Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Логика политики, бизнеса и войны: победят ли Купцы Воинов?


­
Момент истины — это поражение Купцов в борьбе за власть в условиях войны.
Война — дело Воинов. Они расставят всё по своим местам и наведут порядок.
После Победы Воины уйдут в тень, и снова вылезут Купцы. Они лучше всех умеют притворяться патриотами.
Все силы они положат на то, чтобы снова подчинить себе власть и заполнить её коридоры.
Власть — это место, где действуют два вида чиновников: психотип Купца и психотип Воина.
Два мира, две системы, как раньше говорили в СССР.
Это Купцы сейчас ждут, что всё вернётся, рассосётся, перебесится, и сейчас главная задача — не вмешиваться в драку, переждать в стороне и не позволить втянуть себя в конфликт.
Они агрессивны не к врагам, а к тем, кто толкает их «занять чёткую позицию». Их позиция размытая, и враги не те, кто напал (это торговые партнёры), а те, кто защищается. Ибо защита — это форма войны, а война — угроза накопленному богатству.
Воины Купцов презирают, Купцы трясутся над своими мешками и верят, что всё можно купить. Воины понимают, важно не то, что можно купить, а то, что можно защитить. Что власть важнее, ибо, утратив власть, можно потерять и богатства, и жизнь. Воины — аскеты. Богатства для Воинов — не цель жизни, а пауза для отдыха между войнами.
Воины не привязаны к богатству, они его используют для защиты территории и власти. Судьба российских олигархов на Западе показала крах их купеческой философии. Но в России Купцы гонят тех, кто носит символы войны и ждут, что под защитой Воинов они дождутся возвращения своей, денежной власти.
Чиновники-Купцы преследуют символы Z и V, они отталкивают любую идеологию, которая требует мобилизации и формулирования Образа Врага. Они размывают этот образ, нападают на тех, кто делит мир на своих и чужих. Форма защиты Купцов — всеобщее объединение и мир, дружба, жвачка. «Доверьтесь профессионалам и не надо раскалывать общество» — вот лозунг, под которым Купцы сегодня громят тех, кто определяет врагов и призывает сплотиться своих.
Защита сокровищ — вот смысл власти для чиновников-Купцов. Они по уши в коррупции, все их связи направлены на обогащение и защиту богатств. Они понимают, что их сила в их единстве. Только толпой они могут угрожать Воинам, которые заняты войной с внешними врагами и не хотят открывать дополнительно ещё и фронт внутренний. И потому уступают Купцам в частностях, которые Купцам важны для сохранения сокровищ.

Воины-чиновники воюют за власть, которая есть суверенитет. Власть для Воина — не цель, а средство реализации Миссии. Именно для Миссии Воины живут и ради неё умирают. Миссия — это Идея. Воины служат Идее, они собирают вокруг себя таких же, как они. Если Купцам смыслы опасны, им нужна смысловая муть, то воинам смыслы важны для понимания, где свои, а где чужие, с кем объединяемся и против кого. Ибо если это не делаете вы, то это делают против вас и с вами. Высшая смысловая ясность — на фронте. Купцы просто в обмороке от такой постановки вопроса.
Купцы приходят к Воинам и говорят: «Мы оплачиваем все ваши амбиции, слушайте нас или проиграете». И когда Воины начинают их слушать, они проигрывают войны. Оказывается, без Воинов Купцы не могут выиграть свои чисто купеческие битвы.
Поняв это, Воины отвечают Купцам: «Не мешайте нам, и мы сохраним ваши жизни». «А богатства?» — спрашивают Купцы. «Как получится», — отвечают Воины и смотрят на Купцов как на безумцев, не понимающих, что мёртвому богатства ни к чему. А Купцы смотрят на Воинов, как на безумцев, не понимающих, что без богатства жизнь бессмысленна.
Купцы — игроки и авантюристы, Воины — хозяева и бойцы. «Зачем нужен этот мир, если в нём не будет России?» — это вопрос Воина. Купцы в ужасе. «Зачем нужна Россия, если не будет этого мира?» — это вопрос Купца. В ужасе Воины. И теперь представьте, каково этим двум психотипам, этим двум философиям уживаться во власти.
Эта философия раскрывается в словах и поступках чиновников. Во времена мира власть заполняется Купцами. Это они сторонники компромиссов, переговоров, цивилизационных мостов, общечеловеческих ценностей, расслабухи, веселухи и невинного обмана публики в виде индустрии шоу-бизнеса и легализованного порока. Им без этого не выжить и не накопить. Купцы — не воины, а разбойники. Они грабят тогда, когда могут не платить. Этика Воина для них — глупость несусветная.

