Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Их всегда было пятеро


Их всегда было пятеро
­
"Жизнь прядет, шумит, поет, к примеру льнет пример,
Радуйся, о мыслящий, ты гений высших сфер,
Вольны крылья легкие, разбиты пять пещер."
К. Бальмонт

Нас всегда было пятеро.
Когда впервые появилась среди них я, то и для них, и для меня - это
было неожиданностью. Буровая, такое прозвище главной из них, вытащила меня за шкирку, твердо держа рукой за волосы, кинула на пол и сказала, что, дескать,
этонедоразумение теперь общее. Я гулко упала на прогорклый, грязный пол, дрожащими руками убрала волосы назад и огляделась.

Сама Буровая крепко стояла неподалеку, твердо зыря зеленючими глазами. Невысокая и не низкая, не худая и не толстая! Как можно описать это
твердое понятие гордого, смелого существа. Вроде глянешь усталая женщина средних лет, но сверкнет глазищами и словно солнце-улыбка покажет почти детскую сущность. Сколько ей лет никто незнает, откуда она, никто не знает. О ней никто ничего не знает, кроме одного, что если приняла тебя, чужого, то всё, ты её часть, и пусть на тебя будет посягать хоть целая армия неприятеля, Буровая будет за тебя биться и обязательно защитит!
За правым плечом у Буровой всегда маячил Молчун. Высокий и крепкий.
Когда-то и его она вот так же приволокла, всего поломанного, порезанного, залитого кровью. Потом месяцами они вместе с Малышом ухаживали поочереди и наконец выходили, только вот все раны срослись, но что-то не срослось в сознание, с тех пор Молчун молчит.
В лице Малыша он приобрел поклонника, стал старшим другом, которому Малыш говорил, говорил, ему и не надо было отвечать, достаточно слушать. Молчун умел всё, как и Буровая.
Малыш знал технику пальцами, чуял её душой. Была ещё Зита, молодая, красивая, своевольная, которая держалась особняком и много себе позволяла. Но я видела, как один мимолётный взгляд Буровой заставил Зиту задрожать.
Ну и я. Неизвестное существо. Худое, маленькое неправильное тельце, копна волос, руки плёточки. Единственно, что умею, это петь. Пою редко, но когда пою все нравится. Песня - это моя душа!
И так же, как все, боюсь Буровую, но надо будет умру за нее.
На груди у меня всегда крохотный живой комочек, занятное животное, похожа на кошку, но не кошка, я зову её Би, она всегда была со мной. И она что-то знает обо мне важное, как и Буровая. Может когда я вырасту, то тоже узнаю многое.
Мы живем на небольшом астероиде, в космосе. Вокруг одни камни. К нам чужим не пробраться. Имеем несколько космических челноков побольше и поменьше. Кормим себя сами, то есть кормимся заказами, которые поступают. Заказ чаще всего выполнял Молчун, исчезал на много дней, потом появлялся. Иногда улетала Буровая, никто не возражал, но ждали её все.
В один из таких отлетом она и привезла те чудо костюмы.
Мультипликационные костюмы. С сильнейшей защитой. Это чудо преображает что-то в человеке. Когда мы все натянули эти костюмы, то удивились:
все разные, оказались похожи друг на друга, похожи на людей мультяшных. Я оказалась маленьким, юрким эльфёнком, с красивыми огромными глазами. Моя Би превратилась в черную пуму, огромную, грациозную. Сама Буровая оказалась сказочно красивой леди с длинными белыми волосами и только глаза сверкали зеленью. Зита тоже оказалась красивой мультяшной дамой.
Молчун стал богатырем, а Малыш таким завидным юношей, что даже Зита восторженно крякнула.

