Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Посёлок ТЭЦ № 1 г Орск Возвращение


Посёлок ТЭЦ № 1     г Орск    Возвращение
­­­­­Возвращение. Посёлок ТЭЦ.

Сергей Фёдорович Савченков -Симонов родился в г. 02.12.1946 г. в городе .Оренбурге. Мама его была красивой, трудолюбивой женщиной рода казаков переселенцев в поселок Кумак Орского района. Они же были в числе одних из основателей этого села. Отец родился в Нижней Павловке Чкаловского района ( ныне Оренбургский ),куда род Симоновых переселился из Пензенской губернии 150 лет назад Вся семья несколько лет жила там же, а в конце 50-х переехала в Орск. Поселилась в землянке поселка Елшанский. Здесь прошло его короткое босоногое детство, здесь появилось много друзей. Здесь он был близок к природе ( землянка стояла почти на берегу речки Елшанки ), а рядом проходили Уральские хребты, на которых почти всю зиму проводила ребятня . В конце декабря 1952
года, почти под Новый год, многодетная семья Савченковых - Симоновых переезжает в поселок ТЭЦ в барак. Маме за хорошую работу дали комнату. Там прошло его детство и юность .
Окончив восемь классов школы, Сергей был вынужден пойти работать, не окончив 9 класса Надо было помогать маме. У него была еще младшая сестренка Зоя. бабушка ,два старших брата жили уже отдельно В 1963г., в свои шестнадцать лет, он идет работать на Орскую ТЭЦ № 1. Трудовую деятельность начал учеником слесаря. Но через несколько лет получил паспорт квалифицированного сварщика. Это при его участии проходили ремонты котлов и турбин, демонтировалось и возводилось новое оборудование на Орской ТЭЦ 1. Да разве только в городе Орске. Строились новые электростанции по области и везде были нужны профессиональные руки. Но как творческий человек, он много читал, уже тогда начинал писать стихи и любил их читать. В юношеские годы и годы своей молодости продолжал заниматься в художественной самодеятельности. Был актером драматического театра в доме культуры Энергетиков. Вел концертные программы, с агитбригадой ( так называли участников самодеятельных актеров) проехал всю Оренбургскую область в период посевной и уборочной компании. Зал с большим интересом и бурными аплодисментами всегда встречал его выход на самодеятельную сцену. Неоднократно был Лауреатом и Дипломантом конкурсов артистов эстрады.
Он никогда не был равнодушным к своему городу, к жизни своих орчан. Его волновала и политическая жизнь города. В 1982 году орчане избирают Сергей Федоровича депутатом Городского Совет. Его трудовая деятельность на производстве легла в основу трудового воспитания школьников. В середине девяностых годов Савченкову С.Ф. предлагают стать директором УПК Октябрьский школьного комбината трудового обучения. Много нового интересного было внесено Сергеем Федоровичем и педколлективом в решение вопросов трудового воспитания молодежи. Но время бежит неумолимо. И вот уже прошло несколько
лет его пенсионного периода,после 51 года трудлвого стажа Он не перестает любить природу, делает все, чтоб она была лучше, чище. Занимается садоводсвом. Но до сих пор пишет стихи, фельетоны, рассказы. В руках у вас его воспоминания о раннем детстве, о маме, о своих детских друзьях. О любимом легендарном посёлке с его знаменитом ДК.Энергетиков ,откуда выросла огромная плеяда талантливых музыкантов,артистов, танцоров, чтецов . И конечно родные школы посёлка № 20 и № 30 Думаю они,Возвращения , вам будут интересны.
Книга первая.
Серёжкино детство
2020
ПАМЯТЬ
Я кого - то забыл.
Про кого - то не вспомнил.
Стала память меня подводить.
А так хочется знать,
Мне так важно дополнить,
Красной линией мысль прочертить.
Отпустить в плавный путь
Мысли вспять наугад,
Пусть напомнят лишь чуть
Мне про детский парад,
Что прошёл чередой,
Не забыто ничто,
И не смыло грозой,
Брызги прямо в лицо.
Тонкой струйкой течёт
Память манит назад,
Но ведь очень влечёт.
Закурю самосад
И сквозь кольца в дыму
Я увижу кино:
За столом на углу
Слышен стук домино,
Запустили в полёт
На высоком бугре,
Змея с тряпкой - и взлёт,
На потреб детворе.
И глядели все вдаль.
Что их ждёт впереди?
Их не тронет печаль,
Что уже позади.
Сергей Савченков - Симонов

