глупых своих куриц дома строить, хвост распуская, а коснись секса, так одна простота вялая, ничего мужского…, избитая тема, скучно, с такими иметь дело, себя не уважать, проходили транзитом... Всё это не мужское…, - подумала Елизавета, ответив страдальцам уничижительным взглядом, пройдясь им надменно, с ухмылкой, по их порожним штанам.
В углу сидел крупный мужчина, лет под 60, который посматривал на Али вполне доброжелательным спокойным взглядом, проницательно взглянувший в глаза Елизавете, от которого она слегка смутилась, потому, что это был чисто мужской взгляд на женщину, но мужчина доброжелательно улыбнулся, давая понять, что одобряет её выбор.

   Официантка принесла заказанный кофе.
Лиза снимала сливки с её любимого кофе Espresso con panna, посыпанные корицей по её просьбе, эротично облизывая ложечку, посматривала на молчащего Али, иногда поглядывающего на неё исподлобья, удивлявшегося её смеющимся глазам. Смущаясь от этого, не очень понимая, как себя вести с ней, он чувствовал по её глазам, что сегодня он проведёт ночь с этой шикарной блондинистой самкой.
Рассматривая его кисти рук с белоснежной чашечкой кофе, светлые ладони на фоне чёрной кожи, длинные пальцы с крупными стриженными ногтями, морщинистыми фалангами, Элизабет как-то очень остро ощутила, что этот мужчина совершенно иной физиологии, с которой ей не приходилось встречаться, но такой близкой к естеству, к началу человека, от которого она совершенно бесконтрольно возбуждалась. Ей как-то вдруг открылось, что все эти бледнолицые уроды вокруг, ей противны, и они не идут ни в какое сравнение со всей своей слащавостью, перед этим животным, сидящим напротив неё, которое на порядок, в сексуальном смысле ею понимаемом, выше всей этой бледнолицей массы. Она пыталась вспомнить, где, когда ей стали противны белые люди, и почему, когда она начинала смотреть на людей через сексуальный фильтр, вся бледнолицая масса людей представлялась ей никчемной, совершенно выродившейся биомассой, с уродливыми скулами и глазами, невыразительными носами и черепами, погаными языками и бледными губами, сморщенными писюнами и поросшими лобками. Пытаясь дать оценку людям, как-то приходило на ум выражение её папы: «Мягким хуем сделанные». Тут она вспомнила, откуда началось это неприятие: однажды, с оказией, оказавшись в метро, она ужаснулась этим бледным лицам, тогда, как арабы, кавказцы, негры, метисы и израильские евреи выглядели совершенно иначе, со здоровой генетикой, эмоциями, поведением. Впрочем, ей нравилась и русская молодёжь, способная выглядеть здоровыми, ухоженными и цветущими. Но поражала вялость…, вялость самого генотипа. Именно тогда, поездив с недельку в метро, отношение её к мужчинам-соотечественникам стало меняться. Они стали для неё студнем, чем-то аморфным, совершенно асексуальным и непристойным для спаривания. Отсюда появился интерес к мужчинам другой расы, и он незаметно укоренялся в её женском сознании, совершенно против её воли. Хотелось животного начала в человеческом облике, в движениях, в физике тела, в поступках и манерах, а вокруг был один суррогат цивилизации и полный шлак. Её муж, поглощённый своим бизнесом, давно перестал приносить ей удовлетворение в постели, потенция которого заметно упала с возрастом и психологическими нагрузками на работе. Елизавета не была из тех женщин, которые мучаются совестью и смешивают секс, как неотъемлемую часть физиологического и эмоционального состояния со всеми производными, с понятием порядочности к человеку, с которым живёшь. Быстро нашлись подруги, сменившие