Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЛАРЕЦ



­­
Сергей Литвинов

ЛАРЕЦ
(ВЕНОК СОНЕТОВ)
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

ИЗ ЛЕТА В ОСЕНЬ

Девятая книга

Стихи

Ковров 2015

УВД 882
ББК 84 (2 Рос - Рус) 6
Л 64

ISBN 978-5-902628-72-9

Л 64 Литвинов С.С.
ЛАРЕЦ ( венок сонетов). ИЗ ЛЕТА В ОСЕНЬ.
Сборник стихов. С.С. Литвинов - Ковров.
ООО"Гемма", 2015 - 84 с.

О СЕБЕ

Родился я в Благовещенске на Амуре.
Пожил и в Средней Азии, и, где только не жил.
После службы в Советской армии подался на Север; там и встретил перестроечные годы. Вернулся в город моей юности, что на Владимирщине, в Ковров.
Здесь и доселе проживаю.
Печатался в журналах "Бег" и "Русский писатель", выходящих в Санкт-Петербурге.
В журнале "Воин России" вышла подборка моих стихов, посвящённых армии.
Издал несколько поэтических сборников.
Есть и песни на мои стихи; исполняются российскими бардами.
Ни в каких творческих союзах в последнее время не состою.
ЛАРЕЦ
(Венок сонетов)

-1-

С утра и в лес; за ягодою – рано.
Да брызги солнца – ягодой в горсти.
Для несказанно милой и желанной
Венок сонетов мне ли не сплести?

Здесь к полдню зной колеблет воздух пряно.
Успеть с утра – в глуши, в тиши брести.
В росинках травы; солнце над поляной,
Да впрямьЯрило! Господи, прости!

Один Творец; Создатель и Податель
Всех благ земных и неземных – Творец!
Я ль Имя Божье кстати ли, некстати ль
Упомяну? Так дивен лес – дворец!

Любой из дней – подобием ларца.
Давай же, возблагодарим Творца.

-2-

Давай же, возблагодарим Творца.
Лес на рассвете полон тишиною.
Лес – птичьи хоры музыкой сплошною
Под сводами роскошного дворца.

Здесь от зеркал не отвести лица.
В рассветных росах – я, и ты – со мною.
И нежностью наполнены земною,
И радостью небесною – сердца.

Войдём же в лес; восторженные – мы.
Что ж делать здесь меж звёздной, росной тьмы?
Мы в доме Божьем; это ли не странно?

Рос – жемчуга, звёзд – яхонт, зорь – опал.
Со мною – ты; а я, куда попал?
Смешон поэт; в словах – в одёжке драной.

-3-

Смешон поэт; в словах – в одёжке драной.
Лес на заре сиренево-лилов.
Колоннам-соснам, что им ветошь слов?
Небесный свод в душе сквозною раной.

Душа, пребудь в молитве непрестанной.
Пребудь в благоухании цветов.
Здесь каждый лютик выразить готов,
Смысл красоты, земле от Бога данной,

Услышь, поэт, звучанье красоты.
Восславь Творца, любимая, и ты.
Да ты сама – звучанье вечной песни.

Нет, свод небесный не для глаз слепца.
Сгорает сердце в звёзд слепящей бездне.
Нелеп удел поэта и певца.

-4-

Нелеп удел поэта и певца.
Желания души невыразимы.
За вёснами подчас приходят зимы.
Так прочь любовь бежит из-под венца.

Так мы подчас уходим от Отца
Небесного, и плачут Херувимы.
И наши судьбы так непоправимы,
Как бесталанен образ мертвеца.

Ни слов живых и ярких; пустота.
Не разомкнуть примолкшие уста.
Полна душа смертельного дурмана.

То, мнится, черти манят за собой,
Навек покончить с песенной судьбой.
Русалки, словно ивы из тумана.

-5-
Русалки, словно ивы из тумана.
Глядят русалки – холодны глаза.
Очей зазывных блещет бирюза.
В подводные войди же в терема, на!

На! Пой, поэт! Жизнь в песне – беспрестанна!
Русалочья поэту в дар – слеза.
Склонённая так подпоёт лоза,
Змеиной изворотливостью стана.

Поэзия не ангельское пенье.
Поэзия – земных страстей кипенье.
Дар неподъёмный – тяжестью свинца.

Усни же с песней дивной, соловьиной.
Над омутом, где звёзды в ночь – лавиной…
Но голос мой прорезался – птенца.

-6-

Но голос мой прорезался – птенца.
Мне подпевать бы ангелам Господним.
В дворца палатах, здесь и знойным полднем,
Не слышно шутовского бубенца.

Здесь утро нас приветит у крыльца
Высокого; здесь небом души полним.
Из многих яств нам поданных и помним,
Как льнёт к устам цветочная пыльца.

Так мёдом соты солнечно сочась,
Ждут нас, гостей; всё чудно в Божьем доме.
Мы в лес вошли; не зря сердца в истоме.
И соловей не в тот проснулся час.

Для соловья любая песня – манна.
Что ж, пой для милой; жизнь ли так обманна?

-7-

Что ж, пой для милой; жизнь ли так обманна?
Пой, соловей, на все лады свисти.
Мне трели бы в один сонет свести;
Любимой – в дар! Вдвоём сходить с ума нам!

О лес, дворец! Что прана? Что нирвана?
Чужие бредни, где там не гости.
Но здесь – в дворцовых залах – не грусти.
Душа на пир Господний, славный звана.

Для нас открыты Царские палаты.
Мы все, поэты, песенно крылаты.
От мастера до горе-сорванца.

И пусть не так, не этак, еле-еле.
Для всех любимых наши песни-трели.
В том вечность без начала, без конца.

-8-

В том вечность без начала, без конца.
И наши души вечны где-то были.
Надеялись мы в Боге и любили;
В одном звене сплетённых два кольца.

А соловей – знавали храбреца! –
Запел, защёлкал; эхо разбудили!
Мне ль не подпеть, сонет слагая, или
Дойти до жалкой зависти льстеца?

Что ж, подпою, слова ль сбирая в горсть
Иль ягоду? Не в кущах райских – гость.
Но я с тобой, горячкой слов палимый.

Я ветошь слов срываю на ходу.
Я без тебя и в песне пропаду…
Мы в лес вошли, земные пилигримы.

-9-

Мы в лес вошли, земные пилигримы.
В лес - во дворец - мы и вошли с тобой.
Сияет росный жемчуг под стопой.
Рассветных звёзд нам яхонты даримы.

А там и полдень Господом хранимый.
И вечер в дымке чудно голубой.
Ты в мире Божьем пой, поэт, и пой.
Всей красотой Вселенскою ранимый.

Среди коврами вытканной травы,
Лежать, не поднимая головы.
Полдневный сон гнетёт необоримый.

Не вглядываться в неба сонный плёс,
Ни в омут запрокинутых берёз.
Небесные обители так зримы.

-10-

Небесные обители так зримы.
Да в несказанно-сказочной дали.
И дети, мы, влюблённые земли.
И тропки-стёжки нами здесь торимы.

О, как беспечно в дивный лес вошли мы.
Царя Царей, мой ангел, умоли.
Безгрешной простотою умили,
Чтоб не был Он Судьёй неумолимым.

Мы влюблены и то ль юны, то ль юны?
К нам благосклонны месяцы и луны.
И счастья дни, и ночи – впереди.

С тобой не раз проснёмся на рассвете.
И вспомним дни, и ночи вспомним эти.
Горсть вешних ягод - бусы на груди.

-11-

Горсть вешних ягод – бусы на груди.
Тебе с утра шальные поцелуи.
Мы окунёмся в солнечные струи;
И губ, и рук – нет, нет! – не отводи.

Цветов полночных ладаном кади.
Балуем всех возлюбленных, милуем.
Без нас, поэтов, и не жить в миру им.
Но в скит уйти в монаший - погоди.

Жизнь без тебя – страшней любой тюрьмы.
Я для тебя петь выучусь псалмы.
Составлю сотни самых славных книжек.

Я, я в тебя - не до смерти ль? - влюблён.
Огнём рассветов росных опалён
Мы в лес вошли, и шепчешь мне: «Взгляни же»

-12-

Мы в лес вошли, и шепчешь мне: «Взгляни же!
Вот ягоды, которых здесь и нет.
Да не про эти ягоды сонет;
Нет, к ягодинкам губы тянешь ниже.

