Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мой друг Аквик


Мой друг Аквик
­­­­­МОЙ ДРУГ АКВИК
Правдивые истории будущего первоклассника Никиты Белозёрова

Глава 1. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА

Всё началось этим летом в августе, когда родители привезли меня к морю в город Геленджик. Кто я такой? Я - Никита Белозёров, мне шесть лет и в следующем году я пойду в школу. Мама говорит, что там очень интересно, что в ней я узнаю много нового и найду новых друзей. Наверное, она права, не могут же каждое первое сентября нарядные дети нести цветы туда, где не интересно. Представляю себя таким же нарядным и с большим букетом. Вот здорово! Скорее бы этот год пролетел!
Живём мы в Москве, недалеко от парка, через который протекает река Яуза, но купаться в ней нельзя, вода грязная. Зато в ней много уток. Очень много! Зимой река не замерзает, и мы с папой ходим кормить их старым хлебом. Папа разламывает его на мелкие кусочки, и мы вместе бросаем их уткам в воду. Следим за тем, чтобы всем досталось, а не только самым нахальным. Лучше бы я бросал один, потому что папа кормит уток быстрее, и кусочки хлеба очень скоро заканчиваются. Сначала я обижался на него, но потом мама нашла выход из положения и предложила нам кормить уток из разных пакетов. В моём пакете было больше хлебных кусочков, а в папином -меньше. Все согласились, что это справедливо, и я теперь не обижаюсь.
В первый раз я попал на море прошлым летом и тоже в августе. Родители говорят, что в августе вода лучше прогревается, и море становится тёплым, а ещё в начале августа мой День рождения - девятого августа. В прошлом году мы его отмечали в ресторане на набережной. Мы сидели на открытой веранде, с которой было видно море, и слышались крики чаек. Вкусно пахло шашлыком, во рту таяло вкусное мороженое и вкусный торт хотелось съесть целиком и сразу, а не забирать его остатки в номер. Мне подарили большущую морскую раковину, тельняшку и настоящую капитанскую фуражку. В общем, День рождения получился очень «вкусным»! Морская раковина теперь стоит на полке в моей комнате. Если приложить её к уху, то можно услышать шум моря. А капитанскую фуражку я захватил с собой и теперь щеголял в ней на зависть всем мальчишкам из «Красной Талки».
«Красная Талка» - это название санатория, который нам посоветовали папины друзья, и в который мы приезжаем второй год подряд. В нём мне всё нравится! Нравится балкон в номере, с которого можно было рассматривать сам город Геленджик и бухту с катерами и яхтами, нравятся мягкие ковры в длинных коридорах, по которым очень удобно бегать из номера до лифтов, нравятся персики и арбузы в ресторане, которые можно есть, не останавливаясь, сколько влезет, очень нравится мороженое на набережной, шарики в вафельных стаканчиках. Мои любимые шарики малиновые и клубничные! Нравятся сосны, которые растут повсюду, с длинными иголками и большущими шишками. Но больше всего, конечно, нравится море! Единственным, что мне не понравилось, это были безуспешные попытки моих родителей научить меня плавать.
Так получилось, что прошлым летом, далеко отплыв от берега, я потерял свой надувной круг, наглотался воды и чуть не утонул. Не верите? Точно говорю! Я и сам бы не поверил, что такое может случиться. Мама с папой очень испугались, а я не успел понять, что произошло. Надувной круг вдруг сам собой выскочил у меня из рук и отскочил в сторону. Я начал колотить по воде руками и дрыгать ногами, пытаясь дотянуться до него. А под ногами дна-то нет! Волны, которые я создавал, ещё дальше отгоняли от меня круг. Захлёбываясь, я несколько раз уходил под воду и выныривал на поверхность. Мимо проплывала какая-то женщина на надувном матрасе, она-то меня и схватила за руку, а потом подплыл папа. Не помню, как мы выбрались на берег. Когда мама узнала, что со мной случилось, то стала ругать папу за то, что он за мной не уследил, потому что была его очередь со мной плавать. Папа стал ругать меня, что я выпустил свой круг и что до сих пор не умею держаться на воде. А мне ругать было некого, и я просто молча вздыхал и думал про ту солёную морскую воду, которой только что наглотался. Ох, не заболеть бы, вдруг в этой воде микробы разные. Вон, мама говорит, что на юге полно детей, которые болеют «ротавирусом», и что этот ротавирус попадает к ним из бассейна или из морской воды.
Когда все успокоились, родители решили срочно научить меня плавать. Но в то лето это сделать не успели, потому что я, действительно, заболел и, оставшиеся дни перед отъездом просидел в номере. Зато этим летом за меня взялись основательно. Папа показывал мне плавательные движения и требовал от меня, чтобы я их повторял. Мама объясняла мне, что в морской воде легче научиться плавать, чем в реке или в озере, потому что морская вода солёная, плотность у неё больше, и она выталкивает тело человека на поверхность. Что-то я не заметил, чтобы она меня сильно выталкивала. Как только у меня забирали надувной круг и отпускали в свободное плавание, я почему-то все время шел ко дну… День проходил за днём и родители теряли терпение. Папа начинал вспоминать, как он ещё зимой предлагал меня записать на плавание в бассейн и что там бы меня точно научили плавать, а мама отвечала, что у меня и так зимой насморк не проходит и что от бассейна я буду постоянно болеть.
Наконец, мама не выдерживала.
- Серёж, ты его замучил, дай ребёнку просто поплавать с кругом.
- Нет, в этот раз, мы должны научить его плавать! Или хоть как-то держаться на воде. Через год он уже в школу пойдёт, я в его возрасте…
- Ну, что ты в его возрасте? Ты сам-то помнишь, когда научился плавать?
- Если честно, не помню, но это не имеет значения. Никит, плыви на меня! Греби, как я показал.
Я послушно отпускал круг, начинал яростно грести, как показал папа, и почему-то снова шел ко дну. Продолжали радовать только шарики малинового и клубничного мороженого, про которые я думал, в то время как папа в очередной раз извлекал меня из-под воды. Когда все устали: мама устала нервничать за нас, папа устал объяснять и показывать одно и тоже, а я устал всё время тонуть, родители взяли с меня слово самому не лезть в воду и отправились на шезлонги позагорать и успокоиться, а я уселся на гальку у полосы прибоя.
В своих мыслях об испорченном отдыхе и о мороженом я не сразу заметил загорелого мальчишку с копной кудрявых волос, который подошёл и уселся на гальку рядом со мной. Выглядел он чуть постарше, но тело было тренированным, движения уверенные, а в зелёных глазах сверкали смелость и озорство.
- Привет! Почему грустный? Море не радует?
- Радует.
- А грустный почему?
- Дааа… Так.
- Не хочешь, не говори.
Стыдно было рассказывать о своих проблемах этому уверенному мальчишке. Уж он-то точно плавать умеет! Сейчас хотелось побыть одному и пожалеть себя, но зеленоглазый мальчишка и не думал уходить.
- Я тут видел, как тебя плавать учили.
- И что?
- Не получается.
- Да. Совсем не получается.
Мне захотелось прервать этот неприятный разговор и уйти к родителям.
- Хочешь я тебя научу?
- А сможешь?!
- Запросто!
- Давай!
С сомнением я приготовился смотреть, как этот мальчишка будет мне показывать правильные движения в воде и требовать, чтобы я их повторил, но всё оказалось не так. Вместо этого, он взял меня за руку и внимательно посмотрел мне в глаза.
- Запомни, на Свете нет ничего лучше воды! Доверься своему телу и страх уйдет. Ты всё вспомнишь! А теперь догоняй!
С этими словами загорелый мальчишка бросился в воду и поплыл. Было видно, что он плывёт вполсилы, в четверть силы или вообще не плывёт, а развлекается на волнах. Ныряет и выныривает, ложится на воду и машет мне рукой, крутится волчком, а потом останавливается. Совсем, как рыба или дельфин! Мне захотелось догнать его и плыть с ним рядом. Не задумываясь, я разбежался, поднырнул под небольшую волну и… поплыл! Сначала неуверенно, боясь захлебнуться и потерять дыхание, но потом, как он и говорил, тело вспоминало нужные движения, и я чувствовал себя всё увереннее. Меня распирало от гордости и от счастья! Я даже умудрился, качаясь на волнах, что-то выкрикнуть своему новому учителю.
- Подожди! ... Как зовут? ... Не познакомились! …
- Завтра! … Приходи к морю! … Увидимся! …
Голова мальчика сначала то появлялась, то исчезала среди волн, а потом совсем пропала из виду. Я сильно испугался за него, но потом вспомнил, как он плавает и успокоился. Повернув в сторону берега, я удивился тому, как далеко заплыл. Я плыл почти на уровне оранжевых буйков, за которые нельзя заплывать. На берегу к морю бежали мои родители. Я ускорился, зачем их пугать. Не знаю, каким стилем я плыл, и что вспоминало моё тело, но доплыл я до берега очень быстро. У кромки воды прыгал счастливый папа.
- Ира! Ира! Ты видишь?! Я все-таки его научил!!!
- Чудо какое-то…

Глава 2. ГРОЗНЫЕ ДЕДУШКИ

На следующее утро встаю рано, когда мама с папой ещё спят. Тихонько выхожу на балкон и смотрю на море. С девятого этажа мне видна вся бухта. Вдали вижу маяк, несколько лодок и парусник. Со стороны моря самолёт заходит на посадку. Звука совсем не слышно, потому что аэропорт далеко, но видно всё хорошо. На таком же самолёте и мы сюда прилетели. Мне очень нравится смотреть на самолеты, как они садятся и взлетают над морем.
Ветра совсем не чувствуется. Море гладкое, как зеркало, и не видно ни одного барашка. Барашками называют пену на гребне волн, которая образуется при сильном ветре. Это меня папа научил наблюдать за ними с балкона. Если все море в барашках, значит в воду меня не пустят, а если барашков мало или их совсем нет, то можно купаться хоть целый день.
Погода отличная, а мы ещё в номере. Я подумал про зеленоглазого мальчишку, который вчера научил меня плавать. Он, наверное, уже ждёт меня на берегу!
- Мам… мам… пора вставать.
Спросонья мама ничего не понимает.
- Никиша, что случилось? Где болит?
- Мам, нигде не болит. Надо идти завтракать и на море!
Мама смотрит время на айфоне, потом смотрит на меня и улыбается.
- Малыш, до завтрака еще целый час.
- Тогда может сначала на море сходим, а потом на завтрак?
- Тебе не терпится поплавать?
- Ага…
- Давай не будем нарушать режим. Если не хочешь спать, посмотри мультики, а после завтрака сразу пойдем на море.
Я тяжело вздыхаю и иду смотреть мультики, хотя мне сейчас не до них. Меня ждёт мой новый друг, а я должен целый час смотреть какие-то мультики! Что мы подружимся с зеленоглазым мальчиком, я нисколько не сомневался. Лишь бы он пришёл!
Едва дотерпев до нужного времени, я пулей выскочил в коридор и помчался по моим любимым коврам к лифту. Проглотив что-то на завтрак, я взял у папы три пластиковые карты и побежал за свежими пляжными полотенцами. Папа улыбался, он чувствовал себя почти героем. Вчера он «научил меня плавать» и вот какие перемены с сыном.
На санаторный пляж мы пришли первыми. Выбрали три лежака, один в тени и два на солнце, и я побежал к морю. Теплая морская вода, ласково касаясь моих ног, едва колыхалась около прибрежной гальки. Всё морское дно было видно, как на ладони. Не видно было только моего друга. До оранжевых буйков и за ними никто не плавал. Вдруг, невдалеке от берега, прямо напротив того места, где я стоял, из подводы вынырнула чья-то голова. Отфыркиваясь и отряхивая с кудрявых мокрых волос воду, голова поплыла в мою сторону.
- Привет отдыхающим!
- Привет! Ловко поднырнул! Как это у тебя получилось?
- А вот так!
Голова вдруг исчезла под водой, чтобы появиться в десятке метров от берега.
- Плыви сюда!
Я с радостью бросился в воду. Движения, которые мне так долго показывал папа и которые вчера «вспоминало» моё тело, сегодня давались мне легко и уверенно. Вскоре я подплыл к зеленоглазому мальчику, который лежал на спине на спокойной глади моря и ждал меня.
- Я - Никита, а тебя, как зовут?
Кудрявая голова мальчика приподнялась с поверхности воды, как с подушки, и с сомнением посмотрела на меня.
- Акакайос Вазилис – Добрый Король значит.
- … Это, как? – я снова чуть не начал тонуть.
- Сам же спросил, как зовут.
- Сложно очень. Акака… какайс… аквалис… аквазилис… аквик…
Мальчик продолжал невозмутимо лежать на воде и смотрел в небо, не обращая внимания на мои усилия справиться с его именем.
- А можно я тебя буду называть Аквиком?
- Аквик? … А что, мне нравится!
Мальчик перевернулся в воде, нырнул и вынырнул, как бы привыкая к своему новому имени, а потом снова улёгся на поверхности.
- Ложись рядом.
Я попробовал «улечься» на воду, но с первого раза не получилось.
- Не бултыхайся. Дыши равномерно и сам всплывёшь.
- А ты откуда? Я с родителями из Москвы прилетел.
- А я от деда сбежал.
- … Это, как? – я снова потерял равновесие и ненадолго ушел под воду.
- Поссорились. Он у меня грозный.
- Наверное, все дедушки такие.
- У тебя тоже есть дедушка?
- Ага, и я с ним тоже ссорился.
- Расскажи! – было видно, что эта тема волнует моего нового друга.
- Стыдно рассказывать… Прошлым летом на даче я назвал его дураком.
- Ну ты даешь! Прямо так и назвал?
- Да… Не помню, из-за чего, но так и назвал.
- А он, что?
- Побежал за мной.
- Да ты что!
Теперь, Аквик ушёл под воду. Вынырнул, пофыркал и уставился на меня.
- То есть, ты его обозвал и дал дёру?
- Посмотрел бы я на тебя, как бы ты дёру не дал. Он у меня грозный.
Аквик тяжело вздохнул.
- Вот и я дёру дал.
- Ты тоже своего дедушку дураком назвал?
- Хуже… Я сказал ему, что он всё неправильно делает! Вместо того, чтобы своим трезубцем махать и ураганы на людей слать, лучше бы показал им красоту морей.
- А он, что?
- Что-что... молнию в меня метнул. Рядом прошла. Он очень вспыльчивый, когда злится, то себя не помнит. Такого натворить может!
- Да… А кто он у тебя? Чем занимается?
- Посейдон. Морями управляет.
- Знаешь, а я где-то про него слышал. По-моему, в каком-то мультике. Так он у тебя известный!
- Чересчур известный.
Мы замолчали. Покачиваясь на поверхности воды и глядя на небо, каждый думал о своем. Аквик поднял голову и посмотрел на меня.
- Вы помирились?
- Конечно! Он же у меня, хоть и грозный, но добрый и меня любит. Я когда от него убежал, то на дерево вскарабкался, а он внизу ходил и уговаривал меня спуститься. Волновался за меня.
- Здорово!
- Ты со своим тоже помиришься!
- Поживем увидим…
- Если хочешь, я вас помирю!
- Какой отважный! – Аквик улыбнулся.
Вдруг рядом с нами пронесся гидроцикл! Парень, который им управлял, заметил нас в последний момент и чуть не улетел с него. Пока мы лежали на воде и разговаривали, нас вынесло за оранжевые буйки далеко в открытое море.
- Ой! Наверное, мама с папой с ума сходят! На берег надо.
Аквик быстро все понял и протянул мне руку.
- Держи и не отпускай! А теперь ныряем!
Я крепко схватился за его руку, зажмурился и мы нырнули. Теплая у поверхности вода вдруг стала холодной, потом мне сильно сдавило уши и защекотало в носу. Я чихнул, выпуская в воду пузыри, и мы вынырнули у самого берега.
- … Это, как?
- Немного неприятно, зато быстро.
- Как ты это сделал?!
Мы с Аквиком вышли на берег и уселись на гальку.
- Спасибо тебе, что поддержал меня! Ты теперь мой друг, Ник!
- А ты мой друг! Но как ты это сделал? Вон там нырнули, – я показал рукой в сторону моря, - а вынырнули у берега!
- Потом расскажу. Мне кажется, что это тебя ищут.
Я обернулся и увидел маму с папой, бегущих по пляжу в мою сторону.
- Что-то сейчас будет…
- Не люблю семейные разборки. Завтра увидимся! Спасибо тебе!
Мой друг подмигнул мне и нырнул между плещущимися у берега детьми, а я пошел навстречу родителям.

Глава 3. ЗАПЛЫВ ПО-СОБАЧЬИ

В нашей семье за моим режимом дня следит мама. Она всегда точно знает, когда мне нужно просыпаться и когда ложиться спать, когда гулять и когда смотреть мультики, когда рисовать и когда читать книжки. Сам я пока плохо читаю, мама мне помогает, и мы читаем вместе вслух. Папа говорит, что в нашей маме есть немецкая кровь, поэтому у нас всё происходит по плану. Я думаю, что это хорошо, а как же без плана! Сегодня у меня тоже появился план – помирить Аквика с его грозным дедом, только я не знал с чего начать. Попробую побольше разузнать про этого Посейдона.
- Мам, а ты про Посейдона слышала?
- Конечно, это древнегреческий бог, повелитель морей. А ты откуда знаешь про Посейдона?
- Сегодня на пляже слышал. Расскажи мне про него, пожалуйста.
- Что же я тебе расскажу, Никитка? Я уже не помню. Давай у папы спросим.
Папа поднял брови, нахмурил лоб и почесал затылок. Он обычно так делает, когда нужно решить трудную задачу. Потом рассмеялся и обещал сейчас погуглить.
- Посейдон-Посейдон, от меня тебе поклон… Т-а-а-а-к, слушайте.
«Посейдона представляют разъезжающим по морю на колеснице. Главный атрибут бога – трезубец, при помощи которого он способен вызывать бури и разбивать скалы. У Посейдона тяжелый характер: если владыка морей был доволен, он благословлял моряков и обеспечивал им безопасность на море, обеспечивал богатым запасом пресной воды и позволял процветать их торговле. Но если кто-то его гневил, то месть его не знала границ. Он посылал мощные штормы, ветры и наводнения, разрушал корабли и затапливал целые острова».
- Серьезный персонаж. Никит, а ты что расстроился? Это же сказки «легенды и мифы Древней Греции».
Я согласно закивал головой и изобразил улыбку.
- Конечно, сказки, пап… А вдруг он и сейчас существует?
- Баба-яга и Змей Горыныч существуют?
- Нет, они из сказок.
- Правильно и Посейдон из сказок. Так что можешь спать спокойно, никакого «повелителя морей» нет.
В этот момент издалека, со стороны моря, раздался раскат грома. Наверное, вдали над морем собиралась гроза.
- … или есть? – папино лицо изобразило сомнение.
Мама улыбнулась, а папа рассмеялся.
- Сережа! Хватит пугать ребёнка! Сам будешь потом его спать укладывать!
- Всё-всё, ухожу! – папа, ободряюще подмигнул мне и, напевая, вышел в соседнюю комнату, - а Посейдона нет-нет-нет, Посейдона нет…
Ночью мне снился сон, как будто кто-то верхом на коне гоняется по морю за моим другом. Утром я проснулся в плохом настроении, плана, как помирить Аквика с его дедом не было.
- Никита, пошли барашков смотреть! – крикнул папа с балкона.
С балкона барашков не наблюдалось, но ночью прошел сильный дождь, и вода в море уже не была такой прозрачной. Видна была серая полоса морской воды у кромки прибоя. Тучи висели над горами и не давали пробиться солнечным лучам.
- Может сегодня вместо моря поедем на экскурсию в Сафари-парк? – предложил папа. – Прокатимся по канатной дороге.
- Отлично! У нас и в планах это есть. – поддержала его мама.
- Нет-нет! Только не сегодня! Я хочу на море! – к противному сну добавился ещё и какой-то парк вместо встречи с моим другом. Я готов был расплакаться.
- Хорошо, отложим канатную дорогу на потом. – мама обняла меня и поцеловала в щеку.
Народ на пляже занимал лежаки и торопился к морю, пасмурная погода никого не останавливала. Я тоже быстро разделся до плавок и побежал к воде.
- Не исчезай, как вчера, и не заставляй нас волноваться! – крикнула мама.
- Хорошо!
Аквик уже сидел на берегу.
- Привет! Неважно, выглядишь. – сказал он, посмотрев на меня.
- Сон плохой видел.
- Хочешь расскажу какой?
- Попробуй.
- Тебе снилось, как мой дедуля гоняется за мной и мечет в меня молнии.
- Откуда узнал???
- Догадался. Ты впечатлительный. – Аквик потянулся и улегся на гальку.
- А мы разве не пойдем плавать?
- У берега вода грязная, до чистой плыть далеко, а ты ещё плохо плаваешь.
- Ты же меня научил.
Аквик усмехнулся.
- Я поборол твой страх перед водой и научил тебя в ней двигаться, а плаванию тебе еще долго учиться. Знаешь, например, какие есть способы плавания?
- Нет, не знаю. – я пожал плечами.
- Все, в основном, плавают брассом. Это самый простой и распространенный способ плавания. Папа тебе показывал именно его движения. А есть ещё кроль и баттерфляй. Можно ещё плавать по-собачьи и даже «лягушкой».
- Откуда ты всё это знаешь?
- Я же внук «повелителя морей». – подмигнул мне Аквик.
- А как это плавать по-собачьи?
- По-собачьи плавали древние люди, они перенимали разные способы плавания у животных, которые плавают благодаря инстинкту.
- Благодаря чему?
- Как тебе объяснить? Собака и в «каменном веке» и сейчас плавает одинаково, а способы плавания у человека сильно изменились. Ты, например, плаваешь гораздо лучше, чем древние люди, хотя и научился этому только вчера. Ты бы среди них, стал чемпионом! Вождем бы выбрали! Все дело в способе плавания.
- Так надо им показать эти способы.
- Да кто же им покажет?! Они же древние! Пошли, сейчас сам всё увидишь! – в зелёных глазах моего друга появился озорной блеск.
Аквик уже пошел в воду, а я замешкался на берегу.
- Мама ругаться будет…
- Не переживай! Я сделаю так, что никто ничего не заметит. Вернемся вовремя.
Больше не думая о плохом, я побежал в море, и мы нырнули. Теплая вода сменилась холодной, в носу защекотало, и я чихнул в воду, поднимая пузыри. Две наши головы медленно появились над водой под ослепительно ярким солнцем. Берег изменился. Куда девалась галька, навесы от солнца и лежаки? Где набережная и сосны с длинными иголками? Где город?! Перед нами был песчаный берег, над котором возвышалась гора, а рядом с ней начинался густой лес. Чуть в стороне виднелся вход в большую пещеру.
- Выходим пока никого нет! – Аквик потянул меня за руку.
- Где это мы?
- В гостях у «древних» людей.
Морская вода была такой прозрачной и теплой, что выходить из неё совсем не хотелось.
- Пойдём, спрячемся в ту пещеру.
- Зачем прятаться? – не понял я.
- Чтобы нас не съели. Шучу! Из пещеры понаблюдаем за берегом. Скоро рыбаки должны появиться.
- Ты здесь уже был?
- Пару раз, когда от деда прятался.
Мы забежали в большую пещеру и укрылись за камнями. На стенах при входе были видны свежие разноцветные рисунки, на которых были изображены фигурки людей в голубой воде и рыбы.
- Давай и мы что-нибудь нарисуем. – предложил я, осматриваясь вокруг в поисках разноцветного мела.
- Тихо! Слышишь голоса?
Невдалеке от нас послышалась непонятная человеческая речь. Скорее это были отдельные звуки, возгласы и мычание. На берегу появились люди с длинными лохматыми волосами, коричневые от загара. С собой они несли плоты, сделанные из высушенной травы, и какие-то длинные палки с острыми наконечниками.
- А что это у них за палки?
- Это не палки, а гарпуны. Они ими рыбу ловят.
Из нашего укрытия было видно, как рыбаки побросали свои плоты в воду, положили на них гарпуны и, толкая их впереди себя, поплыли от берега.
- Посмотри, как плывут! – Аквик кивнул в сторону моря.
- Я ничего не вижу: только головы раскачиваются из стороны в сторону.
- Они гребут под собой руками, как если бы собака своими передними лапами цеплялась за воду. Ногами двигают вверх и вниз. Такой способ и называется плыть «по-собачьи».
Я внимательно пригляделся к удаляющейся в море группе рыбаков. Заплыв на приличное расстояние от берега, на котором бы у нас плавали оранжевые буйки, они остановились и вскарабкались на плоты. Стоя на коленях и взяв в руки гарпуны, они согнулись над водой, и застыли, кого-то в ней высматривая. Вдруг один их них, очень быстро ткнул своим гарпуном в воду, а затем достал из воды большую рыбину.
- Вот это да! Никогда такого не видел!
- А много ты видел? – хихикнул Аквик.
Тем временем, рыбаки на своих плотиках начали быстро тыкать гарпунами в воду и вытаскивать из моря рыбу. Откуда её столько?
- Получается, что первыми освоили плавание рыбаки?
- Да, те, кто жил у воды. Ты вот плаваешь ради удовольствия, а они, чтобы выжить. Еду добывают.
- Понятно.
- Тогда возвращаемся назад, если понятно.
Только мы вылезли из-за камней, как рядом на берегу увидели еще одну группу рыбаков. Я испугался и дёрнулся было назад за камни, но Аквик остановил меня.
- Не дрейфь, идём неспеша и изображаем местных! – ему легко говорить, он почти такой же загорелый, как и они, а я-то, как белая ворона. Мы прошли половину пути от пещеры до моря, пока нас не заметили. Рыбаки, которые были в море, начали что-то кричать и показывать гарпунами в нашу сторону, а те, которые были на берегу, побросали свои плоты и бросились за нами.
- А теперь, бежим!!! – крикнул Аквик, и мы со всех ног припустились к воде.
Выныривал я снова, чихая пузырями в мутную после дождя морскую воду. Сосны были на месте, набережная на месте, город на месте. Сердце до сих пор колотилось, и я не мог поверить, что мы спаслись. Вот это приключение!
- Слушай, а давай завтра ещё куда-нибудь «нырнём»!
- Понравилось?
- Очень!
Я был счастлив, что у меня появился такой друг!