ориентацию, так как столкнулись с теми же проблемами в супружеском сексе. Вкусив сладость лесби, критически посмотрев на своих партнёрш с признаками запущенного целлюлита на их жопах, пришлось привлекать к половой жизни более молодых девушек, обладательниц безупречных тел, из числа моделей многочисленных московских агентств. Были среди них и талантливые девушки, с которыми сложились отношения по сей день. Но, всё равно, хотелось мужчину, сильного, рослого, дерзкого, выносливого, с головой не забитой всякой чепухой, который просто хочет тебя драть всю ночь, бесцеремонно, грубо, по-мужски, до седьмого пота, до изнеможения и искр в глазах…
Елизавета вспоминая всё это, смотрела на Али, по ходу рассматривая его вьющиеся, жёсткие волосы короткой стрижки, большие губы, череп странной крупной формы, чем-то напоминающий обезьяний, сидящий на длинной сильной шее, ресницы на веках прикрывающих крупные глаза. Он сидел в независимой позе откинувшись на кресле, широко расставив ноги, в джинсах через рваные просветы в которых просвечивало смоляное тело, ощущались крупные колени. Сидя рядом с ним, Лиза изучала его тело, его длинные кости, широкие плечи, развитую грудную клетку, массу не менее ста с лишним килограмм, отличный рост, далеко за метр восемьдесят, начиная понимать с кем она проведёт сегодня остаток дня и ночь. Цвет его кожи оттеняла массивная серебряная цепь, возбуждавшая её фантазии, а запах его духов мутил сознание лишая её воли.
- Я его реально хочу, - подумала она, чувствуя, как её кисуля становится влажной, и продолжила:
- Али, ты умеешь водить машину ?
- Да, конечно. Мы иногда с друзьями ездим в Европу, арендуем там машину. Обычно это Sкласс. У тебя совсем другая машина.
- Поедешь за рулём
- Куда ты хочешь поехать?
- Мы заедем в небольшой ресторанчик, поедим, мой новый друг… Я выпью немного, и мы поедем в мой загородный дом. Там тихо и спокойно. Ты растопишь печь и камин. Ты умеешь это делать ?
- У тебя нет в доме отопления?
- Есть, но настроено только на поддержание 15 градусов. Я люблю печь и камин. Они дают совершенно иное ощущение. Я живу ощущениями, иначе бы ты не сидел рядом. Так ты умеешь топить печь и сможешь растопить камин?
- Да, я могу…
- Ну, что ты можешь это я посмотрю, - стрельнув глазами и спрятавшись за ресницы, съязвила Лиза
- У меня с собой нет прав, тебя это не смущает?
- Я же рядом, и какое это имеет значение, если ты поведёшь? Тебе ведь нравится вести ?
Али, наконец поняв юмор Лизы, пододвинул своё кресло вплотную к ней, и совершенно без комплексов, обхватив её за затылок, сжав волосы, приник к её губам в откровенном засосе. Она совершенно не сопротивлялась, игриво откинув назад голову, ответив ему языком, приятно изумившись совершенно новому ощущению поцелуя с мужчиной, а оторвавшись взглянула на него восхищённым взглядом, от которого у мужчины начинают расти крылья, и наливаться член.
- Ты бесцеремонен с женщинами, это уже заявка на успех, малыш. Это шаблонная манера, или ты тонко почувствовал мои провокационные нотки?
Али уже грубее, схватив её за лицо пятернёй, слился с губами Лизы, одной рукой придерживая за горло, другой обхватив волосы. После поцелуев, Лиза немного отстранилась, облизав губы, опустив глаза, звякнула в звоночек подзывая официанта, серьёзно глянув в глаза Али, как-то очень серьёзно, тихо сказала ему:
- А ты действительно хорош…
Выходя из ресторана мимо столика пялящихся на неё мужчин, пренебрежительно кинула рядом с ними скомканную, использованную салфетку, продолжая шаг за спиной Али, давая понять им, кто они такие есть.

