Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Тишина Хошлога


Тишина Хошлога
­Фото автора. 3 августа 2010

На фото:

Россия. Тюменская область. Западная Сибирь. Крайний Север. Берёзовский район. Ханты - Мансийский автономный округ. Югра. Река Ляпин (Сыгва). Хошлог. 2010 год. Август. Жители Хошлога. Тайга.

Очерки. История природа Югры. Путевые заметки.

2008-2021- 2022

Хошлог – сегодня и вчера

Тишина Хошлога

Хошлог СЕГОДНЯ.


Хошлог – старинная деревушка Берёзовского района Ханты-Мансийского автономного округа-Югра Саранпаульского сельского поселения; на левом берегу реки Ляпин, которая ранее именовалась Сыгвой/Саквой.

***
На закате – август. Хошлог встретил нас умиротворяющей тишиной. Древнее вогульское поселение – это крохотная в настоящий миг деревушка заезжих рыбаков и охотников.

Рядом со стеной таёжного урмана, на «покосе», в высоких травах прячутся старинные сараюшки – потемневшие от лет; покосившиеся от древности домики среди монументальных новостроек.

Кедр, – что высится в центре селения, притягивает взор своей архаичной таинственностью и мудростью. Глядя на него, думается: «Он видел начало веков, расцвет селения; слышал голоса детишек, песни, а вот сейчас – мудро вслушивается в шум листвы, во всплеск поднимающейся вверх по реке на нерест рыбы». Дереву не одна сотня лет. Его берегут, не срубают. Макушка раздвоена. И из одного тела в небо устремляется две вершины - двухголовый кедр! Слышала от старожилов, что почитается священным растением.

***
Первыми кто встретил, приятно поразив доброжелательностью, – лайки!

Только мы вылезли из лодки на песчаный плёс, как подбежала – вся вычищенная, выхоленная почти нетронутой человеческой цивилизацией природой, «дама». Ластясь и приветствуя незнакомцев, сошедших на ревностно охраняемый ею берег, хозяйка гостеприимно просунула умную мордочку в руки приезжих. И затем, перевернулась на спину, подставила в знак безграничного доверия чистенький животик, по внешнему виду которого сразу стало ясно: «Молодая мама кормит щенков».

Встретив шедшего первым (нечастого посетителя глухого селения), лайка тот же ритуал приветствия обратила к следующему гостю. После чего, не отставая, непрерывно ластясь ко всем, проводила приезжих на высокий берег Ляпина.

Навстречу нам выбежал, припозднившись, столь же молоденький пёсик. Он, не мешкая, подставил в знак приветствия ушастую голову под наши ладони, ожидая ответной ласки.

Неожиданная доброта местных лаек удивляла, подумалось: «Как давно не встречала подобного радушия!».

Раньше, приветливая доверчивость хвостатых обитателей таёжных селений не являлась экзотикой.
В уже забытом гостеприимстве хозяев крохотной таёжной деревушки повеяло далёким прошлым, когда собаки (даже в Саранпауле!) не кидались с громким лаем на прохожих. В ушедшем времени они не опасались подвоха со стороны людей: камней, палок, пуль из современных игрушечных ружей в детских и недетских руках, выстрел которых способен озлобить добродушного пса, спровоцировать устойчивое недоверие к человеку.

Как-то случайно застала «хорошую» соседку: та обучала малолетнего внука прицельной стрельбе по моим охотничьим собакам, что сидели в огороде на привязи. С крыльца дома бабка и малолетний внук по – очереди расстреливали дорогостоящее покрытие моих теплиц – рвали! Как выяснилось: соседи давно завидовали моему благополучию и трудолюбию. Их бесили мои стабильные урожаи овощей и не давали спокойно спать мысли о всегда заполненных рыбой и дичью холодильниках. По собакам стреляли, чтоб те боялись выстрелов и не смогли охотиться.

