Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Особый заказ Кузьмича




В тот день погода была серая и какая-то неуклюжая. Хотя на дворе был июнь, но она как-то не заладилась. С утра моросил дождь, но временами переставал, как бы размышляя, мочить дальше или нет? Еще и ветер навевал уныние. А ветки березы, сговорившись с ветром, шлепали по крыше и окнам, угрожая: «Лучше не выходи». И правда, выходить во двор не хотелось. И даже в теплой избе, поглядывая в окно на такую погоду, хотелось поежиться.
К вечеру ничего не изменилось.
Уже совсем поздно в дверь к Понамареву Леониду Кузьмичу постучали. За дверью произнесли молитву:
— Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас.
Не дождавшись никакого ответа, дверь отворилась, и в избу вошел батюшка, настоятель местного сельского храма отец Михаил.
А Кузьмич и не слышал стука в дверь. Он в это время на кухне варил олифу из льняного масла, гремел посудой и размышлял о планете Марс, о которой только что читал в газете. Поэтому сейчас он извинительно заохал и заахал, приглашая гостя войти, задвигал резным стулом и покосился на чайник, желая сообразить чайку для действительно дорогого для него гостя. Отца Михаила Кузьмич уважал.
Отец Михаил перекрестился на стоящую на столе ростовую икону Серафима Саровского и присел.
— Извини, Леонид Кузьмич, поздно к тебе. Целый день туда-сюда, вот только время и выпало, – начал батюшка.
Вид у него был немного торжественный, а глаза хитровато поблескивали. Было видно, что он готовился выложить приятную новость. Чувствуя это, Кузьмич немного напрягся и принял позу внимания.
— Сделали мне в городе эскизы на иконостас. Вот такая радость. Ну что Леонид, возьмешься его резать? – выпалил гость.
Неслучайно отец Михаил обратился к Леониду Кузьмичу. На деревне он был первым мастером по деревяшкам. Да не только в деревне: его наличники, столы, стулья, комоды, сундуки, рамки для зеркал и прочая разная резьба ценились и расходились на ура по всему району. Многие удивлялись его мастерству. Порой простые вещи, покрытые его резьбой, не просто радовали глаз, но и притягивали неведомо какой магией. В руках эти предметы держать было приятно и не хотелось с ними расставаться. Их вертели, гладили и даже прикладывали к щеке, желая ощутить тепло дерева. От них веяло уютной теплотой, а на вид вроде ничего необычного. Все деревянные поломки в деревне несли, конечно же, к нему, к Кузьмичу.
Неудивительно, что к нему за помощью обратился и местный священник. Но не только поэтому. Кузьмич был активным прихожанином местной церкви. Или нет, вернее сказать, истинно верующим прихожанином, что намного важнее. И жизнь свою он все-таки как-то старался построить по-Божьему. Поэтому был уважаем на селе не только как мастер, но и как просто хороший человек. Правда, в противовес церкви, работа с теми же деревяшками занимала немало времени, плюс огород, плюс корова, плюс супруга – Светлана Михайловна – тоже требовала внимания.
Предложение отца Михаила взволновало Кузьмича. Хотя все и так давно шло к этому с того момента, когда сход местной деревни решил начать восстанавливать разрушенную церковь. А потом из епархии прислали священника, отца Михаила, молодого и очень активного. И началось движение по восстановлению храма. Было ясно, что работы по дереву в храме никто лучше Леонида Кузьмича не сделает. Поэтому вопрос о его участии в изготовлении иконостаса был ясен, только ныне он обрел официальную часть.
Чтобы скрыть волнение в руках, Кузьмич делал лишние движения: разливал чай, двигал стулья, брал и прибирал разные предметы будто бы по необходимости. Отец Михаил говорил что-то о финансовой стороне вопроса. Кузьмич на все размышления батюшки утвердительно кивал, но, по сути, не слушая его: финансовая сторона дела его не интересовала. Он готов был на все условия, и батюшка еще не знал, что иконостас Кузьмич будет делать бесплатно, ну разве что-то потребуется на расходные материалы. Слава Богу, и огород имеется, и корова доится, да все есть, что еще надо?
Когда отец Михаил ушел, Кузьмич заглянул в окно. Ему показалось, что в облаках просветлело, и погода вроде начала меняться к лучшему. Но погода оставалась такой же ненастной.
С утра следующего дня он провел полдня в храме. Он стоял, ходил, что-то прикидывал, ни с кем не общаясь. Потом три часа просто стоял перед иконами, что-то бормоча. Никто не смел тревожить разговорами мастера. Зная его, народ понимал – настраивается.
Весь вечер и следующий день он провел в мастерской, что была построена на огородных задворках. Он тщательно убирался в мастерской, протирал, выбирал и подбирал нужные инструменты, которые потребуются для работы, подтачивал и шлифовал стамески до зеркального блеска, чтобы они гуляли по дереву как по маслу.
