Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Колаис - 1 гл.


Золотой Колаис - 1 гл.
­­­­­­Часть10

Глава 1



      Как разрушенный замок великана, возвышалась у самого моря Гора, за день несколько раз меняющая свой цвет. Под солнцем светлая, с жемчужным блеском. Легкая облачность одевала ее в тона охры и ультрамарина. В пасмурную погоду Гора выглядела черной.

Легендарная «Харайти», что означало «Карающая».

Киммерийский народ Харайти больше именовал «Храмом Мира», рассказывая древние легенды о Хрустальном Замке удивительной красоты, который некогда возвышался на вершине Горы, в святом месте. Этот Храм якобы построили атланты, поклявшиеся никогда не воевать между собой, и куда они приходили подтверждать своё служение миру.

Кто там был, клялись страшными клятвами, что собственными глазами видели белый мраморный саркофаг,весь в ливийских голубых алмазах и золоте, где покоилась мумия самого великого из атлантов –Трисмегиста, Трижды Величайшего Мудреца.
Сам саркофаг обладал мощными целебными свойствами, продлевал жизнь, возвращал молодость или, наоборот, по желанию любого человека укорачивал ему жизнь, помогая поскорее переселиться в Царство Предков.
Были такие люди, уставшие от нескончаемых лет бытия, жаждавшие переродиться, быть еще краше, еще добрее.
Это только кажется смертным, что дар богов - бессмертие – великое благо.
Атланты это «благо» называли «повинностью», за время которого надо было выполнить свою, на Земле, миссию.

Самое интригующее заключалось в самом саркофаге Трисмегиста.

Мудрец, уходя в новое перевоплощение, положил возле мумии три жезла Абсолютной власти.
Как они выглядели – никто не знал, разве что высказывали со слов бывших соратников Мудреца, что-де украшены золотые витые жезлы осколками звездного камня, похожего на алмаз, но гораздо тверже него. В этих «осколках» заключалась неодолимая сила, подчиняющая себе человеческий Разум. Обладатель трех жезлов Трисмегиста мог приказать народам Земли лечь у своих ног покорными рабами, а мог одарить народы всем, что они пожелают: здоровьем, богатством, но не властью.

Вскрыть саркофаг было невозможно, - его, как и сам Храм Мира, охранял Морской Змей, живущий в недрах Горы, исполин величиной в полнеба.

Как так получилось, что один из жезлов пропал из саркофага, знают наги, полулюди, полузмеи.
Может кто-то из нагов сам вскрыл гробницу Мудреца, стремясь к неограниченной власти? Доподлинно неизвестно.
Только воровство атлантского раритета отозвалось страшной бедой.

Жуткое землетрясение вздыбило Харайти, обрушив в его недра Хрустальный Замок, похоронило навеки мир на земле.
Свирепые черные волны потопа разорвали скалы и разрушили приморские селения, погубив людей, скот и птиц.

Место, где стоял Храм Мира, стало напоминать хаос причудливых развалин, которое потомки атлантов, оставшиеся в живых, нарекли «Мард- гард», то есть, «Город Мертвых». Сказ о нем попал в саги бога Одина под названием «Миргард».

Но, кто об этом помнил? Разве что в таинственной обители Караниу, в богатейшей библиотеке которой сохранялась история острова богини Клейто, родоначальницы новых атлантов: тех же киммерийцев, тех же скифов и сарматов.

Поговаривали, - а ведь секретов в этом мире не утаишь, - саркофаг Трисмегиста оказался во власти нагов, кто создал секту Черных черепов. Царь нагов, Яма, обладавший колдовской силой, страшными  заклятиями запер Хозяина Харайти - Змея-исполина. Освободить Змея могла только одна дивная особь, подаренная Небесными Старцами детям Владыки Караниу – Золотой Колаис.

Чтобы никто не покусился на коня с мордой дракона, его «заколдовали», оставив в виде золотой статуэтки, размером с локоть.
Дети Дия, кого знали под сакральным прозвищем «Божества Колаиса» или «Божественные Близнецы», в свое двадцатилетие обязаны были оживить Дивноголова.

Золотой Колаис якобы не только освобождал Властелина моря Понта, но и помогал своим Божествам завладеть Жезлами Абсолютной власти. Только Божественные Близнецы имели сакральное право открыть саркофаг Трисмегиста…

… Морская вода в гроте доходила до колен,спокойная, темная. Не зная дна, можно оступиться, провалиться между подводных ступеней.

Марция знала, куда ступать, чтобы не поскользнуться.

Высоко над собой держа факел, стрелявший огненными искрами, Марция шла в глубь грота.