Помню: увидев меня, соседка трусливо убежала в подъезд, подло бросив внука. Я отобрала ружьё. Из него легко «убивались» птицы и можно было серьёзно покалечить человека. Пневматическое ружьё пришлось вернуть, пригрозив: «Позвоню, матери в Тюмень и расскажу, чему ребёнка обучают дед и бабушка». В итоге, - Дружок возненавидел детей, охоту не бросил, а стал яро защищать меня от человеков, в том числе – от соседей, что породило и массу проблем.

***
Стою на берегу Ляпина. Рядом - серебристо- серого цвета, деревянный стол и скамеечка. Их мастерски и, одновременно просто, изготовили из витиеватого кедрового пня, - когда-то высохшего и аккуратно спиленного.

Причудливые корни удивительного сооружения напомнили сказку «Машенька и три медведя». С теплом подумалось о человеке, смастерившем чудо. Вероятно, - он подолгу сидел на краю широкой реки, мечтательно всматривался в открывающиеся просторы тайги, слушал говорливые переливы вод.
Единственный рыбак и, едва ни единственный обитатель полузаброшенной деревушки, с простецкой, почти детской деревянной удочкой, спускается к реке по тропинке. Здороваемся. Объясняю причину посещения его вотчины:

- Приехали червей покопать, в лесу сухо, а у Вас – перегной.
- Да… - сейчас неводом и сетями запрещено ловить рыбу. Я иду поудить окуней.
На том и разминулись.

Прибежали, отставшие от лодки, наши собаки - Бим и Дружка, - сырые, грязные, запыхавшиеся. С ходу решили продемонстрировать «городские» правила общения неотступно сопровождающим нас лайкам. Оскалив клыки, глухо порыкивая, сказали аборигенам, что лишь им позволено находиться возле рук и ног хозяев. Только добродушие хошлогских лаек смирили гнев моих ревностных телохранителей на милость. Всем гуртОм мы обошла деревушку, знакомясь с достопримечательностями.

- Тишина! Травы! Стена хвойных великанов. Голубое небо и белые облака. Заборчики из жердей спрятались в душистое разноцветье. Звонко поёт одинокий кузнечик. Берег устлан удивительным по чистоте песком. На нём отпечатались волны - речные дюны.

В песке цветут кустики лебеды, жёлтой ароматной пижмы.
У самой воды стоит конь - рассматривает гостей. Грива - растрепана ветром. Корпус – мощен.
Конь - коренаст, но со следами «близкородственных связей», что типично для глухих деревень, где лошадки приобретают облик таёжных коньков-горбунков.

Мои собачата подбежали и принялись облаивать. Конь удивлённо посмотрел то на одного, то на другого пса, не выказав ни беспокойства, ни страха. Его облик изобразил досаду, что неприемлемо громким лаем, чужеземцы нарушили вековую тишину; прервали его плавные думы о временах, когда по берегу гулял большой лошадиный табун.

Мой экскурсовод – рыжий кобелёк, зашёл в охлаждённую первыми заморозками воду и улёгся в реке, блаженствуя. Лёжа в прозрачных струях, наблюдая за нами, неспешно полакал для приличия водицы. Встал. Отряхнулся. И, как бы мимоходом, – невзначай, осмотрел содержимое нашей шлюпки на предмет съестного. Не решившись что-либо украсть (постеснявшись?), подбежал ко мне и подставил необычно мягкую (как пух!) шёрстку загривка, тёплые уши и сырой чёрный нос, прося извинение за неудавшуюся кражу.

***
Накопав банку жирных дождевых червей в заброшенном огороде, уезжаем.

За крутым, белоснежным, песчаным яром скрылись крыши домиков. Успокаивающе плещет Ляпин. Перекрикиваются молодые чайки. Пролетает гагара. Тишина!.. - жаль с ней расставаться! Словно что-то теряешь из далёкого навсегда исчезающего прошлого.

