Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Логика деизма против слюнтяйства религии (Часть - 2)


Часть - 2



Идём дальше. Третье предложение составлено следующим
образом:
«Величайшее благо состоит в любви к тому и в общении с
тем, кто наиболее вызывает любовь, в богообщении».
Конечно, отрицать любовь к Богу, как благо, невозможно.
Но другое дело показать, что такая любовь возможна и
может существовать, независимо ни от чего земного и
более того проявляться в контактном общении.
Любовь человека настолько глубокое и много означающее
понятие, что дать ей конкретное и исчерпывающее опреде-
ление, весьма непросто. Но вместе с тем любовь человека
всегда приложима к реальности чего-либо земного. Никаких
объяснений здесь не требуется.
Отсюда показать и объяснить любовь к Богу, без этого приложения,
невозможно. В лучшем случае это будет некое
внутреннее психическое состояние, висящее в пустоте нереального,
которое, скорее всего можно назвать застыв-
шим желанием или волей холодного ума. Человек без горя-
чего сердца любить не может. Отсюда и любовь к Богу
может быть проявлена через реальность земного человечес-
кого тепла, которое, прежде всего, осуществляется через
любовь к людям.
Если такая способность человека заложена Богом и автор
имел, ввиду, именно её, тогда с ним можно согласиться.
Но если он считает, что Бог одаривает человека такой
способностью ради любви к Самому Себе, тогда, он опус-
кает нравственный идеал Творца, как говорят, ниже плинту-
са. Но самое страшное, что с такой логикой о любви
исчезает её главная основа – это свобода.
Вывод по смысловому значению этой части предложения,
явно напрашивается на акцент религиозного подобострастия,
что мало отличается от слюнтяйства.
Если же задаться вопросом, не чужда ли любовь к Творцу
в философии деизма, то ответ будет довольно прост.
Деизм, прежде всего, призывает сознание и душу человека
к благодарности Творцу за наше существование и мир, который
Он нам дал. И уже конечно не отрицает любви
человека к другим людям, что как было показано ранее и
является возможностью любить Бога.
………………………………………………
Здесь будет несколько сложнее показать несостоятельность
религиозной позиции о богообщении.
Дело в том, что христианское представление о богообщении
основано исключительно на текстах Священного Писания.
Это есть вера и именно по причине этой веры, в сознании
и психике человека рождается ощущение прямого и непос-
редственного контакта с Богом.
Это духовное состояние переживается очень глубоко и пси-
хика спровоцированная и лоббированная страстным волевым
желанием к этому контакту, получает уже физические ощу-
щения его реальности. Подтверждением такой связи являют-
ся стигматы – язвы, похожие на раны от распятия, у христи-
ан находящихся в состоянии молитвенной экзальтации.
Это не патология разума и не галлюцинации – это мощная
работа сознания направленная на себя и достигающая
кульминации желаемого. Круг здесь замыкается на том, что
воздействие результата воспринимается, как неопровержимое
доказательство богообщения. В этой замкнутости и состоит
ошибка и самообман человеческого сознания в убеждённос-
ти молитвенной встречи с Богом.
Он считает, что усилие его желания вполне достаточно,
чтобы преодолеть эту бесконечность между собой и Твор-
цом. И уже тем более, не задумывается или не знает, что
трансцендентный разрыв между ним и Творцом определяет
абсолютную несопоставимость и несовместимость для пря-
мого контакта и общения.
Надо сказать, что с учётом наших человеческих возможнос-
тей, как физических, так и духовных, иного варианта импе-
рии контакта, кроме как внутренней психической иллюзии,
выстроить невозможно.
Уверенность любых переживаний, восприятия, встречи с
Богом, будь то видимый образ или слышимый голос или
внушение к действию и поступку, в человеке жёстко зацик-
лено на самом себе, на внутреннем самосознании и не
может иметь выхода вовне.
Тем более не может иметь связи с трансцендентно Сущим.
Это разделение, как сущностно - творная необходимость
установлено Сами Творцом и человек не в силах его преодолеть.
Более подробно, можно объяснить примерно так:
Если Богвоплощение определить, как опровержение условию
несовместимости, человека с Богом, тогда по религиозному
канону нужно признать, что ни Бог воплотился в человека,
а человек воплотил в себе Бога.
И ни какой разницы между абсолютностью Творца и огра-
ниченностью твари не существует.
Но это логически разные начала. Здесь воля и желание
человека не может быть доминирующей и первичной на
столько, чтобы она смогла преодолеть трансцендентность
разрыва и вынудить Ипостась Бога Сына последовать жела-
нию людей. А ведь такое желание и ожидание Мессии у
ветхозаветных людей, существовало веками.
Во-вторых, Боговоплощение являет в себе довременную
идею Творца и имеет онтологически Вселенское значение.
Что исключает это событие из причины нарушения раздела
между Творцом и сотворённым миром. При этом исполне-
ние идеи Боговоплощения и Искупления, как переход её в
исторически - временное событие указывает на то, что оно
было не случайно и не ситуативно, но имело статус предвечности.
Так, как случайность или ситуативность тако-
го события исключала бы участие в нём Бога.

