Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, XVII, 59


­ГЛАВА 59

Геройствовал ретивый праведник Гимноглас во дни затопления и смятения, во дни засилья всех земель остолемских нечестивыми и злокачественными ядровцами: пришлые проповедники безоружны и легко сдавались в плен, на милость победителей; но не таков был норовом победитель, да приклонит слух свой к мольбе о пощаде. Желая выслужиться в глазах жрецовых, дармоед Гимноглас вовсю зверствовал, истязая неповинных ореховцев, выволакивая тех на поверхность из самых затаённых уголков и задворков. Жрецы же не могли на рьяного служку своего нарадоваться: иных им порою даже приходилось подталкивать и науськивать, а Гимногласа тем служителям не было вовсе нужды натаскивать на карательные акции: ретивый служка закона до всех каверзных измышлений сам по себе «доходил», свежо и молниеносно кумекая головкой.
― Жар есть убо в тебе какой-то особенный, ― не скрывая восхищения, не единожды говаривали рьяному извергу служители и похлопывали его по плечику, ― сколь умело ты управился нынче со всеми недругами нашими, сколь бы ни было велико их число!
Польщённый отцовской похвалою, Гимноглас тихо отчеканивал: «служу яко служителям истинной догматики, ничьей правды более не впитываю, не всасываю, не приемлю». Служителям льстило то, как о них отзывалось духовное чадо: вот уж воистину преданное им служебное дыхание и соединение желания, стремления и воли к победе над супротивниками исконного учения! Одно то, как под лезвием его секиры падали бесчисленные ряды недругов, словно б на поле спелых пшеничных колосьев под взмахами остро наточенного серпа жнеца, одно уж это вполне заслуживало одобрения!
― Милое дитятко! ― ласково обращались к задире служители, осклабляя свои щербатые рты в улыбке, ― ты верно служишь, ты рьяно угождаешь своими карательными акциями нашей исконной общине. Высокое духовное начальство выразило намедни пожелание поближе свести с тобою знакомство; мы же полагаем, что ты самое благодарное духовное чадо изо всех, пребывающих завсегда под нашею неусыпною опекою, и потому не воспротивились той жажде высокого начальства познакомиться именно с тобою.
― Вельми польщён оказываемой мне честью быть представлену толь высокому духовному начальству. Сказать по правде, я даже не чаял быть удостоен лицезрения великого духовного старца на заре своей маленькой жизни, до которой прежде никому не было толком никакого дела, ― смиренно сложив на грудке лапки, пролепетал ретивый вояка супротив слабейших и безоружных.

И представили вояку главной ханжесккой особе:
Поглядевши нань, особа та духовная сказала:
«Храброе какое чадо и воитель то бесстрашный!»
«Он один не убоялся пяти тысящ изуверов»,
Петь хвалы не уставали восхищённые тем чадом
Низшие жрецы высокой той начальственной особе.
«Как же, как же! неужели ты один одолеваешь
Тучи недругов могучих?» «Так оно и есть, великий
Назидатель и учитель над учители исконны»,
За вояку отвечали, отбиваючи поклоны,
Все служители клопиной звездочётной благодати.
«Что ж, поистине чудесен сей воитель достославный!
Если гадов не страшится и сражает целы тыщи
Оных бестий нечестивых; ще не видывал таковских». (1914)