***
Прошло две недели, а природу не узнать! Зелёный океан таёжного леса стал ярко-пёстрым. Рябины вспыхнули огнём. Берёзы – жёлтое золото! Кустарник вобрал все цвета солнечного спектра: бордовый, фиолетовый, оранжевый, сизый.
Спускается ночь. Непроницаемо – белый туман заполнил долину Ляпина, прижался к водной глади. Всю ночь плещется рыба – поднимается язь, плотва, сырок, окунь, нельма. Щука – сытая, ленивая. На спиннинг брать не хочет. На западе видны остроконечные силуэты Уральских гор. Сегодня они побелели – в горах выпал первый снег.

И вот, посчастливилось вновь попасть в Хошлог! В деревушке палитра красок резко изменилась, но тишина осталась прежней.

Взбрызнуло дождиком листву. Холодные капли висят на переспевшем шиповнике. Смолк кузнечик, суетятся приезжие рыбаки, не встречает конь; прибавилось лаек. Но с увеличением численности гостей почувствовалась настороженность, напряжённость. Радости во встрече уже не ощущаю. Собаки не кидаются, но и не ластятся – напряжённо присматриваются к нам на удалении.

С огромным интересом осматриваю древние сараюшки, лабазики… – на них висят амбарные огромные замки! А на новом «домике», что в «капитальном» исполнении, для демонстрации элитным заморским гостям и трансляции по телевидению национальных традиций и верований… – даже два замка и мощный железный засов!

- Что столь ценного сокрыто в нём?!.. - в деревушке людей практически нет. Как поменялся мир! Где те времена, о которых пишется, что аборигенное население никогда не ворует, от кого замки?!..

***
У железной печурки стоит бабушка. Она – единственная коренная жительница Хошлога. Радуюсь возможности расспросить о людях - прошлом и настоящем.

- Увы! Оказывается, Елизавета Анатольевна Мерова плохо говорит по-русски. Всё же выясняю, что собеседницу все зовут Елизаветою. Только она на самом деле – Лида – Лидия!

Спрашиваю о возрасте, чтобы сориентироваться в историческом аспекте, на что получаю ошарашивающий ответ:

Оказывается, бабушка не знает, сколько ей лет, не ведает, в каком году родилась! В школе не училась, никогда и нигде не работала! – пасла коров. О войне не помнит: была маленькой, но слышала от родных. Отец воевал. Много людей в Хошлог не вернулось с войны и после репрессий.

Жить в деревне в одиночестве привыкла. Но сейчас стало тяжело одной и скучно. Нет ни света, ни телевизора, ни людей! На зиму забирают родственники из Саранпауля. Дети - взрослые, грамотные, выучились, живут в городе Ханты-Мансийске. У сына свой народный театр и его многие знают.

Когда живёт в Саранпауле, тянет обратно в Хошлог. Когда долго одна в Хошлоге – тянет к людям в Саранпауль.

- Часто прихожу на берег Ляпина, сижу, смотрю на реку… - так проходит время, - с нескрываемой ноткой печали, неожиданно признаётся незнакомому человеку. - Раньше готовила дрова сама, теперь – тяжело. Родственники навещают и помогают.

Обнимаю на прощанье старушку, ставшего за минуты близким человека. Хотелось о многом узнать, поговорить, но пора двигаться в обратный путь. – Спешка! – вечный двигатель шума и суеты…

Над Ляпином, как и в первый приезд, летают чайки; громко перекликаясь, рыбаки снуют на лодках.

Взросленький, совершенно белый, щенок заходит в воду. Играя, вытаскивает из-под воды - со дна, острыми зубками размокшие чёрные палочки.

«Здесь все домашние животные не боятся воды!» – подумалось в очередной раз. Щенок задерживает дыхание и ловко орудует усатой мордашкой под водой, ища на дне палочки. – Увлечённо играет в реке.
Вытащив палочку, подкидывает в воздух. Та, упав, плывёт, как кораблик. Пёсик догоняет, ловит и бросает вверх. Та, падает в воду. Щенок толкает её поочерёдно передними лапками. Палочка, буравя гладь реки, подхватывается течением, уплывает. Щенок подпрыгивает, вытаскивает из песчаного дна реки другую веточку. Всецело поглощённый игрой, он не обращает на чужого человека внимания, будто меня нет.