   Введя в навигатор Большой Толмачёвский переулок, Елизавета, поудобней отрегулировав правое кресло, с удовольствием откинулась в нём, наблюдая, как Али деловито регулировал водительское сиденье, отодвинувшись почти до заднего сиденья, чтоб не сгибаться и уместить длинные ноги. Откинувшись, почти полулёжа, как чёрные наркобароны в американских блокбастерах, деловито переведя ручку переключения передач в положение Drive, Али вполне корректно вырулил с парковки на проспект и с приличной скоростью, не церемонясь с перестроениями в рядах полетел по пробитому навигатором маршруту. Лиза наблюдала за Али, едва скрывая восторг от этого молодого нагловатого парня, так самоуверенно снявшего её в центре городской суеты, а теперь рассматривая его, она почему-то подумала:
- Ему пошла бы африканская тюбетейка, как у Снайпса, полосатый пиджак африканских тонов с короткими рукавами на голое тело, цепь помощней и кастомный медальон, от которого торчат девки на тусовках в продвинутых стрип-клубах с участием джаз-банд. А ещё бы ему подошёл саксофон в футляре в багажнике дорого авто, и непременно пакет кокаина, размером с пачку сахара в бардачке, ну и конечно хромированный ствол, с пиздец каким калибром. Вот тогда бы она могла его показать своим подругам, как-нибудь, на организованной выставке в своём Арт-салоне, который она прикупила года четыре назад рядом с этим самым Толмачёвским переулком, куда они ехали отобедать в любимый ресторанчик, и своей квартирой за углом этого самого переулка. Ну а пока…, пока это вполне приемлемый, и более чем, как она себе видела, партнёр для секса. По меньшей мере его антураж предполагает его возможности в этом виде спорта.
В ресторанчике на обеде всегда для неё и спутника был зарезервирован столик на двоих. Она часто сюда приходила то с партнёрами по бизнесу, то с клиентами, то с любовниками или подругами.
- Это животное красиво ест мясо. Аппетитно поглощает двойной стейк с кровью, как мужик, жадно, откусывая белоснежными зубами, отрезая, как ножом, глотая, что чувствуется, как через горло проходят крупные куски, при этом не чавкая, как плебей, а именно по-мужски красиво. Как возбуждает! Я с ним не более трёх часов, а уж давно мокрая! - обратила внимание Лиза, наворачивая спагетти на вилку, наслаждаясь вкусом пармезана.
Выпив бокал виски, Елизавета поблагодарила подоспевшего вовремя официанта, который и глазом не повёл на её спутника, так как хорошо знал её, как постоянную посетительницу, и видал с ней разных одиозных личностей. Он учтиво принял оплату картой, нарочито, не взглянув на оставленные чаевые, пожелал паре доброго дня.
Растопленная печь действительно давала уютное тепло, так как тепло в мае пришло только-только, а дом поддерживался с температурой, предусматривающей протопку дровами в печи. В камине потрескивали дрова, создавая удивительную атмосферу. Елизавета, будучи по профессии профессиональным дизайнером, и окончив Строгановское, немало сил и умения положила на строительство этого дома. Получился достаточно просторный, уютный шале с террасой под общей крышей, отдельным строением кухни, и гаражом на три машины. Дочь подросла, и тоже приезжала иногда со своими бойфрендами на отдых, а потому дом получился немаленький, но и не особо большой.

   Приняв душ, Елизавета легла на одеяло, налив себе немного вина и положив рядом черешню, отправив Али принимать душ, включила большой экран, найдя канал с интересным фильмом, уютно пристроилась, запахнув лёгкий шёлковый халатик, едва прикрывающий её ягодицы. Али, увидев её в халатике на голое тело, очень нехотя уходил в душевую, едва сдерживаясь, но сделав над собой усилие всё же пошёл в ванную. Елизавета крикнула ему вдогонку, чтоб он не стеснялся и пользовался духами и дезодорантами, на выбор по его вкусу, из того, что там было.