Твои глаза и плечи так бесстыжи.
И груди поцелуйный помнят след.
И тыщи зим пройдут, и тыщи лет.
Но ангел мой, мой вечный ангел – ты же!

Пусть вечность благосклонна будет к нам.
Ты лишь не верь нелепым, детским снам
Обеты все, обиды все верни ж им.

И шепчешь ты, в горсть ягоды собрав.
«Ты мой поэт, ты прав, да и не прав!
На луч рассветный ягоды нанижем.»

-13-

На луч рассветный ягоды нанижем
Пусть ягоды и зелены ещё.
Мой поцелуй твоих коснётся щёк.
Твой поцелуй… на память сохрани же.

Нам этот мир и сделается ближе.
А лес - цикад немолчный перещёлк.
И ёкнет сердце, ёкнет веще – ёк!
И новый день болячки нам залижет.

Всё в рифму, чтоб с ума сходить поэту.
Ты и сама предложишь ту и эту.
В ночь за собой не в рифму поведи.

Мы в лес-дворец вошли с тобой с утра ли?
Да сколько б в рифму ягод не собрали,
Словесной нитью их не повреди.

-14-

Словесной нитью их не повреди.
О, сладость губ! Вся радость – в сборе ягод!
Мы в лес вошли, и как пропали на год.
Сплету венок сонетов – погляди!

Люби меня и душу береди.
Я твой поэт; ни бед в судьбе, ни тягот.
И ягоды в души кошёлку лягут.
И целый век ходи в лесу, броди.

Мы просто в жизнь так нежно влюблены.
Нет в этом перед Вечностью вины.
Пусть жизнь и нас гнетёт порой буранной.

Но лишь уйдут метели и снега.
Сердцам одна дорожка дорога.
С утра и в лес; за ягодою – рано.

-15-

С утра и в лес; за ягодою – рано.
Давай же, возблагодарим Творца.
Смешон поэт; в словах – в одёжке драной.
Нелеп удел поэта и певца.

Русалки, словно ивы из тумана.
Но голос мой прорезался – птенца.
Что ж, пой для милой; жизнь ли так обманна?
В том вечность без начала, без конца.

Мы в лес вошли, земные пилигримы.
Небесные обители так зримы.
Горсть вешних ягод – бусы на груди.

Мы в лес вошли, и шепчешь мне: «Взгляни же!
На луч рассветный ягоды нанижем.
Словесной нитью их не повреди.

29-30.07.2015

ПРОСТО СТИХИ

ЖАБИЙ ВАЛЬС
Или словесное драже о влюблённом уже

Ах, какие вы, девочки, жабы!
Так приятно глядеть мне на вас.
Жабы, вы полюбили ужа бы;
Всех я вас приглашаю на вальс.

Я давно безобидный, хороший.
Старый уж, чей-то муж, да к тому ж
Рот беззубый – дырявой калошей;
Щёчку жабью потискаю уж.

Эх, гульнём! Захрустим камышами!
Мошек – рой; пир горой закачу!
А не с жабами с вами, с мышами –
Не хотите? – любовь закручу.

02. 2015

НА ДОСУГЕ
(О рыбной ловле – не выходя из-за стола)

Кто на лыжи на досуге, на коньки.
А по мне, видать, скучают окуньки.
И погодка пусть ни свет, и ни заря.
Так рыбачу и чудачу так - не зря.

Я закину в лунку быструю блесну,
Дёрг! – и солнцем плавников на лёд плесну.
Дёрг! – ершишка; ишь, как прыгает на льду.
И к плотве – братве! – две рифмы, а найду.

Та рыбёшка и не знает про меня.
Свой досуг на что поэт и променял.
Жаль рыбёшку; и рыбачу для души.
И не спи, братва-плотва, и ёрш – дыши.

К окуньку в строку и рифм не отыщу.
Да на волю рыбье стадо отпущу.
Порыбачил, почудачил; горстка слов.
Вот и весь-то на досуге мой улов.

12.3.2015

ПАКЕТ

За машиной увязался
Целлофановый пакет.
Ты на что поэту сдался?
Да за кем погнался, шкет?

Обогнать кого ж ты хочешь,
Мерседес ли, Шевроле?
Так на чёрный бумер вскочишь.
Ну, циркач! Аллё! Алле!

А пакет не то, чтоб клоун.
Экий, право, молодец!
В лобовое во стекло он
Влип, и всем «крутым - капец.

Ничего пакет не понял.
Кем-то брошен – полетел.
Некий пёсик ножку поднял.
На пакетик поглядел.

Мокро ль место от пакета?
Удареньям ли плясать?
В том призвание поэта -
Всё, что надо, описать.

27. 5.2015

ВОЮЙ, ДОНБАСС

Что-то не то происходит на исконных землях бывшей Российской Империи.
Да и в наших мозгах что-то не так.

Воюй, Донбасс! А мы на пляж поедем.
Жару в лесу, в тенёчке переждём.
Привет, Луганск! Бог в помощь, вам, соседям
Под… вас накрывшем огненным дождём.

Наш славный кормчий нами правит прямо.
Вас не хотим и прочих обижать.
Но, где в пути завал, преграда, яма,
Приходиться, конечно, объезжать.

Луганск, Донецк, мы в мыслях вечно с вами.
Лишь не было войны бы мировой.
Мы вас поддержим гневными словами,
Очередной направим гум. конвой.

Наш кормчий держит хитрый план в кармане,
Как с нашим общим сладить злым врагом.
Вот, говорят, сольёт, предаст, обманет;
В кармане кукиш видится – в другом.

Ещё…жара мозги нещадно плавит.
На пляж, в тенёк; проветрить бы мозги.
Рулит наш кормчий, всеми верно правит.
Что впереди? Да не видать ни зги!

30.5.2015
ИЗ ЛЕТА – В ОСЕНЬ
(Творческое сумасшествие)

ХИЩНАЯ ЛЮБОВЬ

Он её любил и нежил,
Самку – мать его щенков.
Без волчицы волк и не жил;
Без неё – да никаков.

В ночь, по снегу – стая волчья.
Обложила жертву, рвёт.
Прочь! Земля и небо – в клочья;
Всё волчице б отдал – вот!

Он – вожак; другие – следом.
С волком, с ним она всегда!
Мутной чащей, лунным снегом
Два впритирку их следа.

С ним – она; щенки – приплодом.
Зализала стая кровь.
Так и дышит год за годом
Волчья, хищная любовь.

6.7.2015

«О чём ты, Серёжа, берёзовый мальчик Руси?»
Раиса Мельникова

РАЙСКИЕ ПТИЦЫ

«О чём ты, Серёжа, берёзовый мальчик Руси?»
Вновь петелькой песня свивается, вьётся, прядётся.
У Господа Бога покоя себе попроси;
На этом на свете, на том и просить не придётся.

О чём вы, поэты? Звучат все слова ни о чём!
Строк вечных мелодии слов очертания ищут.
В ночь выйти к берёзам, к любой притулиться плечом,
А звёзды подскажут, а райские птицы насвищут.

Птиц райских ловец, ни мелодий, ни слов под рукой?
О чём ты, поэт? В покаянии ль к Богу взываешь?
В молчанье, поэт, обретаешь бессмертный покой.
Словесные петли для вечных мелодий свиваешь.

7.7.2016

ИТОГО

И поэт – бухгалтер! Что за бредни?
Нет, прошла поэзии пора.
Пару строчек росчерком последним
Выдай из-под лёгкого пера.

Итого всегда при нас – в итоге.
Повторяться? Попусту галдеть?
Рядимся в словес цветистых тоги.
А на деле – не на что глядеть

Графоманы ходим важной свитой.
Кто мы, что мы? Господи, прости!
Выдай слово так, что сердцем вытай!
Кровяной слезою проблести!

Где же здесь поэзия, где проза?
Сник поэт-бухгалтер над строкой.
Вон, в саду к земле склонилась роза.
Да поэта не побеспокой!

На копейку рифма не потянет.
Где там злато-серебро строки?
Всяк поэт! Не малое дитя, нет!
Как же так? Писать и не с руки?