- В Саранпауле щенячьей беспечности уже не встретить!
Уезжаем. Хошлог скрывается за поворотом сибирской реки. В этом году мы больше не встретимся. Нас разлучает зима.

Неприметная таёжная деревушка – Хошлог, и её люди.

22 апреля 2008 года исполнилось 80-т лет со дня рождения известного ученого – филолога, Заслуженного деятеля науки Российской Федерации - Евдокии Ивановны Ромбандеевой.

Из биографии учёного:
Родилась в 1928 году в Хошлоге, в семье охотника – рыбака, по национальности – манси. В 1944 году окончила семилетнюю школу Сосьвинской культбазы. С 1944 по 1947 года училась в национальном педагогическом училище города Ханты-Мансийска. До 1949 года работала учителем начальных классов в Хошлоге. В 1949-1954 годах училась на филологическом факультете Ленинградского государственного университета им. А.А. Жданова. В 1954 году поступила в аспирантуру при Ленинградском государственном институте им. Герцена, окончила в 1957 году. В этом же году издала «Русско-мансийский словарь". С 1957 года - научный сотрудник Ленинградского отделения Академии Наук СССР, с 1968 по 1990 год – научный сотрудник Московского института языкознания Академии Наук СССР. В 1964 году защитила кандидатскую диссертацию, в 1964 году присвоена ученая степень кандидата филологических наук. В 1973 году вышла монография: "Мансийский (вогульский) язык", в 1979 году – "Синтаксис мансийского (вогульского) языка". С 1995 года - действительный член Академии полярной медицины и экспериментальной экологии человека. (Данные Интернет).


Хошлог ВЧЕРА

О себе и о Хошлоге Евдокия Ивановна рассказывает:
- мама родилась в большой и бедной семье. В шестнадцатилетнем возрасте ее продали человеку намного старше. За молодую невесту выкуп дали богатый - больше десятка оленей. Молодая женщина дважды пыталась бежать от старого мужа, ее догоняли и возвращали обратно. Затем появились дети, - пришлось смириться. В 1918 году муж умер. Похоронив, вернулась в отцовский дом. Вышла замуж за Ивана Ромбандеева - человека бедного и рано осиротевшего. Одну из дочерей назвали Дуся – Евдокия Ивановна.

Отцу за хорошую работу присвоили звание стахановца. В 1937 году он поехал в Саранпауль сдавать пушнину. Там его арестовали. На прощание сказал семье: "Я никому ничего плохого не сделал. Единственная моя вина - много добывал зверя, рыбы. Выполнял план. А ведь у нашего народа поверье: не бери от природы больше, чем ты можешь съесть, чем ты можешь одеть. И духи леса, и духи водных просторов обиделись на меня, передали в руки чужакам. Был бы я лентяем, волос бы мой не тронули". – Так объяснил свой арест житель тайги!

В 1938 году дети учились в соседнем с Саранпаулем селении – в Щекурье. Жила в школе-интернате. Дети не знали русского языка, а учитель не знал мансийского языка. Понимали друг друга плохо. Учитель говорил одно, а дети думали иное. Леонид Проводников – первый учитель, погиб на войне. В 6-ом классе, в 1944 году, учились стрелять из малокалиберной винтовки.
Окончив педучилище, Евдокия Ивановна распределилась в Хошлог, где уже появилась школа. Писали на газетах, клочках от журналов. В те годы и ткани не было. Школьные сумки шили из рыболовных сетей. Для питания школьников выделили деньги. На них в магазине покупали крупу. Женщина, убирающая класс, варила кашу. В школьных сумках дети носили с собой эмалированные чашки и ложки, во время перерыва обедали.