Глава 4. ФАРАОН МИШКА

Зачем люди бегают? Я понимаю, когда бегают спортсмены на соревнованиях, кто быстрее прибежит. Понимаю, когда дают дёру, как я прошлым летом убегал от дедушки. Можно догонять автобус, когда опаздываешь или убегать от дождя, но зачем бегать каждое утро по набережной, я не понимаю. Когда мы идём к морю на наш пляж, мы все время встречаем бегущих людей, может они на море опаздывают?
- Пап, куда они все бегут?
- За здоровьем, Никит.
- А они все больные?
- Они бегут, чтобы не заболеть. Профилактика такая.
Мама строго посмотрела на папу.
- Сереж, не морочь голову ребенку. Они бегают, чтобы стать сильнее… Ну и чтобы не болеть. Твой папа раньше тоже бегал, а сейчас разленился.
Я посмотрел на папу и представил, как он бежит по набережной, за ним бежит мама, а самым последним бегу я. Интересно, Аквик тоже бегает? Об этом я у него и спросил, когда мы увиделись.
- Зачем мне бегать, Ник? Мне хватает плавания. При плавании у человека задействованы все группы мышц, каждая из них получает нагрузку.
- И у меня все мышцы задействованы?
- Нет, у тебя не все.
- Это почему же не все? – мне стало обидно. – Что я не так делаю?
- Не дуйся, не в этом дело. Ты всё правильно делаешь, только при разных способах плавания, работают разные группы мышц. Понял?
Я старался понять, что у меня не работает. Вроде, все работает: и руки, и ноги.
- Не понял, объясни!
- Ты плывёшь брассом, поэтому мышцы ног у тебя ведущие, ты ими как-бы отталкиваешься от воды, а руки помогают тебе только держаться на воде.
- А у тебя по-другому?
- Я плаваю разными способами, кроме брасса, могу плыть кролем и баттерфляем. Этот способ ещё «дельфином» называют, и он самый сложный, задействовано семь групп мышц: плечи, грудь, спина, живот, бёдра и икроножные мышцы.
- Ух ты! Научишь меня дельфином плавать?
- Конечно, научу, не всё сразу, Ник.
Я успокоился, в конце концов плавать брассом тоже не плохо, а потом Аквик меня научит плавать и другими способами.
- Я все равно не понимаю, зачем они бегают по набережной.
- Да, кто бегает то?!
- Бегуны! Если они плавают и нагружают все группы мышц, зачем им ещё бегать то?
- Ах, вот ты про кого. Пошли!
- Куда???
- Пошли кое-что покажу! Нырнём в одно местечко, тут недалеко.
Я с радостью побежал нырять за Аквиком, интересно, куда мы отправимся на этот раз. Через несколько мгновений теплая морская вода сменилась прохладным течением, которое уносило нас в сторону от незнакомого берега.
- Ой, меня куда-то тянет!
- Хватайся за меня, - мой друг протянул руку. – Вылезаем, а то унесёт на середину реки.
Преодолевая течение и запыхавшись, мы выбрались на песчаный берег. Вдоль него росла пальмовая роща, а за ней начинались какие-то строения с колоннами и треугольными крышами. Людей нигде не было видно, за то на противоположном берегу кипела жизнь, там был целый город. Смуглые от загара люди, одетые в белые передники, сновали вдоль улиц, уходящих от берега между низкими строениями. По этим улицам кто-то вёл буйволов, некоторые несли поклажу или кувшины с водой, расчищая себе дорогу проезжали колесницы с необычными колесами, у них не было спиц, колеса представляли собой сплошные деревянные диски. В глубине города возвышались дворцы с колоннами. По реке у противоположного берега плыли небольшие лодки с широкой кормой и загнутыми носами, на которых перевозился груз. В центре некоторых лодок размещалась мачта, на которой крепился широкий парус. Было заметно, что вся эта оживлённая жизнь происходит до середины широкой реки, которая разделяла два берега. На нашей половине жизнь как-бы замерла.
- Куда мы попали, Аквик?
- В столицу древнего Египта в город Фивы.
- А почему на этом берегу мы одни, а на том жизнь кипит?
- Потому что мы в царстве мёртвых, а на другом берегу царство живых. Река Нил разделяет их между собой.
- Слушай… а это не опасно быть в царстве мёртвых? – у меня от этой новости мурашки пошли по коже, хотя солнце палило нещадно.
- Ерунда. Обычное кладбище, только через реку. Местные сюда редко плавают. Пошли под пальмы, а то солнечный удар заработаем.
Про «солнечный удар» я слышал и совсем не хотел его зарабатывать, поэтому пошел за Аквиком в тень от деревьев. Там мы уселись на песке и уставились на противоположный берег.
- Что-то мне здесь не очень нравится, в этом царстве мёртвых…
- Не дрейфь, Ник. Уже скоро.
- Мы кого-то ждём?
- Смотри! Видишь мальчишка бежит?
- Где?
Присмотревшись к противоположному берегу, я вскоре, действительно, увидел маленького мальчика, который бежал вдоль воды и двух взрослых мужчин, которые от него не отставали. Аквик кивнул в его сторону.
- Он всегда здесь в это время бегает, как твои бегуны на набережной.
В это время мальчишка на том берегу остановился и стал заходить в воду. Преодолевая течение, он поплыл в нашу сторону.
- Зачем ему в царство мёртвых понадобилось? – я насторожился.
- Он просто тренируется. Сейчас реку четыре раза переплывёт, туда обратно, туда обратно и домой убежит.
- Откуда ты всё это знаешь???
- Разговаривал с ним как-то раз. Его отец заставляет бегать и плавать по утрам, иначе к завтраку не пускает, а те двое за ним следят, чтобы не халтурил. Хотят из него сильного воина сделать.
- Вот это да! – я представил, как мой папа не пускает меня завтракать, пока я не побегаю по набережной и не поплаваю в море. Интересно, что бы ему сказала мама?
- Посмотри, как плывёт.
- По-моему, брасом и… А второй способ, как называется?
- Кроль! Он плывёт брасом и кролем попеременно меняя стили.
В это время мальчишка, который на вид был чуть постарше нас, доплыл до берега и заметил, как мы сидим под пальмой.
- Эй! Вы что там делаете?
- Тебя ждем. – Аквик помахал ему рукой. – Иди сюда.
Мальчик вышел из воды, отжал руками свой белый передник и с достоинством пошёл в нашу сторону. Увидев Аквика, он кивнул ему.
- Привет, незнакомец! В прошлый раз, когда мы с тобой виделись, ты нырнул в воду великой реки и больше не выныривал. Я подумал, что ты утонул. Хвала богам, что это не так!
- У него дед повелитель морей, он не может утонуть.
- Для меня честь познакомиться с вами! Я Аменхотеп второй сын фараона Тутмоса третьего, а вас, как зовут?
- Он Аквик, а я Никита, можно звать просто Ник! – представил я нас обоих. – Какие сложные у вас у древних имена! Минхотеп второй. Миша… Мишка! Так же лучше, не возражаешь?
Мальчик посмотрел на меня с сомнением.
- Что вы здесь делаете в царстве мёртвых?
- Путешествуем. Хочешь с нами? – Аквик хитро посмотрел на Аменхотепа второго.
Было видно, что наш новый знакомый очень хочет путешествовать. Глаза его загорелись, но потом погасли.
- Отец не отпустит.
- Он не заметит, вообще, никто не заметит. Нырнём - вынырнем, и ты как будто не пропадал.
Мальчишка, недолго думая, решился.
- Согласен на «Мишку»! Когда отправимся путешествовать?
Я совсем запутался. Мишка из древнего Египта, я из Геленджика, а Аквик удрал от деда… как мы все вместе будем путешествовать?! Выручил Аквик.
- Нам пора возвращаться. Ты домой беги, а завтра я за тобой заскочу, потом за Ником и в новое путешествие!
Было видно, что Мишка счастлив от такого плана. Глаза у него снова засверкали. Попрощавшись с нами, он нырнул в реку и кролем поплыл на другой берег.
Вечером, я попросил папу поискать, что пишут в интернете про фараона Египта Аменхотепа второго. Мне было очень интересно, кем станет Мишка!
- Никит, откуда у тебя такие интересы? Снова на пляже слышал?
- Ага! Поищи, пап, пожалуйста!
- Ну и ну… та-а-а-к, слушай. Аменхотеп IIсын Тутмоса III…
- Это я знаю, ты дальше читай! Он сильным был?
Папа подозрительно на меня посмотрел, но стал читать дальше.
«Аменхотеп II обладал исключительными физическими данными. Путешествуя по Нилу, он мог грести без устали на протяжении многих дней и состязаться по силе и выносливости с двумя сотнями гребцов. Он - не знающий равных наездник, способный скакать без отдыха на самых строптивых жеребцах, преодолевая огромные расстояния. Он великолепный бегун и может догнать галопирующего коня. Чтобы поднять его оружие, нужно обладать необычайной силой. У него удивительно острый глаз, он видит цель на очень большом расстоянии, и пущенные им стрелы никогда не пролетают мимо. Его стрелы летят с такой скоростью, что одним ударом пронзают несколько толстых пластин меди, так что вражеская броня, какой бы надежной она ни была, не способна остановить их острые наконечники. Боги сделали его неуязвимым».
Засыпая, я подумал, что Мишкиному папе удалось сделать из него сильного воина и что мне надо бы начинать бегать по утрам.

Глава 5. ОТВАЖНЫЙ СКИЛЛИЙ

На следующее утро, придя на пляж, я застал своих друзей на берегу, они о чем-то оживлённо разговаривали. Вернее, говорил один Мишка, а Аквик слушал его и сидел с невозмутимым видом.
- Ты представляешь, Ник, он не хочет со мной соревноваться!
- В чём соревноваться?
- Кто дольше под водой пробудет.
Я с сомнением посмотрел на Мишку: нашёл с кем соревноваться.
- Ты, что, тоже не веришь, что я дольше под водой просижу?
- Миш, не обижайся, но Аквик - внук повелителя морей Посейдона. Я бы в нырянии не стал с ним соревноваться.
- Ну и что? А я Аменхотеп II - сын фараона Тутмоса III, будущий властитель Египта, я никогда не проигрываю!
- Что ты заладил «сын фараона – сын фараона», водная стихия тебе не подвластна. Аквик может здесь нырнуть, а вынырнуть в другом месте или вообще в другом времени, а ты так и будешь сидеть под водой и думать, что пересидишь его.
- Я про честные соревнования! Вместе нырнём и кто дольше не вынырнет!
Аквику надоело нас слушать, он поднялся с гальки и потянулся.
- Пошли нырять!
- Вот это другое дело! Так бы и сразу! Только ныряем честно!
- Не сомневайся. Пусть Ник нас судить будет. – Аквик глубоко вздохнул, набирая в грудь воздух, и ушёл под воду. За ним то же самое проделал Мишка.
На берегу остался я один. Вокруг купались дети, плавали взрослые, и никому не было до нас дела. Не зная, как судить такие соревнования, я стал ходить по берегу и смотреть на то место, где только что нырнули мои друзья. Время шло, но никто не выныривал. Как они там под водой? Я начал беспокоиться, может пора нырять за ними? Вдруг на поверхности появился Аквик, он вытягивал за собой Мишку, тот был бледным и не сопротивлялся.
- Упрямый баран! Сейчас утонет в Геленджике, кто Египтом управлять будет?!
Я бросился помогать Аквику, обессиленный Мишка, откашливаясь морской водой, стал приходить в себя. Было видно, что Аквик на него сильно злится.
- Я победил? – Мишка рухнул на берег и виновато смотрел на нас.
- Победил-победил! Только чуть не утонул.
- Победа или смерть! – стало понятно, что он лучше умрет, чем проиграет.
Я вспомнил, как папа смотрит футбольные матчи по телевизору. Он болеет за наших футболистов и очень огорчается, когда они проигрывают. Нам с мамой он каждый раз обещает, что больше не будет смотреть, как играют эти «халтурщики, которым ни за что платят огромные деньги», но в следующий раз он снова смотрит и снова огорчается. Я рассказал об этом Мишке и Аквику.
- Получается, что наши спортсмены не готовы умереть за победу.
- Всех казнить и найти новых! – Мишка был возмущён таким отношением к состязаниям.
- А если и новые будут плохо выступать?
- Тогда и новых казнить, вместе с тем, кто их нашёл!
Я представил, скольких нужно казнить, чтобы наши футболисты стали хорошо играть.
- Мишка, оставайся у нас! Научишь наших спортсменов выигрывать. Смотри, какие у нас есть катера и яхты! А вон самолёт взлетает!
Над дальнем берегом бухты, в том месте, где был аэропорт, в сторону моря как раз взлетал большой самолёт. Вдали на море виднелись, проплывающие мимо морские корабли, ближе к берегу сновали гидроциклы, а прямо над бухтой завис парашютист, привязанный к катеру. Катер несся по морю и тянул за собой парашютиста. Мишка мечтательно смотрел на эту красотищу.
- Эх, красота какая! Но у меня Египет! И отец ждёт от меня помощи. Я не смогу остаться, Ник.
Аквик прервал наши фантазии.
- В гости будешь приходить! В каждом времени есть хорошее и есть плохое, так мир устроен. А сейчас мы отправимся в небольшое путешествие.
- Куда??? – мы спросили почти хором и с любопытством уставились на нашего друга.
- Продолжим тему ныряния! Конечно, там и плавание будет, но больше ныряния. В общем, покажу вам первого в истории «боевого пловца».
У Мишки глаза загорелись. Они и у меня загорелись, но у него больше, он ведь воин, а тут «боевой пловец»! Недолго собираясь, мы разбежались и поднырнули под набегавшую большую волну, море сегодня было неспокойно. Такая же большая волна вынесла нас троих на незнакомый берег.
Невысокие горы, заросшие оливковыми рощами, спускались прямо к морю. Рядом с ними на каменистом берегу лежали обломки деревянных кораблей, с раскрашенными в желтый и в красный цвет бортами. Тут же лежали длинные весла и поваленные мачты с разноцветными парусами, превратившимися в мокрые тряпки. Людей нигде не было видно.
- Куда мы попали? На кладбище кораблей?
- Почти. Мы попали в разгар морского сражения у острова Саламин в Эгейском море. Полезли на гору, оттуда лучше видно.
- А кто с кем сражается?
Аквик уже не слышал нас, он выбрался из воды и стал пробираться между обломками кораблей к тропинке, ведущей на гору. Мы с Мишкой поспешили за ним. Взобравшись на приличное возвышение, мы оказались на прекрасной смотровой площадке. Внизу был виден пролив между материком и островом, на котором мы находились.
Весь пролив был заполнен кораблями. С одной стороны, в него вошли тяжелые и неповоротливые многовесельные галеры с одной мачтой и большим парусом. Их было так много, что они, сталкиваясь друг с другом, ломали о борта соседних судов длинные вёсла. С другой стороны пролива их встречали легкие и более маневренные корабли, которые их атаковали, ломали весла, брали на абордаж и поджигали. За дымом от пожаров нельзя было разобрать, что творилось на этих кораблях.
Мы застыли на краю обрыва и смотрели вниз не в состоянии оторваться от завораживающего зрелища.
- Вот это да! Настоящее морское сражение!
- Греки заманили огромный персидский флот в узкий пролив и теперь атакуют его малыми кораблями. Произошло это в 480 году до нашей эры во время войны греков с персами, а сражение получило название «Морская битва при Саламине». – пояснил Аквик.
- А за что они воюют, какая причина?
- Спроси что-нибудь полегче. У каждой войны есть какая-нибудь причина.
Вдали над морем раздался раскат грома. Странно было его услышать при ясной и безветренной погоде. Аквик насторожился, но продолжил свой рассказ.
- Перед путешествием мы с вами говорили о чем?
- О чём? – если честно, то ни я, ни Мишка этого уже не помнили.
- Мы говорили о нырянии, о плавании под водой.
- Точно! И что, здесь были ныряльщики?
- Были! Мы их сейчас не увидим, но я вам про них расскажу. На стороне греков воевал прекрасный пловец и ныряльщик Скилл. Однажды перед надвигающейся бурей он вместе со своей дочерью Гидной проплыл 15 километров к персидским кораблям и, ныряя, перерезал у них якорные канаты. А ночью началась ужасная буря, разбившая множество персидских кораблей о прибрежные скалы.
- Может быть обломки этих кораблей мы видели на берегу?
- Кто знает? Может и этих. Но на этом подвиги Скилла не закончились. Греки разрушили «понтонный мост», который был построен для переправы персидских войск. К сооружению был направлен Скилл во главе небольшой группы ныряльщиков. Они перерезали якорные канаты кораблей, составлявших этот мост, после чего ветер и течение разметали корабли по сторонам.
- Как жаль, что нельзя хоть одним глазком посмотреть на этого героя! Какой замечательный ныряльщик!
- Ему сейчас не до нас.
Над морем снова раздался громовой раскат, на этот раз он был гораздо ближе и ветр становился сильнее. Аквик с нескрываемым беспокойством смотрел на небо, облаков по-прежнему нигде не было видно. Вдруг раздался треск разрываемого неба, и из ниоткуда ослепительно сверкнувшая молния ударила в край нашей смотровой площадки.
- Бежим!
- От кого?
- От деда! Нашел меня!
Небо над нами быстро потемнело, а порывы ветра валили с ног. Мы бежали вниз по тропике быстро, как могли.
- Нам главное до воды добежать и успеть нырнуть! – голос Аквика прерывался ветром.
Когда мы спустились с горы и выскочили га берег, молнии уже вовсю сверкали и громовые раскаты слились в один сплошной гул. Пробежав между обломками кораблей, мы подбежали к морю. Каждая следующая волна, разбивающаяся о берег, становилась больше предыдущей.
- Нельзя терять ни минуты! Держите меня за руки и ныряем!
… Пляж санатория «Красная Талка» встретил нас ласковым солнцем и легкой рябью на воде, море успокоилось. Дети по-прежнему плескались у берега, а рядом с ними стояли родители о чем-то разговаривали между собой. Все радовались и смеялись.
- Как же мне понравились эти ваши путешествия! – Мишка лег на волну около берега и с блаженством закрыл глаза, а я с трудом переводил дух от всего, что только что с нами случилось.
Мы с Аквиком уселись на берегу, и он о чем-то задумался.
- А что стало потом с ныряльщиком Скиллом?
- С ним все в порядке. Стал героем и в Афинах в столице Греции ему поставили памятник. Меня сейчас другое волнует.
- Что?
- Как меня дед нашел?
Я промолчал, но меня это тоже очень беспокоило.