Короче, мы были все красавцы и похожи друг на друга. Где Буровая раздобыла такие костюмы, каждый который стоил поди целый космический корабль, мы не знали и не узнаем. Эти костюмы запредельные вещи, о них знают мало. Где-то они есть, есть  где-то и города хрустальные в космосе, есть и чудеса разные, где-то
есть..а вот где.
Где-то даже живут волшебники, говорят...но кто их встречал?! Никто. Хотя я уверена, что Буровая уж точно волшебник. Её знал весь космос, и какой бы заказ не был, все были уверены в благоприятном исходе. Хотя часто это было трудно. Но справлялись. И жалеть себя Буровая позволяла лишь Би. Та залазила к ней за пазуху, свертывалась и тихонько о чем-то пела, а Буровая клала ладонь на блестящую щерстку, гладила.
Так и жили. Вечно камни над головой, чёрный космос. А говорят, что где-то есть красивые голубые и зеленые планеты, где много воды,
деревьев. Такого я даже и представить не могла. Но вот однажды... Пришел заказ. И Буровая велела собираться мне. Я была удивлена. Ведь я была для всех неприкосновенная, меня лелеяли, холили. А тут.....эээ..сама Буровая. А что собираться! Надели с Би костюмы и готовы.
Космический аппарат был огромным, Но Буровая аккуратно справлялась с ним, сидела в кресле, белые волосы скользили до пола, тоненькие пальчики уверена нажимали кнопочки. Я сидела рядом и с восторгом наблюдала за всем. Мы мчались сквозь космос. Где-то далеко, на планете приземлился корабль и пропал сигнал, нам надо найти  тот корабль. Задание было легким.
Я наблюдала за Буровой, с восторгом смотрела как она естественно двигалась в костюме. Как грациозно переступала, как вскидывались тонкие руки, как светились зеленые глаза. Чудо-костюм! Он делал красивых людей, тем более, что те и так были красивы от природы. Костюм - это не совсем точное определение. Это нечто живое, которое сплетается на атомном мире в тебе, меняя, но и защищая. Говорят один ребенок годы летел в одиночестве в этом костюме, в космосе и оставался
жив. Хм, не я ли это была. Снимать это существо, а что (?) может и существо, не требуется, если хочешь, всю жизнь в нем живи и выгляди мультяшным красивым человеком. И это сначало немного непривычно, а постепенно костюм как бы сглаживает или выпячивает нужные части тебя
же для соизмерения и обыденности.- Пока я тут наблюдала и размышляла, корабль приблизился к планете. О, Господи! Это была такая красавица! Вся голубая, голубая! Светилась изнутри, словно драгоценность. Там были моря, океаны и много много зеленой растительности. Корабль завис в пустоте, а мы отправились вниз на крохотных
суденышках-орешках, так называли небольшие, юркие катера. Наш орешек выпустил нас на изумрудную полянку, местное солнце ярко освещало необъятную зелень, сквозь которую и виделся океан недалеко.
На этой живой поляне, всё двигалось, шумело, пело, сверкало! Но людей не было. Мы на кораблике много раз облетали округи, ничего. Наконец уже к вечеру, устав мотаться туда сюда, мы решили приготовить ужин. Разожгли настоящий костёр, приготовили настоящий кофе. Наслаждаясь, сидели на пенёчках и слушали лес, сюда  долетали звуки с океана. Я мяла в руках зелёную веточку, которая послушно выдавала разные фигурки. Размякшая Буровая наблюдала за моими пальцами вдруг...вскинулась, рванула к "орешку", дверь хлопнула, мотор почти неслышно заурчал, но...ничего не произошло. Мотор уже надрывался на последнем издыхании, но "орешек" как прилипший, не двигался. Он и был прилипшим, накрепко, можно сказать, навсегда. Ведь Буровая жгла землю разным оружием, включая плазму, но не смогла
выжечь наш "орех", который стал скалой в пейзаже. Вот так планетка!
Все что попадала на неё становилось неотъемлемой частью планеты, благо живого это вроде не касалось. Нам двигаться было можно. Как об этом догадалась моя начальница, неведомо, но на то она и была волшебницей! Буровая вызвала с кораблю ещё один "орешек", который завис в воздухе
около нас. Мы, все втроём, ошеломленный коварной планетой, быстро погрузились внутрь и рванули в небо. Эх, красота - всегда наверно коварна! Би мурлыкала и недоволько косила взглядом в окна "орешка", который быстро носился кругами. Людей мы всё же нашли. Они были голыми и очень радостно нас встретили. Их было четверо, две дамы и двое мужчин. Их корабль высился, торчал из моря, создавал ансамбль неподвижности местности. Уже на трех "орешках" мы добрались
вверх, на корабль и срочно покинули столь странную планету. Мы отвезли наших незнакомцев на базу, получили неплохие деньги и засобирались в свою дыру. Уже когда я засыпала, то почувствовала, как Буровая погладила меня по голове, извинялась за неудачную планету. И Би согласно муркнула, дескать, у нас на пути ещё будут планеты,  разные, и может когда нибудь найдём такую хорошую, что она покажется нам родной.