Из ванной комнаты, чёрной махиной вышел Али, с тёмным полотенцем на бёдрах, почти в тон его тёмной коже, делающим его ещё более харизматичным. От его вида Елизавета в душе вздрогнула, несколько пугаясь его форм и необычностью облика, почувствовала, как грудь её стала наполняться, предвкушая, что этот чёрный самец сгорает от желания иметь её тело. Лёгким движением, развязав поясок халатика легла на бок, ожидая его прикосновений. Али опустившись на колени перед ней, пододвинув её обхватив за спину обнажив красный рот, жадно обхватив губами её сосок с частью груди, поцеловал так, что грудь мгновенно откликнулась, почувствовав безумно притягательную силу в его больших, жадных губах, крупном языке, которым он так зажал сосок, что Лиза охнула от удовольствия, обняв его жёсткие вьющиеся волосы, чёрные, с матовым отливом плечи. От его кожи исходил аромат схожий с ароматом самшита, густой, терпкий южный, ни с чем не сравнимый мотив, с лёгким оттенком сгоревших сигар, от чего киска её возбуждённо потекла, желая принять этого самца, как можно глубже, давая сигналы всему телу, от чего дурманилась голова… Она физически ощущала, как её бархатистый животик хочет быть покрытым его сильным телом, покрываясь возбуждённой влагой, становясь скользким. Закинув ему на плечо ногу и откинувшись назад на подушки, она дала ему ласкать ртом её нижние губы, проникать между них красным, как у животного языком, выгибаясь от удовольствия телом, желая, чтоб он вошёл в неё. Повернувшись к нему попкой, она дала ему жадно целовать её ягодицы, ощущая его вполне звериные укусы. Проникновение в попку, прибавило наслаждения, от которого она выгнулась, судорожно хватаясь рукой за ягодицу и давая ему проникнуть в анал глубже. Желая продолжить игру, она соскользнула кошкой с кровати, встав перед ним на колени, нетерпеливо сняла с его бёдер полотенце, бросив его на кровать, оторопела в женском, вполне искреннем изумлении, в удовольствии, от его чёрного, как смоль, как будто сделанного из чёрной кожи, крупного по размерам, с обрезанием, с замечательной формой головки, члена. Такого чувства она не испытывала никогда раньше со своими партнёрами. Беря его член, обхватив его пальчиками, хотелось одновременно жадно щупать, обнимать его нависшее над ней мускулистое тело. Взяв это творение природы в рот, она жадно стала обнимать его бёдра, ягодицы, всё сильнее массируя его ствол, желая глубже взять его. От его грубого хвата за волосы она царапнула его ягодицы, от чего он отзывчиво насадил её глотку на ствол по самые яйца, подав её головку на себя. Ей нравилось массировать его мошонку, вылизывая вдоль ствола член, опять беря в рот кожистые, возбуждающие её до безумия шарики, делала засосы на них, от чего Али только закатывал глаза, едва прикрывая ресницы, обнажая в оскале зубы. Он перевернул её на бок, сел на колени, поднял вверх одну её ногу, вошёл в её алую киску, ощутив нежность её плоти, упругие стеночки влагалища, почувствовав, как вытянулась она от проникновения, откинув руки, дав ему ухватить своими лапами её за живот, грудь. Он с силой натягивал её тело на себя, входя глубоко в неё, доставая до матки, от чего она громко начала стонать, разодрав до крови его запястье, впившись бесконтрольно в экстазе ногтями. Али перекинув на плечо к шее её ногу, немного поворачивал её тело, грубо хватая за ягодицы, оставляя красные следы, пытаясь ещё плотнее войти в неё. Он видел, как отклонилось и изогнувшись в талии выгнулось её тело, запрокинулась голова, пальцы хватали простыню, слышал её громкий крик, от которого у него сперма подошла ближе, готовая вырваться наружу. Он лёг ножницами, вывернув член в её пещерке и вошёл так плотно и глубоко, прижавшись к её вытянутой ноге, что она заорала не в состоянии более контролировать себя, ободрав его ягодицы до кровавых полос. Али шумно, с криком, с наслаждением кончил в неё, физически ощущая, как его семя глубоко вошло в плоть белой женщины…
Sergey Freeman
29.06.20022(продолжение следует)







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 501
© 29.06.2022г. Sergey Freeman
Свидетельство о публикации: izba-2022-3338109

Рубрика произведения: Проза -> Эротика 18+



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1