Глава 6. В ТЕРМАХ КАРАКАЛЛЫ

Каждый вечер перед сном папа находил в интернете какие-нибудь интересные истории и читал их нам с мамой. Он говорил, что раз мы отдыхаем на море, то, для нашего полного погружения, пусть и истории будут «морскими». Недавно мы читали про кругосветные путешествия и про великих мореплавателей, потом про затонувшие сокровища и про морских пиратов. Истории про пиратов мне больше всего понравились: вот у кого были настоящие приключения! В этот раз папа нашел для нас в интернете интересные истории про морскую «бутылочную почту». Вот дела! Оказывается, и такая почта есть!
«Бутылка с запиской, брошенная в море, кажется странным средством связи, но этим способом часто пользовались в разные времена и с разными целями. Например, изучались морские течения. Так, американский дипломат и изобретатель Бенджамин Франклин, будучи главным почтмейстером североамериканских колоний, обратил внимание, что путь почтовых пакетботов из Англии в Америку занимает на две недели меньше времени, чем в обратном направлении. С помощью пущенных по воде бутылок в 1700 году им было обнаружено и нанесено на карты мощное течение – Гольфстрим.»
- Пап, а закупоренная бутылка не тонет?
- Конечно, нет, она плавает на поверхности, как поплавок и морские течения её могут унести куда угодно.
«Одним из самых длинных плаваний считают дрейф бутылки, которая была выброшена в конце 1948 года недалеко от Мельбурна в Австралии. В июне 1952 года ее обнаружили на южном побережье Англии. За 3,5 года своих морских скитаний бутылка проплыла целых 13 тысяч морских миль (24076 км).
Существует и самая старая бутылка, которая дрейфовала в соленых водах целых 132 года.»
- Интересно, о чём пишут в этих письмах?
- О самом разном. Попавшие в кораблекрушения, просят о помощи или прощаются с близкими. Шпионы передают секретные донесения…
- Так уж и шпионы.
- Ах, ты не веришь?! Тогда слушай дальше.
«В 1560 году королева Англии Елизавета I даже учредила специальную должность – откупорщик океанских бутылок. Произошло это после того, как английский рыбак выловил в свои сети в проливе Ла-Манш послание в бутылке и прочитал его. Письмо было адресовано английской королеве. Автором оказался специальный агент, который следил за голландской экспедицией, отправившейся искать путь к берегам Индии и Китая через Северный Ледовитый океан. К сожалению, за свое любопытство рыбак был приговорен к казни, ведь письмо оказалось сверхсекретным.
После чего Елизавета I выдала указ о том, что все найденные бутылки впредь должны доставляться во дворец в целости и сохранности. А тех, кто решит прочесть послания, будет ожидать смертная казнь. На почетную должность откупорщика бутылок был выбран лорд Томас Тонфилд. Только за первый год своей службы ему удалось вскрыть целых 52 морских послания. Эта должность и указ о смертной казни просуществовали в Англии целых 250 лет.»
Когда папа ещё только дочитывал историю про секретного агента, любопытного рыбака и «лорда откупорщика океанских бутылок», у меня уже появился план, как помирить Аквика с его дедом Посейдоном. Нужно просто написать ему письмо и отправить его с помощью «бутылочной почты»! От такой гениальной идеи у меня аж голова закружилась, и я долго возился, обдумывая свой план, прежде чем мне удалось заснуть. Письмо я напишу сам, подходящую бутылку с пробкой где-нибудь найдём, а Мишка, он лучше плавает, доставит её подальше от берега за оранжевые буйки и выбросит в море. Аквику ничего не скажем, я боялся, что он будет против.
На следующее утро на пляже на берегу сидел один Мишка.
- Привет! Где Аквик?
- Привет! Плавает. Говорит, что, когда он плавает, ему лучше думается.
- А я знаю, о чём он думает.
- О чём? Расскажи!
Я рассказал Мишке обо всем: о том, как Аквик поссорился со своим дедом, о том, как после этого сбежал от него, о том, что в нашем последнем путешествии шторм в море не просто так поднялся, а потому что Посейдон нашёл Аквика, и конечно рассказал про свой план, как их помирить. Мишка внимательно слушал меня, хмурился и молчал.
- Как тебе мой план? Поможешь бутылку подальше закинуть?
- Бутылку-то я закину… но как-то неправильно всё это.
- Что неправильно?! Ты не хочешь, чтобы они помирились?
- Хочу, конечно! Но он должен извиниться перед дедом. Разве можно противоречить родителям, а тем более своему деду! Он опытнее и мудрее, и знает, что делает.
Чувствовалось, что Мишка прав.
- Не будет извиняться. – почему-то я был в этом уверен.
- Меня «упрямым бараном» называл, а сам-то?
- Дааа … Только про наш план ему не рассказывай.
- Само собой … Ладно, пиши записку, Ник, закинем бутылку в море. Кстати, отличное изобретение - бутылочная почта! Так можно любой сосуд закупорить и отправить в плавание, глиняный кувшин, например. Надо отцу рассказать, можно будет наладить сообщения с другими городами Египта вдоль великой реки.
В это время из набегавшей волны на берег выскочил наш друг.
- Привет отдыхающим! А мы тут тебя заждались, Ник. – настроение у Аквика было отличным. – Я придумал, куда мы сегодня отправимся!
- Куда??? – в Мишкиных глазах загорелась жажда приключений.
Заметив, что я сомневаюсь на счет новых путешествий, Аквик меня успокоил.
- Не дрейфь, Ник, сегодня мой дедуля нас точно не разыщет! Мы продолжим изучать историю плавания, а плавают не только в море.
- А где ещё? В озере, в реке…
- Мимо. Ещё плавают в бассейне!
- Неужели в древние времена были бассейны?!
- Ещё какие!!! Хватит болтать, ныряем!
Мишка подскочил и побежал за Аквиком, мне ничего не оставалось делать, как их догонять. Немного отплыв от берега, мы взялись за руки и опустились под воду. Почему я всегда чихаю, когда ныряю за Аквиком? В этот раз было то же самое, в носу защекотало, чихнув и выпустив в воду пузыри, я вынырнул, действительно, в бассейне, но в каком!
Это был огромный зал, окруженный высоченными колоннами. Они были такого диаметра, что одну из них не смогли бы обхватить несколько человек, взявшись за руки. Колонны поддерживали балкон, на котором стояли мраморные скульптуры. Сверху над залом был купол с большим круглым отверстием, через которое выходил пар и через него же спускался свет от солнца. Стены были облицованы мрамором, бронзой и цветной мозаикой.
- Ух ты! Это не бассейн, а дворец! Куда мы попали?
- В Римские бани – термы. В начале нашей эры при них стали строить бассейны для плавания с подогревом воды.
- Ничего себе бани!
- Римляне очень серьёзно относились к плаванию и использовали его, как одно из средств врачевания. А для римской знати, не уметь плавать было позором. Они говорили: «Можно ли людям, которые являются противоположностью мудрого, плавать и читать не умеют, вверить службу». А крайнюю степень человеческого бескультурья выражала фраза: «Он не умеет ни плавать, ни читать».
- Правильно говорили! – Мишка оттолкнулся от мраморного бортика и поплыл вдоль бассейна, демонстрируя свое умение в плавании. На него с одобрением смотрели мужчины, прогуливающиеся между колонн, завёрнутые в белые накидки.
- А нас отсюда не выгонят?
- Нет. Здесь свободный вход для всех римлян.
- Но мы то…
- … а что мы то? Сейчас мы и есть римляне! Поплыли!
В бассейне кроме нас находилось несколько человек. Один мужчина неутомимо плавал от бортика к бортику, меняя стили. В одну сторону он плыл брассом, в другую кролем. Проплывая мимо нас, он похвалил Аквика, а про меня сказал, что мне нужно больше тренироваться, потом улыбнулся нам и поплыл дальше.
- Кто это?
- Император Каракалла.
- Настоящий император?!
- Да, вот такой император. Про него говорят, что он ведет себя, как простой воин: первым копает, если нужно копать рвы, и вообще первым берётся за всякое дело, требующее рук и физической силы. В походах чаще всего идет пешком и выносливость его вызывает восхищение.
- Наверное, он стал таким, потому что много плавает. Расскажи ещё про Каракаллу.
- Что рассказать-то? Император Каракалла требовал, чтобы каждый воин в совершенстве овладел искусством плавания как без одежды, так и в доспехах.
- В доспехах?! Они же тяжелые!
- Но так они воины, а не просто погулять вышли! Они должны были уметь передвигаться и сражаться в воде, нырять, вести абордажные схватки, атаковать корабли и переправляться вплавь в полном вооружении.
- Вот это да! – Мишка подплыл к нам и, раскрыв рот, с восхищением слушал про римских воинов.
- Ещё Каракалла построил эти термы. Потом про них скажут, что это «восьмое чудо света». Пошли погуляем и осмотрим их!
Мы вышли из бассейна по мраморным ступеням и, чтобы не отличаться от отдыхающих вокруг римлян, завернулись в белые полотна материи, которые лежали аккуратно свернутыми на широких скамьях. Как только мы вышли из зала бассейна в другой зал, то чуть не столкнулись с двухметровой горой мышц, завернутой не в белую, а в оранжевую накидку. Грозная «гора мышц» перегородила нам дорогу и стала внимательно осматривать нас.
- Кто такие и почему одни здесь гуляете? Где родители?
Мы с Мишкой проглотили языки и глядели по сторонам, куда бы дать дёру, а Аквик шагнул вперёд и гордо поднял голову.
- Я Акакайос Вазилис - внук повелителя морей Посейдона, рядом со мной мои друзья: фараон Аменхотеп, сын царя Египта Тутмоса и Великий Никас, испепеляющий взглядом. Наши родители сейчас плавают в бассейне вместе с императором Каракаллой. А кто ты такой и как смеешь мешать нашей прогулке по термам?
«Гора мышц» нахмурила лоб и озадаченно уставилась на нас, было видно, что сейчас она размышляет над тем, чем ей грозит встреча с нами. Наконец, она приняла решение.
- Я центурион Петрониус, слежу здесь за порядком. Прошу меня извинить за то, что помешал вашей прогулке. Чтобы искупить свою неучтивость, я готов сопроводить вас и показать, как здесь все устроено. Лучше меня здесь об этом никто не знает.
Против такого экскурсовода мы не возражали, а Петрониус, несмотря на свой грозный вид, оказался приветливым и весёлым малым, а также отличным рассказчиком. Он три часа водил нас по залам и садам этого грандиозного сооружения, которое раскинулось на площади 12 гектаров.
Термы снабжались чистейшей водой из горных источников, поступавших в них при помощи специально построенного акведука. В основном помещении было несколько бассейнов с водой разной температуры: теплой, средней теплоты и прохладной. В отдельных залах можно было насладиться массажем, спортивными играми, публичными представлениями и общением между собой. Отдельный зал был отведён под библиотеку. Полы и стены всех залов были отапливаемые.
Когда наша «экскурсия» завершилась, Петрониус проводил нас к бассейну, в котором плавал император и распрощался с нами. Мишка был в восторге от увиденного, а я вспоминал, как зимой мы вместе с родителями ходили в аквапарк. Если все современные аквапарки сложить вместе, то все равно не получится такой красоты, которую мы здесь увидели.
Мы вынырнули рядом с пляжем в геленджикской бухте, на котором отдыхающие радовались морю, солнцу и жизни. Нашего отсутствия никто не заметил.
- Аквик, спасибо тебе, что показал, как плавали в Древнем Риме! Мне очень понравилось!
Мишка слегка пихнул меня локтем в бок и захихикал.
- Великий Никас, покажешь, как испепеляешь взглядом?
- Прямо сейчас на тебе покажу!
- Нет, завтра. Сейчас мне домой пора. – Мишка снова захихикал, помахал мне рукой, и они вместе с Аквиком нырнули в море.
Я знал, как отблагодарить моего друга! Вечером я достал цветные карандаши и свой альбом для рисования. Вырвав из него листок, красным карандашом я начал писать письмо.
«ЗДРАСТВУЙ ПАСЕЙДОН.
МЫ ДРУЗЬЯ АКВИКА НИКИТА И МИШКА.
АКВИК ХОРОШИЙ И ВАС ЛЮБИТ.
ПОМИРИТЕСЬ С НИМ ПАЖАЛУСТА.
МЫ ВАС ТОЖЕ ЛЮБИМ И НЕ БАИМСЯ.»

Глава 7. ЗОЛОТАЯ АРМАДА

Написать письмо Посейдону оказалось проще, чем найти сосуд для его отправки. В поисках пустой бутылки мы с Мишкой обшарили весь санаторный пляж. К родителям за помощью обращаться нельзя, они сразу спросят: «зачем тебе пустая бутылка?» Я представил, что бы было, если бы я ответил правду: «Мама, папа, я тут написал письмо повелителю морей Посейдону, нужно его отправить бутылочной почтой. Почему написал? Потому что у меня есть друг, он внук этого самого Посейдона, и они поссорились. Мой друг от деда сбежал, а тот разыскивает его и мечет в него молнии. Вот я и хочу их помирить!» Наверное, после этого, мама бросится мерить мне температуру и искать лекарства, а папа скажет, что я перегрелся и перекупался, и что мне надо несколько дней посидеть в номере.
- Нашёл!!! – Мишка махал мне рукой из дальнего угла пляжа. – Смотри, подойдёт?
Темно-зелёная стеклянная бутылка была из-под лимонада, пробки не было. Я свернул своё письмо в трубочку и аккуратно засунул его внутрь бутылки.
- Хорошо бы её чем-то заткнуть, а то наберёт воды и утонет.
Мы посмотрели на размер горлышка и друг на друга: идей не было.
- Эй, я вас долго буду ждать? – Аквик наплавался и теперь стоял на берегу, повернувшись в нашу сторону.
- Спрячь её, а завтра что-нибудь придумаем! – Мишка с бутылкой убежал на другой конец пляжа, а я, как ни в чем ни бывало пошёл к Аквику.
- Чем это вы занимаетесь? Носитесь по пляжу, что-то ищите.
- Да так… Кораблик хотели построить… модель парусника! Материал не нашли. – у меня плохо получалось врать.
- П-а-р-у-с-н-и-к? А это идея!!! Я знаю, куда мы сегодня отправимся!
- Куда??? Я здесь! – запыхавшийся Мишка готов был сразу отправиться в новое путешествие.
- Как древние греки и римляне плавали, мы видели. Как плавали в древнем Египте, нам Мишка каждый день показывает. Отправимся-ка мы на Восток! Там будут и паруса, и плавание! Ныряем в древний Китай!
- Ура!!! Паруса и плавание!!!
Мы вынырнули далеко от берега, но сразу уперлись ногами в скалистое дно, не видное из-за мутной воды.
- Какое мелкое море! Можно до берега идти по дну.
- Это Восточно- Китайское море, китайцы называют его Дунхай.
- А почему в нём вода мутная?
- Из-за большого количества ила и песка, который в море выносит река Янцзы. Как раз в этом месте её многочисленные протоки и впадают в море. Кстати, Мишка, эта река такая же великая, как Нил в Египте.
Мишка уважительно посмотрел на мутную воду и согласно кивнул.
- Река – это жизнь.
- Лучше плыть, а то провалимся. – Аквик оттолкнулся от каменистого дна и поплыл к берегу, а мы за ним.
Берег был каменистым и скользким от морских водорослей. Сразу за россыпью камней, которая круто опускалась к морю, начинали расти кустарники и деревья, но до них ещё нужно добраться. Цепляясь за камни, мы кое-как выбрались из воды и стали карабкаться наверх. Ещё немного и мы ухватились за тонкие стволы невысоких деревьев, которые помогли нам подниматься дальше по крутому склону. Вскоре мы очутились на пологом каменистом участке. Можно было отдышаться и осмотреться.
И справа, и слева от нас скалистый берег тянулся сплошной извилистой береговой линией. Непонятно было, где река Янцзы впадала в море. С нашего наблюдательного пункта хорошо были видны мутно-зелёные участки морской воды, которые заканчивались далеко от берега, дальше вода становилась синей. На горизонте виднелись скалистые острова, тоже заросшие зеленым лесом.
- Красиво! А что ещё мы здесь увидим? – Мишка спросил за нас обоих. Мне тоже была интересна цель нашего путешествия. После Древнего Рима и терм Каракаллы, я ждал от моего друга новых чудес.
- Что увидим? А что вы заказывали, то и увидим! – Аквик смотрел на нас и хитро улыбался.
- Я ничего не заказывал. – ляпнул Мишка, он же не слышал, как я врал про «парусник». Нужно было спасать положение.
- Мы говорили про «паруса и плавание», но здесь ничего нет. – я стал крутить головой, осматривая морской горизонт, заглядывать вниз под кручу, на которую мы только что поднялись, море было спокойно и на нем не было видно ничего интересного.
- Терпение, мой друг Никас!
- … испепеляющий взглядом. – подмигнул мне Мишка и захихикал.
Ах, ты дразнишься! Тоже мне друг называется, ты мне ещё за вчерашнее не ответил! Я уже был готов с ним разбираться, но тут невдалеке от нас, как будто прямо из берега стал медленно выплывать огромный корабль с красными парусами. Представьте себе деревянный корабль-гигант длиной 140 метров, шириной 55 метров с пятью палубами, с красными парусами, которые вращаются вокруг своей оси, чтобы ловить любой попутный ветер, на девяти мачтах и с глазами дракона на носу корабля. Вот это чудо сейчас выплывало из устья Янцзы, подгоняемое лёгким попутным ветром, наполняющим девять огромных красных парусов. Люди на верхней палубе казались очень маленькими, как муравьи, их было много, и они управляли парусами и двумя рулями удивительного корабля.
- Обещанные паруса появились! – Аквик стал комментировать происходящее. - Эти суда называются джонками. Они имеют высокую маневренность и устойчивость. Особенностью джонок являются переборки, повышающие непотопляемость судна в океане: китайские мастера позаимствовали эту идею у дерева бамбук. Корпус судна воспроизводит структуру стебля этого дерева. Кстати, в Европе первый пароход, построенный с переборками, «Great Eastern» будет спущен на воду в Великобритании через 450 лет.
Мы слушали Аквика и не могли оторвать взгляд от гигантского парусника, уходящего в море. Самое удивительное заключалось в том, что вслед за первым кораблём из протока Янцзы стал выползать второй такой же и тоже с красными парусами, за ним третий, потом четвёртый. Всего мы насчитали 62 огромных корабля! Они все выстроились в одну линию на небольшом отдалении от берега. Одна из джонок сбросила два огромных якоря как раз напротив нашего наблюдательного пункта, и мы смогли как следует её рассмотреть. Мачты у джонки располагались не по центру судна, а были разбросаны в разных местах по всей палубе, а паруса представляли собой красные бамбуковые маты, которые раскрывались, как веер. Два руля на корме корабля были высотой с четырехэтажный дом и приводились в действие сложной системой блоков и рычагов.
Тем временем, вслед за гигантскими джонками в море стали выходить один за другим более мелкие корабли. Мы начали их считать, но после двухсот штук сбились со счёта.
- Аквик! Что это за чудо?!
- Это «Золотая армада» адмирала Чжэн Хэ готовится к своему первому морскому походу.
- Расскажи, пожалуйста! Как это было, когда?
- Слушайте! …
Это было в 1405 году, почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку и задолго до того, как европейские корабли отправились исследовать мировые океаны. Китай отправил в путешествие один из самых больших флотов за всю историю мира. Им командовал адмирал Чжэн Хэ, и его флот был больше и мощнее, чем все флоты Европы вместе взятые.
В первой экспедиции приняло участие 317 кораблей с 27 870 людьми на борту. Это были не только матросы и воины, но и люди других профессий: дипломаты, ученые, астрологи, историки, скотоводы и крестьяне.Флот состоял из кораблей и судов различных типов и назначений: флагманский, суда с воинами, пятимачтовые патрульные корабли для обеспечения охраны армады, танкеры с водой, суда для скота, обеспечивающие свежим мясом, и лошадьми. Самым замечательным изобретением можно считать земледельческие суда, на которых выращивали сою и получали высокий урожай. Соя имела все необходимые вещества для полноценного питания благодаря витамину «С», которого так не хватало морякам Европы, страдавшим цингой во время своих длительных плаваний.На фоне этих астрономических цифр и размаха даже как-то неприлично вспоминать о трёх каравеллах Колумба и всего-навсего сотне членов их экипажей.
- А сколько же было таких экспедиций?
- Семь экспедиций за 28 лет. Флот адмирала Чжэн Хэ обошел полсвета и совершил массу открытий. Когда в 1433 году Чжэн Хэ в последний раз возвратился в Китай, старый император умер, и это уже была другая страна – страна, отгородившаяся от всего внешнего мира. Почти пять столетий Китай оставался в изоляции. За это время его хозяйство пришло в упадок… и китайцы почти разучились плавать.
- Как же такое может быть?!
- Получается, что может
Выше по склону послышалось движение, и несколько мелких камней скатились вниз. Увлеченные невиданным зрелищем мы не заметили, как наверху невдалеке от нас появился незнакомец. Он сидел на широком камне и задумчиво смотрел на море, пестревшее сотнями разноцветных кораблей. Это был крупный мужчина в белой шелковой одежде с вышитым на груди золотым драконом, а на черном поясе, украшенном нефритовыми дисками, висел большой меч с красным рубином на конце рукояти. По-моему, он слышал наш разговор.
- Значит, вот так всё закончится.
Из нас троих не растерялся только Аквик.
- Простите, адмирал, но эти слова были сказаны не для вас.
- Не извиняйся, незнакомец. Вижу, что вы непростые путешественники и радуюсь встрече с вами.
Мне жаль было адмирала. Не каждый день узнаешь, что всё, чему ты посвятил жизнь, все твои достижения и победы окажутся никому не нужны и вскоре про них забудут. Но Чжэн Хэ мужественно справился с этим ударом, иначе он бы не стал великим адмиралом «золотой армады»! В его карих глазах снова засверкали озорные искры.
- Делай, что должно, и будь что будет! Впереди ещё целая жизнь и семь экспедиций! – адмирал отряхнулся от печальных мыслей. – Друзья мои, я забрался на этот склон не только для того, чтобы полюбоваться на корабли перед их отплытием, сейчас будет игра! Приглашаю вас посмотреть её и получить удовольствие от этого зрелища.
- Что за игра?
- Сейчас сами увидите! Садитесь рядом.
Мы уселись рядом с ним на широкий камень. С огромной джонки напротив нас десяток матросов разделись и спрыгнули в воду. На шее у них были повязаны красные платки.
- Это мои, с флагмана! – адмирал оказался болельщиком.
С соседней джонки, которая находилась правее в двухстах метрах, в воду спрыгнули тоже десять матросов с желтыми платками на шее. С бортов обеих джонок спустили лодки, и они разместились каждая около своей джонки. Расстояние между лодками было около ста метров, и над каждой был поднят флаг. На одной лодке он был красного цвета, на другой – желтого. Пловцы с красными и желтыми платками заняли водное пространство в центре. Все чего-то ждали. Вдруг раздался звук пушечного выстрела, и одновременно с ним в центр водного поля между лодками полетел желтый продолговатый предмет – высушенная тыква. К месту её падения сразу устремились все пловцы, и вокруг него образовалась бурлящая свалка. Кому-то удалось выкинуть над водой тыкву в сторону, её сразу подхватил пловец с красным платком на шее и устремился к своей лодке, желтые платки отстали. Когда тыква оказалась в лодке, все игроки и те, кто находился в лодке, закричали и замахали руками. Адмирал вскочил с камня и громко закричал.
- Молодцы! За каждую ву-лу даю золотую монету! – на море его не слышали, но это для него было не важно.
- Кажется, я понимаю смысл игры. – Аквик тоже начинал болеть за красных.
- Ничего сложного. Бросают десять ву-лу, кто больше их соберёт в свою лодку, тот и победил.
- А ву-лу – это …
- Высушенная тыква. – адмирал улыбался и был очень доволен, что его команда выигрывала.
Раздался пушечный выстрел, и следующая ву-лу полетела в центр игрового поля…
Мы молча сидели на гальке на санаторном пляже, вытянув ноги навстречу набегавшим волнам. До моего обеда ещё было время, Мишка к себе не торопился, и Аквик тоже не спешил исчезать.
- Молодцы красные! Семь ву-лу захватили, а желтые - только три. – Мишке игра очень понравилась. Он скакал и кричал громче адмирала. Представляю, что скоро начнется у него в Древнем Египте. Наберут команды, высушат тыквы, и Нил между царствами мертвых и живых забурлит, как море Дунхай. Мишка радовался, а мне было грустно.
- Почему так бывает?
- Что именно?
- Ну… почему китайцы плавать разучились? На целых пятьсот лет! Они же при адмирале вон, как здорово плавали!
- Наверное, им стало это не нужно. Другие заботы появились. Развитие плавания определяет общество.
Аквик лениво потянулся и зевнул.
- Скажите спасибо, что у них хоть не казнили за плавание.
Мы с Мишкой вытаращили глаза и раскрыли рты.
- А что, где-то казнили???!!!
- Завтра нырнём – покажу.