Во время войны Купцы поголовно становятся пятой колонной. Они лезут вести переговоры, доказывать, что без торговли с врагом стране смерть, что власть не продержится полгода, а победа определяется совокупным богатством, а не готовностью умереть за Миссию. Что невозможность купить новый айфон и поменять масляный фильтр на Мерседесе — повод для революции.
Власть и суверенитет для Купцов — товар, имеющий свою цену. «Отечество» — слово для улавливания простецов. Отечество — это там, где хорошо. Воинское понятие Отечества как места родного пепелища и отеческих гробов купцам противно.
Лучшие защитники философии Купцов — звёзды шоу-бизнеса. Это они защищают коллег по цеху — испуганных патриотов. «Испуганный патриот» — это вообще стало мемом современности. И Купцы не догадываются, что это оксюморон, как живой труп или горячий снег.
Воины долго терпели власть и аргументы Купцов. Их логику использовали в военном строительстве. Сокращали военные бюджеты, переносили на более поздние времена импортозамещение и новые военные технологии. Отдавали Купцам часть арсенала в виде отечественных финансов и уступок аргументам типа: «Зачем нам заморачиваться производством, когда мы продадим углеводороды и всё купим?» На вопрос: «А если партнёры кинут?» — получали ответ: «Да вы с ума сошли, мы фантастику не рассматриваем!»
Война стала моментом истины. Купцов в аппарате власти две трети, если не три четверти. Чем ниже по лестнице иерархии, тем больше. Чем ближе к вершине власти, тем больше Воинов — масштаб мышления обязывает.

Три месяца военных действий показали: в окопах и на властном Олимпе одинаковые взгляды на мир и войну. Но огромное пространство средостения между армией и чиновниками-Воинами занимают чиновники-Купцы. Они висят на руках Воинов, саботируют и искажают, требуют и просят, пугают, обещают и снова требуют. Из-за них армия не получает того, что давно должна была получить, а на границах помощь волонтёров наталкивается на барьеры, абсурд которых объясняется логикой управления. На самом деле это логика саботажа.
Война обостряет сверх обычного не только трудности, как писал Ленин, но и жизненные позиции. Купцы или сменят философию, или будут вытеснены. Они понимают, что полностью их не выгонят — даже в армии нужны финансисты, снабженцы, мастера учёта и экономии.
Тут важно, чтобы они войну ради экономии не прекратили. Точнее, не заменили войну с врагом войной со своими за экономию. Запад ведь экономить на нас не собирается. И договариваться с Купцами не будет. Только с Воинами. И только после поражения — ради накопления сил для новой войны.
Сейчас Воины будут подчинять себе сферы компетенции Купцов. Финансами, налогами, кооперацией, снабжением — всем этим вынуждены заняться Воины, так как это — условие победы. Нельзя, когда две противоположных психологии, две враждебных философии сталкиваются у руля власти во время войны. Нельзя, когда Воины выстроились рядами для боя, а из-за их спин машут белыми флагами Купцы. Ещё древние знали, что осёл, гружённый мешками с золотом, берёт крепости вернее, чем легион ратников.
Александра Невского в Новгороде не любили как раз купцы. У них была дружба с Ганзой, смесью тогдашнего ЕС, МВФ и ВТО. А Тевтонский и Ливонский ордена были тогдашним НАТО. Невский всегда затеивал войны весной, перед приездом иноземных купцов. Ему, видите ли, легче воевать по сухой земле и оттаявшим рекам. Амбары полны товаром, который хотят заморские гости, мужики пашут и сеют, а тут появляется этот со своим «не в силе Бог, а в правде» и ломает весь бизнес.

И вот она, цветная революция того времени: новгородцы открывают перед Невским городские ворота и говорят, что «перед князем путь чист». Невский надолго ушёл из Новгорода.
Но новгородцы вновь позвали Невского, когда припёрло. Невский всегда имел боярскую фронду и даже казнил заговорщиков. Когда у администраторов полны амбары добра, они верят, что сила в деньгах, и лучшей войной считают уплату дани. Потому что этот процесс им выгоден — они назначаются главными сборщиками дани, которая к рукам и прилипает.
Момент истины — это поражение Купцов в борьбе за власть в условиях войны. Война — дело Воинов. Они расставят всё по своим местам и наведут порядок. После Победы Воины уйдут в тень, и снова вылезут Купцы. Они лучше всех умеют притворяться патриотами. Все силы они положат на то, чтобы снова подчинить себе власть и заполнить её коридоры.

Вся надежда на то, что теперь мир будет построен по типу военных лагерей. Это потребует от Воинов сохранять контроль над Купцами и не позволять им навязывать свои смыслы. Карфаген должен быть разрушен. Возвращения в уходящую эпоху больше повториться не должно.
Александр Халдей
Подробности: https://regnum.ru/news/polit/3581368.html
Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru
Надоела реклама? Улучшите аккаунт всего за







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 15.06.2022г. Виктор Девицын
Свидетельство о публикации: izba-2022-3329743

Рубрика произведения: Проза -> История











1