Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мастер дела не боится


Мастер дела не боится
     От тихого январского рассвета не осталось и воспоминаний. Юнкерсы с душераздирающим воем и мощным рёвом пропеллеров вились над головами, осыпая линию транспортных колонн десятого танкового корпуса, бомбами и пулемётными очередями. Неожиданный налёт авиации фашистов оказался очень некстати. Вышло так, что танки зашли в подготовленный для них немцами капкан. Приказ руководства был предельно ясен – выйти к городу Браунсберг и приготовится к атаке. Но вышло, как в пословице: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги».
Немцы взорвали два моста через реку и корпус оказался в ловушке. По всему чувствовалось, что неприятности для танкистов только начинаются. В штабе корпуса царило полное смятение. Командиры пытались наладить хоть какую-то оборону. Единственное, что приходило на ум, это то, что зенитчики не действовали.
Начштаба корпуса полковник Лавриненко надрывно орал в трубку:
– Почему не отражаете удары вражеской авиации? Под трибунал захотели. Что там у вас творится?
На том конце линии звучал испуганный голос телефониста:
– Товарищ полковник, майор Рожков в войсках. Они там пытаются развернуть орудия. Получили сильный удар. Зенитки разбиты.
– Найди мне майора, срочно. Что там у вас?
– Не знаю точно. - лепетал перепуганный старшина Сёмин.
– К нам пять минут назад прибежал капитан Морозов, сообщил, что налёт повредил орудия и грузовики со снарядами.
– Давай, старшина, срочно мне Рожкова. Срочно!
Ефрейтор Комаров Сергей Дмитриевич гнал свою подводу, запряжённую парой крепких коней по обочинам между танков, пушек и автомобилей. За ним следом грохотали ещё две таких же телеги. Груз был очень важный. Ящики со снарядами к зенитным орудиям. Бойцы зенитчики собрали то, что у них осталось от детонационного взрыва и как могли, отстреливались по кружащим над войсками юнкерсам. А сапёры 114-ого отдельного сапёрного батальона в срочном порядке загрузили три подводы и кинулись к ним на помощь. Над корпусом реально нависла опасность полного разгрома. Юнкерсы, появившиеся крайне неожиданно, действовали почти безнаказанно. Наши самолёты на этот момент могли помочь не раньше чем через час. А этот час мог оказаться для танкистов роковым. Хитрый ход немцев и их удачный удар по рассредоточенным зенитчикам почти предрешил исход этого боя. И лишь героическая стрельба двух орудий пока ещё отвлекала авиацию противника на себя. Хотя досталось уже и танкистам. Сергей Дмитриевич уверенно гнал своих коней, понимая важность поставленной задачи. Но и пилоты юнкерсов тоже понимали, что лежит на этих подводах и охотились именно за ними. Боевые заходы самолётов и мощные взрывы бомб то и дело заставляли повозки круто маневрировать. Вот Митрич резко натянул поводья и кони с тяжёлой повозкой остановились. Задние повозки почти упёрлись в него. Тут же метров за двадцать перед ними взорвался очередной снаряд. Лётчик рассчитал точно, но он не предвидел, что имеет дело с мастером подобных схваток, Митричем. Старый солдат знал все повадки немецких воздушных волков и руководил конным поездом мастерски, предохраняя его от преждевременного разгрома. А это означало, что сапёры сделают своё дело. Всю войну Сергей Дмитриевич в сапёрном батальоне. Как он сам себя называл: «Я бывалый подводник». Уже полных три года он рулит на своей конной подводе и всё время на передовой. Десяток лошадей война убила в его упряжках, а вот его самого миловала. По сей день он не имел ни единого ранения, за исключением незначительных контузий и разного рода царапин, которые на фронте за ранения не считались. И ещё он был высококлассным сапожником, одно слово мастер. В его сапогах щеголяли и командующий корпусом, и всё их высшее руководство, и ещё кое-кто из ближайших соратников всего этого руководства. В общем, своими сапожными заслугами ефрейтор Комаров был весьма знаменит не только в своём танковом корпусе.
– Митрич, сапоги нужны.
– Нужны, сделаем. Мастер дела не боится. - Отвечал он по обыкновению.
       Все знают истину, что Великую Отечественную Войну выиграли сапожники и это не шутка. Раньше солдат обували в ботинки и это было крайне неудобно. А теперь придумали «кирзачи». Это оказалось весьма удачное изобретение. Солдат не нарадовался своей обувке. До трёх суток в кирзачах и портянках ноги солдата могли оставаться сухими даже в грязи, и только после этого срока их нужно было просушить и смазать. Так ведь и ремонт сапог был проще пареной репы. Гвозди да нитки... чем Митрич и занимался в своём сапёрном батальоне, имея для этого все причиндалы. Вышло так, что ботинки сапогам в подмётки не годились. А обутый солдат и воюет по-другому. Однако сегодня ему было не до сапог, задача перед ними стояла весьма важная. Удачно укрываясь под кронами деревьев, маневрируя между различной техникой, съезжая на берег реки, он уверенно вёл караван к намеченной цели.
Кобыла на следующей подводе неудачно шарахнулась от очередного взрыва и сильно оступилась. Ногу она не сломала, но тянуть дальше груз уже не могла. Перегружаться под прицелами самолётов, это смерть.
– Распрягай! Быстро! Вяжи оглобли к моей телеге. Сашка, объезжай меня и гони вперёд не останавливайся. Пошёл.
Сам Сергей Дмитриевич с двумя подводами прибыл на место следом. К тому времени снаряды с Сашкиной подводы дали возможность зенитчикам развернуться по полной и самолёты врага посыпались с небес словно сухие листья во время ветра. В общем, ситуацию удалось временно спасти.
Зенитчик, Капитан Морозов, лично подошёл к сапёрам и каждому из них пожал руку.
У командующего корпусом кипела работа:
– Разведка.
– Есть товарищ генерал.
– Смотри сюда. Видишь, мостов больше нет. Нам вперёд не пройти. Позади нас на расстояние сорока километров мостов тоже нет. Да если бы и были... Пойди мы к ним их тут же разбомбят. Срочно дай мне брод – брод в три потока! Главное нам успеть укрыться от юнкерсов, пока наша авиация появится.