Глава 8. ЕСЛИ ВСПЛЫВЁТ – КАЗНИТЬ!

Пробка для «бутылочной почты» нашлась в нашем санаторном номере. Не какая-нибудь пробка, а настоящая пробка от бутылки вина, которую нам подарила администрация санатория при заселении. Наверное, здесь так принято, когда приезжаешь на море отдыхать, тебе сразу дарят бутылку вина, чтобы приезжали почаще. Про вино папа сказал, что оно не супер, но вполне приличное и что «дареному коню в зубы не смотрят». Я не понял, как вино было связано с конём, может нам ещё и конь полагался, но его пока не было. Вот эту пробку я и нашел лежащей в вазе вместе с фруктами. Какая удача!
Нам с Мишкой снова пришлось спрятаться от нашего друга, чтобы завершить план и отправить письмо в бутылке для Посейдона. Аквик подозрительно смотрел на нас, пока мы втихаря закупоривали бутылку, и я отправлял Мишку за буйки.
- Второй день от меня прячетесь. Признавайтесь, что задумали! – не хотелось снова врать про парусник, тем более Мишка уже сплавал и закинул бутылку подальше в море.
- Мы написали письмо твоему дедушке, о том, чтобы вы с ним помирились.
- Что?! Интересно, как же вы его отправите?
- А мы уже отправили.
- Как??? – мне казалось, что моего друга трудно удивить, но у Аквика на лице было написано крайнее изумление. Пришлось рассказать ему про «бутылочную почту», про морские течения, которые носят эти письма в бутылках по морям и океанам, и про то, как мы с Мишкой за два дня все это дело провернули.
Аквик выслушал меня, а потом начал хохотать, особенно, когда я ему рассказал, что одно письмо проплавало 132 года пока его не выловили.
- Ребят, вы настоящие друзья и большущее вам спасибо, но, я думаю, что с дедулей мы помиримся немного пораньше.
Мишка тоже стал подхихикивать надо мной, а мне стало обидно: я что, зря старался? Как будто мне больше всех надо.
- Никит, ты только не обижайся, я ценю твою помощь, но бутылка вряд ли куда-то уплывет из Геленджикской бухты. Какие здесь течения? Через пару дней её прибьет к берегу и все. Но попытка супер! Я бы такое не придумал.
Пока я дулся и думал, что ответить, Мишка напомнил Аквику о вчерашнем обещании.
- Неужели за то, что человек умеет плавать его где-то казнят?
Аквик встрепенулся.
- Хорошо, что напомнил! Еще как казнят! Ныряйте за мной, сейчас покажу вам страсти-мордасти.
Мы вынырнули недалеко от берега в тихом озере среди белых лилий. Вокруг нас на поверхности воды плавали большие гладкие и глянцевые листья, а среди них чуть приподнимались на широких стеблях белые цветы. Их было много! Крупные белые листки располагались по краям, ближе к центру шел ряд мелких листьев, а из центра цветка в стороны расходились желтые лучи. Воздух вокруг нас был наполнен нежным ароматом.
- Красотища-то какая!
Рядом со мной на поверхность всплыл Мишка с большим зелёным листом на голове. Он тоже с удивлением и восторгом стал рассматривать белые цветы.
- Выбираемся отсюда, а то запутаемся в этой зелени. – Аквик, аккуратно раздвигая руками листья с белыми цветками, стал продвигаться к берегу, мы поплыли за ним.
- Это ты здорово «прицелился»!
- Не люблю выныривать в озерах и прудах, у берега всегда полно водорослей.
Мы вылезли на берег и осмотрелись. Озеро находилось в низине. На нашем берегу рос лес, а противоположный – был открытым и прямо от озера начиналась дорога к деревне к домам под красными черепичными крышами. Эти дома беспорядочно теснились перед высокой крепостной стеной из камня, которая грозно возвышалась над ними и соединяла круглые башни с бойницами. Похоже, что это была настоящая крепость. За стеной громоздились серые дворцовые постройки с большими крестами на окнах и на крышах. За исключением красных черепичных крыш общая картина производила угнетающее впечатление.
Мишка передернул плечами и высказал вслух свои мысли.
- Наверное, за крепостной стеной у них тут «царство мертвых».
- Ты почти угадал. Только у вас в Египте там покой и тишина, а здесь угроза и опасность.
- Не понимаю.
- Мы попали в средневековую Германию во времена инквизиции.
- Звучит как-то не очень весело.
- Ещё как невесело. В европейских странах в средние века католическая церковь создала эту инквизицию для розыска, суда и наказания еретиков.
- Кого-кого?
- Еретиками они называли всех несогласных с ними. Ну вот, например, у тебя есть своё мнение, а они с ним не согласны.
- Ну и что?
- А ничего, значит ты еретик, тебя поймают и казнят.
Мишка с сомнением слушал Аквика, но я почему-то ему сразу поверил.
- Слушай, а может ну её, эту средневековую Германию, бежим отсюда пока целы!
- Не дрейфь, Никас, сбежать всегда успеем. Мы же на плавание пришли посмотреть.
- Давай хоть спрячемся.
- Вот это правильно.
Мы сели на траву за низкими кустами и стали ждать неизвестно чего. Вскоре, это «неизвестно что» появилось в виде толпы народа, которая спускалась от деревенских домов по дороге к озеру. Впереди шел высокий худой человек в чёрном плаще с капюшоном, надетым на голову. Перед собой в руке он держал крест. За ним двое стражников вели под руки молодую девушку в белой длинной рубашке, а за ними шли все остальные. Спустившись к берегу, длинный с крестом развернулся к толпе.
- Слушайте все! Еретики прячутся среди нас, прикидываются добрыми христианами, но церковь умеет отличать одних от других. Я уже чувствую здесь заговор против Бога, но сначала мы допросим свидетелей. Есть ли прямые доказательства, что Мари Бауэр плавала? Кто это видел своими глазами?
Из толпы послышалось несколько голосов.
- Я видела, Преподобный отец Конрад!
- И я видел!
- Когда я ловил рыбу из лодки, то тоже видел, как она плавала.
- Однажды, мы с сестрой гуляли вечером у озера и встретили Мари. Волосы у неё были мокрыми, а дождя не было. Она точно плавала в озере!
Длинный с крестом выслушивал ответы и кивал своим капюшоном. Девушка в руках стражников стояла, понурив голову.
- У нас остаётся один способ проверить одержима ли она нечистой силой. Мы бросим её в воду на середине озера, и, если она не утонет, а всплывёт, значит «чистая вода её не принимает»! И как слугу дьявола, мы казним её немедленно!
Стражники повели девушку к большой лодке, в которой сидели два гребца.
В кустах, в которых мы сидели, нас не могли видеть, но нам было всё отлично видно и слышно. Меня затрясло от страха, а Мишка сжал кулаки и уже готов был броситься на этого длинного в капюшоне, чтобы разорвать его на части.
- Что здесь происходит?!
- Они что, собираются её казнить за то, что она умеет плавать?!
- Надо что-то сделать!!!
- Можно я ему башку оторву вместе с капюшоном?
Аквик приложил свой палец к губам.
- Тихо вы! Ещё не время. Пусть её отвезут на середину озера, там отобьём!
Двое стражников вместе с девушкой сели в лодку, и гребцы навалились на весла. Толпа на берегу гудела и ждала результата этого безумного эксперимента.
Пока лодка плыла к центру озера, Аквик нам быстро объяснил обстановку. Оказалось, что после Античности и расцвета гигиены и плавания вплоть до XV века большинство жителей Западной Европы, действительно, не умело плавать. Чтобы сократить число утопающих, власти запретили купаться в водоемах, а Церковь включила слишком частое мытье и плавание в список смертных грехов. Людей запугали подводными чудовищами, которые только и ждут шанса погубить их. Русалки якобы соблазняют живых мужчин, заманивают их в воду и там топят, а Посейдон – кровожадное существо, неоправданно насылающее бури на корабли.
- Дед мне сам рассказывал историю, как после шторма, погубившего часть римского флота, император Калигула объявил ему войну. Он выстроил на гальском берегу перед Ла-Маншем всю армию, включая артиллерию, и приказал обстреливать воду. Естественно, море ответило ему молчанием. Дедуля к тому шторму не имел никакого отношения. Ох, он и смеялся потом над Калигулой, когда тот объявил о своей победе и собрал трофеи – ракушки.
Тем временем лодка остановилась в центре озера. Стражники встали на корму и столкнули девушку за борт. Мари сначала скрылась под водой, но потом вынырнула и поплыла в нашу сторону. Я заметил, что плыла она брассом и плыла очень хорошо. Люди в лодке закричали, и толпа на противоположном берегу подхватила их крики.
- Вода не приняла! Она слуга дьявола! Ловите её! Казнить! Казнить! …
Лодка стала разворачиваться, чтобы догнать беглянку.
- Пора действовать! Вы готовы? – Аквик строго посмотрел на нас.
- Да!!!
- Они боятся водяных чудовищ, и никто из них не умеет плавать. Используем это! Плывём изо всех сил к тому берегу. Лодку не замечаем, проплываем мимо. И кричите во всё горло!
- А что кричать?
- Не важно что, главное громко!
Так мы и сделали. Выскочив из кустов, мы, поднимая брызги, бросились в воду. Мишка грозно завопил.
- Эй ты, Преподобный!!! Смерть за тобой пришла!!! Рыбам на корм пойдешь!!!
Я не мог так сложно выражаться, как Мишка, но мне очень понравилась его последняя фраза «рыбам на корм», поэтому я начал кричать своё.
- Все рыбам на корм!!! Все к рыбам!!!
Аквик ничего не мог кричать, потому что он поплыл баттерфляем, как дельфин, а при этом способе плавания не особенно раскричишься. Но зато, как он плыл и какие штуки выделывал! Проплывёт метров десять, а потом нырнёт и выныривает в другом месте озера, и снова плывёт дельфином в сторону толпы, проплывёт еще десять метров и снова выныривает в другом месте озера. Мы с Мишкой знали, что он перемещался под водой, а толпа-то не знала.
Бедная Мари, когда нас увидела, испугалась ещё больше. Она остановилась в воде и не знала, куда её плыть: назад к лодке нельзя, а к нам плыть страшно. Когда мы с ней поравнялись я её успокоил.
- Плыви на наш берег! Мы спасём тебя!
На лодке началась настоящая паника. Стражники, которые были на носу лодки и уже тянули руки к воде, чтобы схватить девушку, вскочили на ноги и, переступая через гребцов, побежали на корму. Гребцы начали отчаянно пытаться развернуть лодку в обратную сторону. Когда у них это получилось, стражники снова вскочили на ноги и побежали через них уже на нос лодки, чтобы быть подальше от нас. Зацепившись за гребцов, они стали заваливаться на одну сторону, и лодка перевернулась. Толпа ахнула и замерла в оцепенении. Из воды стражники уже не вынырнули, на поверхности показались только два гребца, которые тут же схватились за перевернутую лодку, ещё плавающую над водой. Их крики слились с нашими.
- Помогите!!! Спасите!!! Все на корм рыбам!!! Смерть Преподобному!!!
Мишка, не сбавляя темпа, кролем плыл в сторону противоположного берега. Перевёрнутая лодка осталась позади. Я сильно отстал от него, но кричал громче. Аквик уже подбирался к длинному в капюшоне, который стоял на самом берегу озера. Страх и ужас охватил толпу, все с криками бросились бежать на дорогу в сторону деревни. Преподобный Конрад оказался прытким мерзавцем, выкинув в сторону свой крест, он догнал толпу, растолкал всех и побежал спасаться первым. В давке с него сдёрнули капюшон, открыв всем его лысую прыщавую голову.
Мы вернулись на свой берег, где нас ждала Мари. Она оказалась ещё ребенком, а не взрослой девушкой, как нам показалось издали. Постарше нас, но ребенком.
- Спасибо вам!!! Вы мои спасители!
- Потом поблагодаришь. Надо уходить отсюда, Преподобный за подмогой в крепость побежал.
Я представил, как Преподобный вернется к озеру с крепостной стражей и с пушками, которыми станут обстреливать озеро. Мы взялись за руки вместе с Мари и нырнули…
После всех наших путешествий санаторный пляж выглядел самым спокойным местом на Земле. Если бы я знал, что такое Рай, то я бы именно так и назвал это место. Белая рубашка Мари здесь никого не смущала, просто человек боится сгореть на Солнце.
- Что делать будем?
- Назад ей нельзя, теперь точно казнят!
- Вот влипли в историю.
Девочка молчала и с любопытством озиралась по сторонам. Как всегда, выручил Аквик.
- Возьму её к себе домой и познакомлю с родителями. Думаю, что они не откажутся от такой дочки.
- А у тебя есть дом? – у меня это вырвалось непроизвольно. – Ты про него никогда не рассказывал.
Аквик засмеялся.
- А ты думал, что у меня один дедуля, который молниями кидается? У меня и дом есть, и куча родственников.
- Расскажешь про них?
- В другой раз. Я сегодня что-то устал.
Неутомимый Мишка с наслаждением лежал на волнах возле берега.
- А я бы сейчас ещё куда-нибудь отправился. Как же мне нравятся эти наши путешествия!
- А меня возьмете с собой? – мы уставились на Мари в немом изумлении. От неё мы такого не ожидали. Мы вообще ни о чем не думали, когда её спасали.
- Эй, Минхотеп, пора домой. И ты, Мари, бери меня за руку и ныряем.
По виду моего друга я понял, что грядут перемены. Вот дела!

Глава 9. СЕЛО ПРЕОБРАЖЕНСКОЕ

Когда утром я прибежал к морю, Аквик уже сидел на берегу, а ближе к буйкам плавали Мишка и Мари.
- Учит её кролем плавать. Способная оказалась.
- Как всё прошло? – я волновался за девушку: как её примет семья Аквика.
- Ты про Мари? Всё отлично, маме понравилась. Говорит, что теперь за меня меньше волноваться будет, потому что за мужчиной должен быть «женский пригляд».
- Значит, она теперь с нами будет путешествовать?
- Как видишь, уже путешествует. Дома ни в какую не захотела остаться.
Что это за «пригляд» такой я не понял, но если маме Аквика так спокойнее, то пусть путешествует. Мари - девчонка хорошая. Заметив меня рядом с Аквиком, Мишка помахал мне рукой, и они с Мари наперегонки поплыли к нам.
- Никасу привет!
- Здравствуй, Никита! – на Мари был голубой купальник, который очень шел к её рыжим волосам и веснушкам. Она улыбалась. Даже не верилось, что вчера её собирались казнить за то, что она умеет плавать.
- Все в сборе. Куда нырять будем?
- Есть предложение! Давайте посмотрим, как развивалось плавание в русском Средневековье.
- Ой! А там не казнят за плавание?! – Мари испуганно смотрела на Аквика.
- Средневековье без казней нигде не обходилось, но за плавание на Руси точно не казнили!
- Тогда ныряем!
Мы вынырнули у берега неширокой реки. Перед нами прямо из воды рос тростник, а крутой спуск к реке был весь в лопухах. Издалека доносились звуки барабана и флейты. Немного проплыв вдоль берега, мы выбрали удобный участок для нашей «высадки» и, пробираясь через лопухи, вскарабкались по косогору. Нашему взору открылся большой луг, а за ним среди высоких берёз деревенские дома, за которыми виднелись дворцовые строения.
Картина совсем не походила на ту, что мы видели в средневековой Германии. Здесь всё было яркое, удалое и молодецкое, этому настроению особенно способствовала большая группа мальчишек в зеленых кафтанах с деревянными фузеями. Им всем было лет по десять – двенадцать, и они выглядели, как «игрушечное войско», но улыбок и шуток не наблюдалось, наоборот, все очень серьезно и старательно относились к тому, что делали. Пять барабанов и одна флейта в умелых руках задавали маршевый ритм, под который мальчишки двумя колоннами усердно шагали по лугу. Трое взрослых офицеров отдавали команды и руководили этой строевой подготовкой. У двух настоящих пушек, стоящих в стороне и сверкающих на солнце начищенной медью, расположились «игрушечные орудийные расчеты»: по пятеро мальчишек на одну пушку и один взрослый офицер. Пушкари выстроились рядом со своими пушками и чего-то ждали. Но вот смолкли барабаны и колонны остановились, деревянные фузеи с плеча опустились к ноге. Офицер громко отдавал команды.
- На ле-ВО! Как солдату ружьё надлежит держать? Что об этом нам говорит «Строевой устав»? Надлежит солдату фузею держать на левом плече круто, плотно к себе, дабы скоба против левой груди, а левая рука посереди самого приклада была, но левый локоть от себя держать надлежит.
Мальчишки стояли по команде смирно и внимательно слушали своего командира.
- А теперь всем плавать на Яузу! М-а-р-ш!
В этот момент орудийные расчеты забегали, как муравьи, и две пушки громко и дымно выстрелили. Мальчишки бросали свои деревянные ружья, музыканты - барабаны и флейту, и толпой наперегонки, на ходу сбрасывая с себя кафтаны, с радостными криками понеслись к реке. Орудийные расчеты проделали то же самое, видимо, команда «плавать» была общая. Офицеры глядели им вслед и недовольно качали головами, но остановить их даже не пытались.
- Как тут интересно и весело! – Мари с восхищением наблюдала за «игрушечным войском».
- Куда мы попали?
- Год 1684 - будущему российскому императору Петру Iдвенадцать лет. Здесь, в подмосковном селе Преображенское, из детей бояр и детей крестьян из окрестных сел собрали два «потешных полка» для развлечения царевича. Они сейчас и понеслись купаться на Яузу. Смотрите, как вытоптали лопухи.
Многие мальчишки брызгались у берега, но некоторые уверенно поплыли по реке к противоположному берегу. Мишка уставился на пловцов, стараясь понять способ, которым они плыли.
- Не понимаю, каким способом они плывут.
- На Руси существовал один вид плавания и назывался он – саженки.
- Какое странное название.
- Ничего странного. Посмотри на движения плывущего. Поочередно вперед выбрасывается сначала одна, потом другая рука. Соответственно голова поворачивается влево-вправо, оставаясь всегда над водой. Руки при плавании изображают диагональ. А на Руси есть мера длины, которая называется «сажень», она примерно и равняется диагонали рук. От слова «сажень» и произошло название этого способа плавания – саженки.
- Интересно. Похоже на кроль.
Один мальчик из «потешного полка» постоял на берегу, посмотрел на товарищей и не решился к ним присоединиться. Вместо этого он наклонился над водой, умылся и, забравшись по косогору, уселся на траву недалеко от нас.
- А как здесь относятся к чудовищам, которые живут в воде? – спросила Мари.
- А ты сама-то веришь в этих чудовищ?
- Не знаю.
- Жившие на Руси славяне, всегда поклонялись различным духам. Одним из таких духов был – Водяной. Он управлял всем водным царством. Ему подчинялись не только рыбы и русалки, но и те, кто имел отношение к воде. Славяне с любовью относились к Водяному, они верили, что он им помогал. Следил, чтобы пловцы не утонули, а рыбакам загонял в сети рыбу.
- А в Средневековой Европе все наоборот: страх перед водой и чудовищами, которые в ней живут, инквизиция, грязные тела и казни за плавание.
- Мари, хорошо, что мы тебя оттуда забрали!
- Вы - все мои спасители!
- Аквик, расскажи ещё что-нибудь о плавании.
- Рассказать вам, какие были первые соревнования по плаванию среди славян?
- Да! Да! Расскажи!
- Первые соревнованию по плаванию среди славян были необычными. Собиралась группа лучших пловцов. Все одновременно заходили в воду. Задача состояла в том, чтобы за определенное время голыми руками поймать рыбу. За соревнованиями было интересно наблюдать. Мужчины ныряли надолго под воду, проплывая не один десяток метров, пока у них в руках не оказывалась рыба. Выигрывал самый ловкий, кто вылавливал самую большую рыбу. Ему дарили, в качестве приза новую рыбацкую сеть.
- Нужно будет попробовать! – любое новое соревнование Мишка воспринимал, как вызов.
Зная Мишкино отношение ко всем соревнованиям – «победа или смерть!», я уже пожалел, что Аквик рассказал нам про эти соревнования. Несложно было представить, как Мишка будет плавать под водой до тех пор, пока голыми руками не поймает рыбу или пока не утонет. Поэтому я решил переключить разговор на что-нибудь более безопасное.
- А другие соревнования у славян были? Попроще …
- Были и попроще. На Крещение, в полынью бросали крест. Его надо было достать. Мужчины ныряли в холодную воду и старались найти крест. Кто первым находил его, тот и побеждал. Это было народной забавой и соревнованием. Мужчины демонстрировали свою закалку, умение плавать и ловкость, а также любовь к воде и умению хорошо плавать даже в ледяной воде.
Я вздохнул с облегчением. Это соревнование попроще, чем рыбу ловить голыми руками. Мальчишка из «потешных полков» придвинулся к нам поближе, и я заметил, с каким интересом он слушает Аквика. Вдруг со стороны реки послышались крики.
- Караул! Утоп!!! Мишка Голицын утоп!!!
Слушавшая Аквика и смотревшая на плавающих Мари, сорвалась с места, с разбега нырнула в воду и поплыла в сторону кричащих. Пока мы соображали, что к чему, она уже оказалась на середине реки и нырнула под воду. Плавающие рядом мальчишки нырять не решались. Скоро Мари вынырнула, вытягивая кого-то за волосы на поверхность. Доплыть до берега им помогли.
Мальчишка из «потешных», который сидел рядом с нами, сбежал по косогору к берегу, на котором все столпились около чуть не утопшего товарища. Был слышен его повелительный голос.
- Меньшиков где?! Где Алексашка?!
- Я здесь, Петр Ляксеич!
- Недоглядел, пес?! Какой ты бомбардир?! Без барабанщика меня чуть не оставил?! – и как даст этому Меньшикову затрещину, потом ещё, и ещё пока Алексашка в речку не сиганул и не поплыл к другому берегу. Петр Алексеевич бегал около воды и горячился, потрясая кулаками и ругая Меньшикова. Чуть не утонувший Мишка Голицын уже стоял на ногах.
Когда все успокоились, царевич Петр поднялся к нам, и мы познакомились. Мари на него произвела сильнейшее впечатление: он не спускал с неё глаз.
- Никогда не видел, чтобы девчонки так плавали! Спасибо тебе за моего барабанщика, что не дала ему утонуть! Откуда вы?
- Мы путешествуем и изучаем историю плавания.
- То-то я смотрю вы о нём всё знаете! Расскажите ещё!
Пришлось нам рассказывать про свои последние путешествия, Петр слушал с раскрытым ртом. Я рассказал, как древние люди научились плавать по-собачьи, и что это помогало им ловить рыбу, как мы наблюдали за ними из пещеры, а потом они нас чуть не схватили. Мишка рассказал про термы в Древнем Риме, а Аквик про запрет на плавание в Средневековой Европе. Когда Петр услышал, как мы спасали Мари от казни за то, что она умеет плавать, глаза его налились кровью, он вскочил на ноги и приготовился куда-то идти.
- Пошли!!!
- Куда?!
- Разберемся с ними! Два полка возьмём и артиллерию!
Мы с большим трудом успокоили вспыльчивого царевича. Мари стояла рядом с нами, и ей ничего не угрожало. Раздался звук пушечного выстрела.
- Пора на построение.
- Идите, Петр Алексеевич, впереди у вас много славных дел!
Молодой Петр подхватил свой кафтан и побежал догонять своих. Недалеко отбежав, он повернулся к нам и крикнул.
- А плавать я обязательно научусь!
- А куда ты денешься? Конечно, научишься, тебе флот российский создавать! – эти слова Аквика Петр уже не слышал, он был уже далеко со своим полком.