Лишь бы в рифму ладненько писалось.
Ударенья должно расставлять.
А в глаза чтоб глупость не бросалась,
Умным видом глупость разбавлять.

Нет, бездарность хуже всякой пытки.
Так от рифм дуреет голова.
Смысла нет в словах; одни убытки.
А в итоге – всё одни слова.

Вот и пишем, будто пашем, пляшем.
Оголяем души и тела.
Мы костьми за пару строчек ляжем;
Нет, не вышло! Муза не дала!

Для чего даю вам справку эту?
Все концы к итогу подвожу.
Трудно быть бухгалтером поэту;
Выйду в сад и розу подвяжу.

7.7.2015
.
Президент Украины, председатель Верховной Рады, Премьер министр.
Не в фамилиях дело. Дело во власти.
Славный, однако, сложился триумвират.

ТРИУМВИРАТ

Я теперь гляжу трезвее на мир.
Вот, побачте; це триумвират.
Три…их время! – хлопцы, правят нами.
Скажешь слово, сам тому не рад.

Чую: нас заморским салом травят.
По верхам лупатых – пруд пруди.
Так Украйной худо-бедно правят;
Ще не вмерла панночка, поди.

Ходят в рясах, влезли под сутану.
Да не будем умных их чернить.
Нам письмо турецкому султану,
Как бы, так бы складно сочинить.

Как живёшь в Багдаде ли, Стамбуле?
Что за жизнь у вас бурлит, кипит?
Козаков так запросто обули;
Пятки, вроде чёртовых копыт.

Нас не взять ни саблей, ни измором.
Да в подмогу, кто бы шёл быстрей?
Нам бы с дядькой-батькой-Черномором
Тридцать трёх его богатырей.

Объяснить, поставить бы задачу.
Что, к чему? И так тому и быть!
Да про что же, хлопцы, я судачу?
Мне с утра горилку бы не пить.

7.7.2015

«У России только два союзника: её армия и флот».
Император Александр Третий.

МОРСКАЯ ДЕРЖАВА

Над волнами гордо реют флаги.
Высят мачты грозные суда.
Так у нас – глоток воды во фляге;
И сухарь… последний, как всегда.

Как всегда, нас выбросило на мель.
Не беда – разбиты в пух и прах.
Над волнами наш ли вымпел, знамя ль? –
Полетим, попрём на всех парах.

Мы не зря больших морей Держава.
Божьей волей движимы не зря.
Лезут к небу зло, натужно, ржаво,
Словно псы цепные, якоря.

У врагов – корветы и фрегаты.
Что ж, страна, мы – щепки, да с тобой!
Коли в бой выходишь на врага ты,
Пусть последним будет этот бой!

Бьют орудья; всех огнём оплавим!
А когда пойдём на абордаж,
Всю громаду вражьих шхун отправим
К дьяволу! И дьявола – туда ж!

Над морями наши реют флаги.
Прочь с пути, судёнышки, суда!
Дорог был глоток воды во фляге,
И сухарь последний, как всегда.

8.7.1015

ДОНЦЕ

Я знаю: немного осталось.
Дни жизни проходят уже.
Не то, чтоб на сердце усталость,
На смертном душа рубеже.

Осталось на донце, немного.
На донце несбывшихся лет.
А сбыться ли? С донца иного
Смерть каждому скалится вслед.

8.7.2015

ПОСЛЕДНИЙ ВАГОН

Намного ли младше, надолго ли старше?
Грузитесь, ребята, в последний вагон.
По нам отбывающим долгие марши
Играют оркестры, как лают вдогон.

Мы были поэты, но дело не в этом.
Иные всю жизнь при параде большом.
Туда, где пребудем, нет места поэтам.
Пред Господом Богом душа – нагишом.

Мы – вечная зависть, мы – зряшное слово.
Мы были и нет; и не вспомнят про нас.
Мы – жалкая завязь, не хлеб, а полова.
Средь звёзд и планет, мы ничтожный Парнас.

Вдаль – шпалы и рельсы; года, перегоны.
Жизнь – в долгую вечность – летящий состав.
Для мёртвых готовим другие вагоны,
Торопимся, будто куда запоздав.

Все лучшие песни когда-то пропеты.
И каждой строке стихотворной мельчать.
В последнем, посмертном вагоне – поэты.
Но как их заставить построчно молчать?

8.7.2015

СТРОКА

День прошёл, начавшийся едва.
Тот поймёт ли, кто в поэтах не был?
Подобрать к любому дню слова
Мне бы в рифму - счастлив был вполне бы!

Я – поэт! Хотите? – докажу.
Творчество не лютики-цветочки.
В обретённой строчке дохожу
И до ручки, и до крайней точки.

На слова разменяны года.
Слава жалкой нищенкой плетётся.
Что ж строка? Судите строго – да?
Блеск не тот? Подчистить чуть – придётся!

И звучала ярче бы строка.
Рифма яркозвончато искрилась.
На строку посмотришь – так ярка!
Ну а счастье – просто в рифму! - скрылось.

8.7.2015

МОЗГОВАЯ ПЛЯСОВАЯ

Мозговая, плясовая.
Я подчас живу, зевая.
А подчас и не могу.
Что за музыка в мозгу?
Чем заняться? Вот же! На!
Мне подружкою – жена!
Дурь бессонную развей.
Слёз не лей, танцуй резвей.

Словно мягкую подушку,
Знай кручу-верчу подружку.
По-другому не могу.
И ни мысли нет в мозгу.
От хмельных дурею чувств.
И кручусь, верчусь, мечусь!
Лишь усну – пора вставать.
Не для танцев нам кровать.

Что ж, с утра не выпить мне бы?
Пил бы в меру, пьян бы не был.
Пить не в меру - не могу!
Да и в меру – муть в мозгу.
Пропущу-ка рюмки две,
Всё полегче голове.
Все живём – свой хлеб жуём.
Ведь не в гроб же лечь живьём.

Отдыхаю на работе.
Места нет иной заботе.
Не работать – не могу.
И тружусь – щелчок в мозгу.
Пашешь, пенсия и гроб.
Что за жизнь? Хоть пулю в лоб!
Жил и помер? Ну дела!
На смерть мама родила.

Что же делать? Жить ли просто?
Не в чинах, так вышел ростом.
Нет, ребята, не могу.
Звонче музыка в мозгу!
Спать? Не сладить с головой!
С мозговою плясовой.
И подушка так мягка.
Нет без бабы мужика.

9.7.2015

О ПОЭЗИИ

О поэзии?
Да!
Поэзия в наше время, как в стародавней кадушке вода.

Был Пушкин!
Слышали звон петухи, поперхнулись кукушки.
Кого бы хвалить!
К подножию Пушкина квохчущим толпам валить.
Поэт и Муза, Поэт и толпа.
А толпа все века и глупа, и тупа.
Царь и Поэт.
Прочих, вроде бы, и царей, и поэтов нет.

Вот Блок.
В Поэзии – Бог!
В душе – Прекрасная Дама.
Идеал прямо.
Да по кабакам приходилось похаживать, публичные дома посещать.
Роковым своим присутствием злачные места освещать.

А поэт Есенин.
Не одни берёзки под окном, августовская прохлада в сени.
Удаль яркая, русской безудержной души колорит.
Песнею сам за себя поэт говорит.

Маяковский?
Всё претензии на большую любовь… у скулящих под бабьей ногой мужиков – высоки.
Дуло – к сердцу.
Как прикрыл за собой в поэзию малюсенькую дверцу.
Грохнул! Ба!
Не судьба.

Вот Рубцов.
Тоже из эдаких пьяниц и молодцов.
Памятником на селе
Так и стоит в Поэзии, высится навеселе.

Сергей Литвинов.
Пишет стихи, две недели запойно задвинув.
Куда задвинул? Ищи, свищи!
Не душа у поэта, а сплошь кровяные свищи.

Ещё Бродский.
Как моряк без моря, а парень флотский.
И курит, и сердце поэта ни к чёрту.
Из поэтов – поэт не последний по счёту.
Не пить, не курить?
Так по-бухгалтерски ладными строчками нечего и говорить.

О поэтах прочих
Можно и покороче.
Были.
Ели, пили.
Так…лягушата.
Словесный, бессмысленный сор выплеснутый из заплесневелого, поэтического ушата.