Через щель, невидимую с моря, жрица богини Девы проникла в длинный извилистый туннель со ступенями, изъеденными временем и сыростью. Этот подземный ход, постепенно сужающийся, привел Марцию в пещеру с высоким куполообразным сводом и озером с застылой зеленой водой.
На тине меркли светлые пятна – это рассеянные лучи солнца попадали сквозь дыру в далеком потолке пещеры.
Сквозное отверстие в трудно доступном месте Мард-гарда, было ориентировано на солнце, поэтому днем в пещере царил зловещий полумрак.

Озеро овальной формы, не широкое, но глубокое делило мрачную пещеру на две половины, его берега захламлены острыми черными камнями, остовами костяков, черепами, изгрызенными шакалами.

В месте, ей известном, нашла ржавый рычаг, торчавший из щели. Повинуясь веслообразным движениям рычага, открылась и почти бесшумно стена, обнажила выход в другую пещеру со сводом  выше первой.

Здесь, в костяных подставках маячили факелы. Зажигая их, Марция осветила половину пещеры, достаточно обширной.

Посредине пещеры стояла каменная, на такой же ножке, круглая большая чаша.

Марция потянула из-под чаши длинную цепь. Со скрежетом с потолка стала опускаться жуткая люстра.
На перекладинах торчали маленькие черепа – детские. В глазницах черепов вставлены толстые свечи, которые
Марция зажгла от пылающего факела. Закрепила цепь, чтобы люстра висела над центром чаши.

Достала с полки мешочек. Свет факелов падал на черную, в чаше, воду. Или то была не вода? Непроницаемая, пугающая едким запахом и отблесками свечей, похожих на маленькие черепа.

Марция смотрела на воду. Жестокое выражение ее лица, на котором глаза светились фосфором, могло бы  любого перепугать. 
Но в пещере, кроме нее, никого не было, если не считать претов - злых духов подземелья. Они видели Марцию.

-  Ну, что? - Со стоном выдала Марция, которую в этом мрачном мире знали, как Подоху,  -  Антир, забыл, что мне ты принадлежишь? Забыл. Полагаешь, ушел от меня? О, нет, Тир, ты – мой! Довольно мне нервы потрепал. Мой отец, великий маг Яма, предупреждал, не влюбись, нага,любовь и власть несовместимы… А я, Царица гадов, втрескалась, душу ему отдала, Царем великой державы Пайев назвала, короновала…Гнусный ты, Тир, вредный, как и все Божества, очень похожие на обычных людей. Открыл свое сердце беспородной твари, избрал ее душой и телом…О, нет, Тир, не отдам ей тебя, не отдам. Ты и твой братишка откроют мир для неограниченной власти Черным черепам, Пайям. Готовьтесь, Божества Колаиса!

В пещере гулко зашумело, не иначе летучие мыши разлетелись в замкнутом пространстве.

Марция усмехнулась, понимая,что ей ответили злые духи – преты. Она высыпала в чашу горсть какой-то пыльцы, которую вынула из мешочка.

Непроницаемая вода покрылась туманом.

Туман медленно рассеивался, подчиняясь колдовским пассам Марции и ее сильным заклинаниям. 
Вскоре вода стала выглядеть, как зеркало. С той лишь разницей, что не отражала, а показывала.
То показывало, что загадала и вызвала заклинаниями черная колдунья.

…В синем безоблачном небе парил, как орел, золотой конь. Его седоки, уютно устроившись на непокрытой спине среди перьев крыльев Колаиса, смотрели вниз. Показывали друг другу красоты гор и моря. Смеялись.

Марция вонзила жестокий разящий взгляд в девушку с алмазной диадемой на разметанных ветром волосах.
Девушку, крепко обнимая, прижимал к своей груди Антир. Что-то шептал на ушко, целовал.
Эту девушку, кого он назвал своей невестой, Марция уже знала, увидела ее, римлянку, когда Антир, презрев код заклятия, признался ей в любви, тем самым открыв оконце колдовского зеркала колдуньи.

И куда вы летите? Царица нагов залюбовалась крылатым Колаисом. Его труднее будет обязать не вмешиваться, чтобы ненароком не разрушил чары, сковывающие Морского Змея. Но, если завладеть жезлом Трисмегиста, тем жезлом, что когда-то выкрал наг Яма, можно Колаиса шантажировать. Бедный ее отец надеялся дожить до того часа, когда Божества оживят крылатого Дивноголова! Но отца убил своей несокрушимой магией Высочайший, Владетель обители Караниу, Дий, и желанный жезл оказался у него.