Глава 10. ПОКАЗАТЕЛЬНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ

У Мари с каждым днем появлялись новые успехи в плавании. Вчера она с Мишкой освоила технику кроля, сегодня утром без труда повторила «саженки», которыми плавали мальчишки из «потешных полков», а теперь пристала к Аквику, чтобы он показал движения дельфина. Заплыв подальше от берега, они тренировались. Один дельфин был, как настоящий, а второму дельфину хватало сил только на один нырок.
Мы с Мишкой от нечего делать бродили вдоль берега. Подойдя к бетонному волнорезу, в самом углу, где обычно собирался всякий плавающий мусор, мы обнаружили бутылку, заткнутую пробкой. Она плавала на поверхности, слегка раскачиваясь на вонах. Нашему удивлению и огорчению не было предела.
- Это же наша бутылка, которую мы отправили с письмом Посейдону.
- Точно! Аквик был прав, никуда она не уплыла из бухты.
- Д-а-а-а, зря старались.
- Давай достанем её и выкинем в урну, чтобы море не засоряла.
- Давай.
- Только сначала вытащим моё письмо.
Мишка залез в море и выловил бутылку. С пробкой пришлось повозиться, но кое-как справились, протолкнули её в бутылку, где она упала на дно. Потом пальцем извлекли мою записку, свернутую в трубочку.
- Ой! Бумага не та!
- Как не та?!
- Другая бумага. У меня лист из альбома для рисования был, а эта тонкая и белая.
- А бутылка наша?
Мы еще раз рассмотрели бутылку и пробку, которая бултыхалась внутри неё. Бутылка была точно нашей и пробка тоже. Осторожно, мы развернули послание, которое в ней находилось.

ПРИВЕТ ЮНЫМ ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ!
Я РАД, ЧТО У МОЕГО ВНУКА ТАКИЕ ДРУЗЬЯ.
БУДУ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ НА ЯХТЕ ПОСЕЙДОН.

- От кого это письмо? Как думаешь?
- Не знаю …
- А в конце письма – это подпись или название яхты?
- Не знаю … - я был в шоке. Неужели, наше письмо дошло, и мы получили ответ от деда Аквика?! Мишка верил в «бутылочную почту», а я сомневался, вдруг это чья-то шутка и нас разыграли.
- Аквику расскажем?
- Не знаю …
- Что ты вообще знаешь?! Заладил своё «не знаю» да «не знаю». Ты письмо писал, тебе и решение принимать.
Я решил ничего не рассказывать нашему другу! Если это письмо от Посейдона, то его появление для Аквика будет сюрпризом, а если это чья-то шутка, то про неё и говорить не стоит. Мишка со мной согласился, и мы стали ждать пока Мари наплавается. Вскоре, довольные и уставшие Аквик и Мари вышли на берег.
- Куда сегодня ныряем?
- Сегодня у нас экскурсия в первый открытый общественный бассейн! Отправляемся в Лондон в 1743 год.
- Стоп, а как же термы Каракаллы? Там же тоже были общественные бассейны.
- Не путай Античность и Средневековье. В Древнем Риме и в Древней Греции был культ красоты и здоровья, там любили плавать, а потом все это стало преследоваться церковью. За много веков европейцы почти разучились плавать, а из-за пренебрежения водными процедурами в средневековой Европе не раз вспыхивали жуткие эпидемии чумы и холеры. Так что в веке восемнадцатом и в начале девятнадцатого века наступил период возрождения плавания, как одного из популярных оздоровительных занятий.
- Не понимаю, зачем нужно всё хорошее разрушать, чтобы потом всё заново строить и восстанавливать?! – я действительно, не понимал этого. Инквизиция, болезни, множество жертв - и всё это из-за отказа от водных процедур и плавания.
- Ник, что случилось, то случилось. Изменить мы ничего не сможем, а проследить историю развития плавания – это в наших силах. Хватит болтать! Ныряем!
Мы вынырнули в настоящем парке. Вокруг нас сплошной стеной росли кусты жасмина, а за ними возвышались березы, у двухэтажного дома, который располагался в торце бассейна стояли голубые ели. Все было ухожено и аккуратно подстрижено, по дорожкам вокруг бассейна прогуливались люди, некоторые из них сидели на лавках. Невдалеке стояли кабинки для переодевания. Купающихся было совсем немного, кроме нас в воде находилось человек пять или шесть, они держались за бортики, иногда выплывали на середину, а потом возвращались. Уверенных пловцов мы не увидели.
- Как жасмином пахнет! – Мари подтянулась на руках и села на бортик бассейна.
- Раньше здесь был древний пруд, а потом его очистили и сделали каменную окантовку, добавили мраморные ступени и гравийное дно. Получился первый открытый общественный бассейн в Лондоне - Пирлесс Пул размером 50 на 32 метра, плата за вход – 1 шиллинг. Зимой бассейн использовался, как каток. Рядом с бассейном выкопали пруд, в котором можно ловить рыбу.
- Смотрите, рыбу поймал! – Мишка, усевшись на бортик рядом с Мари, показал на мужчину, который стоял на мостках в соседнем пруду и ловко вытягивал рыбину. Рядом с ним стояло ведро, в которое он складывал свой улов.
Кроме мостков рыбаки располагались на пруду вдоль всего берега. Они сидели на небольших стульчиках и держали в руках свои удочки, около них собирались зеваки, которые наблюдали за клевом. Людей вокруг пруда с рыбаками было гораздо больше, чем вокруг бассейна.
Теперь мы все сидели на бортике и, свесив ноги в воду, тоже глазели на рыбаков. Клёв на пруду был отличный, и удочки то и дело поднимались вверх с пойманной рыбой. Аквик безуспешно пытался заинтересовать нас историей плавания.
- Здесь же в Лондоне годом раньше - в мае 1742 года, появился и первый крытый бассейн. Его длина составляла всего 12 метров, температура воды в нем всегда поддерживалась постоянной, и вода всегда была чистая. Здесь джентльмены могли научиться плаванию, а для женщин вход в бассейн был запрещен. Вообще, возрождение плавания после эпохи Средневековья началось именно в Англии. Плаванием повально начали увлекаться военнослужащие и студенты, а в 1869 году в Лондоне была создана первая в мире спортивная организация пловцов. Потом они стали появляться и в других странах: в Швеции и Германии, во Франции и Голландии.
- Смотрите, он их вытаскивает одну за другой! Сколько же там рыбы!
Похоже, что Аквик обиделся на нас.
- Раз вам не интересно и рыбалка для вас важнее плавания, то больше ничего не буду рассказывать.
- Интересно! Интересно! Мы всё слышали и запомнили: возрождение плавания после средневекового застоя началось в Англии, и мы сейчас сидим в первом открытом общественном бассейне.
- Слушайте! А давайте им покажем, как надо плавать! – Мишка сам удивился своей неожиданной идее.
- Показательные выступления!!! – поддержал я Мишку, вспомнив, как мама всегда ждет «показательные выступления» по фигурному катанию.
Аквик немного растерялся от такого предложения, но Мари сразу нас поддержала.
- Покажем им все способы плавания! Я могу показать: брасс, саженки, кроль и совсем немного баттерфляй.
Трое из четверых проголосовало ЗА «показательные выступления» и Аквику ничего не оставалось делать, как поддержать нас. Мы разработали план показательных выступлений: сначала мы все плывём брассом, потом Мари с Мишкой показывают кроль и саженки, а в конце выступления Аквик показывает баттерфляй. Сказано – сделано! В воду мы решили войти эффектно, чтобы сразу привлечь к себе внимание. Выбрав дальний конец бассейна, мы вылезли из него и отошли к кустам жасмина для разбега. Публика по-прежнему была сосредоточена возле пруда с рыбаками, у плавательного бассейна почти никого не было.
Опыт «показательных выступлений» был только у меня, потому что только я с мамой смотрел их в фигурном катании и знал, что должно быть звуковое сопровождение. Музыки у нас не было, поэтому оставалось надеяться только на себя. Посовещавшись, мы решили с криком запрыгнуть в бассейн, а потом объявлять все способы плавания. Решающий момент настал.
С криком «Ура-а-а-а!» мы с разбегу прыгнули в воду и подняли кучу брызг. Как и следовало ожидать, на нас сразу обратили внимание. Почти одновременно вынырнув из воды, мы поплыли брассом к дальнему бортику бассейна. Плыли медленно и ровно в линейку, все ориентировались на меня, как на самого слабого пловца в команде. Те, кто находился в бассейне и около него сразу обратили на нас внимание. Публика, которая находилась у пруда, где ловили рыбу, стала поворачивать головы в нашу сторону. Приплыв к дальнему бортику, мы развернулись, и Аквик громко выкрикнул.
- Смотрите на новые способы плавания! – Мишка с Мари, оттолкнувшись от бортика, поплыли кролем через бассейн обратно, туда, где мы стартовали. Плыли наперегонки, развив приличную скорость. Обратно они возвращались сажёнками.
Заинтересованная происходящим, публика от рыбаков стала переходить к нашему бассейну.
- А сейчас вы увидите совершенно новый способ плавания! Он называется «дельфин»! Только здесь и только для вас! Дельфин!
Мой друг оттолкнулся ногами от бортика и поплыл баттерфляем. Народ повалил к бассейну, у пруда, где ловили рыбу, остались одни рыбаки. Все завороженно следили за движениями пловца. Стояла такая тишина, что можно было услышать писк комара, затаив дыхание, все смотрели на чудесный способ плавания. Над бассейном раздавался только плеск воды от мощных гребков Аквика. Проплыв бассейн в одну сторону, пловец через кувырок под водой эффектно развернулся и поплыл обратно. Все рыбаки, побросав свои удочки на берегу пруда, прибежали к бассейну: у нас был аншлаг. Когда Аквик финишировал, сдержанные англичане устроили ему овацию.
Когда мы закончили своё выступление, нас пригласили выйти из воды и подойти к одному важному гостю. Джентльмен средних лет, сидевший на лавке около бассейна, встал нам навстречу. Им оказался лорд Кэррингтон - член Палаты лордов.
- Благодарю вас за выступление! Я давний поклонник плавания, но ничего подобного ещё не видел. Как называется последний способ, который вы показали?
- Он называется «Дельфин», сэр.
- Замечательно! Превосходно! Я должен отметить ваши успехи в плавании, к тому же я привык платить за доставленное мне удовольствие. – с этими словами лорд достал из кармана четыре монеты и вручил их Аквику.
В толпе зевак зашептались.
- Смотрите, он дал им по гинее!
- По гинее?! Каждому?!
- Золотом заплатил!
- Лорд может себе позволить…
Лорд удалился, и толпа стала постепенно расходиться. Мы тоже собирались незаметно исчезнуть, но тут к нам пристал какой-то наглый тип. Худой, невысокого роста, в мятом сюртуке и в грязной рубашке, бесцветные глаза навыкате и нос крючком, из-под котелка выбивались нестриженные сальные волосы – он производил гадкое впечатление.
- Эй, артисты, лезьте обратно в воду и продолжайте представление!
- Мы не артисты.
- Развлекайте нас, отрабатывайте полученные денежки! – с этими словами он столкнул Мари в воду.
Ближе всего к наглецу был Мишка. Он с разворота дал ему крепкий подзатыльник, от которого тот, потеряв котелок, пролетел пару метров над водой и плашмя плюхнулся в бассейн. Плавать он, конечно, не умел, поэтому начал кричать и бить руками по воде, поднимая кучу брызг. Толпа зашумела, а служащие бассейна бросились его спасать. Мы под шумок нырнули к Мари и, взявшись за руки, покинули Лондон.
Санаторный пляж встретил нас музыкой, под которую девушка аниматор с детьми занималась зарядкой. На спортивной площадке играли в волейбол. Отдыхающие загорали на шезлонгах и купались в море.
- А здорово ты его приложил! – я восхищался Мишкой. – От одного удара в бассейн улетел!
- Мало ему! В Египте бы его казнили!
- Успокойтесь, вояки, больше не драться. Зачем мы путешествуем, помните?
- Мы смотрим, как развивалось плавание.
- Вот именно. Держите свой гонорар за выступление. – Аквик раздал нам по гинее.
Вечером в номере папа увидел у меня монету.
- Никит, что это у тебя? Дай-ка взгляну.
- Монету в море нашел, пап.
- Ничего себе! Это же британская гинея 1738 года! Георг II, герб Британии, как настоящая! Ир, посмотри, какие сувениры стали делать. Никитка в море нашел.
Уф, пронесло! Пусть будет сувениром.

Глава 11. ПОКОРИТЕЛЬ ЛА-МАНША

Из шестнадцати дней, которые я должен был вместе с родителями провести на море, прошло уже десять. Я загорел и наелся фруктов, научился плавать, и моё любимое малиновое мороженое в палатке на набережной не кончалось. А самое главное, я нашел здесь замечательных друзей: Аквика, Мишку и Мари! Мама с папой радовались, что у меня появилась своя компания, они каждый день махали нам рукой, а мои друзья здоровались с ними. Знали бы они про наши путешествия! Но нашего отсутствия никто не замечал, Аквик позаботился об этом. Со стороны это выглядело так: мы брались за руки и вместе ныряли в море, а потом через минуту выныривали на поверхность и снова шли загорать. Что происходило в эту минуту и на какое время она растягивалась для нас, знали только мы. А ещё интереснее был состав нашей команды. Я из Москвы, Мишка из древнего Египта - сын фараона Тутмоса III, Мари из средневековой Германии, правда, сейчас она жила у Аквика, а сам Аквик - внук повелителя морей Посейдона - неизвестно откуда. Но это не мешало нам дружить и вместе путешествовать.
- Посмотри, у неё сегодня лучше получается.
Я посмотрел в ту сторону, куда показал Мишка, недалеко от оранжевых буйков Мари под руководством Аквика упорно осваивала технику плавания «дельфином».
- Да, вчера у неё получался только один гребок, а сегодня уже три подряд!
- Как думаешь, Никас, то письмо из бутылки Посейдон написал?
- Не знаю … Как он так быстро нам ответил?!
- Повелитель морей. – Мишка пожал плечами.
- Слушай, а может он за нами наблюдает?
- А то ему больше делать нечего.
Мы помолчали. Мари закончила осваивать баттерфляй, и теперь они с Аквиком наперегонки плыли к берегу кролем.
- Так это Посейдон написал, как думаешь?
- Наверное, Посейдон.
- Если так, то через пять дней он появится в этой бухте.
- … Боязно что-то.
- Что боязно? Вы про что? – Аквик первым финишировал и уже выходил на берег.
Мишка врать не умел, поэтому мне пришлось что-то придумывать.
- Боязно, что шторм сюда придет.
- Шторм опасен в открытом море, а это бухта. Здесь волны не такие большие и корабли заходят в бухты, чтобы от них укрыться.
- Понятно.
- Что это вы про шторм вспомнили?
Мишка пришел на помощь и перевёл разговор на другую тему.
- Интересно, а бухту переплыть можно?
Аквик оценивающе осмотрел бухту.
- Расстояние в самом широком месте у Геленджикской бухты, примерно, три километра. Можно переплыть, как нечего делать! Это вам не Ла-Манш - 34 километра в самом узком месте, хотя сейчас и его уже многие переплывают.
- Расскажи! Расскажи! – Мари вышла на берег и тоже заинтересовалась разговором.
- Зачем рассказывать? Давайте посмотрим!
- Ура! Новое путешествие!
Мы вынырнули рядом с берегом, на котором собралась большая толпа народа. Вода оказалась очень холодной, это вам не теплое Черное море, прогретое солнцем. Вода здесь даже летом не прогревается выше +18о
- Скорее на берег, а то простудимся! – мы выскочили из воды, и Аквик с Мишкой куда-то убежали.
Вскоре они вернулись с теплыми шерстяными пледами.
- Заворачивайтесь! Тут у них все организовано, говорят, что уже давно ждут.
В толпе было много женщин с букетами цветов, фотографов с большущими фотоаппаратами на длинных треногах, мужчин разного возраста и людей в военной форме.
- Где мы?
- Кого ждут?
- Пролив Ла-Манш находится между Францией и Великобританией. Мы находимся на французском побережье, в самой узкой его части. Сейчас здесь 25 августа 1875 года. Все эти люди встречают англичанина капитана Мэтью Уэбба, который станет первым человеком, самостоятельно переплывшим пролив.
- Значит, Мэтью Уэбб проплыл 34 километра? – Мишка что-то прикидывал в уме. – Это, как одиннадцать раз переплыть Геленджикскую бухту.
- Не совсем так. Из-за сильных течений и ветра Мэтью Уэббу пришлось плыть не по прямой, а зигзагами, поэтому он проделал расстояние, почти в два раза превышающее ширину Ла-Манша – 64 километра.
- Ничего себе!!! Как же ему не было страшно, одному среди больших волн?!
- И вода такая холодная! – Мари поплотнее укуталась в плед.
- Во-первых, в пути его сопровождали три спасательные лодки, он мог в любой момент прервать свой заплыв, а во-вторых, чтобы справиться с холодом, Уэбб смазал свое тело китовым жиром, который помог ему сохранить тепло.
На корабле, который находился невдалеке от берега, пассажиры на палубе закричали, замахали руками и хрипло заголосили какую-то песню. Их воодушевление передалось встречающей на берегу толпе.
- Похоже, подплывает!
- Встречают, как героя!
Вдали от берега среди волн показались три лодки, пловца разглядеть пока не удавалось.
- Не понимаю, зачем люди идут на такой риск, они же могут погибнуть.
- Чтобы доказать, что для человека нет ничего невозможного.
Прошло еще немного времени и Мэтью Уэбб, пошатываясь от усталости и еле передвигая ноги, вышел из воды на берег Франции. Его тут же подхватили несколько рук и повели к экипажу с теплой одеждой, едой и доктором, люди ликовали, это, действительно, был исторический момент. Через некоторое время этот британец станет героем своего времени, о котором узнает весь мир. Духовые оркестры будут сопровождать его на улице, а люди будут выходить из дома, чтобы поприветствовать его.
- Красивая история!
- Да, но нам пора домой, иначе точно простудимся. Потерпите, снова ныряем в холодную воду!
Мы сбросили с себя шерстяные пледы, которые согревали нас от ветра, и зашли в воду, которая сейчас казалась ледяной. Скорее нырять!
Какое же оно прекрасное, это теплое Черное море! Греясь под солнцем, мы вышли на берег и упали на раскалённую гальку.
- Ну и дела! …
- Вот британец даёт! – Мишка восхищенно причмокнул языком.
Аквик снисходительно посмотрел на него.
- Расскажу вам одну историю, которая произошла с лейтенантом российского флота Павлом Кольцовым ровно за сто лет до заплыва Мэтью Уэбба через Ла-Манш. В мае 1775 года фрегат «Северный Орёл» шел из итальянского Ливориса к берегам России. Ночью начался сильный шторм. Ударом волн лейтенанта выбросило за борт и отнесло от корабля. Быстро сбросив одежду и сориентировавшись по звёздам, он поплыл в сторону невидимого берега. Только на рассвете пловец увидел на горизонте землю – это был остров Тантиф. Павел Кольцов плыл до берега 30 километров… и это во время шторма.
Мы с Мишкой слушали и, растерянно, хлопали глазами.
- А этого героя тоже встречали с оркестром?
- Про него никто помнит. Человеческая история - мутная штука, Никас. Какой её нам расскажут, такой мы её и воспринимаем. Настоящих героев часто никто не знает.
Это несправедливо! Почему так?! Мы надолго замолчали, каждый думая о своем.
- Казнить буду всех летописцев, кто будет искажать историю или что-то недоговаривать!
- Миш, остынь! Ты уже всех футболистов и их тренеров хотел казнить, за то, что им все равно, как они играют. Летописцев оставь в покое!
- Я не понимаю, как вы здесь живете! Кто у вас царь?!
- А вот царя не трогай! – Аквик начал смеяться. – Ты, Минхатеп, у себя в Египте командуй, а здесь они как-нибудь сами разберутся.
- Тогда я хочу переплыть эту бухту! Чтобы доказать, что для человека нет ничего невозможного!
- Упс… Приплыли. Ну и переходы у тебя! Ты серьёзно?
- Слово будущего царя Египта! – Мишка не шутил.
Аквик перестал смеяться и растерянно смотрел на меня. Похоже, что наши приключения на сегодня не закончились.
- Тогда я поплыву с тобой! – а это уже Мари показывала характер и видно было, что она не отступится. Вот, значит, что такое «женский пригляд»!
Я потерялся, не зная кого поддерживать и с кем спорить, а Аквик махнул рукой.
- Что хотите, то и делайте. Мы с Ником, доставим вас к восточному склону бухты, а сами будем вас встречать на западном берегу. Плывите!
Мишка был доволен. Сначала он попытался спорить с Мари, что это его заплыв, и он должен плыть один, но потом, понимая, что она не отстанет, сдался. Все сделали, как говорил Аквик: доставили их к крутому восточному склону, а сами нырнули на противоположный берег.
Ждать пришлось долго! Я очень за них волновался и не понимал, почему Аквик не отговорил Мишку от этой авантюры. Ведь не доплывут! За Мари я переживал ещё больше, чем за упрямого Мишку. Но во на горизонте появились наши пловцы. Они приближались к нам с большой скоростью, самостоятельно плыть так было невозможно. Мишка и Мари неслись к нам над морем, поднимая перед собой буруны воды. Я посмотрел на Аквика, для него это тоже было неожиданностью. Всё выяснилось, когда наши друзья подплыли к нам достаточно близко. Дельфины! Они несли их к нам над волнами и радостно кричали.
Вечером в санаторном номере я заснул, как только добрался до подушки. Всю ночь мне снился капитан Уэбб, намазанный китовым жиром. Он носился по Геленджикской бухте, как дельфин, а верхом на нём сидел Мишка и кричал: «Всех футболистов казню!»