Да!
Отстоялась наша поэзия; водой вода.

9.7.2015

О ЖЕНСКОМ В ПОЭЗИИ

О женском в поэзии слов не найду.
Посмотришь на эту и глянешь на ту.

И та хороша, да и та неплоха.
Ну, да! Поэтессы! Ишь, скачет блоха!

И ножки мелькают, и щёчки горят.
И всё о любви, о любви говорят.

Их плечики – чудо! И личики – блеск!
А глазки мигают в реснитчатый всплеск!

Здесь рифмы ни к месту, слова не важны.
В поэзии женской и дамы – Княжны!

Блеск солнца – в стакане, строка – не строга.
Чужие к себе примеряешь рога.

Нет, хватит о женском в поэзии мне.
Поэту быть с Музой; и наедине!

9.7.2015

НЕЗНАКОМКА

Кто ты? С кем? Всё, всё теперь далече.
О тебе и знать не знал никто.
С холода вошла; ссутулив плечи,
Куталась в роскошное манто.

Я лица не помню, рук не помню.
Ты в налипшем вся была снегу.
Душу я знобящей нотой полню,
О тебе не думать не могу.

Задержись, помедли, незнакомка.
И – вошла, и - тенью по стене.
Звякнувшая под ноги заколка,
Зазвучала музыкой во мне.

Выше звёзд отель вознёсся горный.
Да никто не вспомнит здесь о нас.
За тобою полз бы я – не гордый! –
По следам вгрызался в мёрзлый наст.

Кто ты? Где ты? Вьюжило, пуржило…
На мгновенье были мы близки.
Душу мне с тех пор запорошило.
Сжало в льдистой музыки тиски.

10.7.2015.

ЗАПОЗДАЛОЕ

Ушли те годы, улетели.
Их, будто не было; ушли.
И душу жгли, и звоном в теле.
И тело – прах глухой земли.

Не стало нас, и лет не стало,
И зим; и вёсен голоса
Погасли зыбко, запоздало;
Так, мёртвый прах, цветов роса.

Разлук печалью дышит осень.
Нам не разъять ни губ, ни век.
Стернёй остаться на покосе
Ненужной всем другим вовек.

И всколосится жизнь иная,
Цветы иные процветут.
И…пусть о нас не вспоминая,
Иные годы здесь пройдут.

Мы в золоте листвы и в сини
Небес пребудем навсегда.
Мы жили, были здесь; а ныне
От наших судеб – ни следа.
.
10.7.2015

КОЗЫРНЫЙ ТУЗ

Выпал день тузом пропащим.
Ничего не поменять.
О себе, совсем пропавшем,
Я не стану вспоминать.

Ночь и та – козырной картой,
Да ни к месту, ни при чём.
Чёрт - не месяц, над покатой
Крышей хаты – за плечом.

Я пойду по стёжке дымной,
Затуманенной, земной.
Знаю: крутишь, вертишь ты мной,
И смеёшься надо мной.

К чёрту ревности угрозы.
Дай взойти на твой порог.
Не хмельной и не тверёзый
Прочь иду; вся жизнь - не впрок.

Мельком вслед посмотрят очи,
Невлюблённые глаза.
Дама пик, а бьёшь-то очень,
Козырного бьёшь туза.

10.7.2015

НОЧНЫЕ ЛИЛИИ

Лепестки изящнейшие лилий.
И тревожа душу, и пьяня,
Блеском лун бессонных опалили
Лилии, влюблённого меня.

Колдовским дыханием туманным
Омуты русалочьи дымят.
Ароматом нежным и дурманным
Лилии мне душу истомят.

Я приду и преклоню колена.
Лилии в букете протяну.
Словно из русалочьего плена
Вырвусь, чтоб в твоём пребыть плену.

Ох, недаром холодила руки
За полночь озёрная вода.
Рвал цветы и думалось – к разлуке!
Или…нет - не скажешь! Скажешь – да!

Но когда мы были просто рядом,
Не ждала в любви признаний ты.
Мы одним дышали сладким ядом,
Гибельным дурманом красоты.

10.7.2015

ПУСТЫННИК

Свеченье дивное души,
Невидной миру, тайно скрытой.
Твоя ль обитель здесь в тиши,
Отец, у вросшей в лес скалы той?

Лет за спиною камнепад.
Свет в дольный мир, во мглу струится.
О, блеск молитвенный лампад;
Сюда моя душа стремится.

Здесь и твои кончались дни,
И дни мои прошли в пещере б.
Пред Господом мы здесь – одни.
Святые кости, светлый череп.

10.7.2015

ВИНОГРАДИНЫ

Вечность в гроздьях сочных, знойных ягод.
Солнце входит в душу и глаза.
Грозди, наземь сорванные лягут;
С неба снизойдёт ко мне лоза.

Роскошью жемчужных виноградин,
Позабыв про главное в судьбе,
Буду я, поэт, у всех украден,
Не вернусь ни к миру, ни к себе.

А судьба торопит зло и зряче.
«Ты поэт! И Бог там с ней, с лозой!»
Да слаба душа; глядит и плачет
В Божий мир ослепшею слезой.

10.7.2015

ВОЗЛЕ ХРАМА

Я приехал не издалека.
Просто зренье сбилось и пропало.
Третий глаз открылся, и рука
К палке, в землю воткнутой, припала.

Возле Храма Божьего стою.
Что же вижу: странная картина.
Люди? Нет? Позиции сдаю.
Черти, братцы, кто и не скотина,

Хитрых нищих - всюду пруд пруди.
Дай! Подай! Пропойная бригада.
День воскресный; служба впереди.
Гляну – ба! Толпа людей – рогата!

Баба, нет? По виду – мужиком!
Стрижка, брюки; не поймёшь спросонок.
Нет, не баба! В Церковь прямиком
Прошмыгнул ещё один бесёнок.

Женщина при бесе и прошла,
Перст – к персту; не гнуться бабьим пальцам.
Не моя здесь мысль мена прожгла:
«Пнём стоишь, на задницы не пялься!»

Хоть старушки, знай, ещё идут.
Божьи ж одуванчики в платочках.
Кто ж за ними? Там они и тут!
Груз помад на сучках-внучках, дочках.

То – с авто и в шортах - мужичьё.
К паперти дымок табачный вьётся.
Поглядеть в людские души – чьё?
Так толпа чертей во Храм ворвётся.

А когда монет церковный звон
И купюры; брать и не слабо ж им!
То ль попы, а то ли? Эка, вон! –
Нечисти на свете стало Божьем.

Я стою и мысль одну таю.
Возле Храма в землю, как врастаю.
Боже, хорошо - не поддаю.
Воронья сгони мне с веток стаю.

10.7.3015

ЦАРЬ И ПОЭТ

Говорят, не всё что было, зря
Пустословов, чем ни потряси их!
Я – поэт последнего Царя,
Родины потерянной – России.

Царская умучена Семья.
Даже вспомнить – жутко до озноба.
Глотку рви, умри пред всеми – я;
Небольшая ты, поэт, особа.

Но ответил мне, поэту, Бог -
Явлено мне в сердце Божье Слово:
"Грех народа тяжек и глубок.
Предан Царь для поруганья злого.

Или глас Мой грозный не к нему –
Кайтесь! – не к народу был направлен?
Меч над ним, над подлым, подниму.
Бич не в счёт; а Царь – во Мне прославлен!

Ты – поэт! – кликушей голоси.
Вывери любых прицелов оси.
Нет народа на Святой Руси.
И Святой Руси не стало вовсе.

У трибун иные крикуны.
Слуг при власти лжи всегда хватало.
Явлен Царь; да нет Царю страны!»
Что ж, поэт? И смолк поэт устало!

10.7.2014

КИСТЬ

Нет смысла холст засохшей кистью трогать.
Подогнан в кисти каждый волосок.
Всплеск по холсту - не жёсткий, чёртов коготь! –
Блеск мягких нитей; все – наискосок.

И ты, поэт, подобие сей кисти.
Податлив будь; будь под Творца рукой.
Что ж, смолк поэт – гласит одна из истин:
Глашатай Божий, пой поэт – другой!

