Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Благословение бабы Маши



Благословение бабы Маши
­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­   В каждой местности, в том числе и сельской, должны быть местные достопримечательности. Например, если одна деревня славится своими пуховыми платками, то другая является родиной великого поэта. Где-то урождаются подосиновики величиной с покрышку для Москвича, а где-то даже летом идет снег.
А вот деревня Лукашкино знаменита тем, что над ней висит вечный грозовой фронт. Грозовая активность здесь не хуже, чем в пресловутом месте впадения реки Кататумбо в озеро Маракайбо. Грозы в Лукашкино возникают регулярно, причем на любой, если так можно выразится, вкус и манер. Заряды бьют по деревне, когда небо обложено тучами, долбят, порой, и среди ясного неба, по сухому поджигая дорожную смешанную с одуванчиковым пухом пыль, что, воспламеняясь, извивается точно десятки огромных гадюк в брачный период. Небесное электричество обрушивает свой гнев на головы селян чуть ли не круглый год без перерыва на сон и обед, а также на послеобеденный сон. Тут тебе и шаровые заряды, что вылетают из телевизора и потом улетают в розетку, и горизонтальные всполохи, которыми тучи яростно обмениваются между собой, и ленточные, бьющие по тебе дуплетом. Местные поговаривают, что встречались даже бисерные, правда никто толком не знает, что это такое.

  Думали сначала, что по Лукашкино аномалия некая магнитная проходит. Но какая к лешему аномалия, когда тут железа отродясь не бывало, а даже, если и было что-то, то местные мужики в пункт приема сырья давно уже отнесли.
Приезжала как-то даже научная экспедиция, все обнюхала, измерила, и наконец вынесла вердикт- «Не по нашей части проблема, чертовщина какая-то», с тем и уехала. Тогда на сельском сходе порешили, что согрешил кто-то сильно из местных в древности. По этому поводу батюшка по имени Митрофан отслужил водосвятный молебен и совершил крестный ход вокруг самой высокой точки Лукашкино- Либеровой горы, которая, исторически считалась в Лукашкино центром притяжения молниеносных и бесовских сил.
Но все тем не менее осталось по-прежнему. Хотя не совсем, шаровые молнии вроде бы на нет сошли. А вот обычные стали даже назойливей и злее.

  Вот с одной из таких гроз и началась эта история, героями которой, точнее даже местной притчей во языцех, стали баба Маша с двадцатью сотками сортовой картошки и ее муж- дядя Миша с мопедом Верховина. Впрочем, картошка и мопед к существу данной истории имеют исключительно второстепенное, опосредованное отношение.
Однако, давайте все по порядку.
Бабе Маше на момент, когда в Лукашкино развернулись драматические события, о которых я хотел бы поведать, исполнилось уже шестьдесят с лишком. Несмотря на свои достойные годы, она сохранила следы простой, негромкой русской красоты- ладно сбитая, груболицая, обрамленная русыми, без единой сединки волосами, она плыла по улице и улыбалась миру своими ямочками на не потерявших молочную спелость щеках.
Под стать своей внешности была она богата каким-то внутренним смиренным благообразием, благолепием. Кроткая, работящая, покладистая. Не жена, а червонное золото.
  Как бы в противовес своей бабке, мужик ее - дядя Миша внешность имел заурядную- мозглявую, а нрав вздорный, склочный и где-то даже сволочной. И красоту души своей супруги если и ценил, то далеко не на первом месте, потому, что в первую очередь он уважал качество деревенского самогона, настоянного на еловых шишках, которым, к слову, тоже славилась щедрое на разных умельцев Лукашкино. Да так ценил, что дегустации его порой продолжались по паре недель кряду. Покладистая баба Маша смиренно ставила в чулан, куда он уходил в «навигацию», две огромные фляги самогона и три банки соленых огурцов, оставляла ведро для помоев и вешала снаружи большой амбарный замок. На тот случай если "окаянному кровопивцу" вздумается побуянить.
   