Здесь вполне уместно привести выдержку из статьи по те-
ме : (Деизм) «Моделировать без ошибок», где мысль о невоз-
можности взаимного контакта человека с Божеством обос-
тряется ещё сильнее.

«Если у мира есть главная и центральная идея, то она не
может касаться только людей или их нравов. Вряд ли она
даже формулируема для нашего сознания и языка.
Будем претендовать на некое приближение. Она обязана
проявляться в каждом кванте мироздания. Ни явления, ни
процесса не может протекать без гармонии с ней.
Противоречить ей можно разве что субъективно, виртуально,
в мыслях, не обладающих критической массой верных
моделей».
Комментарий возможен примерно такой:
Конечно, идея бытия – от Творца, поэтому мир не может
быть Самим Творцом.
Однако если, хотя бы, как-то, говорить о восприятии Бога,
(т. е. богообщении) то, скорее всего, молитвенное состояние
человека, его стремление к Богу, есть процесс присущий
этой идее, т. к. она конституируется, как главная и цент-
ральная.
Но ограниченный разум человека, будучи субъективным,
не имеет основания и силы выйти за её пределы. То есть,
через саму идею, в своём стремлении к восприятию
Бога, преодолеть трансцендентный разрыв и выйти на
прямой контакт с Творцом.

Далее, в связи со всем, что было сказано, возникает необхо-
димость показать, что доктрина деизма вопросу богообще-
ния, как и христианство, уделяет тоже особое место.
При этом оно является одним из основных его положений.