Но есть на свете истина вторая:
Срывает горло; так тому и быть,
Готов поэт в преддверии быть рая;
Да ад в душе! И к чёрту петь! И пить!

Пропала жизнь! Жизнь пропита, пропета!
Строка – бездарна! Рифма - дрянь! Слаба!
Для Бога все художества поэта
Весьма понятны! Творчество! Судьба!

Блажит поэт; нашёл же, чем гордиться.
Но так десница Божья тяжела ж.
Чтоб кисть не ссохлась - много средств сгодится.
Встряхнёт Господь - куда б и делась блажь.

11.7.2016

НАРОДНЫЕ ГУЛЯНИЯ

Народные гуляния.
Путь в море-окияне я
Вершу средь многих толп.
Грешу без покаяния;
Да хоть башкой о столб!

Когда народ не кается,
Тогда ему икается.
Другого не дано.
Идёт и спотыкается,
И катится на дно.

Нет, низко пал! Не вылезти!
На свет из тьмы не выбрести.
Грехи? Да не гнетут!
Из петель ног не выплести,
Где ноги не идут.

В саду ли? В огороде? И....и…и…
Одни звучат мелодии,
Да шума, грома – на!
Иные - чуть, а вроде их -
В любые времена.

Мы с плясками и песнями.
Во ступор впал и бес на миг! –
Не сладить с ней, с толпой.
Под сводами небесными
Гуляй, пляши и пой.

Стою, затылок трогаю.
Сдаю! Вросли два рога! Юг
И Север мне в мозги!
К Востоку мне – дорогою.
На Западе – ни зги!

Такое покаяние
Моё! Всех окаяннее,
Но всё же к Богу, в путь!
А что ж толпа? Так я не ей,
А просто будь, что будь!

12.7.2015

СВАРОГ
ИЛИ НЕО-ЯЗЫЧЕСКОЕ
В НОЧЬ НА ИВАНА КУПАЛА

Я вчера проснулся на рассвете.
Не представлю: кто я, где, каков?
Как же дурни в байки верят в эти?
В Нео-мир былых богов, божков?

На Ивана, что ли, на Купала? -
Ночь была – Господь не приведи!
Ох, пальба-гульба! Пиши – пропало!
Да ещё, что будет впереди?!

Жгли костры; венки мужья сплетали.
Женщины водили хоровод.
По ТВ на ступах в ночь летали.
Что в кино, то в жизни скоро – вот!

В головах мозгов у многих – долька.
Гляну в небо; месяц – бычий рог.
Времена язычества, и только!
Бог над нами, да и тот – Сварог!

Видишь в небе, коли без ума ты,
Нет, не тучи – брови, борода! =
Бог-Сварог насупился косматый
На земные горе-города.

Что грешите? Вот по вам – громами!
Молниями грозно поражу.
Мы же, мыши, ближе к Ладе-маме.
Мама-Лада шепчет: пощажу,

Шито-крыто было до поры хоть.
У Сварога с Ладой сын Велес?!
Чрез костры да в голом виде прыгать
Девок бес румяных водит в лес.

Там в озёрах - знамо, преглубоких,
Чудятся русалочьи хвосты.
В теремах пируют Нео-Боги.
Чаши – полны, головы пусты.

Вы, друзья, скажите, бога ради:
Что за гром, за шум, за тарарам?
За столами – предки при параде?
Кто в лаптях, а кто и – стыд, и срам.

Что за пляски в яви с навью-правью?
У Перуна я ли не в гостях?
И слова для вящего добра вью,
И на чьих-то знай пляшу костях.

Нам одна, друзья, теперь дорога.
От Макоши – свыше благодать!
Где Велес, в тот лес, и до Сварога.
Там рукой до лешего подать.

Там Кощей над златом пухнет, чахнет.
Кубки, трубки пенно-винных браг.
Да голов у нас ли на плечах нет?
Кто с башкой, тот выпить не дурак.

Что за чёрт? Готовь, Яга, подпругу.
На плетень да нам ли тень бросать?
Даждь ли богом залило округу.
Зря грозил на солнце не…плясать!

Ох, и сказки! Чудо песни-пляски!
Жуть в потёмках сумерки таят.
По ночам болота в жабьей ряске.
Мертвецы там с косами стоят.

Там богиня холода, Морана,
Мора – бога смерти родила.
От кого? Гадать об этом рано.
В ночь Купалы; братцы, ну дела!

Я не зря проснулся на рассвете.
В мире – Мор! И…кто не бес? – толков.
Все другие в байки верят в эти.
В…тьфу ты, ну ты! Сам же был таков!

13.7.2015

P.S. Несмотря на отсутствие существительного «правь» в древних текстах, некоторые родноверы считают, что название «православие» (от якобы существовавшего выражения «славить Правь») является «до-христианским названием религии славян» — и поэтому называют свою религию «Родная православная вера»[ или «Славянская православная вера»
Неоязычник Лев Прозоров (Озар Ворон) отмечает:
Само же слово «православный» было калькой греческого «ортодокс», (правильно думающий), в свою очередь бывшего калькой с… иудейского «иехудим», как ни грустно это будет слышать иным «славящим Правь» неоязычникам.

О ЦАРЯХ И ПСАРЯХ

О Царях, да и псарях,
Как бы так – наоборот!
Словом, зря, соря,
Что смущать народ?

Для народа Бог – не Бог.
Для народа Царь – не Царь.
Так для псов и блох
Люб и дорог псарь.

Были б кости верным псам.
Блохи – те всегда не в счёт.
Ну а кто он сам,
Псарь? – да хоть бы чёрт.

Разобраться ль недосуг,
Что, к чему? Вопрос не прям?
Кобели – для сук.
Суки – кобелям.

Будет время – щёлкать блох.
Блохам – кровь собачью пить.
Псарь хорош ли, плох? –
Да Царю не быть.

17.7.2015

«Верните Сталина на площадь привокзальную,
Он здесь на этой площади стоял!»
Из песни.
Ну, всё! Приехали!

СВЕТОЧ

Умер вождь; вождя не стало.
Орлий взгляд погас навек.
Сердце будь хоть из металла,
Каждый смертен человек.

Вождь глядел прищуром строгим.
Расслабляться не давал.
Гнал этапами в остроги.
Да и на лесоповал.

Да и в тундре – шпала к шпале,
К рельсам - рельсы; в землю ту
В неживую мы попали,
В нежилую мерзлоту.

Вёл нас вождь; необходимы
Были жертвы? Жертвы – мы!
С нами –вождь непобедимый.
С вами – Светоч вечной тьмы.

19.07.2015

НУ И ЛЕТО

Даже воздух застыл, не колышется.
Зной грозою набряк, загустел.
На пруду, где-то около, слышится
Пересохший камыш захрустел.

Днём вода в неподвижном безмолвии.
Сон ли, сом ли ушёл в глубину?
Ночью – жуть! – что за громы и молнии;
Ну и лето пришло; ну и ну!

19.7.2015

Я И МОРЕ

Прощай, сумятица мирская.
На берег выйду наугад,
Так неподвижна гладь морская;
Луна вдали – ночной фрегат.

И лунный отблеск – белый парус,
По глади моря, на плаву.
Здесь я и море; мы - на пару;
Лишь я и море – наяву.

19.7.2015

СЛОВА И СЛОВО

Так на века: «В начале было Слово»
Так пало в землю Вечное Зерно.
Пустых словес бессмысленных полова
Дар Неба не заменит всё равно.

Слова поэта – россыпь золотая.
Очисти зёрна, в житницы сложи.
Словесный сор нещадно отметая,
Лишь Слову, с Неба сшедшему, служи.

20.7.2015

ПОДЁНКИ

Славно бабочкой-подёнкой
Жить, порхая и резвясь.
Нитью света – звонкой, тонкой! –
С жизнью наша будет связь.

День померкнет, свет погаснет.
Взгляды... бабочки ловлю.
Мне ль родней и краше глаз нет
Той, которую люблю?

В ней вся жизнь - моя! - и юность.
Или я не дорог ей,
К сердцу кто и прикоснулась
Крыльями души своей?!

Сердце счастьем истомило.
Дли мгновенья, жить спеши
Блеском глаз, улыбкой милой,
Зовом трепетной души.