    А еще дядя Миша был изрядный лоботряс. Понятно, что лбом он тряс только тогда, когда с ним не приключались описанные выше обстоятельства, которые, впрочем, в деревнях происходят почти с каждым первым мужиком, ну разве кроме  совсем уж болезных или праведных.
 Таким образом, из всего сказанного  о дяде Мише можно сделать  нехитрый вывод, что баба Маша, находилась в списке его приоритетов где-то на третьем почетном месте
Впрочем, нет- даже на четвертом. Потому, что, была у дяди Миши еще одна слабость. В трезвое время жизни дядя Миша любил возиться со своим мопедом «Верховина», который перманентно находился у него в ремонте.
- Магнето есть у кого ненужное, не знаешь, а? - спрашивал он время от времени каждого встречного, - А- то мое искру чо-то не дает. Вот поставлю новое магнето и на рыбалку на нем махну. На днях, наверное, поеду.
Понятно, что магнето в данном случае — это понятие собирательное. В зависимости от текущей потребности вместо магнето вполне могла быть, головка цилиндра, ведущая шестерня или какая-нибудь храповая муфта.
А «на днях», оказавшись в компании селян, он снова бросал свой клич, - Ребят, может у кого тросик газа завалялся лишний, а то у меня что-то лопнул? В райцентр на днях задумал ехать, а тут трос, итить его, возьми, да и лопни.
Но никто так никогда и не видел дядю Мишу верхом на Верховине, ни «на днях», ни «после дождичка в четверг», ни даже после «морковного заговенья» потому, что несмотря на все его усилия чудо- техника самостоятельно с места трогаться отказывалась. Но дядя Миша, беззаветно влюблённый в свой мопед, все равно не отчаивался и верил, что в один прекрасный день он оседлает верного коня, потом включит третью скорость и, дав полный газ, рванет на нем по утопающей среди подсолнухов проселочной дороге, в светлые заоблачные дали.

    В свободное же от дегустаций и ремонта мопеда время он (куда деваться- не потопаешь не полопаешь) помогал бабе Маше по хозяйству. Правда той для этого приходилось проявлять чудеса терпения и дипломатии.
- Самый ядреный самогон из картошки получается, - начинала она издалека, усаживаясь на любимого конька дяди Миши.
- Это точно, из Жуковского раннего выходит первый сорт, - охотно подхватывал тему дядя Миша. - Из Луговского тоже знатный продукт получается, только перегонять три раза надо.
- А чем тебе синеглазка не нравится? – развивала интригу баба Маша и потихоньку переводила разговор в нужное русло.- У нас в погребе шесть мешков такой лежит как раз. Доставать надо и сажать.
-Завтра достанем.
-Сегодня бы надо, - настаивала она, - А завтра уже сажать. Иначе хрен тебе по осени будет без редьки, а не самогон.
-Верно, Маня, - соглашался он, - Дело нужное. Завтра значит и достану. Прорастет покуда, а на той неделе посадим. Сейчас же  пожалуй, грамм двести того, что из Жуковского  получилось жахну. Разохотила ты меня. Нашарь-ка мне поллитровочку, не в службу.
- Тьфу ты леший, - тихонько стонала баба Маши и надев опорки лезла в погреб за самогоном.