Первые  пять частей под названием 
посёлок Елшанка  Это начало реки
под названием память . С этого момента  я начал помнить 
Оставил всё как было с комментариями , потому что 
первые публикации были в Одноклассниках 
Совместно с читателями были изданы две книги  и 
разошлись они по городам России и за границей 

От автора

Родился я, как сейчас помню, ни в получку и ни в аванс. Закончилась поздняя холодная осень и настала белая зима прошлого столетия, второе декабря 1946 года... И пришлось мне начинать жизнь с белого листа так как в этой, новой для меня жизни я ещё никого не знал. Бегал, бегал с разбитыми коленками среди бараков, и добегался. Зачем-то подался в школу № 20 посёлка ТЭЦ и там с ужасом понял, что к знаниям, и особенно к точным наукам, душа не лежит. Да и к самой учёбе тоже. Ума хватило лишь писать, но почерк, как у всех великих людей был ужасным, поэтому ничего из первых проб пера до наших дней не
дошло. По зову сердца и пустых карманов, не доучившись в 9-ом классе, потопал на Орскую ТЭЦ № 1. Труд мне подсказал, что меня спасёт «слово», и увлёкся я художественной самодеятельностью в родном поселковом доме культуры Энергетиков. Концерты, агитбригады, где я своим острым словом вместе с хлеборобами наполнял закрома нашей Родины СССР зерном. Слово за слово, и я уже лауреат и дипломант многих городских, областных и Всероссийских конкурсов артистов эстрады. По глупости ли по наивности, но я в тот период был избран депутатом Горсовета города Орска и рад, что ничего не натворил за годы депутатства. Но я творил . Без образования , без документов об образовании ( 8 классов не в счёт), по чьей-то дальновидности в моём прогрессе на этом поприще, был назначен директором Межшкольного Учебного Комбината. И по глупости или нет, но у меня многое получилось на этой должности. Я, маленький человек, с маленькими связями, маленькими возможностями, творил большие дела и делал это с огромным удовольствием. Стал писать зачем-то, ни на что не надеясь, даже не понимая зачем я это делаю. Успокаивает только одно – эта книга как раз обо мне, маленьком пацане, о моих друзьях, о детях посёлка, в котором я прожил счастливые свои годы, о школьных товарищах, родных для меня школах № 20 и № 30,о добрых отношениях , о до боли родных для меня людях , жителях и
рабочих посёлка ,которые навсегда в моём сердце . Я люблю тебя, наш родной посёлок ТЭЦ!
С уважением, автор.

Глава 1. Неоконченное письмо в детство.