Богообщение в деизме, это не чудо, оно не требует личност-
ного ответа человеку, который обратил свои мысли к
Творцу. Не отягощает его сознание неуверенностью и сом-
нением, что он может быть не услышан или не замечен.
Деизм не обещает никаких чудесных видений и голосов с
неба.
Это объясняется тем, что устремление к Богу, человек реали-
зует через разумное познание природы и общества в кото-
ром живёт. И когда он свои вопросы обращает к какой-либо
природной тайне или проблеме в отношениях с людьми, в том
числе и духовно - нравственного плана, а затем усилием ума
получает ответ, – тогда этот ответ он и воспринимает,
как богообщение.
Тем более если этот ответ несёт людям благо. Ничем иным его
воспринимать и понимать невозможно.
……………………………………………………..
И так, идём далее.
Четвёртым выпадом на деизм, в своём определении, доктор
богословия С. Глаголев делает с расчётом на «сиротство».
Он пишет: «Деизм удаляет человека от Бога, отнимает созда-
ние от Создателя, сына лишает Отца».
Надо сказать, что подобное утверждение пронизано гигант-
ской смысловой ошибкой идеологии теистического толка.
Здесь без сомнения можно констатировать, что подобная
основа религиозного мышления существует в большинстве
мировых конфессий.
Суть этой ошибки состоит в том, что помимо философского
признания Творца, как существо личностное, в религиозное
сознание добавляется ещё, Его восприятие, как Небесного
Отца.
Большинство верующих людей ни на секунду не задумыва-
ются, какое логически абсурдное понимание они вкладыва-
ют в своё отношение к Божеству.
С незапамятных времён, человечество пытается своё эго
поставить рядом с Богом. Свои проблемы нагрузить на
Него. С Ним разделить своё значение в мире. И эта «тяга
одеяла на себя» в высшей степени извращает весь строй
понятий и отношений к Творцу.
Поднимая себя и своё значение, приближая себя к Богу
вплоть до того, что утверждают свою святость и святость
своих останков и даже своё физическое единство с Ним,
люди делают не просто ошибку, они уродуют ту ранговую
гармонию мира, которая установлена Самим Творцом изначально.
Квалифицировать всё это можно только, как гордыню
духовного преступления, в котором человечество поднимая
себя, опускает Бога.
Из действительно прекрасного, Божественного творения неба,
религиозное сознание сделало какой-то «главк» или «минис-
терство» по надзору и управлению за проблемами людей.
И как начальника над неисчислимым количеством небесной
бюрократии посадило туда Бога.
Это настолько фотографичная копирка устройства человечес-
кого общества, в его самом наивном, мелком и слюнтяйски
уродливомпредставлении, над бытийной и над вселенской
Силой Божественного Разума, настолько глупое и сказочно -
- фантасмагорическое представление о мире, что по своей
сути, является явно паталогическим извращением ума.
И люди, продолжая в этом упорствовать, уродуют всю свою
историю до наших дней.
Безусловно, ко всему, что есть в мире и на земле причас-
тен Творец. Но опускать Его сущностный статус до Отца,
очеловечивая во всех психологических смыслах – является
махровой религиозной спекуляцией для манипулирования
сознанием людей.
Мы представляем разумную и духовную, но всё же часть
природы,которая создана в процессе развития бытийно -
- вселенского становления по воле и программе Творца.
И всё же, мы не знаем, и знать не можем, насколько наша
исчезающе малая величина во Вселенной, является значимой.
Есть ли ещё какие-либо формы жизни и формы разума?
Поэтому мы не в праве, конституировать Причину бытия в
некое подобие, психологически близкого нашему сознанию,
понятия отцовства.
Отсюда нет основания, утверждать, что деизм удаляет чело-
века от Бога Отца.
Если следовать религиозной логике существования
Отца Небесного,то никакое философское учение и даже христи-
анское понятие сатанизма, у этого Отца его детей не отни-
мет и не удалит от него. Он так и будет, мучиться со свои-
ми отпрысками вплоть до распятия Своего Сына на кресте,
но никуда и никому их не отдаст.
Вывод можно сделать один.
Деизм не отнимает у человека понимание Небесного Отца.
Деизм раскрывает человеку глаза на то, как нужно выстраи-
вать возможные вероятности этих пониманий.
Более того, деизм является полностью веротерпимой фило-
софией. Защищая свои позиции, деисты не считают себя
в праве, кому-либо их навязывать.
…………………………………………………..
И наконец, последнее из предложений.
В нём, доктор богословия, С. Глаголев открывает нам «страш-
ную правду» о «страшном» деизме, который отнимает у лю-
дей ещё и молитву, а вместо истинной веры предлагает
самоизмышлённую религию.
Звучит это так:
«Не молись Богу, не проси Его, говорит деизм; но молить-
ся можно только Богу, и только молитва и данная свыше, а
не самоизмышлённая религия могут дать истинное успокое-
ние и усладу страждущему сердцу».
Разберёмся в этом словоблудном комке клеветы и оговора
поэтапно.Возьмём измышление первое:
«Не молись Богу, не проси Его, говорит деизм».
Прежде всего необходимо сказать, что с того времени когда
основатель деизма лорд Герберд Чербери обосновал свою
философию и объяснил принципы её отношения к Творцу,
ни им, ни его последователями никогда не утверждалось,
что желание человека обратиться к Богу ненужно и беспо-
лезно.