   Где-то неделю спустя после того приснопамятного разговора баба Маша сидела на лавочке в палисаднике и, прислонив к уху переносной радиоприемник Маяк, норовила поймать прогноз погоды. Сейчас для нее это было вполне актуальным занятием, ибо вокруг Лукашкино плотной стеной сразу со всех четырех сторон света сгущались свинцовые тучи.
- Третий день громыхает, - скорбела она, - Льет и льет, а пора ведь уже за посадку картохи приниматься. Хотя будет тут тебе посадка, когда изверг уж какой день в чулане пятый угол ищет.
За своими горькими мыслями баба Маша не заметила, как где-то совсем рядом сильно вспыхнуло, после чего земля под ее ногами вздрогнула и через мгновенье уже оказалась у нее над головой. Этот гравитационный эффект объяснялся тем, что искомый прогноз, можно сказать, сам прилетел ей в голову.
Не успела баба Маня упасть, как по деревне пронеслось зловещее - Машу ударило!
Все соседи оторвались от своих дел и что было сил припустили к дому бабы Маши, оказывать  ей первую помощь или сказать  последнее прости, в зависимости от ее потребности.
Когда прибежали, то увидели лежащую ничком бабу Машу, держащую в руках Маяк, из динамика которого доносилось: «В окрестностях деревни Лукашкино в течение дня сохранится ясная солнечная погода, ветер слабый до умеренного, относительная влажность…»
- Эй, сделайте что-нибудь уж, люди! - раздались вокруг тела нестройные голоса.
- Что сделать- то?
- Ну искусственное дыхание, хотя б, …
-Ага, щас сделаю я ей дыхание, а она как даст разряд и у меня самого дыхание остановится. В ней поди вольт тысяч десять, эдак, щас. Как в скате морском.
- Верно, не по технике безопасности это…
- А что тогда по технике?
- Да пес ее знает.
- Точно, ну ее к лешему, к ней и подходить-то близко страшно. Вот специалисты приедут...
- Люди, вы люди или кто…?
- Нельзя, не по-людски это, все равно надо делать что-то.
- Вот и делай сама …
По итогам дебатов большинством голосов решили, что все-таки вместо первой помощи уместней будет сказать ей последнее прости, потому, как это есть самое разумное и естественное, что можно сделать в данной ситуации.
- Прости нас, Маша!
- Не поминай лихом!
Бабы захлюпали, мужики потянулись за папиросами.
За этим и застал их дядя Миша, который появился чуть спустя, потому, как с замком амбарным заминка вышла.
Несмотря на то, что не совсем твердо держался на ногах, он довольно резво кинулся к своей бабке, забыв про всякую технику безопасности.
- Маня, Маняша, да что это такое, а, - бормотал он, держа ее за голову.
- Не убереееег!
Скупая пьяная мужская, слеза оросила нос покойницы. От падения на лицо капли практически неразбавленного спирта новопреставленная поморщилась, открыла один глаз, потом второй. По толпе прокатился вздох облегчения.
- Жива!
- Шевелится вроде…
- Господи Иисусе!
Дядя Миша, несмотря на свой сволочной характер, тоже растрогался.
- Ма…- хотел он сказать ей что-то теплое, душевое, сообразное ситуации.
Однако дяди Мишина супруга почему-то не была настроена сентиментально. Вместо того, чтобы раскрыть ему свои объятия, она от души хрястнула его по морде.
-…Ша…
- Надрался, ирод, людей бы постыдился, скотина.
- Ма-ня, ну ты чо в самом деле. Я ж законно…
- Марш в дом, сволочь ты эдакая, там договорим!
И опять -бац ему в сопатку, да так, что у дяди Миши чуть голова не отлетела.

   Данная метаморфоза, произошедшая с кроткой и покорной женщиной, судя по всему, объяснялась тем, что организм бабы Мани в одночасье принял просто атомный заряд атмосферной энергии. Хоть аккумуляторы теперь от нее заряжай. Глаз у нее засверкал, спина распрямилась, даже брыли на щеках разгладились И вообще помолодела баба лет на десять, посвежела,  заискрилась вся. А самое главное то, что деловая стала, энергичная, в руках все горит и пляшет.
Вернувшись домой она первым делом помыла посуду, потом переколола дрова, затем переворошила сено и поставила на место покосившийся плетень. За остаток дня много еще чего всякого полезного по дому сотворила. А ночью даже на чердаке разобралась.
И что немаловажно, дядя Миша стал ее слегка побаиваться. Не бояться, конечно- нет. Все-таки характер у нее сохранился в целом добрый и незлобивый. А так- опасаться, ну мало ли, как бы не вышло чего. И в меру сил (за бабой Машей кто нынче угонится) стал тоже суетиться по хозяйству. В общем, работа на подворье у бабы Маши закипела.
- А ну-ка Минька, ноги в руки и дуй в погреб за посевной картохой, - слышали соседи, как она дает мужу разнарядку с утра.
- Айн момент, Манечка.
- Пусть покуда в тепле полежит, оживет. На той неделе сажать уже будем. А сегодня яблони надо бы побелить
- Не извольте уже сомневаться.
- И коз вывести на выпас не забудь…
Само-собой никакой речи о чулане и быть не могло. Даже больше. В хлопотах по хозяйству дядя Миша забыл про «святая святых»- свой мопед.
Но ничего не бывает вечно под луной. Со временем энергетический эффект от биологической добавки у бабы Маши стал спадать. Она все чаще присаживалась на лавочку, чтобы перевести дух, и все реже отдавала по утрам лоботрясу ценные распоряжения. На радость, дяде Мише к ней потихоньку возвращалась ее привычная меланхолия и сонная апатия, и поэтому он, осмелев, все чаше стал бросать свой взгляд в сторону чулана.

