Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Острое эмоциональное расстройство. М. Эриксон


­­­­­Принято выделять несколько видов эмоциональных расстройств, которые характеризуются позитивным или негативным фоном.
К первой группе с эмоциональным усилением относят следующие:
  1. Гипертимия – радость, повышенный эмоциональный фон.
  2. Эйфория
  3. Гипотимия – сниженный эмоциональный фон
  4. Тревога
  5. Страх
  6. Фобия.
Группа со снижением эмоциональности:
  1. Тупость – человек практически не проявляет никаких эмоциональных реакций
  2. Апатия.
А также эмоциональная взрывчатость или эксплозивность. Проявляется повышенной готовностью к эмоциональным реакциям в виде аффектов или расстройств, близких к таковым, в ответ на различные эмоциогенные стимулы.
***
Автор: Н.И. Козлов
Эмоциональные расстройства

Эмоциональные расстройства - среднесрочные расстройства функционального состояния, ведущие к общему понижению жизненной энергетики и продуктивности. Сюда относятся такие состояния, как расстройство, выгорание, бытовые депрессии, ипохондрия, переутомление и опустошение.
Эмоциональные расстройства вместе с эмоциональным напряжением - вид эмоциональных проблем. Эмоциональные расстройства связаны с уровнем развития личности: они чаще встречаются у человека-ребенка и реже у душевно взрослого человека.
Эмоциональные расстройства могут иметь как эндогенную природу, вследствие нарушения гормонального баланса, так и не вполне осознанно запускаться самим человеком в силу определенной условной выгоды: в целях привлечения к себе внимания, оправдания страхов, отсутствия видения перспектив, иногда мести или борьбы за власть.
Такие расстройства устраивают себе Романтики и Паразиты, реже - Потребители, никогда - Творцы. Соответственно, привычка жить в позиции Творца - надежный способ предохранения от этих неприятностей.
Но разве возможно, что человек создает себе расстройство? Да. Вы удивитесь, но это именно так и происходит. А еще удивительнее, что это совсем не сложно: было бы желание, этим искусством владеет любой ребенок. Расстроиться? Да пожалуйста, на счет раз! А за "сделанным" расстройством (оно запускает первичное понижение уровня серотонина), по мере выработки дурной привычки, приходит уже привычное расстройство, поддерживающее само себя. И из такой ямы уже выкарабкиваться реально трудно.

Гость:
Расстроиться? Да пожалуйста, на счет раз! А за "сделанным" расстройством (оно запускает первичное понижение уровня серотонина), по мере выработки дурной привычки, приходит уже привычное расстройство, поддерживающее само себя. И из такой ямы уже выкарабкиваться реально трудно.

Н.И. Козлов:
Вы удивитесь, но это именно так и происходит. А еще удивительнее, что это совсем не сложно: было бы желание, этим искусством владеет любой ребенок. Расстроиться? Да пожалуйста, на счет раз! А за "сделанным" расстройством (оно запускает первичное понижение уровня серотонина), по мере выработки дурной привычки, приходит уже привычное расстройство, поддерживающее само себя. И из такой ямы уже выкарабкиваться реально трудно.