Пусть любовью занедужим.
Светло-звонки наши дни.
Жизнь пройдёт - ничуть не тужим.
Счастье дли, и... не тяни.

20.7.2015

КЛУМБА

Флоксы в шапках снежно-белых.
Золотые ли шары?
Я слова нашёл, воспел их,
Скрыл построчно от жары.

Здесь вот бархатцы прилежно
Сбились овцами в кружок.
Ну же, стебли перережь, на! –
В дом быстрей внеси, дружок.

Светлый, тёплый дождь бы лился.
Ухнет гром ночной совой.
В дом внесу цветы, и длился
Гром бы в туче грозовой.

Гиацинтам, георгинам,
Чем в грозу поможешь ты?
Мне ли, вам ли? – дороги нам -
Те ли, эти ли? - цветы.

Астры с циниями; слова
К их красе не подобрать.
Здесь вьюнки продолжат снова
Палисадник подпирать.

Цвет вьюнов - небесной сини.
Полдня зной их истомил.
Мне средь пышных астр и циний
Так вьюнков народец мил.

Не дойдёшь до половины,
Бросишь писчее перо.
Что ни мальвы – сплошь Мальвины.
И нарцисс грустит – Пьеро.

Лилий сонные раструбы.
Звон пчелиный, гул шмелей.
Все цветы построчно любы.
А на клумбе? – нет милей.

20.7. 2015

ОСЕННЕЕ

Щедро осень листьев горсть отсыплет.
Золотом листвы сады желты.
Так себя и бросить на весы б лет,
Чтобы знать: да что же, кто же ты?

Книгу - жизнь прожитую - листая,
Знаю, что слова не в счёт уже.
Добрых чувств крупица золотая
Где-то обнаружится в душе.

Для других ни ада нет, ни рая.
Просто жить и просто знать – умру.
Но душа в огне страстей сгорая, -
Ржавый лист на гибельном ветру.

Из горнила бед – Господь и видит! –
Суд незримый, Страшный Суд верша,
Золото ль, очищенное выйдет?
Станет жалкой изгарью душа.

21.7.2015

БОГ В ДУШЕ

Вот, говорят: Бог у меня в душе.
А с милым рай...И в шалаше - клише.
Пустая и коротенькая фраза,
А безотказно действует, зараза.

Да разве плохо? – милый-хахалёк.
К тебе прилёг, тебя к себе привлёк.
Давай, душа, расслабься на природе.
Нет, бог в душе – по виду, беса вроде.

Мы жить живём, грехами аж дыша.
Двор проходной подчас у нас душа.
Дурная, коммунальная квартира.
Вся жизнь подчас – от кухни до сортира.

Что за жильцы поют в душе и пьют?
Не морды, так посуду к счастью бьют.
И дело не в душе и не в посуде;
Ничто и не меняется по сути.

В любом из нас - обычные жильцы.
Мерзавцы-страсти, мысли-подлецы.
То бесовня, пойми с какого бока.
И Бог в душе? Друзья, побойтесь Бога!

22.7.2015

НОЧНАЯ ГРУСТЬ

Взгрустнётся мне порой осенней
На пару с тягостным дождём.
Ни Спаса яблочного в сени;
Да и медового не ждём.

Так быстро лето промелькнуло.
И навсегда, и ни следа.
Так одинокая мигнула
Сквозь хмарь тяжёлых туч звезда.

Так вынут вдовы из комода
Наряды прежних, дивных лет.
Так запах яблок, запах мёда
Струится дням, ушедшим вслед.

Ты не вдова; не ты проснулась,
В объявшей холодом ночи.
Так на помин души взгрустнулось
От блеска мне звезды-свечи.

22.7.2015

МОЛИТВА МАТЕРИ

И вновь затеплится лампада.
И пред иконами в ночи
Ты на колени будешь падать,
И слёзным воском тлеть свечи.

Ужели всех Святых не тронет
Твоя мольба? Не ты слаба;
А сын помедлит на перроне,
Да возвращаться – не судьба.

И понесёт по белу свету
Судьба во мрак и в пустоту.
И в эту сторону, и в эту,
И вовсе в гибельную ту.

Но дастся каждому по вере.
Так верь же! Сын к тебе придёт!
И не в пустые ткнётся двери,
К могиле скорбно припадёт.

23.7.2015

ПО ГРЕХАМ НАШИМ
Или… о здравом лечении,
Всем больным в поучение.

Чьи здесь козни... Калечим тело....
Лечим тело – душа не в счёт.
Неплохое леченье дело,
Да мешает леченью чё...

Ртом беззубым глотаю фразу.
Грыз, бывало, гранит наук.
Понял: в сети нас ловит сразу,
Мошек-мушек, сам чёрт – па...

У, как страшно, - так жить на свете.
О болезнях не просто речь.
Здрав? Соблазнов повсюду сети.
Болен? Чёрту и... подстере..

Чьи здесь козни...

23.7.1015

Бытует легенда, что возлюбленная погубила великого Рафаэля, его Психея, натурщица Форнарина,
(дочь булочника, Маргарита Лути).
Изменяла любимая натурщица Гению, с кем ни попадя.
Не пережил Рафаэль сердечных страданий.
Надеюсь, что нам, поэтам, повезёт больше.
В наших словесных сетях останется Поэзия навсегда.
От нас никуда не денется.

РАФАЭЛЬ

Я ль натурщиц – своих! – имею,
Рифмы сверь - Рафаэль в стихах.
Не желаю и не умею
Обрисовывать впопыхах.

Гибкость нежно-телесных линий.
Кто о чём, не об этом речь!
Окунуться б в дыханье лилий,
А не просто, устав, прилечь.

Мне б в русалочьи глянуть в очи,
К тёмным томным устам припасть.
В несказанных объятьях ночи,
Будто в пропасть, лететь, пропасть.

Кисть художника ищет краски.
Холст – обычная простыня.
И поэту – ни дня без ласки.
Ночь – роскошней и ярче дня.

Чаши лунные ль опрокинет
Ночь в безмолвную глубь души?
Груди ль милой? И… для руки нет
Невозможного; знай пиши.

О, русалочий облик милой,
Сеть словесная так ярка.
Рафаэля не истомила
Так любовь, как меня строка.

25.7.2015

ПЛЁС

Лес росной свежестью поманит.
Вдали намытый солнцем плёс,
Плёс в бело-розовом тумане,
В плакучей зелени берёз.

Нас ветерок торопит шалый.
Ему и лес, и плёс – родня.
Да ветру дела нет, пожалуй,
Ни до тебя, ни до меня.

Нам любо в детство окунуться,
Вернуться в юности года.
На прожитое оглянуться;
Любое горе – не беда.

Что ж наши душеньки в печали?
И плёс вдали, и лес не тот.
К былому лодочка причалит.
На берегу никто не ждёт.

25.7.2015

КОНЕЧНАЯ СТАНЦИЯ

Да и что с нами станется?
От рождения дня и до дня похорон -
Суета, маета; смерть – конечная станция.
Глядь, приблизился тёмный, зловещий перрон.

Как и в чём не запутаться?
Жизнь – летящий состав; под откос, в никуда?
Счастье ждём впереди; всё плохое забудется.
Живы мигом одним, а считаем года.

Жить бы нам, ради Вечного.
Но в сумятице дней по разъездам лети.
А куда и зачем? Даже слова нет встречного.
Под откос? Не вопрос! Да не выбор пути!

27.7.2015

ОСЕННИЙ НОКТЮРН

Уже в полёт готовы листья.
Мы вешних дней зачем-то ждём.
А листьям падать, листьям литься
Золотоогненным дождём.

Осины, клёны – так багряны.
А в липах жёлтых – грусть разлук.
Души кровоточащей раны
Ничем не лечатся, мой друг.

Не ведали и мы вначале,
О том, что осень так близка.
И наши радости, печали
Вдаль жизни унесёт река.

Дней вешних ждать не стоит вовсе.
Ноктюрн осенний зазвучал.
Так наши души входят в осень,
Нас где-то ждёт ночной причал.

27.7.2015

ВЕТОШЬ

Разговоры, может быть, не в дело.
Да влачить с годами тяжело ей
Тело, прежде нежащей и любящей
Душеньке; хоть вовсе не дыши!
Тело –
Злое
Рубище
Души.