   Возможно все бы так и сошло на нет, когда б в июне снова не разразилась гроза. Баба Маня в этот момент как раз раскатывала на кухне тесто для пельменей. Дядя Миша же, поменяв цепь на мопеде, обнаглел настолько, что собрался достойно отметить это событие, в связи с чем достал из погреба бутыль самогона. Перед тем как приступить к трапезе он опасливо оглянулся на свою бабку, но та только скорбно свела плечи и тяжело вздохнула: «Ну что с тобой поделать, с иродом»
Дядя Миша понял ее взгляд правильно и плеснув себе сотку, довольно крякнув, понес ее ко рту.
Но в момент, когда его губы уже были готовы слиться воедино со стенками стакана, в окно ударил мощный порыв ветра, захлопнув форточку, в которую уже через секунду забарабанили крупные градины.
- Ой, батюшки, так у меня ж куры гуляют, поубивает же, - спохватилась баба Маня и, наспех вытерев о передник руки, побежала спасать несчастную птицу. Не успела она выскочить во двор, как раздался треск, словно рухнула старая огромная ветла у сарая, а сразу же за ним послышался истошный бабий визг.
- Машу ударило!
Как и в прошлый раз подле бабы Мани достаточно быстро собралась толпа, гадая, насколько роковой могла оказаться для нее встреча с Перуном на этот раз.
Маня же лежала, задумчиво устремив к небу глаза, скрестив на груди руки, и даже не дышала. Все вокруг с удовлетворением отметили ее свежий вид и умиротворённость.
- Ну ведь надо же, как живая.
- Главное, что не мучилась.
- Ммань, ты… чо, ты…чо это уддумала -то, а? всхлипнул пробившийся наконец сквозь толпу дядя Миша, глотая слезы и едва связывая от волнения слова.
Услышав нетвердый голос супруга, баба Маша вдруг резко дёрнулась, после чего с невероятной силой и свистом втянула носом весь кислород, который был в радиусе полукилометра от нее, и села.
Придя в себя, она первым делом нашла взглядом дядю Мишу и ,ткнув в него оконечностью указательного перста, сказала.
- А ну дыхни, сволочь….
- Ну все нормально, вроде, - жить будет- обрадовался народ и начал потихоньку расходиться.
Дядя Миша, понятно, тоже сначала обрадовался, но увидев, как засверкал Машин глаз, и как напружилась ее грудь, слегка приуныл и, на всякий случай, отошел подальше, чтобы не получить ненароком по щам.
Баба Маша, войдя в дом, ничего не сказала по поводу наполненного первачом стакана, но зато так пронзительно кашлянула в кулак, что дядя Миша, сделав из тетрадного листа воронку (не выливать же) мигом сцедил то, что, увы, не успел употребить, обратно в бутыль.
- Иди картоху окучивай, супостат, - только и прошипела баба Маша, словно Зевс, испуская взглядом молнии. Но ничего, впрочем, больше от нее и не требовалось.

   Ближе к осени, как с нетерпением и ожидалось дядей Мишей, энергетический запал у бабы Маши снова стал сходить на нет.
Потихоньку жизнь возвращалась на круги своя. Сначала во двор из сарая был извлечен мопед, а еще спустя неделю у дяди Миши забрезжил подходящий повод- Успение.
Накануне наступления повода печальная и тишайшая баба Маша по сложившейся традиции покорно отнесла в чулан стандартный праздничный набор - три банки с огурцами, две фляги первача и ведро.
Отнесла и, обессилено прислонившись спиной к двери, скорбно задумалась: «Ох, горька ты бабья доля. Вот сейчас закатится ее ясно солнышко на три недели кряду в «навигацию», и кто тогда картоху копать будет. Двадцать соток картохи, как никак, это не шутки. Потом осень наступит, дожди зарядят, превратив поле в непролазные хляби, пропадет, как пить дать, картоха. А с другой стороны, что делать-то с ним, что? Вспомнила, смахнув слезу, как ладно было у них в семье совсем еще недавно, пока в бабе Маше присутствовала внутренняя сила, ниспосланная ей небом. Воистину не небесная кара за грехи ее это была, не несчастный случай, это было ее Благословение!»
Раздумья прервал далекий раскат грома, который свидетельствовал о том, что сейчас над деревней начнется очередная грозовая свистопляска.
- Кстааати… а ведь это мысль. Надо только найти место побойчее!
Когда она окончательно решилась, то откопала в сарае среди хламья палку какую-то подлиннее и отправилась навстречу грозовым всполохам.
Бабы соседские, конечно, удерживали, увещевали как могли, у виска крутили. Да куда им.
Пока баба Маша шла заклинать молнии, ее ненаглядный успел приговорить три стакана и, впервые за три месяца, был на седьмом небе блаженства. Но в самый разгар праздника, как оглашенная, влетела соседка Нюрка и с порога сломала ему процесс наслаждения жизнью.
- Ты вот сидишь тут, ирод, водку пьянствуешь, и по барабану тебе, что Манька твоя на Лимберову пошла, а в руках -то у нее труба медная. Рехнулась бабка совсем. Молнию пошла ловить. А ты давай сиди супостат, лакай.
Дяди Мишина ладонь сама выпустила стакан и сжалась в кулак
- Ну я ей задам щас молнию, такую ей молнию задам.
И, напялив картуз, он нетвердой походкой направился на холм.
Дядя Миша сам, наверное, не осознавал, что им руководило в большей степени в тот момент. То ли страх за свою дурную бабку, то ли опасение сломать перспективу так хорошо складывавшегося застолья, если та все-таки получит свой энергетический допинг.