Доктрина деизма в своём развитии, обосновала логическое
понятие «Тройник противоречий», который действительно
показывает, что из трёх, основных, принятых в христиан-
стве стилистических форм молитвы, одна из них, как про-
сительная, не имеет смысловой логики.
Это объясняется тем, что при её положительном исходе,
Богу по просьбе молящегося необходимо отменить Свой
прежний, уже вошедший в жизнь Промысл. А это ни более
и ни менее того означает, что Ему нужно сломать и пере-
строить неисчислимую связь событий детерминантно скреп-
лённых с поступками и действиями других людей, которые
были связаны с просящим. И совершенно не исключено,
что в током условии могут быть завязаны события рождения
и смерти.
Но это нарушит и весь временной ряд, хода истории собы-
тий, уходящий в некую неопределённость и скорее всего
выстроит бессмысленный и беспорядочный хаос.
Во-вторых, при выполнении Богом просимого, нарушается
принцип свободной воли человека и его ответственность за
неё. При этом ставится под сомнение сам Промысл Бога
или, как его называют в народе – судьбы.
Что касается двух остальных форм молитв, прославления и
покаяния, то к ним идеология деизма никаких несогласий
не выстраивает.
Отношение человека в богомыслии с наполнением прослав-
ляющем Творца или действенное переживание совести вызы-
вающее покаяние в преступном или неблаговидном поступке,
разве нельзя назвать молитвой? При том, что его сознание
связывает и сравнивает эти переживания с Божественным
идеалом добра, блага и любви. Но именно переживания, а
не бездумные, выученные наизусть и попугайски озвученные
молитвенные причитания.
Обращение к Богу не может быть без слов так, как без
слов мышление невозможно, но эти слова совсем необяза-
тельно должны звучать вслух и иметь свидетелей.

Вот пример прославления Бога в соответствии с основными
принципами мировоззрения деизма:

«Творец наш …»

Творец наш! Слово о Тебе,
восторг являет в мыслях.
Мы видим в них, Твой Свет
и Жизнь, всю Красоту и Благо.
Через добро и зло – к Тебе,
идём в свободной воле.
Любовь, надежду, дал Ты мне,
и в вере выбор доли.
И пусть не зная сил её,
надежду, не теряя,
мы познаём, что есть Твоё
и радостью внимая.
Во всём стремление к Себе,
Ты дал предвечно миру.
Мы разум наш ведём к Тебе,
в душе слагая лиру.

В следующей части последнего предложения читаем:
«Но молиться можно только Богу и только молитвой дан-
ной свыше».
Это совсем пустое утверждение так, как в истории челове-
чества, кому и чему только люди не обращались с молит-
вой. Это были родовые тотемы, фетиши, идолы, духи при-
родных явлений, боги Олимпа, фараоны, Солнце которому
в Америке молились инки; многие народы Африки и Восто-
ка поклонялись и молились даже мужскому фаллосу.
И конечно пришло время, когда стали молиться уже персо
нажам книжных религий, из Священных Писаний.
Однако в анализе этих слов, есть одна мощная правда. Ведь
действительно, кому бы и чему бы люди ни молились, они
убеждены, что молятся Богу и эта уверенность в них,
крепка до смерти.
Но насколько оправдана эта череда представлений у людей
о Божестве? Как это можно объяснить и оправдать примени-
тельно к понятиям христианских истин? Может Промыслом
Бога? И не исключена ли вероятность того, что Господь и
сегодня, каким - то образом, скорректирует представление
человечества о Себе?
Так что категоричное утверждение правильности христиан-
ской молитвы, весьма относительно, что и вытекает из
логики его учения о постоянном и непрерывном участии
Бога в истории мира.
К теме о молитве в деизме, можно добавить, что во всех
его постулатах и принципах, эта философия не отрицает
понятия и представления Творца, как личности. Поэтому
людям с таким мировоззрением, психологически не столь
сложно направлять своё мышление в Его сторону.
Вариантов к этому столько же сколько и людей. Здесь всё
индивидуально и интимно.
Но вопросы изучения и развития школы деизма, осуществля-
ются уже в форме широкой дискуссии её сторонников и в
изданиях личных публикаций. Так что в этом религиозно-
-философском учении, человек одиноким не остаётся.