Глава 12. АФИНЫ 1896 ГОД

На следующее утро мама поставила мне градусник, чтобы я измерил температуру. Оказывается, ночью я беспокойно спал, ворочался и разговаривал во сне. Интересно, я не сболтнул лишнего? Папа предположил, что я перегрелся на солнце, и что сегодня, если у меня будет нормальная температура, можно отдохнуть от моря и съездить в «Сафари-парк».
- Канатная дорога ждет нас! Скоро домой ехать, а мы на ней так и не прокатились.
Снова эта канатная дорога. Вот прицепилась! Чтобы такое придумать, чтобы вместо неё на море пойти?!
- Пап, а у нас сегодня соревнования! Не могу их пропустить, ребята скажут, что я испугался…
Лихо загнул! Если все получится, то придется, действительно, устроить соревнования. Надеюсь, что Аквик с этим поможет.
- Соревнования, Ник – это серьезно, а ты к ним готов?
- Несколько дней готовились, пап! – продолжаю врать дальше. На что ни пойдешь ради встречи с друзьями!
- Тогда, Сафари-парк подождет, – папа легко сдался. Наверное, ему тоже больше хотелось на море, потому что дни стояли очень жаркие, и морская вода хоть как-то освежала. – Как у нас дела с температурой?
- Ура! Температура нормальная.
- Значит, идем на море.
Друзьям я сразу рассказал про соревнования, которые у нас сегодня «должны будут произойти» и про то, что мои родители хотят на них посмотреть.
- Ну ты и горазд сочинять, Никас! – непонятно, поддерживает меня Мишка или нет.
- А ты горазд на подзатыльники и чуть что, всех казнить собираешься.
- Мальчики, не ссорьтесь. Соревнования – это же здорово! – хоть Мари меня поддержала.
- А мы и не ссоримся. Мне эта идея тоже нравится! Только с Аквиком соревноваться бесполезно.
- Он судьёй будет. Правда, Аквик? – с Мари не поспоришь. Хорошо придумала.
Аквик согласился, и мы стали придумывать план соревнований. Сначала, нужно было определиться с дистанцией, которую нам придется проплыть. В том месте, где мы купались было несколько бетонных дамб, от берега уходящих в море, они называются бунами. Папа говорит, что эти буны не дают морским волнам размывать береговую линию и разрушать пляжи. Если бы их не было, то все пляжи бы давно размыло, и гальку, на которой мы сейчас сидим, унесло бы в море.
У нашего пляжа была одна особенность, которая нам с Аквиком, Мишкой и Мари очень нравилась. В море параллельно берегу, метрах в десяти, была притоплена еще одна бетонная дамба. Кто бывал на пляже санатория «Красная Талка», тот знает, о чем я говорю. С берега её не видно, потому что она вся находится под водой. Если на неё встать, то море будет по колено! Идешь по ней, а через прозрачную воду под ногами видны стайки маленьких рыб, которые плавают вдоль бетонной поверхности и греются на солнце. У берега купаются люди, за дамбой купаются, а ты «ходишь по морю» и наблюдаешь за всеми. Притопленная дамба шла от дальнего буна метров пятьдесят, а потом заканчивалась. На ней всегда кто-то стоял, гулял или нырял с неё. Популярное место было у отдыхающих. Вдоль неё-то мы и решили наметить дистанцию для заплыва.
План был такой: Аквик с моими родителями становятся на краю притопленной дамбы в том месте, где она заканчивается. Мы втроем с Мишкой и Мари идем к дальнему буну и там стартуем по команде Аквика. Плывём в море с внешней стороны дамбы. Протяженность дистанции будет равна, примерно, пятидесяти метрам. Все трое плывём брассом.
- Пловцы располагаются так: ближе к дамбе плывёт Никас, потом Мари и дальше ты, Минхатеп. Дорогу друг-другу не заслонять, плыть параллельно. Стартуете по взмаху моей руки. Всем всё понятно? – Аквик, как и положено судье соревнований, был серьёзен.
- Да!!!
- Ну, что, вроде, все согласовали, зови родителей.
Когда все собрались на краю притопленной дамбы, Аквик ещё раз объяснил условия соревнований и представил участников. Мама с папой прониклись ответственностью момента, а я жалел, что победить Мари и Мишку у меня не было никаких шансов. Мое настроение было написано у меня на лице.
- Никит, главное не победа, а участие! Старайся! Мы за тебя болеем! – папа был очень доволен.
- Все на старт!
Мы прошли к дальнему буну мимо стоящих по колено в воде на дамбе людей. Аквик наблюдал за нами. Вот он поднял руку и резко опустил её вниз. Заплыв начался! Мишка и Мари сразу вырвались вперед. Я не мог следить за их борьбой, моей задачей было не сильно отстать от них. Люди на дамбе сообразили, что здесь соревнуются и стали нас подбадривать, комментируя происходящее. До меня долетали их отдельные возгласы.
- Смотрите, как рыжая плывет!
- Какая молодец!
- А темненький-то не отстаёт.
- Эй, последний, догоняй своих! Не отставай! – это они уже мне кричали.
Неужели, Мари лучше плывет?! Не хотелось думать о том, что будет, если Мишка проиграет… Наверное, будет требовать повторить заплыв. Как же тяжело плыть! Я никогда так не уставал, проплыли только половину дистанции, а руки и ноги отказывались двигаться. Дамба была всего в метре от меня, и через прозрачную воду я видел её край, освещенный солнцем. Можно дотянуться до него рукой, зацепиться, а потом сесть на поверхность дамбы прямо в воде и отдыхать, и не двигаться, но что подумают родители и перед друзьями стыдно. Скажут: сам придумал эти соревнования, а доплыть не смог. Позор! Когда силы уже совсем закончились, я вспомнил про капитана Уэбба, который переплыл через Ла-Манш 64 километра, а тут какие-то пятьдесят метров. В общем, дотянул я до финиша «через не могу»! Родители и люди на дамбе, кто наблюдал за нашим заплывом, захлопали в ладоши.
- Молодец, пацан! Не сдался!
- Так держать!
- Никитка, умница! Горжусь тобой! – мама протянула мне руку и помогла вылезти на дамбу.
- А сейчас для всех участников соревнований и для судьи будут награды! – папа с загадочным видом стал что-то доставать из кармана плавок. – Это, конечно, не олимпийские медали, но память о соревнованиях останется.
Нам вручили четыре магнита в виде золотистого корабельного штурвала, в центре которого была видна набережная, сосны и море, а внизу надпись «Геленджик» – не хуже настоящих медалей. И когда папа успел их купить для нас?! Первое место поделили Мишка и Мари, они доплыли одновременно, а второе место досталось мне.
- Твой папа молодец! Настоящие соревнования получились: с болельщиками и наградами. – мы сидели на берегу и рассматривали магниты.
- Интересно, а как выглядят олимпийские медали?
- По-разному выглядят. Они изменялись вместе с олимпийскими играми.
- Эх, посмотреть бы, как все начиналось! Олимпийские игры – наверное, это, как сказка!
- Прежде всего, Мари, это огромный труд спортсменов и всех людей, которые им помогают. Все началось в Древней Греции в городе Олимпия, именно там проводились спортивные игры, которые потом стали называть олимпийскими. С приходом римлян игры потеряли свое значение, а потом римский император Феодосий I вообще их запретил, как проявление язычества.
- Вот придурок!
- Ты зачем обзываешься? – Мари недовольно посмотрела на Мишку.
- А что он игры запретил? Кому они помешали?!
Аквик терпеливо стал рассказывать дальше.
- Современные Олимпийские игры возродились в конце XIX века благодаря французскому барону Пьеру де Кубертену. Ему удалось организовать первые летние Олимпийские игры современности в1896 году в Афинах, в Греции. Игры проходили 12 дней: с 6 по 15 апреля. На них были представлены 9 видов спорта, в которых приняли участие спортсмены из 14 стран, женщины не допускались.
- А плавание было?
- Было, конечно. На открытой воде, потому что искусственных бассейнов в то время в Афинах не было. Соревнования проводились в открытом заливе, старт и финиш отмечались прикрепленными к поплавкам канатами.
- Как интересно! Мы отправимся туда в путешествие?
- Нет!
- Как нет? Почему нет??? – первый раз Аквик отказывался от путешествия.
- Потому что море было неспокойное и вода холодная, всего 13о, соревнования проходили в начале апреля.
- Ничего себе! Как же они бедные плыли?
- Так и плыли! Венгерский спортсмен Альфред Хайош, победивший в двух заплывах на 100 и на 1200 метров, потом так рассказывал о соревнованиях:
"На дистанции в 1200 метров стартовало девять участников. На трех маленьких суденышках нас доставили в открытое море, которое было довольно неспокойно. Тело мое было покрыто слоем жира толщиной в палец; наученный опытом заплыва на 100 метров, с помощью жира я пытался защитить себя от ледяной воды.
Инстинкт самосохранения заслонил собой желание победить, отчаянными гребками я рассекал воду и успокоился только тогда, когда суденышки повернули к нам и начали вылавливать из воды окоченевших пловцов. Соперников я победил с большим преимуществом, однако самую большую борьбу пришлось вести не с ними, а с четырехметровыми морскими волнами и ужасно холодной водой..."
- Страсти какие!!! – Мари слушала Аквика с испуганными широко открытыми глазами. – Это не игры, а настоящее издевательство...
- Ничего ты не понимаешь! – перебил её Мишка. – Это настоящее испытание для крепких воинов! Аквик, я должен это увидеть! Хоть на одну минутку: туда и обратно! Ну, пожалуйста!
- А я против! – Мари была непреклонна. – Ты хочешь там утонуть?
- Никто не утонет, а ты, если против, здесь подожди. Никас, ты с нами? – Мишка смотрел на меня, как будто вопрос с путешествием уже был решен.
- Я его с вами не отпущу! – «женский пригляд» распространился и на меня.
В другой раз, может я бы и поспорил с Мари, все-таки не хочется, чтобы тобой девчонка командовала, но сейчас сил после наших соревнований у меня не было и выныривать в ледяной воде в Афинах мне совсем не хотелось.
- Я с Мари останусь.
- Ну, как хочешь. Аквик, я готов! Пошли, пошли! Всего на одну минутку!
Наконец, Аквик решился.
- Ладно, отправляемся в Афины. Только держись со мной рядом. Как вынырнем, сразу хватайся за канат! Посмотрим, как Альфред Хайош финиширует и сразу назад. Понял?
- Понял – понял, ныряем скорее!
Мы остались с Мари на берегу, а Мишка с Аквиком нырнули в Афины в 1896 год. Ровно через минуту наши друзья возвратились обратно. Мишку трясло от холода, Аквик держался лучше и помогал ему выйти из воды.
- Ну как там?!
- На-на-на-стоящ-щ-ие ге-ге-рои! – у Мишки зуб на зуб не попадал.
- Чтобы я еще раз поддался его уговорам, никогда! – Аквик злился на Мишку и на себя.
- Что случилось?! Вас не было ровно минуту.
- Это здесь минуту, а там мы полчаса болтались в ледяной воде!
- Но почему так долго?!
- Когда венгр финишировал, Минхатеп отцепился от каната, стал кричать и махать ему руками. Его тут же унесло течением в залив, еле выловил. Я же сказал – держаться за канат!
Мишка виновато смотрел на нас и на Аквика.
- Извини, друг! Зато, я видел настоящих героев!

Глава 13. КЛУБ САМОУБИЙЦ

Сегодня мы пришли к морю, как обычно, после завтрака. Пляж постепенно заполнялся отдыхающими, а моих друзей ещё не было. Я искупался с родителями и скучая бродил по гальке вдоль лежаков.
- Своих ждешь? – от этого вопроса я даже вздрогнул.
- Жду… - рядом со мной стоял взрослый загорелый верзила в черных очках. На его желтой футболке было написано «Спасатель».
- Тебя как зовут? Меня Георгий, можно Жора. Я тут главный спасатель.
- А меня Никита. Я с родителями из Москвы приехал.
- Понятно. Друзья тоже из Москвы?
Я насторожился. Зачем он моими друзьями интересуется?
- Какие друзья?
- Те, с которыми ты тут плаваешь?
- Не знаю, откуда они, мы здесь познакомились.
- Странные у тебя друзья.
- Почему странные? – главный спасатель не снимал черные очки и разговаривать с ним было неприятно. Когда не видишь глаза, всегда неприятно разговаривать.
- Я за вами давно наблюдаю и знаешь, что я заметил? Когда вы расстаетесь, твои друзья ныряют и больше не выныривают, а утром они появляются из неоткуда, просто выходят из моря. Странно это, ты не находишь?
Ну почему, когда надо всех спасать, то именно мне приходится что-то придумывать? А потом ещё говорят, что я «горазд сочинять». Вот, что сейчас отвечать этому наблюдательному спасателю?! Он нас засек и теперь всем расскажет! Что делать?! Что??? В памяти сам собой всплыл сериал, который папа смотрел дома по вечерам.
- Вы правы! Обещайте мне, Жора, что никому не расскажете. – я напустил на себя таинственность.
Верзила ухмыльнулся, но вид у него оставался настороженным.
- Ну, обещаю.
- Про «Морских дьяволов» слышали?
- Слышал, сериал такой есть.
- По телеку сериал, а здесь все по-настоящему.
- Так они же дети!
- Их с детства готовят. – отступать было некуда, и я сочинял как мог.
- Не может быть… А куда они в море уплывают?
- На базу.
- Здесь в бухте что ли?!
- Ага, на подводную. Только вы никому не говорите, Жора.
Верзила почесал затылок и через черные очки продолжал смотреть на меня.
- Врёшь ты все, Никита. Разобраться с вами надо.
В этот момент в море недалеко от нас над водой появились три головы – это вынырнули Аквик, Мишка и Мари. Жора снял очки, вытаращил глаза и, раскрыв рот, стал смотреть, как они поплыли к берегу. Вокруг никто не плавал, и ребята, действительно, появились из морской глубины, как из ниоткуда. Тут любой испугается.
- Если не верите, сами разбирайтесь с их начальством, только меня не впутывайте.
- Я, пожалуй, пойду.
Было видно, что Жора совсем не хочет разбираться ни с чьим начальством. Он заторопился на спасательную вышку, что-то бормоча себе под нос.
- … Дети – «Морские дьяволы»! … Охренеть! ... База в бухте! … Во спецура даёт! … С такими лучше не связываться!
- Мы что-то пропустили? – Аквик посмотрел вслед удаляющемуся спасателю. – Что он хотел?
- Вами интересовался, почему в море исчезаете.
- И что ты ему ответил?
- Сказал, что вы военный отряд «Морские дьяволы», и что под водой ваша база.
Теперь рты открылись у Мишки и Мари.
- Как думаешь, поверил? – Аквик нашел взглядом спасателя на вышке, который рассматривал нас в бинокль, и помахал ему рукой. Тот быстро помахал ему в ответ, и сразу переключил своё внимание на бухту, как будто мы его совсем не интересовали. – Поверил.
- Ну, Никас, ты даешь! Я бы в жизни до такого не додумался! – Мишка смотрел на меня с восхищением. – Военный отряд! Как ты говоришь он называется?
- «Морские дьяволы».
- Здорово!!! Нужно прямо сейчас совершить что-нибудь особенное! Лучше – подвиг!
- Миша, не пугай меня. – Мари попыталась его успокоить.
- Девчонки никогда не поймут настоящих воинов. – Мишка стал осматривать пляж и море в поисках места, где бы совершить этот подвиг. Ничего подходящего не находилось. – Пошли хоть с дамбы поныряем!
- С неё нельзя нырять.
Идея понырять была неплохая, но выходить на дамбу, а тем более прыгать в воду с неё, запрещалось. Дорогу закрывали металлические конструкции с табличками «проход закрыт». Аквик хитро улыбнулся и подмигнул мне.
- Мне кажется, что Ник сможет договориться со своим новым знакомым.
- А что? Можно попробовать.
Когда я подошел к вышке спасателей и рассказал Жоре о просьбе моих друзей, тот, недолго думая, согласился нам помочь.
- Пусть потренируются, только недолго, а то другие тоже нырять полезут.
Сказано – сделано, Жора пропустил нас за заграждение и встал перед ним, как часовой. На вопросы отдыхающих: «Почему одним можно нырять с дамбы, а другим нет?» - с грозным видом отвечал, что в отношении нас есть «распоряжение», а другим нельзя. Желающих спорить с ним не находилось, публика разворачивалась и шла обратно к своим лежакам. Дамба была в нашем распоряжении!
Аквик показал нам, как можно нырять. Первый способ - «солдатиком», когда входишь в воду ногами. Главное сохранять в воздухе вертикальное положение тела, тогда и брызг меньше, и погружаешься глубже. Второй способ был сложнее, нужно было входить в воду головой, подняв над ней руки. Ныряя вторым способом, вертикально войти в воду никому из нас не удавалось, мы поднимали кучу брызг и отбивали себе живот о поверхность воды. Но, все равно, нырять было здорово! Напрыгавшись, мы поблагодарили Жору и пошли загорать на наше место на пляже.
- Интересно, а у прыжков в воду тоже есть своя история?
- История есть у всего на свете и у прыжков в воду есть тоже своя история. Например, одну школу плавания, чуть не запретили, когда узнали, что в ней предусматривается сооружение семиметровой вышки для прыжков в воду. Городская управа так и постановила: «Строительство клуба самоубийц запретить!»
- Самоубийц?! Вот, смешно! А они сами-то хоть раз прыгали в воду?
- А где это было?
- А эту школу потом открыли?
- Не спешите, расскажу все по порядку. Это было в Санкт-Петербурге в 1908 году. Речь идет о Шуваловской школе плавания Императорского Российского Общества спасения на водах. Эта школа оказала огромное влияние на развитие плавания в России в начале XX века.
- Так у них была не только семиметровая вышка для прыжков в воду?
- Нет, конечно. В Суздальском озере в Шувалове неподалеку от Петербурга появился целый плавательный комплекс с купальней и внутренним бассейном 25 х 15 метров, раздевалки и комната для гимнастики, помещение для чайного буфета и комната для сторожа. Были даже устроены крытые трибуны для зрителей на 200 мест. Школа была летней, потому что работала с середины мая до первых чисел сентября, ежедневно с 7 утра до 10 часов вечера. Программа обучения была рассчитана на пять классов, в них обучались всем спортивным способам плавания, различным видам прикладного плавания и прыжкам в воду. В течение всего летнего сезона по выходным дням школа проводила различные праздники и соревнования по плаванию, прыжкам в воду и водному поло.
- Эх, попасть бы на такой праздник!
- Так, в чем же дело? Ныряем!
- Ура! Новое путешествие!
Почему я всегда чихаю во время наших подводных перемещений? Ныряю нормально, а перед тем, как вынырнуть, в носу щекочет, и я чихаю с пузырями прямо в воду. Надо будет спросить у Мишки - у него также? Но спросить не получилось, как только мы вынырнули у берега озера рядом с деревянной купальней, нас сразу оглушил крик сотен голосов, свист и аплодисменты.
- Что здесь происходит? – Мари с беспокойством оглядывалась по сторонам.
Невдалеке от нас прямо из воды поднимались деревянные ступени с перилами, по которым можно было забраться на двухэтажные трибуны под навесом. На них было много людей, которые сидели, стояли, кричали и махали кому-то руками, тем, кто был в бассейне, в котором сейчас что-то происходило.
- Полезли, посмотрим! – на нас никто не обратил внимание. Мы поднялись на помост перед рядом лавок и протиснулись к перилам.
В бассейне шла какая-то игра. У противоположных бортиков на поверхности воды были закреплены небольшие ворота с сетками. Между ними плавали игроки в разноцветных шапочках. У половины игроков были синие шапочки, у другой половины – белые. Они боролись за мяч, перебрасывая его друг другу. Цель была забросить мяч в ворота противника.
Зрители на трибунах каждый болел за свою команду. Двое судей со свистками ходили по деревянным настилам вдоль бортиков бассейна и следили за игрой. Каждый удачный или неудачный бросок мяча вызывал восторг или возмущение на трибунах.
- Шурка, давай! Давай, Шурка, врежь им!
- Какой Шурка? Не знаете, так молчите!
- Сами не знаете. Это Шурка Шаров из «Воймулы».
- Не из «Воймулы», а из «Сходни».
- Да не играл он за эти клубы, он из Нижнего только приехал.
- Шурка, дава… Г-о-о-о-л! Г-о-о-о-л!
Эта игра нам показалась очень знакомой. Сразу вспомнилось море Дунхай, огромные джонки с красными парусами и адмирал Чжэн-Хэ рядом с нами на берегу размахивает руками и кричит: «За каждую ву-лу даю золотую монету!» Всё новое – это хорошо забытое старое.
Мы с Мари начали болеть за «белые шапочки», а Мишка с Аквиком – за «синие». Силы у обеих команд были почти равными. Стоило кому-то вырваться вперёд, как другая команда сравнивала счет. Напряжение среди зрителей возрастало. Мы так увлеклись игрой, что не заметили, когда пропал Мишка. Первым пропажу заметил Аквик.
- Вы Минхатепа не видели? Куда он делся?
- Только что здесь был. – я стал оглядываться по сторонам, разыскивая его среди зрителей.
- Ой! Мальчики, что он делает?! – Мари показала нам в сторону от бассейна, куда сейчас никто не обращал внимания, все были увлечены игрой.
Сбоку от трибун рядом с купальней размещалась вышка для прыжков в воду. На самом верхнем трамплине сейчас стоял наш Мишка и собирался с духом, чтобы прыгнуть вниз. Кричать ему было бесполезно, не услышит. На трибунах стоял такой шум, что мы собственных-то голосов не слышали. Нам оставалось только смотреть, чем это все закончится.
Мишка недолго постоял на краю трамплина, а потом просто шагнул с него вниз, собираясь войти в воду ногами - «солдатиком». Но в воздухе его наклонило вперёд, он потерял равновесие и замахал руками и ногами. На поверхность воды он плюхнулся, как лягушка, подняв кучу брызг. Никто из зрителей не заметил, что произошло в районе прыжковой вышки, а мы бросились к нему на помощь. Аквик первым доплыл до Мишки.
- Жив?
- Вроде, да.
- Тогда возвращаемся, напутешествовались.
Мы вынырнули у санаторного пляжа и помогли Мишке добраться до берега.
- Ох, как ребра болят…
- Ты нормальный?! Ты же чуть не разбился! – Мари была вне себя от возмущения.
- Здесь-то с дамбы получалось.
- Сравнил! Здесь высота два метра, а там семь!
- Я думал, получится.
- Чтобы получилось, нужно много тренироваться!
Мишка тяжело вздохнул и поморщился от боли.
- Согласен. Буду тренироваться. «Морские дьяволы» не сдаются!

