Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

От сумы и от тюрьмы



­­­https://pp.userapi.com/c849132/v849132207/15fcca/3sDA5_D8GPw.jpg
ОТ СУМЫ И ОТ ТЮРЬМЫ


Безразличие к жизни – это шок. Когда это состояние пугает, то оно пройдёт. Если уже не страшно, значит – стадия перехода в мир иной настала. Состояние замороженности после операции не отпускало. Хотелось пошевелить пальцами, но они не слушались, повернуться, но тело находилось в ледяном мешке. Странно, что он был непривычно тёплым. Ощущение птенца, находящегося в яйце и не способного расправить конечности, наверное, подобно внутриутробному состоянию плода, когда его ещё не принято называть «ребёнок».

Через шесть часов после наркоза Асе удалось обрести размороженную свободу. Принесли ужин. Она безразлично посмотрела на гороховое пюре и отварную половинку сардельки, вспомнила их вкус, как в детском саду, потом стала есть ради того, чтобы войти в режимный процесс. Две соседки по палате тоже ели. За долгие дни одиночества она впервые ощутила себя членом коллектива. Там не надо было думать, там для тебя всё продумано, только соблюдай режим – ешь и проходи процедуры, общие для всех.

«От сумы да от тюрьмы не зарекайся» – говорит мудрая пословица. Ася никогда не думала, что это про неё. Но однажды наступил период глубокой нищеты. Вокруг жили люди, соседи и друзья, которые с радостью помогли бы, но она была гордой и не хотела грузить своими проблемами других. Бодрилась. Выходила в огород, копала землю под картошку, изнемогая от слабости. Из еды могла позволить себе только чай, городскую булку и отварной картофель, масла не было. Хозяин уехал в командировку, оставив на неё присмотр за домом и двести рублей на хлеб. Тут тебе и сума и рабство. Но на седьмой день, когда она закончила копать огород, и, расслабившись, слегла от боли в спине и ногах, пришла соседка.

Она принесла майскую сдобу и литровую банку молока, купленного на базаре. Увидев усталые провалившиеся глаза Аси, женщина отпрянула от неожиданности.

– Что же это с тобой, девонька? Ты, никак, заболела?

– Не страшно, Надежда Ивановна… Я встану. Только устала очень. Наконец, докопала землю. Культивировать нет сил. На технику нет денег. Ничего больше делать не буду. Муж вернётся, пусть доделает.

– Да… – вздохнула соседка, – надо же ему в такую пору уехать! Время посадки. Хоть бы денег оставил, наняла бы мужиков, сейчас они без работы маются. Фабрику закрыли, оставили только швей. Берут тех, кто со стажем. А мужики нанимаются то на стройку, то огороды копать.

Ася не могла есть в присутствии соседки. Она привыкла сама принимать и угощать гостей, но в доме ничего не было, кроме майской сдобы и молока. Надежда Ивановна всё поняла и, вспомнив, что «надо покормить собаку», попрощалась. Ася отломила кусочек сдобы, из глаз непроизвольно выступили слёзы. Прошла неделя, осталось сто пятьдесят рублей. Кончился чай – минус пятьдесят рублей. На ежедневную городскую булку хватит, останется ещё тридцать рублей. Можно купить пачку маргарина. Всё-таки, какие-то жиры! А может… Не стоит? Может, проще, пока есть деньги на проезд до родительского дома, сбежать из этой кабалы?

Не смогла. Обещание быть вместе и в трудностях, и в радостях, и в болезни, и в смерти удержало. Как перейти рубеж доброй совести, если это вредит здоровью? Больше всего Ася удерживала себя от предательства. Ей хотелось иметь крепкую семью, непьющего и некурящего мужа, красивых и здоровых детей. И вот она его встретила. Он позвал замуж с условием венчания. Потом – желанная беременность, но, оказалось, только для неё. Он был обескуражен и раздражён. Не требовал аборта, но стал чаще срывать на ней своё настроение. Она тихо плакала, думая, что рождение ребёнка всё изменит в их жизни.

– Я не против ребёнка, – говорил он, – но ещё не время. Мы ещё не притёрлись друг к другу. Всего два месяца как в браке! Ты ведь женщина! Не знаешь, как предохраняться? Что ты за женщина тогда? Нам самим не на что жить, а тут ещё ребёнок! Мы то и дело ссоримся, родится какой-нибудь псих!

Ася переживала, ведь ей уже за сорок, и эта беременность была для неё желанной. Это был важный, выстраданный человечек, который постоянно напоминал о себе, вызывая тошноту. Но и такое состояние её радовало. Она чувствовала себя на высоте, зная, что станет матерью. Но переживала не только она. Маленькое, ещё не сформировавшееся в человечка существо тоже страдало вместе с матерью. И через два месяца, когда его отец уехал, оставив их без средств, дитя покинуло утробу, а мать оказалась на больничной койке.

Она стояла перед выбором – уйти или остаться, ведь врачи вынесли свой приговор. Беременность была последней. Её саму с трудом вывели из наркоза. И тут во время ужина она ощутила страх, что стала существом, безразличным к происходящему. Всё, что двигалось вокруг неё, как будто находилось в другом, застеклённом, мире, там, где осталась она, прошлая, и её дитя. А она, настоящая – в этой тюрьме, где люди живут по режиму, как зомби. Она испугалась этого состояния, подумав: «Неужели никогда больше не будет ни радости, ни слёз?» Это длилось мгновение, но принесло страх и утешение, уверенность в перемене жизни.

Он ещё был в командировке. Она, вернувшись из больницы, собрала нехитрые пожитки, заперла дом и пошла к соседке отдать ключи… Через три часа она добралась к родителям. Они всё поняли. Не стали задавать лишних вопросов. Это были поистине близкие люди, которые любили свою единственную дочь и жалели её.

Она осталась с ними, не смотря на увещевания мужа и тяжёлый развод. Что-то подсказывало ей, что она поступает правильно. И однажды она прочла заповедь о своём долге: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле…» Ася впервые за прошедший год улыбнулась, ринулась в комнату, где родители смотрели телевизор, и расцеловала их от всей распахнувшейся радости…







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 55
© 20.05.2022г. Светлана Когаринова
Свидетельство о публикации: izba-2022-3313293

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Игорь Буков       22.05.2022   09:50:08
Отзыв:   положительный
Но ведь родителей, как опоры в виде дома, любящей семьи, финансовой стабильности может и не быть. Что тогда? Какая заповедь поможет?
Светлана Когаринова       23.05.2022   09:42:12

Это уже другая история... Всё в нашем мире относительно.









1