– Есть искать брод. Сколько времени у нас на поиски, товарищ генерал.
– А вот времени у нас нет, майор. Если они подтянут артиллерию в какое-нибудь укромное местечко и врежут по нам из всех стволов, беда. Срочно Сергей Васильевич. Срочно!
– Есть срочно. Если бы на лошадях... мы бы побыстрее управились.
– Разрешаю, берите лошадей.
Майор Быстров не вышел из кабинета командира, а вылетел из него соответственно своей фамилии. До 114 батальона сапёров он домчался в пять минут и запыхавшись выпалил своему коллеге комбату сапёров.
– Маха, давай коней под седлом. Срочный приказ.
– Ефрейтор Комаров, ко мне. Слушай Митрич. Смежникам кони наши понадобились, сооруди восьмёрку и к разведке подгони.
– Я сам с ними поеду, тут рядом. - Разведчик заговорил с Михаилом.
– Слушай Михаил, может, дашь мне ещё двух твоих. Мы разведку осуществим, а они коней назад приведут.
– Миртич, седлай ещё двух. Тебе и Сашке. С майором поедите.
Сергей Дмитриевич попал в группу Ахметова, по прозвищу Ахмет. Очень опытный разведчик и с лошадьми умел управляться, это особо порадовало Митрича.
Когда он от разведчиков узнал, что предстоит разведать брод, попросил их прихватить длинную верёвку и пустое ведро.
– Это ещё зачем.
Спросил его Ахметов.
– Там на месте узнаешь. Иначе много времени потратим на поиски подходящего места.
– Хитёр, ты... сапёр. Но уж ладно, вот тебе и ведро и верёвка, сам вози. Но не греми ими.
– Это ты своим языком больше гремишь, а я дело говорю.
По прибытии к месту Ахметов распорядился начать измерение глубины реки. Двое разведчиков начали раздеваться, снимая сапоги.
– Ахмет, ты что, пацанов в воду погонишь? А если брода не получится, как они дальше поедут мокрые. Ведь январь, это не август, хоть Германия и не Сибирь.
– А ты что предлагаешь, глубину измерить на взгляд?
– Конечно на взгляд, а как же ещё. Давай сюда вон те ветки.
Солдатики подтащили к Митричу две длинные ветки, валявшиеся на берегу реки. Как у волшебника у сапёра в руках тут же появился маленький топорик, который он вынул из-за голенища классных сапог. Затесав жерди, он повязал на них через каждый метр бечёвку
– Вот тебе и глубиномер.
Проговорил он, обращаясь к разведчику.
– Ох, и хитёр... сапёр.
Словно копья бросили колы в течение реки и убедились, что глубина в этом месте совсем не подходящая, более трёх метров и танкам не пройти.
– Давай искать место вдвое шире этого, там будет глубина подходящая.
Проговорил Митрич и ловко вскочил на своего коня.
Почти рядом, за лёгкой излучиной река разлилась более широко. Однако противоположный берег оказался слишком крутым. Но пройдя вниз по течению ещё немного, всё оказалось куда выгоднее.
Правда, разведчику не понравился слишком обрывистый берег с их стороны. Он вновь возразил Митричу,
– Куда они здесь пройдут? Клюнут носом и... опрокинутся.
– Не опрокинутся. Перед первым танком рванём заряд пару килограммов, а остальные притопчут так, что спуск сам сгладится. Теперь давай верёвку и ведро.
– Зачем тебе это сейчас?
Возмутился разведчик, предполагая, что даром будет потеряно время.
– Зачем, зачем, а кто тебе скажет, что на дне у этого брода? А если там ила больше метра, утопим технику и погорим, как швед под Полтавой. Голову-то с тебя снимут.
Сергей Дмитриевич бросил камень в ведро, привязал к нему верёвку и зашвырнул эту конструкцию на середину течения. Подтянув всё это к своему берегу, разведчики убедились, что дно реки в этом месте каменистое и для переправы годится как нельзя лучше. Но осталось ещё одно важное дело. Нужно было убедиться, что противоположный берег может быть преодолён танками. А вдруг там ил либо поросль донная, в которой увязнут гусеницы. В общем, тут без босых ног уже не обойтись. В это время с противоположного берега их заметили и открыли миномётный огонь. Двое разведчиков сразу были ранены. Остались Ахметов с молодым парнем и сам Комаров. Митрич, взял дело в свои руки. Снял брюки и гимнастёрку, вновь надев сапоги.
– Митрич, Сапоги сними, лишишься обуви.
Проговорил Ахмет.
– Это мои сапоги, я сам знаю, что в них можно, чего нельзя. Река широка, босиком не пройти, ноги сведёт от холода. А в мои сапоги вода не проникает, я их с умом делал. Вот только голенища перетяну и всё.
     В январе 1945 года Комаров Сергей Дмитриевич трижды форсировал зимнюю реку и поставил надёжную разметку входа и выхода техники из реки.
Через час танки форсировали её, выйдя из под вражеского удара. За этот подвиг он был награждён орденом Красной звезды, который ему вручал лично командующий гвардейским танковым корпусом. В наградном листе говорится: На подступах к ст. Грудуск ефрейтор Комаров получил задачу разведать переправу через реку Безымянная. Выдвинувшись вперед боевых порядков танков Комаров под огнем противника разведал место переправы и своевременно донёс данные разведки, что дало возможность своевременно переправить танки 178 танковой бригады через водный рубеж. При этом Комаров действовал смело и ответственно, за что достоин награждения орденом "Славы Ш степени" 05.02.1945 г. Но по совокупности геройских действий Митрича в этот экстремальный день в итоге наградили Орденом Красной звезды, а это был второй по значимости орден Великой отечественной войны. Здесь учли и разведанный брод, и своевременный подвоз снарядов тремя часами раньше.
     Войну выиграли сапожники, это точно! «Всем известно, что обувь на войне - третий пункт по важности после боеприпасов и продуктов. Даже, пожалуй, второй. Без еды человек может обойтись несколько дней, без обувки - нет. Если ступня изранена, теряешь возможность быстро реагировать на изменяющиеся обстоятельства. Перебегать, вскакивать, падать. И шансы выжить в бою катастрофически уменьшаются». Сайт Бессмертный полк России - ГЕРОИ НЕГРОМКИХ ПРОФЕССИЙ. Сапожник. Опубликовано 20.03.2020 г.
А Комаров Сергей Дмитриевич один из мастеров-сапожников, который выиграл эту войну ещё и своим мастерским подходом во всём с чем сталкивался в бою. Мастер дела не боится!
­