Часть 1

Всё чаще и чаще в мыслях, в памяти я возвращаюсь в далёкие детские годы. Мечтаю... Хочу хоть на миг, хоть на мгновение, до боли в сердце, вернуться в то прекрасное далёко. Я понимаю, вернуться назад, в прошлое невозможно, но для этого дана память. Мысли и память повернуть в прошлое можно. Они как птицы, встав на крыло и поймав потоки встречного ветра, увлекут, как вихрь, закружат, будут будоражить, крутить, кидать из стороны в сторону по волнам моей памяти. Этот ветер памяти будет нести меня к тому месту, откуда я стал помнить: « Кто Я !?»
Шёл 1950 год. Мне три с половиной года. Лето. Наша землянка по улице Елшанской 82, находилась на пересечении с нынешней улицей Тагильская. Сейчас рядом с эти местом стоит светофор. Мама, после развода с отцом, перевезла нас сюда из города Чкалов, ныне это город Оренбург, где я и родился. Нас детей у неё было четверо. Старшие Саша и Гена, потом я и Зоя, наша единственная и младшая сестрёнка. На всю жизнь запомнил, как маме было тяжело тащить нас сопливых, голодных, неухоженных, чумазых, но беззаботных, не унывающих и дружных, порой кулаками смело прокладывающих себе дорогу, чтобы никто не смел нас обидеть.
Иногда с нами жила бабушка. У неё было шестеро детей. Дядя Саня, дядя Ваня, тётя Поля и моя мама, а Коленька после фронта приехал и вскоре умер. Дядя Вася пропал на фронте без вести и его жена тётя Нюра с детьми, была для бабушки, как дочь родная. Она и была нам всем родная, добрая, приветливая, как мама. Маму мою звали Мария, но все двоюродные братья и сёстры звали её Нянька. Бабушка Ирина, дородная, голосистая, сильная и красивая певунья, родом из Кумака, рода Алемасовых, а по мужу Бирюкова, нет-нет и приезжала к нам с гостинцами. Привезёт картохи, яиц, сала, хлеба и, конечно, нам конфет даст – монпансье. Это был праздник еды и ласки. Параллельно нашей улице шла улица Энергетиков, и рядом с нашей землянкой был магазинчик № 40. Так и простоял он до самого распада СССР. Улицы наши были в ямах, ухабах. После дождя стояли огромные лужи. В них копошились утки, куры, свиньи, куда же без них. Они были пример для пьяниц, напился и в лужу. Движение транспорта было редкое. Город Гай ещё не строился, Ириклинского водохранилища не было. Так что велосипед или редкий мотоцикл, а в основном самодельные тележки – вот то, что двигалось по улицам в годы моего раннего детства. По рытвинам, колдобинам, ухабам и пустырям бродили собаки и кошки, а ещё козы, коровы, бараны – их выводили пастись на соседние горы. Ранним утром пастух собирал скотину в стадо. Шатались по улицам ослы, и даже был один верблюд. Проезжали
на телегах местные жители, а телеги тащили волы. Одним словом – Восток! Вот сюда почему-то меня и влечёт!
Утрём сопли кулаком или громко шмыгнём носом, как в детстве, что поделаешь, такой этикет тогда был. «Этикет» – никто такого слова ругательского не слыхал, прямо мат какой-то. Улицы были вотчиной пацанов постарше, а нас звали «малявки» или «карапузы». Иногда – «шкет», что уже почётно! Чаще всего играли в войну. Она закончилась недавно. Никто не хотел быть фашистом, до драки дело доходило. Но потом кого-то уговаривали, кому-то что-то обещали и всё: война не на жизнь, а на смерть. Порой проезжали то бортовая полуторка, времён войны; то мотоцикл «Козёл», редко легковой автомобиль « Победа» или мотоцикл «ИЖ- 49» . Тогда я впервые увидел автокран, вернее устройство на машине или сам не знаю что, но дёру дал. Когда стала подниматься стрела и разворачиваться, вот это была диковина! Очень важным для нас был приезд старьевщика. Когда он приезжал на телеге, запряжённой старой клячей, мы кричали: « Тряпошник, приехал, тряпошник!». Выходили женщины и сдавали всякий хлам; мужики сдавали мослы и кости. Взамен брали мулине, нитки, иголки, пяльцы для вышивания, рыбацкие снасти. Детям покупали свистульки, шары, пистоны и т. д. Тряпошник взвешивал вещи, которые, ему приносили, называл сумму и отоваривал народ. Это всё двигалось, тарахтело, мычало, блеяло, лаяло, кукарекало на
наших улицах и доставляло нам, ребятне, огромную радость. Простая, бесхитростная, беззлобная жизнь. Рядом текла речка Елшанка. Чистая, с обилием родников и ключей, и не захламлённая... А сколько рыбы в ней водилось!
Перекличка друзей из детства.
Вера Колесникова(Чупахина)
Сережа, молодец! Так тепло и образно! Как будто отвернула краешек занавески, а там....:-O :-O :-O ДЕТСТВО!!!!.... Именно такое-небогатое, беззаботное, полное открытий! С нетерпением жду продолжения!
Нина Шиленко (Хабеева)
Сергей это здорово как смог так и написал интересно вспомнила свои детские годы и загрустила как это было давно и мы не заметно уже состарились хотя иногда не хочется думать об этом .....
Евгения Демидова (Нахмансон)
Сергей, очень здорово! Эмоционально, горячо, очень грамотно (ну так, совсем мелкие ошибки). И город, место действия, как на экране появляется и живет. Пиши дальше!!
Людмила Денисова(Самойлова)
Сергей,я рада,что ты поделился своими мыслями, всплеском души. Нашему поколению тоже есть,что оставить после тебя, точно.Спасибо,Серёжа!
Елизавета Виноградова (Дружина)
Так тепло может написать только человек, который умеет любить. Здорово. Только так можно любить свою малую родину: не вычищенную, не напомазанную, не выставленную на показ, а такую тихую, порой пыльную, но такую родную ..Спасибо!
Виктор Огнев
Серёжа ты умничка!!!!!! Пиши обо всём что есть в душе , в твоей светлой прекрасной голове! Это твоё личное может быть самое близкое и чудесное! Пусть твои воспоминания приносят тебе душевную радость укрепляют твоё самочувствие и , главное. Сергей у тебя нет признаков склероза.а это главное в нашем начинающем"молодеть" возрасте. Ждём прдолжения!!!!