У Марции в Караниу был надежный осведомитель. Всегда докладывал ей, что происходило в обители.
С его слов знает: Дий не расстается с жезлом Трисмегиста, всюду носит с собой. Наверняка намерен отдать сыновьям раритет предков, чтобы добавили его к тем жезлам, которые еще лежат в саркофаге.

«Ладно и этот вопрос решим, - подумала Марция. – Тир поможет. Никуда не денется, Царь Пайев!»

Марция видела вдалеке, перед крылатым конем, белые стены Херсонеса, к которому седоки приближались. О, скоро любимый будет в ее царстве!

Плюнула в воду Марция, зашипела и помутнела черная поверхность «зеркала». Видение крылатого коня с седоками пропало.

Взяв с простенка другой мешочек, кожаный, с изображением черного черепа, Марция распылила в воде все его содержимое, и взорвалось красное облако над чашей.  Жрица богини Девы отклонилась в сторону.

Рассеялось алое марево, показывая Марции другую картину: тощую фигуру жреца Таргуна в узком красном одеянии, с черным черепом на груди, потная лысина которого блестела под солнцем. Таргун, сжимая жезл из переплетенных кизиловых веток, стоял на краю скалистого козырька, глядя вниз – обрыв был отвесным и глубоким, на дне вилась вдоль широкой белой реки дорога, запруженная толпами людей. Этот караван двигался с севера, от крепости Джанака, на юг, к скалам таврской области.
Шевелилась извилистая людская лента наподобие больших рыжих муравьев, тащивших на себе домашний скарб.
Сразу не поймешь, куда шли эти люди, объединенные упрямым намерением двигаться вперед?
Марция знала, куда этих людей направляла длань Таргуна, простертая над бездной.

Лицо утконосой птицы жреца Пайев было открытым, тогда как лица стоявших за ним старейшин закрывали маски в виде черных черепов, в глазницах которых белков глаз не разглядишь – темень. Скрещенные на животе руки покрашены синим, длинное одеяние на старейшинах отливало цветом крови. Много было старейшин, в пять рядов стояли за спиной главного жреца. Еще больше на плоском обширном плато Палакия было вооруженных воинов, железные шлемы которых венчали высокие черные султаны.

Оценив увиденное ядовитой ухмылкой, Марция подошла к противоположной стене, стопой натиснула на ей известный камень, втопив его, и держала, дожидаясь покуда стена с железным скрежетом не отойдет в сторону.
Когда стена исчезла в потайных пазах, пещера показалось огромной, поскольку открывшийся соседний подземный зал впечатлял размерами.

Высотой этот зал был одинаков с пещерой, с потолка свисали сталактиты, по которым ползли слезинки влаги .
В глубине зала, тонувшего в синей мгле, чернело отверстие подземного туннеля. Посредине зала, покрытого плитами, отшлифованными, с подозрительными темно-красными пятнами, стояло на высоком черном пьедестале мраморное ложе, похожее на саркофаг, обильно расцвеченное золотом и алмазами. Или алтарь на языке Подохи.
У каменных стен на подставках выступали из ниш бронзовые жаровни, в них находилось горючее вещество черного цвета.

Когда в зале происходили обряды секты Пайев вещество в жаровнях поджигали. Адский огонь наполнял зал угарными клубами дыма.

В самом дальнем конце длинного зала убегала вверх лестница. Светлого мрамора, она резко выделялась в полумраке, казалась неестественно роскошной, какую можно увидеть только во дворцах.

Марция пристальным взглядом обежала пространство зала, и крикнула в пустоту, наверняка зная, к кому обращается:

 - Цветы на алтарь! В царскую опочивальню! Красные розы!  –  И самой себе, сквозь смех.  - Моему супругу ароматное подношение… Он полюбит розы цвета крови…

Жрица Подоха, она же Марция, вернулась к чаше с черной водой. Как там Таргун?

Он должен со старейшинами, которых связал клятвой на крови, спуститься по тайному ходу к колодцу  Пайев.

Оттуда, по заросшей тропке довести старейшин до скалы Ветров. Там есть секретный вход, о котором знают
Таргун и Марция, открыть вход в скале и впустить новеньких в подземелье. С той стороны никто выход не найдет.