***
   М. Эриксон, Э. Росси в книге "Гипнотерапия" описывают гипнотерапию в случае критических, неожиданных острых эмоциональных расстройств. Представленным двум пациентам гипнотерапия применялась для снятия истерической каталепсии.
Этим обеим пациенткам было чуть больше тридцати, и обе демонстрировали, по сути, одинаковое поведение, которое проявилось у каждой во время ссоры с мужем. Обе женщины были явно неуравновешенными и зависимыми, эмоционально неустойчивыми, и их можно было легко довести до слёз. Ни у одной из них не было выявлено психоза, даже в скрытой форме, хотя обе были признанны пассивно зависимыми. Эмоционально нестабильными, слегка невротичными, умевшими достаточно хорошо приспособиться к бездетному и защищенному окружению, в котором они жили.
Снятие истерической каталепсии: первый случай.
***
(Каталепсия (от древнегреческого katálēpsis, κατάληψις, "схватывание, хватание") - нервное состояние, характеризующееся мышечной ригидностью и неподвижностью позы независимо от внешних раздражителей, а также снижением чувствительности к боли). Каталепсия - психиатрический симптом «восковой гибкости».
***
Жену врача-терапевта, муж вместе со своим коллегой практически принёс Эриксону в кабинет и усадил на стул. Она сидела в скованной позе и безучастно смотрела в пространство, зрачки её были расширены, и она находилась в со оянии полной невосприимчивости к любым стимулам.
Муж объяснил, что во время ссоры в его кабинете она закатила истерику и начала бесконтрольно кричать. Услышав эти крики, в кабинет зашел коллега мужа, чтобы выяснить что случилось. Оба отчаянно пытались успокоить её, но никак не могли завладеть её вниманием. Отчаявшись, они согласились, что может быть, дать ей пощёчину, и тогда она выйдет из этого состояния. Однако это полностью с ковало её и повергло в состояние, в которое она пребывает сейчас. Они попробовали всевозможные стимулы, чтобы привлечь её внимание, но ничего не помогало. Их насторожило фиксированное расширение обоих зрачков, и они уже заподозрили внутричерепную травму, но слегка успокоились, обратив внимание на то, что оба зрачка расширены одинаково. Они попытались сузить зрачки при помощи очень яркого света, но она уставилась на этот свет не мигающим взглядом, а её зрачки остались такими же.
Из-за того, что муж пациентки сам пребывал в состоянии эмоционального расстройства, его вместе с коллегой попросили выйти из кабинета, отклонив его просьбу ввести пациентке снотворное внутривенно. Его утверждение, что при необходимости можно прибегнуть к электрошоку, также было проигнорировано. Эриксон предпочёл применить психологический подход к психологической реакции пациентки в период эмоционального расстройства.
Поскольку два врача, видевшие, как это эмоциональное расстройство началось, пытались воздействовать на глаза пациентки ярким светом, то Эриксон решил извлечь из этого факта выгоду. Он достал небольшой мерцающий фонарик (детскую игрушку) и поместил его в противоположной стороне кабинета – так, чтобы свет попадал в поле её зрения. (Опыт, накопленный в исследованиях, подсказывал Эриксону, что условные реакции могут эффективно формироваться даже когда пациент не сознает сигналы на уровне сознания.) И вот эти внушения: «Вдалеке, на расстоянии, ты видишь небольшой огонёк. Он, то загорается, то гаснет». Эти внушения регулярно и монотонно повторялись в течение примерно двадцати минут. Легкое дрожание е век послужило сигналом к изменению внушений на внушение, состоящее из трех частей «он то вспыхивает, то гаснет – старайся смотреть изо всех сил», сигнализирующее первую и третью часть с появление света.
После пятиминутного тройственного внушения её веки начали дрожать, а зрачки – сужаться. Последующие синхронизированные внушения звучали несколько настойчивее: «Когда свет загорается, твои веки закрываются, когда он гаснет, они закрываются ещё больше» Через две минуты внушения изменились: «Когда свет загорается, ты так устала; когда загорается, так хочется спать; когда он загорается, глаза закрываются – такие уставшие; когда загорается, вскоре засыпаешь; когда загорается, вскоре крепко засыпаешь, и крепко засыпаешь и крепче засыпаешь, и крепко спишь, и теперь ты крепче спишь». Когда она стала хорошо реагировать, последовали внушения: «Пребывай во сне, комфортно отдыхай», они повторялись несколько раз. Затем было сказано, чтобы она приятно отдохнула. Крепко спала, комфортно полностью расслабилась, что хорошо себя почувствовать, - почувствовать себя отдохнувшей и готовой рассказать Эриксону все, что он захочет узнать. Но в то же время быть уставшей для того, чтобы беспокоиться, слишком сонной для того, чтобы бояться. Нужно просто тихо отвечать Эриксону то, о чём будет спрашивать, и в процессе этого всё понять.