Посёлок ТЭЦ № 1              г Орск

начало первых пяти частей с посёлка Елшанка 

Часть 2

Семья наша прожила в землянке по улице Елшанской до декабря тысяча девятьсот пятьдесят второго года, когда мне исполниться шесть лет. Но некоторые события тех лет врезались в память крепко, а что-то помню смутно. Помню, как бывало, детвора гоняла «тряпичный» мяч по разбитой земляной дороге, как хозяйки вечерами собирались по-соседски у палисадника, устраивали посиделки: передавали свежие новости, а между делом, штопали носки или детские штанишки, вязали пуховые платки или просто лузгали семечки. Редко, но бывала с ними и моя мама. Ей приходилось допоздна работать, чтобы нас прокормить. Иногда, в жару, женщины просили детей принести водички из колодца. Утолят жажду, а потом начиналось веселье. Взрослые плескали воду друг на друга. К ним подключались дети, порой мужики и понеслось. Мы, ребятня, с вёдрами бегали то к колодцу, то на берег Елшанки, а потом с вёдрами и ковшиками гонялись друг за другом. Смех и визг стоял на весь посёлок! Радость для детей неимоверная – одно из лучших развлечений. И отношения между соседями были хорошими, сердечными, отзывчивыми. Случались, наверное, и ссоры, но мы, огольцы, этого не замечали. Играли в Робин Гуда или партизан, делали луки и стрелы для игры в разбойников.
Мимо проезжали обозы с грузами или одиночные телеги. Все они были запряжённые. В упряжке были и клячи, и волы, и упрямые ослики. Всю ту детвору я по именам не помню, но скорее всего были те, с кем я потом учился в школе № 30 города Орска. Они жили где-то рядом: вдоль реки Елшанка, в переулке, у магазина № 40. Все семьи были многодетные. Со своими ровесниками катался я на самодельных санках. Порой цеплялся на ходу за сани или возки, которые проезжали мимо. Часто доставалось кнутом от возницы, но не больно, и я не плакал. Плакать было нельзя, могло достаться ещё больше. И жаловаться нельзя, сам виноват будешь. Ещё мы лепили снеговика, находился и уголь, и ведро с морковью, и метла. Вместе со старшими мальчишками делали снежную горку. Летом, по жаре я помню, по солнцепёку, босиком, без головных уборов (редко у кого картуз был на голове) носились, как угорелые, по улицам. На ногах и локтях «цыпки», колени в ссадинах, руки грязные. А детворе всё нипочём…
Так вот однажды я забежал в свою землянку, прохладную после улицы, чтобы попить воды и оторопел! С порога увидел дядьку, который сидел у круглого стола. Напротив сидела мама. Посмотрела она грустно на меня и сказала: « Серёжа, сынок, подойди, это твой папа».
Я стоял и смотрел на него неподвижно. Дяденька привстал со стула: «Сынок, иди ко мне !» Я сорвался и
выскочил из землянки, стремглав в огород и спрятался за сруб колодца, он был с « журавлём» для поднятия воды. Я сжался в комок от испуга. Я не знал отца! Прибежала мама. Увидев сжавшийся от испуга маленький комочек, успокоила меня. Как ушёл отец – я не помню. Но, несмотря на столь юный возраст, эту встречу помню всю свою жизнь. Я запомнил его таким, какой он на фотографии. Так же одет, и такая же причёска. Фото мне передали два месяца назад, когда я стал опрашивать своих родных. Я искал фотографию отца для Бессмертного полка. Очень жалею, что такой была встреча. Его я больше не видел. Я не знаю, о чём говорили родители. Потом мама мне рассказывала, что папа был добрым и заботливым, имел серьёзное ранение на фронте, но часто выпивал. И случилось так, что нашу семью обокрали цыгане. Это было в самом начале зимы. Отец по первому снегу, по следам, нашёл и отдубасил цыганку. Его и посадили. После этого мама, собрав нас, уехала из Чкалова, родня её убедила. А я за всю свою жизнь так и не сказал своему отцу «ПАПА !».