К обеду ему привезли сухие липовые доски и чураки для заказа. Он их гладил, нюхал, нежно проводил шероховатой рукой по поверхности, пытаясь почувствовать качество материала, а потом трепетно, как малых детей, перетаскивал в мастерскую. Когда же помощники устроили перекур, он их гневно отогнал подальше. Как можно дымить смрадом перед материалом, который готовится для святого дела? Хотя, надо признать, он и сам баловался этим. Но с сегодняшнего утра в мусорной корзине уже лежала смятая пачка сигарет. Давно собирался бросить курить, а ныне момент подходящий.
Уже совсем поздно Кузьмич бережно перенес большую икону Серафима Саровского из дома к себе в мастерскую и аккуратно водрузил ее на самом видном месте. Приспособил около нее лампадку.
Икона эта досталась ему от деда. Дед его, Порфирий Иванович, был псаломщиком в местной церкви. Когда в безбожные времена рушили церковь, он чудом сумел вынести и сохранить в чулане икону Серафима Саровского. После оттепели в стране она обрела достойное место в углу избы. Под образом батюшки Серафима Леонид и провел свое детство.
Однажды вечером в доме у родителей случилась ссора. Четырехлетний Ленька, остро переживая родительский конфликт, встал на молитву перед иконой Саровского подвижника и молил, и просил его и всех, кто там есть на небе, о мире в доме от всего своего детского сердца. Когда же, вытерев слезы, он лег спать, перед ним предстал согбенный старичок с пронзительным и добрым-добрым взглядом. Это был старичок с иконы. Он ласково посмотрел на него и сказал:
— Ты правильно делаешь! Ты веничком-то выметай, выметай сор из избы.
О чем говорил боголюбимый Серафим, было совершенно понятно: речь шла о молитве.
Вернуть икону на свое законное место Кузьмич решил уже давно. Но вернуться она должна была не иначе как в уже готовый, восстановленный храм.
На следующий день погода отдыхала от ненастья. Светило солнце. Кузьмич скоро вышагивал по деревенской улице, умело изворачивался от всевозможных луж и грязи и заходил в каждый следующий дом. Он просил у всех прощения.
Тетки по деревне засудачили:
— Не иначе как Кузьмич новый заказ взял. Опять прощение ходит, просит.
— Как же начинать новое дело с тухлой совестью? Дерево все почувствует, – рассуждал он, – может раскрыться тебе, а может не поддаться.
Целый день он бегал, суетился: не забыл ли чего?
Около двери в мастерскую встретил известного уличного пса Черныша.
— Ты это почему, балда собачья, вчера гонял курей у соседки Прасковьи? – набросился на него Кузьмич. Пес терпеливо выслушивал, высунув язык и подвиливая хвостом. Он знал, что нужно было дотерпеть до конца гневную пламенную речь, потому что потом последует приятная часть: из кармана оратора вкусно пахло.
Так оно и было. После разгромного вступления Кузьмич смягчился и достал из кармана приготовленный для него еще утром пирожок с ливером. Потом потрепал собаку по загривку.
— Ладно, ты уж прости меня, Черныш, не держи зла, но и не дури более.
До кровати добрался уже ночью. Супруга сопела на другом краю резной кровати. Лег и Кузьмич и вроде как затих и угомонился.
Светлана вдруг проснулась: кто-то ее слегка подталкивал в бок. Это был супруг.
— Ты что? Что-нибудь случилось? – была первая ее реакция.
— Светлана Михайловна, ты прости меня за все! Мало ли че!
Спросонья Михайловна вначале морщила лоб, чтоб проснуться, потом морщила лоб, чтобы разглядеть неугомонного супруга. Среди ночи такие серьезные разговоры, да еще по имени и отчеству. Хотя она вообще-то уже привыкла к причудам своего мастера, поэтому отреагировала по-простому: приложилась ладошкой к его лбу.
— На такого дурня обидишься, пожалуй! Грех обижаться на таких! – и повернулась на подушке искать свой потерянный сон.
Кузьмич тоже повернулся, довольно потирая лоб. Его вполне устроил такой ответ.
На следующий день он разбирал эскизы для иконостаса, готовил рабочий картон-чертеж в натуральную величину. Домой забегал только пообедать. Молчал, но глаза его поблескивали вдохновением. В ночь на воскресение он не появился дома вообще. В доме с полки из-под божнички исчезли молитвослов, псалтырь, Евангелие и еще святая вода. Почти всю ночь в мастерской горела лампада, а перед нею мелькала тень Кузьмича. Утром, потушив лампадку, он пошел на воскресную службу в храм. Отстояв Божественную литургию, причастился и, ни с кем не разговаривая, быстро исчез из храма.
Ну вот и наступил тот торжественный и важный для Кузьмича момент. Он сидел с инструментом в руке и глядел на икону Серафима, а с иконы на него смотрел тот самый старец из далекого детства. Они о чем-то мысленно беседовали. Глаза Кузьмича увлажнились, но в мастерской никого не было, и не было необходимости незаметно смахивать капельки: они капали свободно.
Перед иконой Серафима Саровского горела лампада, но Кузьмич ее не зажигал. Она уже горела, когда он после обедни вернулся в мастерскую.
— Ну, с Богом! – встрепенулся Понамарев Леонид Кузьмич. Глубоко и взволнованно вздохнул. Натруженные руки напряглись, и стамеска поплыла по ровному полю доски.­