Через сорок пять минут пациентка рассказала весьма информативную историю из своей ранней молодости – о том, как прямо на её глазах жена соседа начала кричать безо всяких видимых причин, а потом внезапно замолчала и впала в кататонический шизофренический ступор и была принудительно госпитализирована. Пациентка поведала об этом как неприятном случае из прошлого, о котором она забыла много лет назад. Когда её попросили продолжить, она продемонстрировала легкое эмоциональное расстройство и, слегка колеблясь, рассказала об обстоятельствах ссоры с мужем, возникшей по поводу проведения отпуска. Их разногласия вызвали усиливающийся гнев с её стороны. Она хотела поехать в дом своего детства, но её муж хотел поехать в другое место. Понимая, что он сделает по-своему, она стала кричать и напрасно изливать свою ярость, и тут ей вспомнилось, как тогда кричала жена соседа: «Я задалась вопросом, смогу ли я перестать кричать? Это страшно напугала меня, и я продолжала кричать. Затем кто-то, догадываюсь, что мой муж, дал мне пощечину, и меня как будто парализовало. Я просто ничего не видела и не слышала. Я только беспомощно смотрела в небытие, и всё это время мой страхи становился всё больше и больше. От одной только мысли об этом у меня мурашки по телу. Этого больше не случиться, правда?» Её успокоили и попросили продолжать.
«Впрочем, ничто не бывает вечно, и тут мне показалось, что я вижу маленький огонёк и начинаю слышать голос. Сначала я не могла понять, что говорит голос, но оказалось. Что я начинаю прислушиваться, и вскоре я смогла слышать лучше, и довольно скоро услышала, как вы говорите со мной. Я знаю, что я вас не знаю, но я была уставшей и сонной, и каким-то образом я знала, что вы обо мне позаботитесь. Ведь это так, не правда ли?».
Её снова успокоили и спросили, что она хочет делать дальше – «Расскажите моему мужу». Её спросили, не считает ли она, что ей следует вспомнить эпизод, когда она проснется. Она ответила вопросом: «Я снова испугаюсь?» Ей ответили: «Только если захочешь». – «Не захочу», - убедительно ответила она. Соответственно, она была разбужена и без каких-либо последующих указаний сознательно пересказала всю историю, испытывая смущение и некоторое беспокойство по поводу крайностей своего поведения. Затем её спросили, не будет ли для неё лучше, если она расскажет всю историю мужу. И она ответила: «О да, иначе он будет беспокоиться обо мне». Кроме того, когда она узнала, что в этой ситуации принимал участие коллега её мужа, она согласилась, чтобы и он присутствовал.
Муж её задал вопрос: «Вспомнила ли ты о той соседке, когда настаивала на поездке в отпуск с заездом в той старый дом?» - «О нет! Я не вспоминала о ней много лет. Просто я получила письмо от Энн (подруга детства), от девушки, которая, как я знаю, тебе не нравится, и захотела вернуться, чтобы навести её». Дальнейшие разговоры и обсуждения были особенно информативны. Достаточно сказать, что в проведении отпуска всё же была включена та желанная поездка, и что за годы, которые прошли с тех пор, пациентка научилась лучше управлять собой. Вот как прокомментировал решение жены: «Ну, полагаю, что это помогает людям что-то извлечь из себя, но не уверен в том, что стало бы рекомендовать начинать таким образом».
Для этой пациенки весь терапевтический процесс занял не более двух часов, и тот факт, что прошло около шести лет, подтверждает, что того было достаточно.








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 11.05.2022г. Алексей Гадаев
Свидетельство о публикации: izba-2022-3307469

Метки: каталепсия, неподвижность,
Рубрика произведения: Проза -> Психология



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1