― Зачем безмолвствовал перед духовным начальством? ― ласково полюбопытствовал у Гимногласа один из жрецов-исконников, ведший от лица нижайшего духовного чада и воспитанника всю ту беседу с высокой духовною особой. ― Почему рта не разевал?
― Единственно из боязни разгневать ваши милости, единственно из боязни раздосадовать служителей клопиной благодати; мне подумалось... показалось, что рядовой воспитанник вообще даже по определению не имеет законного права слова пискнуть в ответ на вопрос, исходящий из уст столь высокого сиятельного светила, а уж тем более судить о том да о сём, подтверждая лестное оного духовного лица о себе, убогом слуге, положительном мнении, ― с видимой робостью дал ответ вояка, храбрый лезть на безоружных.
― Невиданная скромность твоя вполне тебе зачтётся, дорогое и золотое наше чадушко! ― уведомили жестокого задиру исконники и погладили Гимногласа по головке загребущими лапками, ― но тебе всё ж таки надлежит знать о том, что рядовой воспитанник, уж буде вопрошён от высокого духовного лица, не только право на то законное имеет, но даже и обязан непременно подавать голосок и степенно отвечать на вопросы, задаваемые толь высокою особой, в противном случае высокая духовная особа вполне может счесть безгласного ответчика слабоумным идиотом и потребовать мигом этого идиота списать со счетов и снять с общинного баланса, чего никто тебе здесь у нас в общине отнюдь не желает. Крепись, дитя: высокое начальство наслышано о твоих геройских вылазках, оно тебя высоко и по достоинство оценило! Будь готово к новейшим свершениям во имя исконныя нашея догматики, кого бы нечистая к нам ни подослала во искушение! Не будь поленом безмолвным и чурбаном неотёсанным: попал в поле зрения высокого лица, будь добр отвечать высокому начальству, как того требует этикет!
― Спасибо за премудрое напутствие! Благодарю отцов моих за благие пожелания, за пылкое стремление меня исправить! Отныне потщусь оправдать высокое доверие дедов-служителей, подавая на вопрошания высоких лиц робкое моё нижайшее служебное блеянье, да увесть начальство духовное, за что меня произвели отцы-наставники во столь хвалимые ими самими сыны несокрушимости и по заслугам меня оценить моим соизволили, ― отвечал вояка.
― В следующее посещение общины нашея высокою особой тебе не помешало бы поуверенней держаться да погромче подавать ему голосок, егда высокому начальству благоугодно будет осведомиться о текущих делах в общине, а заодно о твоих геройствах; на сей раз высокое начальство списало твою растерянность на твою робость и неопытность в общении с начальными особами; после при таких неуверенных ответах высокое духовное начальство не задумается насчёт умственных твоих способностей: могильное то молчание, в какое погружён был ум твой, яркое тому и неопровержимое свидетельство кажущегося слабоумия! Буде и дальше в тебе живой голосишко не проснётся, высокое начальство вполне будет склонно подумать о том, сколь убогую животину пригрела наша исконная жреческая община, и откажет отцам в милостях, а всему этому единственно ты сам окажешься виною, наше чадо!
― Потщусь от сего дня и часа резвее подавать голосок, буде кто пожелает из высокого начальства духовного вопрошать меня обо всех подробностях моей грешной жизни, ― со смирением на это отвечал сын ретивости, забияка, неустрашимый на безоружных и беззащитных проповедников, но ничтожный трус на смельчаков.
― И памятуй, наше чадо возлюбленное: жене твоей неприятно покажется оскудение домашних припасов, буде жалкие ответики твои не покажутся высокому духовному начальству вполне правильными и убедительными! ― внушали жрецы жалкому вояке на смиренных и слабейших. Жрецам-исконникам не хотелось вдруг утратить благосклонное отношение к своей общине значительной духовной особы; неуверенное попискиванье опрошенного могло прогневить высокое духовное лицо, оно могло отвести щедрую и милостивую лапку от нуждающейся в его милостях общины отцов истинной догмы. ― Не мыслим, яко по душе придётся жене твоей эти твои жалкие выкрутасы, когда и она сама, и личинки ваши по прошествии некоторого времени начнут ощущать нехватку пищи!
― Вот уж воистину, ― пропищал вояка, ― и врагу такого ввек не пожелаешь! У меня жёнка суровая и скорая на расправу: отцы постарались подыскать для меня клопиху с норовом, знающую во всяком важном деле толк. Буде оступлюсь на полпути, осерчает на меня жена моя и проучит мужа своего, каково надлежит говорить в том или ином случае, по тому или иному поводу. Благодарен же вам, отцам моим, смиренный служка: доставило отцовство слуге немалые почести, на фоне коих никакие заботы не отягощают!
― Отцовство наше общинное вельми благожелательно относилось и относится к тебе, нашему духовному воспитаннику, ценит военные заслуги перед общиною исконников, всецело доверяет во всяком деле; и поэтому было бы до крайности обидно и нелепо, и сердчишки бы отцовские уныли, когда бы высокое духовное лицо стало отзываться о герое нашем далеко не лестным образом лишь на основании той глупейшей молчаливой робости, того дурацкого столбняка, какой напал на тебя, наше чадо, в день посещения той высокой особы у неё во дворце. Впредь держи себя посмелее!
Напичканный по самое темя отцовскими советами, Гимноглас от того дня и часа никогда более не бывал скован страхом в глазах высокого духовного начальства, и во дни посещения высоким тем духовным лицом жреческой общины не отмалчивался, но чётко и ясно давал вполне разумные ответы на все вопросы той высокой и влиятельной особы. Жена вояки Гимногласа жирела в довольстве, личинки дебелые кушали и тяжелели день ото дня, вообще николи не ощущая голода. Гимногласа ценили и любили, отсылали к нему домой целые возы с различными кушаньями: всё питание доставалось Гимногласову семейству совершенно бесплатно: не об этом ли сладко грезил во снах и наяву хвастун и задира? От него самогó жрецы при этом требовали беспрекословного себе подчинения да несокрушимой личной преданности. Гимногласова душонка всем жрецам пребывала до последнего издыхания верной и преданной; во дни мирные посиживал он у себя в доме; при нашествии злыдней ядровских или иного какого-нибудь сброда беззаконного сей сын ретивости совокупно со товарищи своими храбро нападал на безоружных проповедников и подвергал уничтожению всех гостей от мала до велика, не щадя и не жалуя ни жён, ни дедов, ни детей; и за такие вот «подвиги» служители его особенно почитали.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 12.06.2022г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2022-3328254

Рубрика произведения: Проза -> Роман











1