Глава 14. ВОДНЫЙ БАЛЕТ

В ресторане за завтраком мама снова вспомнила про «Сафари-Парк».
- Дотянули почти до отъезда, послезавтра улетаем, а в «Сафари-Парк» так и не попали. Остаются два дня, когда мы можем это сделать: сегодня или завтра.
Тратить на этот парк целый день мне совсем не хотелось! Я умоляюще посмотрел на папу: папа, выручай! Мне показалось, что он меня понял.
- Давайте проголосуем, кто за море, а кто за поездку в «Сафари-Парк»?
В результате голосования получилось: два голоса за море, один мамин за парк.
- Сереж, ты предатель! Идешь на поводу у Никиты, так нельзя.
- Ирочка, не обижайся. Не хочется в такую жару далеко уходить от моря.
- Ладно, в этот раз вы победили, но в следующем году…
Радость от этой маленькой победы сменилась грустью от того, что через три дня я расстанусь со своими друзьями! Я уже не представлял, как я буду без них. Постараюсь сегодня и завтра об этом не думать, тем более есть заботы поважнее – как там Мишка после вчерашнего падения с вышки? Наверное, заболел и сидит дома.
К моему удивлению, Мишка уже был на пляже, он гулял по колено в воде по затопленной дамбе вместе с Мари, а Аквик ждал меня на берегу. Хоть я и обещал себе не думать о предстоящем расставании, но не удержался и сходу поделился печалью со своим другом.
- А мы послезавтра улетаем домой в Москву.
- Понятно.
- Но это же ужасно! Надо что-то придумать!
Аквик подмигнул мне и улыбнулся.
- Не расстраивайся, Никит, конечно, придумаем! Ты дома в городе в бассейн ходишь?
- Не хожу.
- Начинай ходить, и я тебя найду!
- Здорово! Но как ты меня найдешь?! В Москве так много бассейнов.
- Это не твоя забота. Я же внук повелителя морей, хорошенько прицелюсь и вынырну там, где нужно. Поплыли к ребятам.
Обещание Аквика меня, конечно, успокоило, но я не понимал, как он меня разыщет, я же не смогу ему сообщить, в какой именно бассейн меня отведут родители. Мы подплыли и под водой вскарабкались на дамбу.
- Никит, привет! Иди скорее сюда, и посмотри на этих рыбок! – Мари стояла по колено в воде и смотрела себе под ноги.
Я подошел к ней и увидел, как в прозрачной, освещенной солнцем воде над поверхностью бетонной дамбы резвились стайки маленьких рыбок.
- Осторожно, не двигайся. Встань рядом и понаблюдай за ними. – рыбки сновали прямо у нас под ногами.
- Ага… А они не укусят?
- Укусят? Не смеши меня.
Наблюдать за рыбками было очень интересно, в стайках они двигались синхронно, одновременно повторяя общие движения. Стайки резвились возле наших ног, то плавая на поверхности, то удирая на глубину. Оставалось загадкой, как рыбкам удавалось двигаться синхронно, изменяя направление и сохраняя одинаковое расстояние между собой.
- Красиво плавают, как будто танцуют. Вот бы люди так научились «танцевать» в воде!
Мы с Мари залюбовались рыбками, но Мишка не разделял нашего восторга.
- Нашли красоту. Люди плавают не для красоты.
- А для чего они плавают?
- Как это для чего?! Чтобы не утонуть, чтобы победить, чтобы показать, на что способен человек, как Мэтью Уэбб, который переплыл Ла-Манш.
- Ты считаешь, что красиво плавать не нужно?
- Да причем здесь красиво или некрасиво? У плавания другие задачи.
- Значит, ты против красоты?
Казалось, что Аквик не слушает, о чем спорят Мишка с Мари, он наблюдал за проплывающим невдалеке парусником. Ветер надувал белоснежный парус, и небольшая яхта рассекала волны, оставляя за собой пенистые буруны. В море её сопровождало несколько дельфинов. Они то скрывались под водой, то выпрыгивали из неё, не отставая от яхты. Со стороны казалось, что идет игра в перегонки.
- А это красиво? – Аквик показал Мишке на парусник с дельфинами.
- Очень красиво! Только не надо меня путать. Парусник с дельфинами – красиво, рыбы стайками плавают – тоже красиво, а само плавание к красоте не имеет отношение!
- Ты просто не можешь представить, каким может быть это плавание. Сейчас нырнем в одно место, сам поймешь.
Ура! Новое путешествие! Мы встали на край дамбы, взялись за руки и приготовились нырять. Аквик делал последние наставления.
- Сейчас мы вынырнем в тренировочном бассейне на футбольном стадионе. Рядом с ним будет главный бассейн, в котором проходят соревнования…
- Не понимаю, причем здесь футбол? – тут уже я запутался.
Мишка, услышав про футбол, встрепенулся.
- Всех футболистов казнить! Тех, кто их набирает, тоже казнить!
- Хватит! Слушайте меня молча. Ныряем в Казань,в 2015 год, на футбольный стадион «Казань-Арена», где смонтированы два бассейна_-один главный, второй – тренировочный, для проведения Чемпионата мира по водным видам спорта. Выныриваем в тренировочном бассейне и сразу идём на трибуны для зрителей к главному бассейну. Всем всё понятно?
- «Морским дьяволам» всё понятно, командир! – рявкнул Мишка и с сомнением посмотрел на Мари. Присутствие девчонки в команде «Морских дьяволов», по Мишкиному мнению, снижало её важность.
- Тогда ныряем!
Мы вынырнули у бортика большого бассейна, с трех сторон окруженного пустыми трибунами для зрителей. Ряды красных и белых кресел поднимались высоко вверх. Металлические фермы огромной стеклянной крыши накрывали только трибуны, а в центре прямо над бассейном было открытое небо. В бассейне на всех дорожках тренировались и разминались пловцы, на бортике и под навесами располагались их тренеры и члены команды. У всех ощущалось предстартовое напряжение. На нас никто не обращал внимания.
- Вот это стадионище! Не хуже, чем термы Каракаллы. – Мишка восторженно крутил головой по сторонам.
- Сравнил! Это же XXI век! Чудо инженерной мысли.
- Хочу таких инженеров к себе в Египет!
- Не отвлекайся, Менхотеп, вперед!
- Слушаюсь, командир!
Аквик вылез из чаши бассейна и вдоль бортика по-хозяйски пошел к служебному переходу под трибунами, мы за ним. Два бассейна тренировочный и основной были разделены высокой синей стеной, на которой висели информационные табло и размещалась реклама соревнований. Во второй части стадиона все трибуны были заполнены зрителями, открытое небо было задернуто, как занавеской в виде гармошки из желтых раздвижных конструкций. Под музыку в лучах прожекторов в бассейне выступали спортсмены, которых объявлял диктор. Мы поднялись на несколько ярусов вверх и пристроились в проходе между трибунами.
- Какие необычные соревнования! – Мари с восхищением смотрела на группу выступающих спортсменок в красных купальниках. – Это сказка!
- Эта сказка называется – синхронным плаванием.
Мы с Мишкой тоже раскрыли рты от удивления от того, что вытворяли в воде эти девушки. Под музыку в быстром темпе они одновременно выполняли различные фигуры и вращения, ныряли и высоко выныривали, всплывали вверх ногами, делали повороты и скольжения. Для зрителей это был настоящий танец в воде!
Аквик был доволен произведенным эффектом.
- Ну как, Минхотеп, можно плавать красиво?
- Можно! Никогда такого не видел! А почему мы сразу сюда отправились, а не посмотрели, как оно зарождалось и развивалось?
- Ну, эту историю я вам и так расскажу, а сюда мы пришли, чтобы сделать подарок Мари, и чтобы вы все увидели каким красивым может быть плавание.
- Спасибо, Аквик! – Мари раскраснелась, было видно, что она счастлива.
- Сейчас синхронное плавание считается чисто женским видом спорта, но у его истоков стоит мужчина. Один из отцов-основателей Соединенных Штатов Америки Бенджамин Франклин во время своей поездки в Лондон в 1724 году показал в Темзе фигуры «орнаментального плавания». Это его выступление и считается начальной точкой в истории синхронного плавания. Как к спорту к нему стали относится лишь в XIXвеке. Первыми синхронистами были мужчины.
- Все-таки мужчины! А что было потом?
- Потом первенство в этом виде спорта надолго захватили женщины. Одной из родоначальниц синхронного плавания считается австралийка Аннет Келлерман, которая в 1907 году в Нью-Йорке открыла представление «водного балета», на котором она вместе с другими девушками выполняла хореографические движения в воде. Потом синхронное плавание развивалось, как демонстрационный вид спорта и было включено в программу Олимпийских игр только в 1984 году.
- Обидно за мужчин! Почему они не вернулись в синхронное плавание? – похоже, что Мишка обиделся за всех мужчин сразу.
- Не торопись, Минхатеп. Мы не просто так попали на эти соревнования. Сегодня мы увидим возвращение мужчин в синхронное плавание в смешанных парах.
- Ух ты! Здорово!
В это время диктор объявил о следующем выступлении, на бортик бассейна приглашалась спортивная пара Александр Мальцев и Дарина Валитова. Спортсменка была в сиреневом купальнике с белыми цветами, а её партнер… в «военной форме»! Да-да, его плавательный костюм был выполнен в виде военной формы, это создавало потрясающий эффект: нежная девушка и мужественный воин. Наш воинственный Мишка пришел в полный восторг, после завершения выступления спортсменов он громче всех аплодировал, кричал, прыгал и размахивал руками. В результате мы привлекли внимание охранников стадиона.
- Смываемся тем же путем. Бежим в тренировочный бассейн!
Мы спустились с трибун и повернули к служебному переходу, но из него нам навстречу уже шли двое охранников с рациями. Вдоль бортика пробиралось еще двое, и один спускался вслед за нами с верхних трибун. Обложили! Нам ничего не оставалось делать, как разбежаться и прыгнуть прямо в главный бассейн, где шли соревнования. Трибуны замерли, куча брызг, под водой мы хватаемся за руки… и выныриваем рядом с нашей подтопленной дамбой, над поверхностью которой плавали стайки маленьких рыбок. От волнения заговорили разом.
- Все целы? – это Аквик.
- Еще хочу!!! Вот это зрелище! – это Мишка.
- Они были прекрасны! – это Мари.
- Чуть не попались!!! - а это я. Страшно представить, что бы было, если бы нас задержала охрана стадиона. Родители здесь на пляже в Геленджике, а мы в Казани в 2015 году! К тому же, я в то время еще и не родился.
Когда мы успокоились и пришли в себя, все согласились с тем, что «красота» бывает разной: можно красиво плавать, а можно красиво «сбежать». В том, что наше бегство было красивым и эффектным, никто из нас не сомневался.

Глава 14. Акула, Пуля и Ракета

Новое утро и снова грустные мысли о моем завтрашнем отъезде. Несмотря на обещание Аквика, честно говоря, я сомневался, что он разыщет меня в городе. Если бы это случилось – это было бы чудо, а в шесть лет в чудеса уже не верят. Наших путешествий больше никогда не будет… В таком подавленном настроении я пришел на пляж и решил своим горем поделиться с Мишкой. На нашем месте никого не было. Я осмотрел море и увидел своих друзей на затопленной дамбе: Мишка и Мари стояли по колено в воде в компании двух высоких стройных мужчин и о чем-то оживленно с ними разговаривали, Аквика рядом с ними не было.
Когда я приплыл на дамбу, Мишка сразу представил мне новых знакомых.
- Привет, Никас! Познакомься с нашими гостями: это Майкл и Марк – лучшие и самые быстрые пловцы современности!
Оба улыбчивых великана протянули мне руки для знакомства. Майкл был кареглазый, с коротко подстриженными волосами и слегка лопоухий, ростом под два метра и с очень длинными руками. Марк был ростом пониже, длинноволосый и с большими усами на лице.
- Ты и есть тот самый Никита Белозёров?
- Так вот ради кого нас выдернули с тренировок, чтобы провести мастер-класс.
- Не смущайся, парень, ты нам нравишься! И друзья твои нравятся, и бухта замечательная! Да и как отказать внуку самого Посейдона?! – великаны засмеялись.
- А где Аквик?
Мишка махнул рукой в сторону моря.
- Нырнул за третьим гостем. Скоро появятся.
Мари продолжила прерванный моим появлением разговор.
- Майкл, а это правда, что вы плавали наперегонки с белой акулой?
- Кто же вам рассказал об этом?
- Аквик. Он сказал, что вы её чуть не обогнали.
- Была такая история, мы соревновались с ней, кто быстрее проплывёт стометровку. Когда зрители узнали, что я соревновался не с настоящей акулой, а с её компьютерной симуляцией, то очень возмущались. – великан снова засмеялся. – Они надеялись увидеть, как мне придется от неё удирать и что она меня укусит.
- Фу! Какие жестокие!
- Майкл, расскажите, как всё было с акулой. Очень интересно! – Мишка перестал смотреть себе под ноги и чуть не свалился с дамбы в море, я вовремя схватил его за руку.
- Мне тоже было интересно поучаствовать в этом эксперименте. Я плыл отдельно на скорость, отдельно от меня плыла и настоящая белая акула. Организаторам соревнований удалось добиться того, чтобы она плыла строго по прямой и с максимальной скоростью.
- Как же они её «уговорили»?!
- Очень просто – акула гналась по прямой за живой «приманкой». Впереди неё на водном велосипеде двигался специальный человек. Даже подумать страшно, что произошло бы, если бы он неожиданно свалился в воду…
- Он не пострадал?
- Нет, конечно, он успел доплыть до берега и вылезти из воды, а «заплыв» акулы записали и измерили её скорость.
- Понятно! А потом измерили вашу скорость.
- Точно! Я проиграл ей 2 секунды.
- Всё равно здорово! Вы самый быстрый пловец в мире! – Мишка с восхищением смотрел на Майкла.
В это время из воды недалеко от дамбы вынырнул Аквик вместе с новым гостем. Когда они вылезли из воды, им оказался ещё один двухметровый улыбчивый великан. Все три великана поздоровались и обнялись друг с другом.
- Знакомьтесь…
- А мы уже познакомились! – я имел в виду Майкла и Марка.
- Я еще раз представлю всех наших гостей. Итак, Майкл Фелпс по прозвищу «балтиморская пуля» или «летающая рыба». Обогнал всех, кого только можно! Бросил вызов белой акуле на дистанции 100 метров и проиграл.
- Эту историю мы уже знаем!
- Отлично! А ещё он 23-кратный Олимпийский чемпион и автор 37 мировых рекордов. Выбирай, Майкл, что ты сегодня покажешь ребятам и какой мастер-класс с ними проведешь?
Майкл посмотрел на других «великанов».
- Если никто не против, то темой моего сегодняшнего урока будет – техника баттерфляя. – никто не возражал.
- Наш второй гость Марк Спитц по прозвищу «усатая акула». – Аквик представил усача. - 9-кратный Олимпийский чемпион и автор 33 мировых рекордов. Выбирай, Марк, тему для своего мастер-класса.
Марк посмотрел на последнего гостя, которого привел с собой Аквик, не станет ли тот возражать.
- На моём уроке я покажу ребятам технику кроля.
- Замечательно! И наш третий гость – это Александр Попов по прозвищу «русская ракета», 4-кратный Олимпийский чемпион, 6-кратный чемпион мира. Что выбираешь, Александр, для занятий с ребятами?
- Выбор остается небольшой, моя тема урока – техника брасса.
Аквик довольно кивнул.
- Времени у нас немного, начинаем с брасса, потом кроль и в завершении баттерфляй. На каждое занятие по тридцать минут. Укороченная программа от мировых звезд плавания!
- Почему так мало времени? – удивился великан по прозвищу «балтиморская пуля».
- Да, времени маловато. – согласились «усатая акула» и «русская ракета».
- Сегодня нам всем предстоит крайне важное путешествие. Мы должны успеть поддержать «худшего пловца мира» пока он не утонул на Олимпиаде.
Глаза великанов округлились, мы тоже были в шоке.
- Как такое может быть?!
- Ещё как может! Все разговоры потом! Начинаем тренировку! – Аквик, как заправский главный тренер похлопал в ладоши, подгоняя нас к действию. – Первый мастер-класс по брассу! Александр, они ваши! Начали!
Аквик устроил нам настоящий праздник плавания! Акула, пуля и ракета показали нам своё мастерство и дали много дельных советов. Мне запомнился совет Александра Попова: «Чтобы научиться плавать быстро, надо научиться плавать медленно». Получается, что сначала нужно в совершенстве освоить технику плавания, а уже потом улучшать свои результаты.
Запомнилось, как Майкл Фелпс взлетал над волнами, мощные гребки его длинных рук создавали волну, как от катера. Уроки Майкла были полезны для Мари, она уже начала осваивать технику баттерфляя и могла повторять его движения, я оставался только зрителем. А вот Марк, «усатая акула», научил меня правильно дышать в воде, и к концу урока я уже мог немного проплыть кролем. Мишка упорно осваивал технику всех трех стилей плавания. После завершения последнего урока мы, уставшие и довольные, забрались на дамбу. Ещё больше был доволен Аквик, он пригласил на встречу с нами лучших пловцов современности, и они откликнулись.
- Друзья, отдыхать некогда, пора в путешествие.
- Отлично! Куда ныряем? – Мишка был, как всегда, неутомим.
- Ныряем на олимпийские соревнования по плаванию в Сиднее в 2000 год. Наша цель поддержать…
- Постойте, я там был! – Майкл Фелпс перебил Аквика. - Мне тогда было 15 лет, и это была моя первая Олимпиада. Правда я на ней ничего не завоевал, а вот Александр получил серебро на дистанции 100 метров.
- Точно, я плыл без гидрокостюма и проиграл 0,39 секунды голландцу Питеру ван ден Хугенбанду. А что особенного случилось в Сиднее и кому нужна наша поддержка?
- Эрику Муссамбани – он стал худшим в истории пловцом и чуть не утонул на этой Олимпиаде.
Оказалось, что ни Майкл, ни Александр не слышали эту историю, и Аквик рассказал нам как было дело.
- Все началось с объявления по радио в Малабо, столице Экваториальной Гвинее, в котором сообщали о том, что любой желающий может попасть в олимпийскую сборную по плаванию, которой на самом деле в этой африканской стране не было. Дело в том, что Международный Олимпийский комитет предоставил стране квоту на участие одного из пловцов в Олимпийских играх 2000 в Сиднее. Удивительно, но на объявление откликнулся только один Эрик Муссамбани. Плавать он умел не так чтобы хорошо, просто перемещался в воде и не тонул. В общем, он решил рискнуть, и страна отправила его на Олимпиаду.
По мере рассказа недоумение на лицах великанов сменилось улыбкой, а потом они рассмеялись. Мы тоже начали хохотать. Наверное, Мишка и Мари, а может даже и я, плаваем лучше, чем этот горе-пловец. Аквик подождал пока мы отсмеёмся и продолжил.
- До Олимпиады оставалось четыре месяца и нужно было где-то тренироваться. Больших 50-метровых бассейнов в Экваториальной Гвинее никогда не было, и Эрику оказал поддержку один отель, в котором был 13-метровый бассейн для постояльцев: в нем он и тренировался самостоятельно по два часа в выходные дни. За один заплыв Эрик мог проплыть только 52 метра, по его расчетам, этого ему должно было хватить, чтобы на Олимпиаде преодолеть дистанцию в 50 метров, но дистанция, которую нужно было проплыть, оказалась вдвое длиннее.
Майкл снова начал хохотать до слез, заражая своим смехом других слушателей, остановиться он уже был не в силах.
- Ничего смешнее не слышал… Как я много … тогда пропустил! … Здорово… что я сюда нырнул! … Сейчас умру … от смеха! … - ему вторили Марк и Александр. Глядя на них, мы тоже засмеялись. Первой остановилась Мари.
- А мне его жалко. Человек так старался! Надо ему хоть чем-нибудь помочь.
После её слов общее веселье пошло на убыль и вскоре смеяться перестали.
- Так что же мы теряем время?! Скорее ныряем туда! Аквик, давай, перемещай нас, как ты это умеешь! – Майкл загорелся поддержать незадачливого пловца, и мы все тоже этого хотели.
Мы вынырнули в тренировочном бассейне, поднялись на бортик и вслед за великанами - они тут хорошо ориентировались - пошли в зал, где проходили соревнования. Затерявшись среди зрителей на трибунах, мы стали наблюдать за происходящим. Шел квалификационный заплыв Эрика Муссамбани с двумя соперниками из Нигера и Таджикистана, от его результата зависело, кто из них будет допущен к основным соревнованиям. Диктор объявил участников заплыва, спортсмены заняли места на старте, и судья поднял кверху руку со стартовым пистолетом. Вдруг спортсмены из Нигера и Таджикистана, не дождавшись сигнала, бросились в воду и были дисквалифицированы! Остался один Эрик. Стартовав, он более-менее нормально проплыл половину дистанции, а после поворота остановился. Он едва шевелил руками, было такое ощущение, что он сейчас утонет. Зрители на трибунах кричали, хлопали в ладоши и поддерживали его. Наши аплодисменты были самыми громкими.
- Плыви, Эрик!
- Не сдавайся!!!
- Ещё немного!
- Молодец!!!
Эрик Муссамбани доплыл свою дистанцию и коснулся бортика. Для человека, который начал плавать в бассейне всего четыре месяца назад, результат был отличным, но худшим в истории плавания вольным стилем на 100 метров. Как когда-то говорил основатель современных Олимпийских игр Пьер де Кубертен: «Главное не победа, а участие!», а мы для себя поняли, что человек сможет добиться всего, если он по-настоящему к этому стремиться!