Когда ты маленькая, то кажется, что время так медленно двигается. Я понимала, что это просто иллюзия, а время наоборот тает быстро как мороженое, которое привёз мне как-то с далёкой Земли Молчун. Наша база была огромной, и всегда здесь работали, перемещались много людей. Люди сновали вверх, вниз, улетая, прилетая. Все закоулки базы я уже обследовала, все было интересным! Мы с Би, с самого утра и позднего часа мотались по пещерам. Время на астероиде было земное. Я мало интересовалась этим. Мне интересно было работать с Малышом, слушать его рассказы про далёкую землю, ковырятся в различных частях техники.
По мнению Малыша, на земле был рай! И люди жили в этом раю тысячи лет. Мне, в мои шесть лет по-земному, это было так много, я и считать
столько не могла. Но чтобы понять и увидеть землян, Малыш садил меня в кресло, опутывал проводами, надевал странную маску..и я попадала на землю. Это была знаменитая сеть, виртуальный мир, который был доступен всем, ну, почти всем, нам тоже, хотя наша база была на
самой окраине живого космоса. Первое время я сильно пугалась такого внезапного перемещения, но потом привыкла и мне очень понравилось. Да и как не понравится! Я попадала в яркие краски земли, в общество людей, разговоры которых не понимала, никто на меня не обращал внимания и не видел. Малыш, готовя меня к путешествию, загадочно улыбался и спрашивал, дескать, готова ли я посетить Цивилизацию Древнего Египта? Я усиленно махала головой, да, да готова! И Бац! Я оказывалась на Плато в Гизе, среди огромных пирамид. Эти каменные громады были расписаны разными фигурками и орнаментами. Голос, который сопровождал меня рассказывал о месте, где я прибывала. Изнывая от яркого солнца, от жары пустыни, я вполуха слушала о древней цивилизации. Слышала, что Египет не имел деревьев, кроме пальм, чтодома строились из грязи, которую добывали из местной реки Нил. Голос много чего рассказывал, про житьё бытьё местных, про их быт и знания.
Монотонно, но интересно я получала знания, Голос звучал:
"Египтяне уделяли большое значение внешнему виду и личной гигиене. Они мылись в водах рек и использовали мыло в виде пасты из животных жиров и мела. Для соблюдения чистоты мужчины брили всё тело и использовали духи, отбивающие неприятные запахи, и мази, успокаивающие кожу. Масла делались из растительного или животного жира и приправлялись миррой, благовониями или скипидаром. Один из видов соли — bed — использовали для полоскания горла. После умывания делали маникюр и педикюр, а на лицо накладывал макияж. На веки наносили зелёную краску из малахита. Слишком тёмную кожу осветляли с помощью краски на основе жёлтой охры; её же наносили на губы и румянили щёки. Глаза обводили тёмной линией. Ногти, ладони и ступни красили хной. Одежду шили из простых выбеленных отрезов льна. Женщины носили платья-калазирисы, а мужчины набедренные повязки схенти (норв.), рабочие как правило ходили без одежды, иногда оборачивали вокруг бёдер кусок ткани. Ходили египтяне либо босиком, либо в тростниковых сандалиях. Дети ходили без одежды до достижения возраста около 12 лет. Мальчикам делали обрезание и обривали головы. Мужчины и женщины из высших слоев общества носили парики и украшения, пользовались косметикой. Как правило, носились короткие парики, однако на протяжении веков мода на их размер менялась. Детям полагалось носить локон юности, жрецы брили головы."
Многие знания всё же цеплялись за что-то в моем девственно-чистом мозгу. А Малыш планомерно место за местом, цивилизацию за цивилизацией показывал мне житьё-бытьё землян. Это было своего рода учение. И знаю, что Буровая приветствовала мои путешествия.
Во многих местах, где я побывала, были чудные реки, озера, строения всяких эпох, люди. Но мне почему-то больше всего было комфортно в настоящем времени где-то на Северном материке. Там присутствовал контраст летящих городов, с высокими зданиями и зелёных, пустых почти от людей, одиноких лесов.
Выучить всё, в силу возраста, я не могла, но общее представление о развитии земли сумела определить. Земля считалась древней Родиной всех людей в космосе. Её берегли и холили, как и меня. Часто, что-то не понимая, я пыталась задавать вопросы, но у Малыша не было времени на
ответы. Все куда-то торопились, усиленно что-то готовя, строили какие-то планы, спорили.

Вот так всегда устроено, то каждодневная суета, маята, дни похожи друг на друга, а то какое-то предверие чего-то важного, уже что-то витает в воздухе, что-то надвигалось неприятное и огромное, это читалось в глазах взрослых, в их напряженных плечах и в яростных разговорах. На базу всё прибывали и прибывали люди. Наш
астероид выглядел как кукурузина, так был истыкан космическими судами разной конфигурации, которые торчали на причалах. В основном прибывали молодые и не очень, но рослые мужчины, держали разговор с Буровой и с Молчуном, а потом отбывали в космос. Пробиться к Буровой было нельзя, и я пристала к Малышу. Но по тому, как он сморщился и задумался, поняла, что мне рассказывать запретили. Но я знала уже как воздействовать на доброго Малыша, надула губы, слёзы градом покатились
из таких прекрасных глаз. Это просто сразу сразило парня, он растерялся, не зная что делать, решился.