   Как и предполагалось, он нашел ее на самой высокой точке местности. Баба Маша стояла во весь рост, торжественно держа, словно хоругви, его телескопическую удочку. Вокруг нее неистовствовала природа. Небо было разрисовано причудливыми узорами, которые менялись словно в гигантском калейдоскопе и, время от времени падая на землю, взбивали огненные фонтанчики пыли.
- Шагай в избу, дура - крикнул он Мане, безуспешно стараясь заглушить раскаты грома.
- Сам иди туда.
- Дура.
- От такого и слышу.
- Убьет же! -кричал он ей задыхаясь от порывов встречного ветра.
- Пусть лучше уж так, чем всю оставшуюся жизнь терпеть твои выкрутасы, ирод.
Тут у них прямо над головой полыхнула молния и над деревней эхом прокатился крик.
- Мишу ударило!
- Машу, что ли? Опять?
- Да нет, Мишу говорят тебе, Мишу долбануло.
Когда вся деревня сбежалась к месту трагедии, то увидала следующую картину.
Дядя Миша лежал на спине, раскинув руки и широко открыв рот. Из левого уха у него шел сизый дымок. Баба Маша в оцепенении сидела рядом обхватив двумя руками удочку и беззвучно шептала слова молитвы.
- Все, амба мужику, - послышалось из рядов.
- Отшумел камыш.
- Отправился вслед за своим мопедом.
Мужики сняли, как по команде, свои картузы, а бабы нестройно завыли в голос.
- И наа когоо тыыы нааас остааавииил……?
Но тут разбуженный бабьим многоголосьем дядя Миша чихнул, неуверенно приподнялся на локтях, после чего, пошарив у себя за ухом, достал тлеющий бычок и жадно затянулся.
- Чо это было, кто скажет, а ?
-Жи…живой. Родненький, - зарыдала баба Маня, упав перед ним на колени, - Пойдем, свет мой, я тебя до дому отведу.
Бабы разом прекратив голосить, зашипели.
-Вот ведь ирод, ну ничего ему не делается.
- Дык пьяному море по колено.
А мужики, поняв, что продолжения у шоу не будет стали потихоньку расходится.
Придя домой, дядя Миша брезгливо понюхал стакан с сивухой, который поднесла ему на радостях баба Маша, но вместо того, чтобы освежиться, только поморщился и выплеснул его в ведро.
- Ишь ты гадость какая.

   На следующий день он ни свет, ни заря поднялся, выдул залпом крынку молока и безо всякого увещевания (баба Маша блаженно улыбалась, досматривая третий сон) пошел копать картоху. А уже в полдень вся деревня, с удивлением разинув рты, смотрела, как словно игрушечная летает в его руках лопата, как летят со свистом в разные стороны комья стерни, и прямо на глазах растёт у тына груда картофеля. За время своего картофельного марш броска дядя Миша остановился лишь три раза, чтобы приникнуть губами к бидону с козьим молоком, который ему всякий раз заботливо подавала баба Маша. Через три дня все было кончено, добро было выкопано, рассыпано по мешкам и спущено в погреб.
А еще через неделю дядя Миша поехал на своей Верховине за опятами.