Сбросить надоедливую б ветошь,
Что в душе глухие чувства будит.
Для могилы тело - не для ретуши;
Неземных душе взыскать одежд.
Где-то ж
Будет
Это же!
А где ж?

27.7.2015

ЯГОДКА

Для кого же ягодка?
До чего же я – гадка!
Не при муже – вдовушка.
Так играет кровушка.

А при муже – девица.
Да куда ж он денется?
Мужу неповинною
Буду половиною.

А к тебе на сторону,
Голубицей – к ворону.
Мужу – верной любушкой.
И тебе – голубушкой.

Клюй покуда ягодка.
Для тебя ли я – гадка?

31.7.2015

Многим и многим поэтам, чьи правдивые голоса вызывали неимоверное раздражение у власть имущих, посвящается.

СОЛОВЬИНОЕ

Соловьиная жизнь проста.
Правдой песня других не будит.
А на миг разомкнуть уста,
Знай поётся; и будь, что будет.

Жил поэт – в соловьях служил.
Голос – в сердце, душа – наружу.
Песней, что про себя сложил,
Сна, покоя и не нарушу.

Любо-дорого про себя
Петь, всех прочих и не смущая.
Надрываясь молчком, сипя,
Сердце в мёртвую тишь смещая.

Да нельзя соловьям не петь.
От молчанья и до мычанья,
Лишь бы чуточку потерпеть!
Что позорней того молчанья?

И запелось – да всё не в масть!
И не с этими, и не с теми.
Не в такую-сякую мать,
Не по делу и не по теме.

Оглядят с головы до пят.
Кто ты? С кем ты? Ах, Муза! Голос!
Нет, не зря соловьи хрипят,
Там, где песню берут за горло.

Были лютые времена.
И не худшие наступили.
Да на душеньку – бремя! На!
Выбор делаешь: или-или?

Что ж, не могут и не поют.
Жребий гибельный многим выпал.
Не за песню, за правду бьют.
В песне твой соловьиный выбор.

31.7.2015

ЗАПАДНЯ

Мы живём на немыслимейших скоростях.
Жизнь вовсю уплотнилась; не то, чтоб врастяг.

Час мгновенья быстрей; день ли часом летит?
Да на время теперь мало кто и глядит.

Нет, не стало ни часа, не стало и дня.
Жить не в силах быстрей? Время – дней западня.

Не в кювете, на дне – в западне временной.
А не можешь быстрей, не мешай и не ной.

Жизнью-трассой несёмся, трясёмся мы – все.
Как по встречной – навстречу судьбе! – полосе.

Мы летим; а за нами года и века.
Взять от жизни хотим всё и наверняка.

Да проносится жизнь; дни-мгновенья – пусты.
Придорожные вдаль отбегают кресты.

Что ж, на всех скоростях да навстречу судьбе?
Жизнь и та – ни при чём, да и мы – не в себе.

1.8.2015

СКОМОРОШЬЯ ЛЮБОВЬ

Явно, что не сеют и не пашут.
В дудки дуют, в бубны буйно бьют.
Да не ясно: плачут или пляшут? -
Скоморохи о любви поют.

О любви трещат в ночи цикады.
Шумно от лягушек на пруду.
Дело скоморошеской бригады –
О любви бить в бубен, дуть в дуду.

Что ж, ещё дошёл не до конца мир
От развязной жизни площадной?
В колпаке дурацком с бубенцами,
Сводит мир высокое на дно.

И не плачем – вздорны наши песни.
Да и плачем – смех пробьёт слезу.
О высоком, да хоть напрочь тресни! –
Даром тщимся; душами – внизу.

Лупит в дудки, дует в бубны; плачет
К шутовству привыкшая душа.
Смех шута поэт похвально прячет
За слезой, что, ах, как хороша!

Видно так от века и повально.
Рады мы самим себе – шуты!
В бубны, в дудки бить, дудеть? – похвально.
Что ж, поэт, забыл про душу ты?

4. 8. 2015

«…уснул поэт, как свет во ржи»
Игорь Рыбин
НЕДОПЕТАЯ ПЕСНЯ

Кто сказал, что песня недопета?
В мире торжества безмерной лжи,
Думали: убили вы поэта?
Нет, уснул поэт, как свет во ржи.

На заре звенят колосья в поле.
Благовеста звон издалека
Над юдолью злобы, лжи и боли
В горний мир летит - под облака.

Что ж, поэт, не ты и в поле выйдешь.
Не тебя встречают васильки.
Нас, живых, не слышишь и не видишь,
Чья и жизнь – до гробовой доски.

Как поэту в мире в том? А в этом?
Недопетой песней подскажи.
Васильковым ты сияешь светом
В мире лжи среди колосьев ржи.

5.8.2015

Многим и многим нам, завоёвывающим под солнцем своё жизненное пространство, посвящается.

СОРНАЯ ТРАВА

Мы – просто сорная трава.
По кладбищам и пепелищам
Мы, где б нам выжить! – место ищем.
Свои на жизнь у нас права.

Мы – просто сорная трава.

Будь рядом – царство красоты.
Так блещут красками картины.
И так ухожены куртины,
Так восхитительны цветы.

Будь рядом – царство красоты.

Но, как их мир от нас далёк.
Хоть гряды-клумбы с нами рядом.
И… под садовническим взглядом
Трепещет каждый стебелёк.

Но, как их мир от нас далёк.

Здесь нет ни в чём, ничьей вины.
Да хоть засохни пустоцветом.
Мы с ними рядом, в мире в этом
Для нас чужом, жить – не вольны.

Здесь нет ни в чём, ничьей вины.

Нас травят, гонят; прочь от глаз.
Выкашивают нас под корень.
Перешибут с усердьем голень
Любой травинке тут же, враз.

Нас травят, гонят; прочь от глаз.

Но мы живучи, сорняки.
Что нам ограды и преграды?
Живём, растём; чему и рады! –
Всем нашим бедам вопреки.

Но мы живучи, сорняки.

Мы – вечно сорная трава.
Мы – вешний цвет над пустырями.
Мы и в могильной будем яме
Цвести; и…нами жизнь права.

Мы – вечно сорная трава.

7.8.2015

РАЙСКИЕ ПЕСНИ

Стал мне мир не мил и пресен.
Белый свет не свет уже.
Не хватает райских песен
Грешной, певческой душе.

Эти песни – листьев шорох
В зыбком, утреннем окне.
Эти песни – солнце в шторах,
Ты прильнувшая ко мне.

И любили мы сильнее,
Да зачем-то не всерьёз.
Были слёзы солонее,
Да светлей не помню слёз.

Я не зря к тоске-печали
Верных слов не подберу.
Песни райские звучали,
Да пришлись не ко двору.

Жизнь обоих закружила.
Вьюга снега намела.
Закружила, запуржила
Жизнь, и стала не мила.

В дом впущу немую стужу.
Кружит в ночь снежинок рой.
Упокой мне, вьюга, душу.
Снегом саваном накрой.

21.8.2015

ПОЛКОВНИК

Он прежде славным был полковником.
Врагов разил на всём скаку.
Теперь же стал почти покойником;
Ещё немного, и ку-ку!

Ему, полковнику-то, раньше юг
И север были нипочём.
Да смерть явилась генеральшею,
С косою встала за плечом.

Восток и запад были пройдены
В боях и вдоль, и поперёк.
Не просто в рифму – нет! – для Родины
И впредь бы сил не поберёг.

Холодное дыханье смертушки,
Ох, всею чувствуешь спиной.
Коня пришпорить бы; так нетушки!
Костями в поле вороной.

Смерть зубы скалит; видел всякую.
Да не по чину эта смерть.
Погибни с честью – под присягою!
Под страхом смерти жить – не сметь!

И с разворота в морду гнусную
Летит полковничий кулак.
Я и затеял песню грустную,
А спелось так, что всех вам благ.

14.9.2015

===================================================
ВЕЧНАЯ ПРАВКА
(О ТВОРЧЕСТВЕ И НЕ ТОЛЬКО)

ПРО БЛОХУ И ЧЕПУХУ.
.ПОЧЕМУ И ХО НЕ ХУ

«Ты думаешь, что это ты, такой ловкий, меня задействуешь в творческих выкрутасах? Нет, это я тебе просто поддаюсь до поры, до времени.
Надоел наглостью непомерной».
Слова – не мои.