Старейшины окажутся в ловушке. Один им будет путь, вниз, по ступеням, изрытым временем.
Путь приведет к озеру их, продавшимся Черным черепам за обладание алмазами и властью, чего никогда старейшины не получат. Кто это озеро переплывет, окажется в пещере претов, и навсегда останется здесь рабом.
Служить станут чистильщиками, у кого работы не в проворот:  разделать трупы после жертвоприношения, отделив мясо от костей.
Вычистить головы, превращая их в черепа, закопать кости или сжечь, согласно обряду.
Собрать кровь – наги любят пить свежую человеческую кровь. Накормить младенцами змей, а их не счесть, сколько гнезд скользких клубков.
Много будет работы, с утра до ночи, у бывших старейшин!

А кто из них не переплывут подземное озеро, останутся на том берегу добычей крыс и шакалов.

Марция посмеивалась над человеческой глупостью и жадностью: в погоне за золотом люди теряют бдительность и попадаются на удочку, образно говоря, с отравленной приманкой.

«О, скоро и ты, ласковый мой Тир, попробуешь вкус крови, тебе понравится, Царь Пайев!» - С этими едкими словами Марция заглянула в черное зеркало чаши.

Изнутри вода полыхнула огнем. Подоха ниже наклонилась, не понимая, в чем дело?

Да, ей не почудилось, - на скалистом пятачке Таргуна не было, его тень, будто ведомая солнцем, убегала к крепостной стене, к потайной калитке.

Очертания города, его башни и здания затянуты дымом огня. За огненным флером метались фигуры ратников, сверкала молниями сталь. Звуков Марция не слышала, но поняла, что видит сражение.

Кто напал на ее воинов? Пол тысячи преданных Черным черепам воинов бились с ратниками в багряном, в позолоченных доспехах, в белых плащах. Неизвестные напирали со стороны городских ворот, главари на горячих жеребцах колоксайской породы, их ратники, кто верхами на гнедых конях, кто пешие, вооруженные длинными сарматскими копьями.

Пассами дрожащих рук Марция приблизила картинку, чтобы разглядеть главарей, о, они, мерзавцы, поплатятся за наглость напасть на ее людей!

Лицо одного из них наполовину закрыто шлемом, навершие которого украшал белый султан.
Безбородый, светлые усы легким росчерком , рот разинут в крике, призывает к атаке. В простертой руке указующим жестом меч с блистающим клинком, это – дамасская сталь! На шее, не закрытой полукружием стального нагрудника, поблескивает крылатая золотая гривна. Над головами главарей развивалось красно-синее полотнище стяга, в центре которого в белом круге изображен пардус, стоящий на задних лапах, свирепая зверюга черненного золота.
Леопард росаланов!

Ярость охватила Марцию, когда увидела, что в бой рядом с главарем сарматских воинов, несется на вороном скакуне знакомая личность, бывший соковар из Кинсаны, худой, но розовощекий юноша с большими серыми глазами, над которыми нависало открытое забрало бронзового шлема. Барон Тиан, наместник короля Антира!

 - Напрасно, Тир, послал против Черных черепов своего блюдолиза! Я их всех уничтожу!

Заоравшая Марция сорвала цепь нависавшей над чашей люстры.
Люстра, полыхнув огоньками свечей в детских черепах, упала в черную воду. И, подплывая, как воск на огне, исчезла без остатка. Не сгорела, не взорвалась, просто растаяла – ни деревяшек, ни черепов со свечами, ни железной цепи.
Все съела страшная вода, именуемая в народе «мертвой».

Из залы, которую Марция назвала царской опочивальней, выпорхнуло жуткое создание, черное с медным опереньем.
Огромная птица с человеческим лицом. Вместо рта у чудища был клюв, усеянный острыми зубами.
Гаруда. Особь женского пола.

Круглые красные глаза хищницы уставились на Марцию. Голос гаруды был хриплый,простуженный.
Гаруда часто щелкала острыми зубами.

 - Розы на ложе, хозяйка!

Марция развернулась к ней, как змея зашипела:

 - Мышь поганая, сожру твоего отпрыска, всех вас уничтожу, вздумай еще раз проворонить Царя Пайев, хорошо уяснила, чем тебе грозит очередная твоя осечка?!

Гаруда, виновато косилась на пол, топталась, цокая когтистыми мощными лапами, ее крылья с маленькими пальцами обвисли, как руки у обреченного человека. Жалобно попискивала.

 - Твоя задача, химера, заманить Царя Пайев к башне Бора, смотри сама не провались в Змеиный колодец, ума у тебя хватит совершить глупость. Когда он свалится в колодец, немедленно закроешь отверстие хворостом и травой, как было сделаешь. Куда упал Царь Пайев должен увидеть только его брат, Ариант-сай, Божество Колаиса! Повтори, что запомнила!