В 1949 году Евдокия уехала в Ленинград вместе с Садоминым, который после седьмого класса направлялся в пионерский лагерь, организованный при институте Герцена. До Березова ехали на лодке, там пересели на пароход "Жан Жорес". По пути готовили дрова в лесу. Пароход работал на дровах. Добирались до Ленинграда 21 день. Питались хлебом и водой.
По воспоминаниям Е.И. Ромбандеевой. Интернет.


***
Купила книги: «Книга расстрелянных» Р.С. Гольдберга. Нашла в списках расстрелянных жителей Хошлога знакомые фамилии: вероятно, - отец и дед Евдокии Ивановны. Арестованы 5 декабря 1937 года и расстреляны 21 января 1938 года в окружном центре – в г. Ханты-Мансийске, где много лет работала потом Евдокия Ивановна.

Ромбандеев Иван Петрович 1884 года рождения (53 года!). Рыбак – охотник. Юрты Мунгас. Арестован 5 декабря 1937 года. Расстрелян в Ханты-Мансийске 21 января 1938 года. Реабилитирован 7 марта 1959 года.

Ромбандеев Пётр Яковлевич 1860 года рождения (73 года!). Не работал. Юрты Мунгас (родом из соседнего селения по Ляпину - Сыгве). Арестован 5 декабря 1937 года. Расстрелян в Ханты-Мансийске 21 января 1938 года. Реабилитирован 7 марта 1959 года.


пс
Написано по краеведческим материалам автора. 24 июля 2021 года размещено на сайте проза. Ру., а 9 марта 2022 года произведение автора и его другие 330 очерков, рассказов о природе, истории, краеведению Сибири и Урала, Крайнего Севера, о современной и прошлой жизни, заблокированы администрацией сайта по требованию ярых русофобов, процветающих на данном портале до сих пор и «работающих» по очернению России, Путина, русских воинов, российской истории. Такова суть жесточайшей информационной войны, где даже с литературных сайтов удаляется истинно российское, что неугодно Западной алчной политики господства над землями Сибирской России. Текст восстановлен по черновикам. 28 июня 2022 г..

Вторник, 28 июня 2022 г..

Как стремительно меняется мир! Год назад мир сотрясал короновирус. Редкие семьи не потеряли близких. И новая напасть! – Мир встал на грань третьей мировой войны. Мир ополчился против России, против русских, против всего российского и русского. Мир жаждет крови и грезит о разделе Сибири, Дальнего Востока. Мир делает всё, чтобы уничтожить Россию, захватить Сибирь, уничтожить русский язык, русскую культуру; стереть память о героях Второй Мировой войны – русских, украинцев, белорусов, узбеков. Татар, казахов и сотен других народов, защитивших мир он чумы нацизма. И мир вновь приветствует фашизм, свастику, забыв о миллионах погибших людей.

Ветер, ветер, ветер! Природа мечется! Противится человекам: пожары! Наводнения! Землетрясения!..

Ключевые слова:
Хошлог, Россия, СССР, Крайний Север, Сибирь, Западная Сибирь, Берёзовский район, Ханты-Мансийский автономный округ, Югра, Тюменская область, Ляпин, Ляпинский край, тайга, Сыгва, Саква, деревушка, вогулы, угры, старожил, лайки, природа, рыбалка, тишина, красота, наводнение, народ, война, мир, учитель., тишина, лайка, конь, словарь, манси, русские, лабаз, финно-угры, наука, история, краеведение, фашизм, Щекурья, Хошлог, лайка, собака, черви, лес, тайга, птицы, чайки, лодка.

Анонс:
Прошлое и настоящее древней сибирской земли, древнего сибирского селения Хошлог на Югорском севере; красота, тишина и бури истории в годах, жителях тайги.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 28.06.2022г. Тулпар Емшан
Свидетельство о публикации: izba-2022-3337458

Метки: Хошлог, Россия, СССР, Крайний Север, Сибирь, Западная Сибирь, Берёзовский район, Ханты-Мансийский автономный округ, Югра, Тюменская область,
Рубрика произведения: Проза -> Очерк











1