Это, вам, не хо да ху!
Оседлаю ли…блоху?
Я подчас чешу затылок,
А блошиный зуд - в паху.

Что смеяться – хи да ха!
Зуд блошиный - чепуха.
Если не было бы чёрта,
Значит, не было б греха.

Мне блоху бы, дурню, - Эх! -
Да разделать под орех!
Колесом пойду по кругу.
На блохе – и смех, и грех!

Грех – не смех! Ни ха да хе!
Руку - в пах, и...на блохе.
Так и взвился – выше крыши!
И скатился к чепухе.

Колесом по кругу; ох!
Так и знал - итог неплох!
Я, как чёртом, четвертован.
Чёрт, ведь кто он? Царь у блох!

Рады блохи: «Хи да хи!»
И стихи подчас – грехи!
К вам за я…длый был притянут
Озорник от чепухи.

И не сдохнешь! Ох да ух!
А вздохнёшь – из тела дух.
То ли жить, а то ли выжить?
Интерес - одно ль из двух?

Блохи скачут; в гости их
Ждёте ль? Нет? Подкину стих!
Словом - каждый колесован.
Четвертован да и… стих.

Что ж осталось? Ахнуть...Ах!
Что за прелесть в головах!
Лишь представишь – давишь гадов!
Передать ли на словах?

Потому и хо не ху!
Нет поэта – быть стиху!
Лезь под чёртово копыто,
Оседлай – а, ну! – блоху.

11.01.2009

КУПОЛ

Купол! Церковный купол.
Нет на тебе креста.
С купола ветер – да, кто бы в тоску пал? –
Сдирал позолоту; работа – проста.

Вороном ветер кружит.
Пыль над землёй столбя,
Ворогом – души корёжит и рушит.
И – вором! – в потёмках скрывает себя.

Вроде застрявшей кости
В горле ты всех ветров.
Напрочь порушат залётные гости
Разогнанных ангелов меркнущий кров.

Росписи постирались.
Памяти боль остра.
Строили Храмы – для Бога старались! –
Святой и Преславной Руси мастера.

Виснуть стропилам рёбрам.
Рушится Божий Храм.
Снова над Русью в порыве недобром
Жестоким, залётным резвиться ветрам.

Кто бы теперь в тоску пал?
Слёзы смахну с лица.
Вечным крестом, Храм венчающим, купол
Когда ж осенит человечьи сердца?

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

Время и – настежь двери.
Чашу греха – испить.
Время приходит – вере
В Бога! – пропасть и быть.

Время! Гудят века мне.
В помощь Святая рать.
Время разбрасывать камни,
Время и собирать.

Время – кресты поставить.
Вызолотить купола.
Время! И неспроста ведь -
Вера всегда была.

Время и вера! В Бога
Веруешь? Так скажи!
Истово ли, глубоко?
Время правды и лжи.

Ангельское сиянье.
Свет неземной глубок.
Время – души слиянье
С теми, в чьих душах Бог.

Время – набатным стоном.
Кайся, народ, пора!
Время – зачем, на что нам?
Благовестом – с утра!

Время пришло! Пропало!
Гаснет любви свеча.
К Богу душа припала.
Слёзная – горяча.

Колокола над нами.
В небо крестам врастать.
Книгою время – на мир
Глянуть – перелистать.

Время пришло! Так будет,
Будет не раз, не два.
Время – баюкает, будит.
В мир – семена-слова!

Заколосится поле.
На куполах – кресты.
Время – до слёз, до боли.
С Богом! А с Богом? Ты?

1982. 8.7.2015

СЛОВА

Немыслимое золото заката.
Пиши, твори – все краски под рукой.
Душа поэта, чем ещё богата?
Хотя бы строчкой – этой ли, другой?

По небу туч – рассыпчатая груда.
Сапфира, яшмы – ясные цвета.
А мне бы рифмой – проблеск изумруда.
Чтоб солнце, искрясь, брызнуло с листа.

Закатный блеск мне зряче бы запомнить.
Вместить в оправу тёмную строки.
Богатствами небесными заполнить
Земных стихов глухие сундуки.

Но что слова? Недаром гаснут краски.
Не жемчуг звёзд в агатовой ночи…
Творенья мощь не требует огласки.
Творец – один! Так что ж, поэт? Молчи!

04.11.2009

ПЕСЕННАЯ ЖИЗНЬ

Весна приходит в белом платье.
И быстр, и лёгок шаг Весны.
Весны извечное заклятье –
Жить Ей, о Ней и видеть сны.

И… так роскошно, так прогрето -
Хозяйкой – Лету в мире быть.
Так жарко-сочен возраст Лета.
И как нам Лето не любить?

Но вот нахмурилась округа.
Поля – не те, сады – не те!
То Осень – тихая подруга,
Грустит о времени тщете.

А я пою и ту, и эту.
Весну и Лето воспою.
И Зиму с Осенью поэту
В шальную жизнь вместить свою.

Зимы холодные седины.
Куда ни глянь – одни снега…
Пусть жизнь прервётся в миг единый;
Жизнь только песней дорога!

13.5. 2009

НАПОСЛЕДОК

Не зачеркнуть и не исправить.
Пережитое – черновик.
Переписать бы жизнь, и сплавить
На сторону; да кто бы вник.

Жизнь до конца бы и сначала
Прожить в стихах – помарок без.
Да речь бы реченькой журчала.
Да в строчках – вечный свет Небес.

02.11.2015

ПЕВУЧАЯ РОССИЯ

Что за песня вдали? И забыть не могу,
И сквозь дрёму припомнится еле.
На просторном лугу заночуешь в стогу,
В золотой от луны колыбели.

Эта ночь – просто рай! Налетай – выбирай!
Звёзды по небу - россыпью жаркой.
И сиянье луны, и луна через край;
Стог сомнёт – ей и луга не жалко.

А под шорох зарниц, под грозу вдалеке,
В небо солнечный жар заливая,
По клубящейся розовой дымкой реке,
И пора подойдёт заревая.

Босиком да в траву; блеском, брызгами рос.
Тронь ладонью, попробуй – стряси их!
Я бы умер, лишь здесь; где родился и рос…
В самом сердце певучей России.


7.02. 2010

БРОДЯГА

День - купец; да с ярмарки приехал.
«Эй! – кричу – скажи-ка, что привёз?»
Бросит в гул берёзового эха,
Кто сыскал бы! – горсть рассветных звёзд.

Но под щебет птичий, стоголосый,
Щедрым быть, пожалуй, не впервой! -
Алы бусы день рассыплет – росы.
По лугам хоть скашивай с травой.

Глянуть – эка! – травы засияли.
Мне бы – в строчку; так и так в долгу!
Здесь в лугах, в полях, бродяга, я ли? -
Клад найду и тот не сберегу.

Я пойду по звонко-шалой стёжке.
Эхо спит в разбуженном лесу.
Я - росинкой тёплою в ладошке! -
В сердце песню по миру несу.

Чем и жить поэту и бродяге!
Дню-купцу: «Аль выпьем?» - прокричу.
Слов настой покрепче пива-браги.
Жизнь построчно, так и прокучу.

Пусть хмельная бродит в сердце песня.
К ночи день и вовсе никакой.
Сунет в реку месяц, вроде перстня.
Перстень – иве; месяц над рекой.

8. 11.2010

СОДЕРЖАНИЕ
1 - О СЕБЕ
2 - ЛАРЕЦ ( ВЕНОК СОНЕТОВ)
3 - ПРОСТО СТИХИ
4 - ИЗ ЛЕТА В ОСЕНЬ
5 - ВЕЧНАЯ ПРАВКА
Сергей Литвинов
ЛАРЕЦ
ВЕНОК СОНЕТОВ
ИЗ ЛЕТА В ОСЕНЬ
Стихи
Тираж 400 экз. Заказ № 170
Издательство ООО "Гемма" 6019092 Владимирская обл.
г.Ковров, ул. Пионерская, д.3 Тел. (94932) 5-12-35







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 09.05.2022г. Сергей Литвинов
Свидетельство о публикации: izba-2022-3306050

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души











1