Так я узнала, что на наш мирный сектор космоса напали пришельцы, откуда они взялись, мало кто знал, но вот то, что они скопом перли через космос и выжигали всё, что было на пути, это не заметить нельзя. Живого, хотя бы одного пришельца, увидеть вблизи никому не удалось, назвали их почему-то: "копейщики". Когда Малыш подключил меня к сети, я поняла почему так странно назвали пришельцев. Я в виртуальном мире была на корабле, а недалеко весь горизонт занимали чужие корабли, они были похожи на монетки. Я видела, как наши корабли пытались окружить эти "монетки", брали их в круг, отстреливаясь изо всего оружия, что было на кораблях.
Но "копейщики" вдруг начали вращаться все быстрее и быстрее, затем что-то происходило и все наши корабли просто исчезали. Так же и исчезали солнечные системы с планетами, "копейщики" вращались..и исчезало все, само пространство, а может и время.

Напряженные дни мелькали, про меня забыли все, и я слонялась по астероиду, то на весь день забиралась в оранжерею, любимое место Буровой. Оранжерею строили с её подачи. Каждый, кто прилетал, привозил с собой или фрукт невиданный, или деревцо, или птичку. Помещение было огромное, красивое, зеленое, с настоящими водопадами и озерцами. Была там и пещерка, где я любила прятаться, там крохотный ручеёк лился со скалы на выдолбленное место с ванночку, где часто восседала я. Было и еще одно заветное место, это танцевальный зал, или просто тренировочный зал. Там отсутствовал воздух, огромное помещение было заполнено особенным составом, там люди плавно кружились в воздухе, проделывая разные кульбиты. То ли танцевали, то ли боролись. Я могла часами наблюдать это действо. Только все эти мои интересные места почему-то в последнее время не радовали, я чуяла большие неприятности. Буровая часто намекала, что когда я вырасту, то очень много способностей разовью в себе, а вот способность интуиции видимо уже развилось во мне сильно. Я плохо спала, видела страшные сны, где всегда присутствовало моё одиночество, великое моё одиночество и страх перед ним.
В тот день на базе было тихо, безлюдно, я позавтракала, и села в кресло на смотровой площадке. Отсюда космос был виден далеко, далеко.
Мощь этого пространства поражала красотой и необъятностью. Звезды, туманности, системы, планеты и еле заметные контуры червоточин, которые использовали для быстрого передвижения от звезды до звезды. Кругом всё было обычно, но я упрямо смотрела на одну точку, я знала и я ждала. Наконец там, где я и ждала показался корабль, один единственный, он медленно плыл и тянул за собой огромное чёрное пятно. И тут же включился экран, откуда строго смотрела усталая, прекрасная
Буровая. Её знакомое до каждой черточки лицо молчаливо взирала на меня.
"Девочка моя, бесценный мой ребенок! Мне так жалко! "- её голос был дрожащий и хриплый. Я сразу поняла, что нас ждёт разлука, долгая.
"Ребетёнок, ты должна нажать вот эту красную кнопку, а затем на "Звезде" улететь с астероида. Улететь тебе, солнышко, надо в центр галактики, вначале до ближайшей червоточины, затем по ней как можно дальше. Ты справишься, дорогая. И всё будет хорошо"- она отвернулась, и здесь я увидела их всех.
Нас всегда было пятеро. И сейчас. Только они были по ту сторону экрана. Это было больно. Больнее чем царапнула Би.
Я вцепилась в Би.
А те, мои самые близкие люди, отвернулись от меня, взялись за руки, пропели какие-то слова, и экран затуманился. Тотчас в той точке взметнулся огромный пульсар огня. Это все происходило далеко, но я видела во сне, как все будет. Огромный разлом в космосе закроет ту часть, где были пришельцы. Как смогли сделать это мои близкие люди, но смогли, ценой своих жизней, подняли пространство и время, закрыли, запечатали часть космоса. Как это возможно никто не знал, но она это знала. Послушно утопив красную кнопку и на негнущихся ногах я проследовала на "Звезду", на космический корабль дальнего действия. Управлять им я могла, меня учили упорно, но помогали мне в управлении роботы, живых не было.

Червоточина выбросила нас с Би в одну звёздную систему, где была небольшая планетка Дуна, пригодная для обитания. Я решила здесь жить. Жить, расти, вырасти, всему научиться, а потом...потом я освобожу своих близких.
Нас всегда было пятеро, а сейчас я одна. Но со мной Би! Самый родной зверёныш, который будет расти со мной. Из маленькой рыжей белочки-кошечки превратится в зверя, что будет меня охранять.
И на этой планете живут аборигены. Я вырасту, я вырасту быстро.
Потребуется помощь, я найду Землю.
Я справлюсь. Ведь я одна из пяти!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 20.05.2022г. Аллэд
Свидетельство о публикации: izba-2022-3313500

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1