Гаруда, пуская обильные слюни, промямлила и ошиблась, якобы не Царь Пайев должен упасть в колодец, а Ариант-сай. Марция зашвырнула в птицу куском цепи, оставшимся от расплавившейся люстры на краю чаши.
Удар пришелся в грудь гаруды, она закашлялась, роняя окровавленную слизь.
Так часто Марция издевалась над птицей, что та уже страдала от разных болячек.

 - Но это не все! Ты должна разузнать, как хочешь, где сейчас Дий, у него хранится жезл Тота. У него жезл Тота узнай, паршивка!
Тонкая золотая ручка, навершие алмазом горит, камень как крыло. Под камнем ободок из кристаллов. Запомнила, тупорылая?!
В заложники возьму твоего отпрыска, не то опять всё перепутаешь, старая ворона!

В глазах Гаруды, как пузырьки, вспухли слезинки.

 - Он болен, хозяйка…Мой малыш болен…Не трогай его, он лежит в клетке. Никуда не уйдет. Заберешь его, он умрёт.
Больше никого у меня не осталось. Он – последний мой малыш.

Марция яростно пялилась на Гаруду, думая, чем же ее обязать, чтобы не сушила мозги, не путала белое с красным, всё четко выполняла.

 - Хорошо! Поставлю клетку в нишу со змеями, оттуда он не улетит.

Старая мать, полу человек, полу птица, испуганно заверещала, заклацала зубами.
Знала Гаруда, змеи убьют ее детеныша, который еще не понимает, на что способны ползающие огромные черви.

 - Чем скорее здесь, в опочивальне, окажется мой супруг, тем быстрее твой отпрыск будет в безопасности.
Его братик сам прибежит, знаю их родственные узы. А Дий принесет мне жезл, в обмен на сына, одного сына!
Второй навеки останется здесь, моим царем! Всё, ты свободна! ..

(продолжение следует)







Рейтинг работы: 18
Количество отзывов: 4
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 18
© 10.05.2022г. Тамара Плак
Свидетельство о публикации: izba-2022-3306785

Метки: крылатый, конь, братья, близнецы, Золотой, Колаис,
Рубрика произведения: Проза -> История


Василий Попович       16.05.2022   18:30:57
Отзыв:   положительный
Привязали.
Тамара Плак       16.05.2022   18:48:35

Василий, спасибо большое, я очень рада, что Вы на моей странице и Вам нравится.
Александр Попов       11.05.2022   16:25:54
Отзыв:   положительный
Тамара, погружаюсь без адаптации к теме, как в омут с головой!
Тамара Плак       11.05.2022   17:56:11

Спасибо, Александр, дальше точно будет омут, но все РЕАЛЬНО!
Александр Попов       11.05.2022   20:53:47

Верю Вам, Тамара!
Людмила Ивановская       10.05.2022   16:11:28
Отзыв:   положительный
Впечатляюще,Тамара!!!Захватывающий сюжет и очень живое описание,как-будто кино посмотрела!Сразу возникла мысль,какая бы была потрясающая экранизация вашей книги!
Жду продолжения!!!)))))))
Тамара Плак       10.05.2022   16:21:13

Спасибо, Людочка! Дело в том, что вся книга написана полусценарным языком, я же, по сути, сценарист (есть такое за плечами). Так все построено, я аппелирую планами, принятыми в кино: общий, средний, крупный. В крови уже. Завтра вторая глава.
Владимир Иванович Визгалов       10.05.2022   14:00:23
Отзыв:   положительный
Да, уж!.. Крутизна!.. Ай да Тамара Ивановна!!! Сколько же таинства! Сколько колоритных деталей! Какое подробное, яркое, и в то же время, неутомительное, ненавязчивое и интересное описание замка! Каждая деталь так мастерски описана, что создаётся впечатление, будто Вы присутствовали при диалоге Марции с птицей Гарудой!...
А диалог жестокой и коварной колдуньи с подвластным ей существом вызывает даже жалость к этому слюнявому чудовищу! Спасибо!!! Поздравляю Вас! С нетерпением буду ожидать продолжения!!!
Тамара Плак       10.05.2022   14:48:11

Спасибо, Владимир Иванович! Сейчас, когда книга закончена, а именно - эта часть - у меня впечатление, будто я писала в подвешенном состоянии, вниз головой, что ли. Сразу на клаве в Ворд не получалось, вначале " рисовала" на бумаге - черновик. Гаруда была в задумке, но не так, как здесь получилось. На мой взгляд, самые страшные главы, это 13 и 14, особенно та, "чертова дюжина", хотя чертями там не "пахнет"...Теперь каждый день, а на Дзене не знаю, буду ли публиковать, не хочется...









1