Мама много работала, мужчины в семье не было. Ласки и тепла я не знал. Нас было четверо у мамы! Поэтому я какой-то неправильный, противоречивый. С годами всё забылось. Детям свойственно быстро забывать, дел полно. Ведь рядом текла речка Елшанка, прохладная, чистая, поросшая талой и осиной, крапивой, лопухами, борщовкой. А в воде водились пескари, щучка, даже раки и черепахи в верхнем течении. Вода чистая. Было очень много родников. Вот там мы плескались и загорали, местами воды было детям по грудь. Визг стоял на всю округу. Никто за нас не боялся, никто не хулиганил. Да взрослым не до нас было! Помогли по огороду и сглаз долой. В то время дома заканчивались, примерно, у поворота на Северный микрорайон, где с гор спускается через котлован ,под железной дорогой, речушка. Тянется речушка от города Гая, мимо скалы Казак Чекан. Дома частные закончились , дальше степь и горы. Чего тут в то пору не водилось? Живя здесь и потом в посёлке ТЭЦ, я часто бывал за околицей и на речке. Наблюдал полёты ласточек и стрижей, над домами кружили копчики и орлы. Вдоль дороги на столбах сидели подслеповатые совы, порхали трясогузки и петушки (удоды?).Орлы и копчики таскали цыплят, а по отвесным берегам в норах ютились птицы. Было много степных черепах. Весной всё распускалось, цвело. Порхали птицы, бабочки ,стрекозы и появлялись целые колонии тушканчиков, небольших, похожие на кенгуру. Мы, пацаны,
гонялись за птицами, доставали из гнёзд яйца. Удивительно, не разоряли! Куда подевались тушканчики? Наверное , стали строить дороги, стал разрастаться город и мелкое зверьё отступило, ушло в более тихие места. А ведь водились зайцы, степные лисы, волки и говорили, что проносились сайгаки. А сколько сусликов мы добыли.… . Разделывали и жарили на костре. Послевоенные огольцы умели всё! Голод не тётка. Если бы сегодня дети не были так зацелованы, то и порядка было бы больше Легенда гласит, что в древней Греции детей с пяти лет воспитывали в жёстких условиях и, если оказывался ребёнок слабым, его бросали со скалы. Если бы современных детей, избалованных, изнеженных, бросали бы пусть не с балкона, в речку Елшанка, как нас, пацанов,– люди бы из них выходили самостоятельные. Брошенные, целыми днями шлялись, собирали ежевику, от голода ели калачики (это травка такая), борщовку, кашку тополиную (пока не дала пух), а ещё цветы акации или доставали кислоту из муравьиной кучи. Дома порой кормили один раз в день. Снова улица и на горы собирать дикий чеснок и лук. Потом запекали картоху, умели ведь, и солью с чесноком и корябушкой хлебушка заедали. И снова река, здравствуй ! Это сейчас на берегу построили гаражи и после ремонта машин выливают отработанное масло, бросают ветошь, пластик, из домов на берег выносят мусор, бьют стекло. В начале пятидесятых годов от улицы Нефтяников ,в сторону Северного