Глава 16. Встреча с Посейдоном

Утром в последний день грустить об отъезде уже было некогда. Как только проснулись, мама сразу стала собирать вещи и укладывать их в чемоданы, чтобы на сегодняшний день у нас оставалось самое необходимое. Наш самолет, в Москву, улетал из аэропорта Геленджика в десять часов вечера, значит мы могли два раза сходить на море – до обеда и после обеда, поужинать и после этого уехать на такси в аэропорт. У нашей мамы все должно быть собрано заранее и все происходить по плану, и мы с папой ей в этом помогаем, потому что мы нашу маму очень любим.
Когда мы спустились к завтраку, девушка- администратор на ресепшене ресторана вышла к нам навстречу и сказала, что нас ждут.
- Кто ждет?! – нас никто не мог здесь ждать, мы обычные отдыхающие и у нас сегодня последний день отпуска. Кому мы понадобились?
- Вон тот капитан, сказал, что ждет именно вас! – девушка- администратор осторожно показала на загорелого мужчину в белой морской форме, который расположился на одном из диванов в холле перед входом в ресторан. Моряк был настолько крупного размера, что диван, на котором свободно могли бы уместиться двое взрослых людей, был ему одному, как кресло.
Когда морской офицер встал с дивана, мы поразились его росту и фигуре. Рост был выше двух метров, и морская форма не скрывала атлетически развитую мускулатуру. На отдыхающих и на администрацию санатория он произвел неизгладимое впечатление, все только на него и смотрели. Уверенной походкой моряк подошел к нам и представился.
- Помощник капитана яхты «Посейдон» Геракл, имею ли я честь разговаривать с семьёй Белозеровых из Москвы?
Из всей семьи Белозёровых я был единственным, кто хоть как-то мог объяснить происходящее, но я помалкивал. Неужели этот огромный моряк пришел от деда Аквика?! Записка, которую мы с Мишкой достали из бутылки, до сих пор лежала у меня в шортах в кармане, свернутая в несколько раз.

ПРИВЕТ ЮНЫМ ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ!
Я РАД, ЧТО У МОЕГО ВНУКА ТАКИЕ ДРУЗЬЯ.
БУДУ ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ НА ЯХТЕ ПОСЕЙДОН.

- Да это мы, но … здесь какая-то ошибка. – мама с папой во все глаза смотрели на моряка и абсолютно ничего не понимали.
- Никакой ошибки здесь нет, я сейчас всё объясню. – загорелый моряк улыбнулся и продолжал. – У вашего сына Никиты есть друг Аквик, они вместе плавают в море. Дедушка Аквика – капитан яхты «Посейдон», которая ночью пришла в геленджикскую бухту и стоит сейчас на рейде. Он приглашает вас на завтрак, и мне приказано сопроводить вас к нему.
Я был в шоке, как и мои родители. Значит, вот так просто встретиться с повелителем морей! Мама в первый раз не знала, как ей поступить, но Геракл был убедительным.
- Не волнуйтесь, мы знаем, что у вас заканчивается отпуск, и вы сегодня вечером улетаете домой. Мы совершим небольшую морскую прогулку и доставим вас обратно в санаторий, на самолет вы успеете, и дети будут очень довольны! – моряк «с небес» своего роста подмигнул мне и своей огромной ладонью погладил меня по макушке.
- Думаю, надо принять приглашение дедушки Аквика. – папе идея с морской прогулкой очень понравилась.
- Ну, если до ужина вернемся обратно, то почему бы и нет? Никит, а ты чем расстроен, не рад морской прогулке?
- Рад, очень рад! Только все так неожиданно! – не скажешь же родителям, что нас приглашает в гости настоящий «повелитель морей». Да и кто мне поверит?! Все так запуталось! Зачем только мы с Мишкой то письмо в бутылке отправили?!
- Катер ждет! Время. – Геракл постучал пальцем по большущим часам у себя на запястье.
- А где Аквик?
- Все уже на яхте и ждут только вас.
В сопровождении Геракла мы спустились на набережную, а потом на санаторный пляж. В конце буна, уходящего в море, был пришвартован катер с двумя матросами. Когда мы проходили мимо спасателя Жоры, тот вытянулся и отдал честь Гераклу, который прошел мимо и не заметил его.
В центре бухты на рейде стояла не яхта, а целый белоснежный корабль под флагом ООН. По своим размерам корабль был похож на шестиэтажный дом, на самом верху которого размещался капитанский мостик, а еще выше над ним была установлена мачта с различными антеннами и локаторами. На корме корабля виднелись лопасти вертолета, а за ним две оранжевые лодки и белый батискаф с красной крышкой. Ничего себе, вот так дедушка у Аквика!
Катер быстро довез нас до кормы корабля со спущенным трапом, на палубе нас ждали. Первым ко мне подбежал Аквик, он поздоровался с моими родителями и, обняв меня, быстро зашептал в ухо.
- Бутылочная почта сработала! С дедом помирился! Спасибо тебе!
- Здорово! Я рад!
Геракл подвел нас к капитану, рядом с которым стояли Мишка и Мари. Это был крепкий загорелый старик в капитанской фуражке с аккуратно постриженной белой бородой и пышными усами, синий капитанский китель с золотыми галунами хорошо сидел на его подтянутой фигуре. Из-под козырька фуражки и нахмуренных бровей на нас смотрели добрые глаза. Наверное, таким и должен быть настоящий повелитель морей и океанов.
- Приветствую на борту «Посейдона» друзей моего внука! Слышал, что сегодня вы улетаете домой и рад, что успел прийти сюда вовремя, чтобы организовать небольшую морскую прогулку.
Мама с папой поздоровались с капитаном, поблагодарили за неожиданное приятное предложение, восхитились кораблем и командой, похвалили Аквика, который помогал мне учиться плавать и даже организовал детский заплыв, все участники которого сейчас здесь присутствуют… в общем, знакомство состоялось. Капитан внимательно слушал, кивал головой и улыбался в усы.
- А сейчас приглашаю всех на завтрак! Геракл, распорядись, чтобы «Посейдон» снимался с дрейфа и выходил в открытое море. Пройдем вдоль побережья до Сочи и обратно. Вернем наших гостей к их отъезду без опоздания.
- Слушаюсь, капитан!
- Какой удивительный у вас помощник! Прямо настоящий Геракл! – мама посмотрела вслед удаляющемуся гиганту.
- На сколько я его знаю, он и есть настоящий Геракл. – капитан продолжал улыбаться, родители тоже заулыбались, оценив шутку капитана. Ах, если бы они только знали, у кого мы в гостях! Но дедушка у Аквика совсем не походил на грозного Посейдона, который управляет морскими ураганами и стреляет молниями. Наверное, Аквик преувеличил его возможности.
Мы прошли в ресторан на верхней палубе. Панорамные окна с трех сторон открывали вид на бухту, из которой, развернувшись, яхта «Посейдон» стала выходить в море. В зале ресторана никого кроме нас не было. Большой стол был накрыт на восемь человек, официантами были трое матросов.
- Прошу за стол, Геракл сейчас к нам присоединится.
Завтрак был вкусным, но я не запомнил, что мы ели, потому что все время пытался поговорить с Аквиком, чтобы узнать подробности встречи с дедом и о том, как они втроем с Мишкой и Мари здесь оказались. Поговорить не получалось: отвлекала общая беседа и матросы-официанты, которые то и дело подливали в наши стаканы сок и подкладывали на тарелки всякие вкусности, до которых мы не могли дотянуться сами. Вскоре пришел Геракл и доложил капитану, что мы вышли в море и легли на курс до Сочи. Беседа стала еще оживленнее, капитан со своим помощником стали рассказывать, что мы увидим, проплывая по этому маршруту и как изменилось черноморское побережье за последние две тысячи лет. Мои родители слушали моряков с большим интересом.
- Вы все так интересно и ярко описываете, как будто своими глазами видели все эти перемены. Наверное, вы очень хорошо знаете историю Черного моря.
- Конечно, знаем и многое помним, как будто это было вчера! По книгам разумеется… - спохватился капитан. – У нас на яхте большая библиотека редких книг про море.
- Как бы нам хотелось посмотреть вашу яхту, капитан! Никогда не думала, что бывают такие большие яхты, это прямо настоящий корабль, а не яхта!
- Нет ничего проще. Сейчас Геракл проведет вас по кораблю и все покажет, а я свожу детей на капитанский мостик, и мы вас догоним.
Так и сделали. Геракл увел моих родителей на экскурсию, матросы- официанты тоже ушли, и мы остались с капитаном одни.
- Интересно, а кто придумал отправить мне письмо в бутылке?
- Он придумал. – Мишка сразу меня сдал. – Никас - мастер придумывать всякие штуки, он великий выдумщик!
- Молодец, Никита! Я слежу за «бутылочной почтой», часто люди прибегают к ней, как к последней надежде, когда помощь ждать больше не откуда.
- Вы помогаете им?
- Если успеваю, то всегда помогаю! Когда я получил ваше письмо в бутылке, то понял, что мой внук насочинял обо мне лишнего. Наверное, рассказывал вам какой я громовержец и, когда злюсь, вызываю ураганы. Было такое? – Аквик неопределенно кивнул головой и пожал плечами, что могло обозначать или да, или нет, и стал рассматривать через окно проплывающее мимо побережье. Капитан продолжал. – Поэтому я решил прийти сюда, чтобы вы составили свое собственное мнение о Посейдоне, а заодно и внука увидеть.
- У нас самое приятное мнение, и вы самый хороший дедушка! – Мари высказалась за нас за всех. Я тоже думал, что дед у Аквика супер!
- Спасибо, я рад, что у меня неожиданно появилась такая замечательная внучка, а у Аквика – такие хорошие друзья.
- Дедуль, а почему под флагом ООН? Это что-то новое. – Аквик вел себя, как ни в чем не бывало.
- Просто мы давно не виделись. Для ООН это частное судно выполняет исследование морских глубин, взамен они дали мне доступ к спутникам наблюдения. Теперь я могу отдохнуть и включаюсь в работу только тогда, когда требуется моё личное вмешательство, весь мониторинг за состоянием морей и океанов выполняют спутники.
- Ловко придумал!
- Конечно! У меня образовалась масса свободного времени, которое я могу потратить на себя. Например, в последние дни я наблюдал, как одна компания ныряла в разные времена и изучала историю плавания.
- Ты за нами следил?
- Наблюдал, иногда незаметно помогал.
- А я плавать научился! – мне захотелось чем-то похвастаться перед Посейдоном. – Только я сегодня улечу домой, и наши путешествия закончатся…
- Молодец, что плавать научился. Совершенствуй свои навыки. Конечно, «балтиморской пулей» или «русской ракетой» ты не станешь, комплекция не та, но отличным пловцом должен стать. Про ваши путешествия… А что Аквик об этом говорит?
- Говорит, чтобы я в городе ходил в бассейн, и что он меня разыщет.
- Если говорит, значит так и будет. Мужчина держит слово. Что-то мы заболтались, пошли догонять твоих родителей. Думаю, что Геракл начал экскурсию по кораблю с музея.
- У вас есть музей???
- Есть. В нем хранятся сокровища с затонувших кораблей.
- Как интересно!
Родителей мы действительно нашли в большом помещении, оформленном, как музейный зал. Здесь были витрины и полки, заполненные разными вещами, было много изделий из золота и драгоценных камней, расписные кувшины и амфоры, старинное оружие. На подставках размещались модели старинных кораблей. В дальнем углу у двери вертикально стоял длинный золотой трезубец. Папа как раз его рассматривал.
- Это же трезубец Посейдона! Как настоящий!
Мы присоединились к экскурсии. Геракл давал пояснения к каждому экспонату.
- В нашем музее всё настоящее. Руками лучше не трогать.
- Ну да, ну да… все настоящее. – папа с мамой понимающе улыбнулись, но в целом музейная коллекция их поразила.
После музея мы пошли в библиотеку, потом в бассейн и в зону отдыха экипажа. В этом помещении был настоящий сад с деревьями и кустарниками, с цветами и фонтаном. Потом начались служебные помещения, в которых тоже было много интересного: океанографическая и гидроакустическая лаборатории, помещение для хранения океанографических зондов и батискафов, метеорологическая станция и компьютерный центр наблюдения.
Пока шли до Сочи на палубу мы так и не поднялись, зато осмотрели почти все судно. Уставшие и довольные после вкусного обеда мы расположились в креслах на верхней палубе. Корабль лег на обратный курс, и теперь Геракл рассказывал нам про Черное море и береговую линию, мимо которой мы проплывали.
- Откуда он столько знает? Обычный морской офицер, а так разбирается в истории! – Геракл продолжал удивлять маму.
- Ну, не совсем обычный, раз служит на научном судне. Не удивлюсь, если он окажется кандидатом каких-нибудь морских или географических наук. – предположил папа, а я просто слушал и радовался, что все так хорошо заканчивается. Посейдон оказался совсем не грозным, с Аквиком мы обязательно увидимся, когда я начну ходить в бассейн и у нас будут новые путешествия.
Вечером, когда наш самолет набирал высоту над морем, через иллюминатор мы разглядели большой белоснежный корабль в центре бухты, небо над ним озарялось вспышками салюта. В темном небе распускались яркие разноцветные цветы, Посейдон провожал нас.
Прилетим домой и завтра же пойду в бассейн!

ЭПИЛОГ

Не откладывая на потом, ещё в самолете, я договорился с родителями о посещении бассейна. Они меня поддержали и согласились с тем, что мне будет полезно заниматься плаванием. Мама обещала выбрать для меня бассейн получше и найти хорошего тренера, папа обещал возить меня на тренировки, ну, а мне главное было добраться до воды. Однако, мой план затормозился. После возвращения из отпуска родители вышли на работу, а меня на целых две недели отвезли на дачу к бабушке с дедушкой. Я с нетерпением ждал конца августа!
И вот долгожданный момент наступил. Мама нашла для меня бассейн недалеко от дома. На первом занятии я показал всё, чему научился на море. Плавать в пресной воде оказалось труднее, чем в соленой морской, но брассом я смог проплыть весь бассейн вдоль длинного бортика туда и обратно.
- Для начала неплохо, будем работать над техникой. – сказала мой тренер Ольга, молодая девушка, которая вела занятия в моей группе. Кроме меня, в ней занимались еще трое мальчишек и две девчонки.
Где же Аквик? На первом занятии он так и не появился. Я решил, что было бы странно, если бы он нашел меня так быстро, буду ждать. Прошел месяц, за ним второй, потом третий – Аквик не появлялся. Мое терпение давно закончилось, но что я мог сделать, кроме того, как регулярно ездить в бассейн и упорно тренироваться. Ольга отмечала мои успехи, но меня это не радовало. В начале декабря выпал снег, и я все реже вспоминал про море и про наши путешествия. Иногда мне казалось, что их вообще не было, но золотая гинея, подаренная лордом Кэррингтоном и которую я хранил в ящике письменного стола, говорила об обратном.
- Привет, Никас! – от знакомого голоса я чуть не ушел под воду. – Ты такой же впечатлительный.
- Почему тебя так долго не было?! Привет!
- В Москве больше тысячи бассейнов, думаешь, тебя было так просто найти? - Я так рад тебе! А как Мишка и Мари?
- Мари дома моей маме помогает, Мишка каждое утро пробегает по пять километров и четыре раза переплывает Нил до завтрака – ничего не изменилось. А я с дедом плавал на «Посейдоне» … ну и тебя искал.
- Ты, наверное, больше на «Посейдоне» плавал, чем меня искал. – мне стало немного обидно оттого, что что-то могло быть важнее наших путешествий.
- Не дуйся, Никас! Я нашел такую тему!!! Все наши прежние путешествия покажутся игрой в песочнице.
- Какую тему?!
- Пиратскую, а если точнее, то пиратские клады! … Я хорошенько изучил музей на корабле и библиотеку, и вот что выяснил: считается, что на сегодняшний день найдено 5-7% пиратских кладов. Деду этим заниматься некогда, он говорит, что это баловство. В музее на «Посейдоне» кое-что есть от пиратов что они подняли со дна моря, но это так мелочь. Основные сокровища где-то спрятаны и ждут, пока мы их найдем! Представляешь?! Пиратские карты я раздобыл в библиотеке «Посейдона», так что можем отправляться в новые путешествия.
- Вот это да! … А Мишка и Мари знают об этом?
- Я поговорил с ними, оба рвутся в бой!
- А откуда «нырять» будем? Надо же сначала всех вместе собрать, как летом на пляже.
- На этот раз место сбора у Мишки на левом берегу Нила в «Царстве мертвых». Ты же помнишь, там всегда безлюдно.
- Помню. Когда отправляемся? – я немного растерялся. Три месяца от друга ни слуху, ни духу, а тут появился и сразу в путешествие.
- Сейчас!!! Ты с нами?
- Конечно!
Мы взялись за руки и нырнули.







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 12
© 15.06.2022г. Сергей Диковинный
Свидетельство о публикации: izba-2022-3329842

Метки: плавание, детское плавание, история плавания, история плавания для детей, приключения, путешествия, Посейдон,
Рубрика произведения: Проза -> Детская литература


Елена Рыжакова       16.06.2022   06:31:29
Отзыв:   положительный
Сергей
Добро пожаловать на сайт "Изба-Читальня"!
Для ориентировки на сайте,
почитайте путеводитель для новосёла по нашей "Избушке"
Людмилы Зубаревой
https://www.chitalnya.ru/work/2935370/
Что не понятно по сайту, спрашивайте!
Желаю, чтобы наша Избушка стала Вам родной!
Оставайтесь с нами, радуйте нас своими произведениями!
С уважением и теплом Елена


Сергей Диковинный       16.06.2022   10:33:33

Здравствуйте, Елена!
Благодарю за приветствие и теплые пожелания!
Сразу почувствовал, что "Избушка" стала ближе!))
Будем дружить!
В ближайшее время опубликую в "Избушке" книгу "Ньюк и малыш" с замечательными иллюстрациями.))











1