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 25
© 22.06.2022г. Кольцов
Свидетельство о публикации: izba-2022-3333813

Метки: Сапожник Великая Отечественная, переправа, танковый корпус,
Рубрика произведения: Проза -> Быль


Татьяна Чеглакова       27.06.2022   15:49:20
Отзыв:   положительный
Призовое место в конкурсе. Рассказ "Мастер дела не боится " - о жизни русского солдата на войне.
Главный герой рассказа - ефрейтор Комаров Сергей Дмитриевич. Сапёр. Умелый, смекалистый, мастер на все руки. Уже три года воюет Митрич и ни одного ранения не получил. Сапожных дел мастер, он был известный человек на фронте, и не только танковый корпус щеголял в его сапогах.
Автор показывает, как Митрич в трудную минуту, когда танковый корпус попал в немецкую ловушку, приложил все усилия, смекалку, для того чтобы спасти своих товарищей и боевую технику. Он на подводах привёз снаряды для пушек, обманув ловким манёвром немецкого лётчика, нашёл брод через реку, определил глубину реки, обозначил вход и выход танков при её форсировании. И не замочил ног в январской воде, потому что и сапоги с умом делал. И инструмент нужный всегда у него за голенищем.
- Хитёр сапёр, - определили сослуживцы.
За спасение танкового корпуса заслуженно наградили умельца орденом.
Народ любит своих солдат, умельцев, героев, победителей, выигравших не одну войну своим мастерским подходом ко всяким военным ситуациям.
И всегда будет ими гордиться, пока стоит Русская земля.
Спасибо, Анатолий Николаевич, за Ваш прекрасный рассказ о русском солдате.
С уважением, Татьяна.


Кольцов       27.06.2022   16:13:19

Низкий поклон, Татьяна. Мне особенно дорог этот рассказ. Он о моём деде. В нём всё правда от начала до конца.
Татьяна Чеглакова       28.06.2022   13:16:21

Душой написано, с любовью и гордостью.










1