И последнее с чем нужно разобраться в проводимом анали-
зе, это слова автора о «самоизмышлённой религии».
Конечно, упрёк серьёзный и вопрос непростой. Но здесь
есть, что ответить и тоже не без основания, задать вопрос.
Невозможно возразить тому, что любая религия и любая
философия имеют идею, а идея имеет автора.
Разница лишь в том, что идея религии декларируется, как
Откровение, а идея философской парадигмы преподноситься,
как система логических объяснений. Принципиального разли-
чия в методе восприятия людьми предлагаемой идеи, кроме
как усвоение её сознанием, не существует. Её фильтрация
через сознание есть необходимая потребность человеческого
разума и она не зависит от происхождения идеи.
Если мы говорим об Откровении, то необходимо понимать,
что оно проходит через «сито» умов человеческих и доволь-
но большой период времени, пока становится религией.
Во всё это время, Откровение обрастает большим количест-
вом его последователей и адептов. Что собственно и произо-
шло с христианством.
Основа Благовеста насколько Божественна, настолько же и
проста – это любовь. Однако, чтобы призыв сделать мощной
мировой религией, а не маленькой сектой скрывающей себя
даже от народа, нужно было написать гигантское количест-
во книг, вести беспрерывную проповедь и миссионерскую
деятельность, создать свою систему мировоззрения и систе-
му религиозной психологии.
И весь этот беспредельный объём работы человеческого ума,
был сложен из усилий, хотя и многих, но всё же отдельных
личностей. Каждый апологет идеи всеобщей любви добавлял
свои измышления ради её развития и закрепления.
Если взять, как пример, этих самоизмышлений от ап. Павла,
то их количество невозможно сравнить даже с тем, что
смог сказать Сам Христос. А ведь говорил и писал не толь-
ко Павел, но и многие другие. На поверку получается, что
этот коллективный штурм мозгов, способом самоизмыления,
в результате и превратил идею Откровения о любви в рели-
гию христианства.
Так, что утверждение доктора богословия С. Глаголева о
деизме, как самоизмышлённой религии, во многом схоже с
развитием христианства. Импульс этой религии исходил от
Христа, а внедрили её в умы людей, Его последователи.
Напротив, если говорить о происхождении деизма, то его
возникновение невозможно считать исключительно авторским
самоизмышлением, например, как философию Канта или
Гегеля, да и многих других.
Становление истории этой философии вбирает в себя доволь-
но много имён мыслителей в период с 17 по 20 век. Хотя
направленность философского мышления в сторону идей
деизма проявлялась ещё у древних греков.
Безусловно, оспаривать то, что деизм отвергает большинство
основных положений догматики христианства, невозможно.
Однако в его парадигму, в определённой логике, вполне
встраивается вероятность Боговоплощнния, а это есть основа
христианства. Что по тексту замечалось ранее.
Отсюда философия деизма с учётом её нравственных пози-
ций не так уж чужда христианству, при условии если из
христианства убрать чепуху чудес и непоследовательных алогизмов.
Но вот в чём деизм и христианство невозможно
поставить рядом, так это в исторической ответственности и
влиянии на ход истории.
Получив от Бога Благовест и Заповедь о любви, христиане
смогли распространить эту идею по всему миру, но они не
смогли вложить её в сердца людей. Мир со времён Христа
так и остался разобщённым и ожесточился ещё более.
Это нисколько не придуманный факт – это реальность наших дней.
Безусловно, христианство в своём историческом наполнении,
имеет сильнейший фактор, своего значения, в становлении
и сохранении государственности народов не только Европы,
но и за её пределами. Но этот фактор, прежде всего, не
сочетается с самой сущностью идеи Благовеста о любви.
Теоретизировать в проповеди или в богословских трактатах,
это далеко не жертвовать собой, ради любви к ближнему.
Смирять гордыню церковной власти, это не развязывать
крестовые войны и преследования инквизиции.
Проще говоря, христиане, Божие дело начали не по теме и
не с того конца. При этом нельзя существовать, кичась
только прошлыми достижениями, открещиваясь от ошибок
настоящего времени.
Потому ставить христианство с надменным превосходством,
как религию Откровения, против философского мировоззре-
ния деизма, опуская его до ничего не значащей самоизмыш-
лённой религии, по меньшей мере, неоправданно и глупо.

Деизм воспринимает Благовест о любви не как подсказку
людям через Откровение, а как заложенную Богом в разум
человека, задачу поиска этой любви. И призывает к её
решению.
Как говорил Герберт Чербери: «Если все наши способности
помрачены грехопадением, то на каком основании мы изъем-
лем веру из этого помрачения; на каком основании голос
её правдивее, чем голос рассудка или чувства!
А если способности наши, по природе ли своей или благо-
даря Искуплению, надёжны, то почему же отказывать в
вере разуму, почему отрицать его авторитет?»
______________________________











­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 22.06.2022г. Владимир Вмир
Свидетельство о публикации: izba-2022-3334236

Рубрика произведения: Проза -> Статья










1