Рейтинг работы: 166
Количество отзывов: 3
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 36
© 21.06.2022г. Семен Радуга
Свидетельство о публикации: izba-2022-3333134

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Людмила Зубарева       25.06.2022   09:01:18
Отзыв:   положительный
Замечательный рассказ. Очень хорошая идея, достало до "печёнок".
Ставлю в реданонс.
Семен Радуга       25.06.2022   13:16:47

Очень рад Людмила, что рассказ не прошел мимо Вашей сердечности. Благодарю также за то, что решили побаловать меня реданонсом, и призом куратора. Переживаю за Вашу "печенку", пусть она и все остальные органы будут целы и здоровы! Вы нам нужны! Еще раз благодарность и поклон Вам. С уважением!
Евгения Викторова       23.06.2022   15:38:34
Отзыв:   положительный
Рассказ замечателен и интересен не только выбором места и способа приложения рук для мастера, а проникновением за пределы физического преобразования действительности. Автор глубоко понимает связь духа и материи и показывает читателю эту взаимосвязь. Вырезать иконостас чисто механически не составляет особого труда для мастера своего дела Понамарева Леонида Кузьмича, а вот для того, чтобы иконостас нес в себе нечто большее земной красоты, он приуготовлял себя и свою совесть к своему служению и выполнению своего предназначения, освобождал через покаяние и очищение совести место в душе для действия в ней великой и нечеловеческой силы благодати Божьей.
Спасибо, Семен!
С поклоном.
Семен Радуга       23.06.2022   18:38:50

Дорогая Евгения! Вы все прекрасно понимаете! И это прекрасно. Одно дело просто работать. Совсем другое, вкладывать в эту работу чистоту души. Приведу пример силы обычных слов, которые одухотворены.
Еще до революции, в поезде ехал по житейской необходимости монах, довольно известный своей благочестивой жизнью. Как он не старался скрыть свою личность, из скромности, его все же признали отдельные пассажиры. И стали настойчиво просить сказать какое-нибудь поучительное слово.
На остановке поезда, на перроне, ему сделали небольшой постамент, чтобы было его хорошо видно. Собралось довольно прилично людей.
- Друзья мои! Я не умею. что сказать. - оправдывался он.
- Давайте покаемся! -сказал он и зарыдал. И все вокруг заплакали.
Думаю, если кто-нибудь из нас скажет те же слова, вряд ли они произведут такую ответную реакцию. Видимо дело не просто в слове, а что в него вложено.
Наверно, дорогая Евгения Вы меня поняли. Простите мне мою грамматику, она у меня всегда хромает. А Вам желаю, такого же вдохновения и в творчестве и в личной жизни. С уважением!
Николай Мальцев       22.06.2022   17:43:06
Отзыв:   положительный
Настоящий Мастер! А как прекрасно написано о дереве! Знаю, сам резал.
Семен Радуга       22.06.2022   18:19:37

Да Николай, я заметил, кто прикасался резцом к дереву тот с особым пониманием отзывается. А случай с батюшкой Серафимом, произошел с моей маманькой в детстве. Я решил его вставить, он реален. С уважением!









1