Рейтинг работы: 44
Количество отзывов: 7
Количество сообщений: 9
Количество просмотров: 51
© 14.06.2022г. Александр Пономарев
Свидетельство о публикации: izba-2022-3329384

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Алла Суонинен       17.06.2022   20:00:51
Отзыв:   положительный
Александр, спасибо! Чудесная баба Маша! Это так ведь и есть зачастую в женской жизни: ищут компромиссы, смиряются до последнего, но уж если гром грянет... Зато потом, после грозы, воздух чистый, все вокруг свежее, милое и мирное. Мое любимое явление природы, грозу люблю фанатично, мне бы в Вашей деревне очень понравилось))))
С наступившим летом! Алла
Александр Пономарев       19.06.2022   11:44:22

Спасибо, Алла,
Эта моя деревня из детства, увы,
Сейчас там уже не так все наверное.
Климат меняется...))
С теплом,
Алла Суонинен       19.06.2022   20:22:44

И климат меняется, и деревни умирают... В детство не вернуться. У меня тоже в детстве был волшебный мир - белорусская деревня в глуши, среди 6 (!) озер. Теперь там только дачники, и лес скоро поглотит то, что еще осталось. И хорошо, что Вы в своих рассказах деревню прошлых лет и ее жителей воскрешаете живыми, бодрыми, хитрыми и одновременно простодушными ))))
Симона Ройт       17.06.2022   15:25:11
Отзыв:   положительный
это ж надо, какое небесное электричество пользительное оказалось!
этот метод надо срочно запатентовать!)))
Александр Пономарев       19.06.2022   11:42:25

Спасибо, Симона,
А насчёт метода...
Патентуйте, я не возражаю.)
С уважением,
Ales       16.06.2022   21:53:13
Отзыв:   положительный
Очень интересная и правдивая история жизни в деревне.
Спасибо большое.
Александр Пономарев       17.06.2022   08:36:57

Спасибо , Елена,
Светлана Сайфутдинова       15.06.2022   22:33:09
Отзыв:   положительный
Очень интересная история, незатейливая, как сама деревенская жизнь, но почему-то родная:) видимо, потому, что это сплошь и рядом (за исключением молний).
Читается легко и с удовальствием:)))
Александр Пономарев       16.06.2022   08:41:14

Спасибо,
Близко, наверное потому, что из детства и просто.
Ведь в деревне, что главное- картоха, ну и то, что из нее получается...)
Почему-то вопросы... ну я даже не знаю,
цифровой революции, устойчивого развития, выбросов парникового газа, экологии бизнеса итп там всем по барабану.
Как нас уже забодали всем этим...
Светлана Сайфутдинова       16.06.2022   22:57:21

Знаете, Александр, у меня есть мечта - на пенсии жить в деревне...
А то, что Вы перечислили - это все надуманное...
Как говорится, бизнес, и ничего личного. Все это нам "толкают".
А в деревне люди простые, не замороченные, живут трудом и еще не разучились радоваться мелочам... И слава Богу.
Ди.Вано       15.06.2022   06:34:54
Отзыв:   положительный
Прочитав такое повествование, невольно
вырывается - картина маслом!!
Яркость повествования, образов...живыми видишь и радуешься... наши люди.
Не бывает добра без худа, то бишь без грозовых встрясок. ))
Здорово, Александр.
СПАСИБО!!
Александр Пономарев       15.06.2022   21:23:43

Это здорово, что Вам понравилось,
Дина.
Думал, бяка какая-нибудь получится.
Никогда не писал еще таких длинных рассказов,
да к тому же за два дня, точнее два вечера и одно утро.
С теплом,
Алексей Дубовской       15.06.2022   00:19:57
Отзыв:   положительный
Захватывающие страсти-мордасти !
Дай Бог бабе Маше и дяде Мише здоровья и долгих лет! Они это заслужили.
Спасибо, Александр, за занимательное повествование и замечательный слог.
С признательностью...
Александр Пономарев       15.06.2022   21:21:11

Спасибо, Алексей,
Ваша оценка моего рассказика радует.
С уважением и теплом,
Елена Филоненко       14.06.2022   20:43:58
Отзыв:   положительный
Спасибо огромное Александр, за весёлые минуты чтения замечательного рассказа. Деревенские образы очень близки и понятны. А юмор просто зашкаливает.
Александр Пономарев       15.06.2022   21:13:19

Спасибо, Елена,
Рад, что Вы провели приятно
время за моим рассказом.
Значит писал не зря.
С уважением,









1