микрорайона, ни одного дома, ни одного строения не было. Степь и речка Елшанка чистая- чистая. От нынешней улицы Тагильской, от моста в сторону посёлка Круторожино степи и холмы. На другом от наших домов берегу, стояли полевые станы, а вся эта территория была вспахана и засажена овощами. Это было подсобное хозяйства Орской теплоэлектроцентрали №1. Каждое предприятие после войны для собственных нужд, для заводской столовой, засаживали поля в черте города овощами. Вреда природе никакого, а польза для заводов хорошая. Ну и, конечно, для голодных семей, вроде нашей. Осенью после уборки урожая поля перепахивали и мы, дети, с авоськами, кирзовыми сумками или наволочками и мешками, шли по борозде за трактором ДТ-54,собирая морковь, свёклу. Плоды бывали очень крупных размеров. Погода становилась дождливая, холодная, с пронизывающим ветром. Порой по грязи, по пахоте мы, толпа детей, находили подмороженные помидоры и жёлтые огурцы. Взрослых могли за это наказать, а нас рабочие жалели и не гоняли. Часто и снежок поддавал жару. Я в рваных калошах или с оторванной подошвой ботинка, завязав её верёвкой, брёл по пашне и собирал, собирал, собирал… . А потом на глаз определял, донесу или нет. Было мне в то время чуть больше пяти лет . Сколько съел овощей на поле – не знаю. Грязные, иногда мороженные, бурые помидоры, но такие вкусные – жуть ! Наверное, тогда и заработал
болезнь желудка. Через несколько лет, уже с пацанами посёлка ТЭЦ, я ходил на поля, вернее их туда приводил, чтобы они могли помочь своим семьям… . А тогда, притащив овощи с поля, усталый, продрогший, отдавал их гордо маме. Горел огонь в печи. Я с трудом стягивал одежду, обувь. Аккуратно вешал всё возле печи. А мама мыла овощи. В печи варился картофель. Ложился на топчан, смотрел, как работает мама. От тепла, от вида еды, от мысли об обеде, согревшись, засыпал. Меня будили. На столе стоял чугунок, шёл пар от картохи, стоял тазик салата и лежал хлеб. Не оторвёшься. Всей семьёй съедали ведро картошки и тазик салат. Всё помню. И морковь в борозде с хлебом помню. Сладко, вкусно и полезно! Ещё собирали паслён, черёмуху, а мама готовила вареники и пирожки. Всё это запивали чаем с мятой, солодковым корнем или листьями смородины. Сколько грязного, холодного я съел, одному Богу известно! Капусту рвали на части и ели, а молодые семечки подсолнуха ели иногда со шляпками. Повторю снова и снова. Сюда приносят меня мои мысли. Мне здесь хорошо, тепло, уютно. Подходило время переезда в посёлок.....
Перекличка друзей из детства.
Вера Колесникова(Чупахина)
Прочла со щемящим чувством ностальгии по тем временам, когда деревья были большими, дети- самостоятельными, люди- добрыми, а калачики, кашка, паслен и немытая,оскобленная
стеклышком морковка-удивительно вкусными! Жду с нетерпением продолжения, Сережа!
Фаина Левит
Воспоминание минувших лет.....Да, добра было больше и мысли были чище. Как сложилась жизнь в поселке?







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 15.03.2022г. Сергей Савченков
Свидетельство о публикации: izba-2022-3272396

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары











1