Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ленка



­ Ленка, стиснув зубы, уходила, все отдаляясь от ворот, где стоял ее маленький сын. Она его оставляла. И никакие обещания, что будет часто приходить и у них будет много совместных дел, не могли убедить маленького Степу, что все так и будет. Он стоял еще долго, уже не различая скрывшуюся в конце улицы фигуру мамы. Слезы застыли в глазах и не проливались. Только ветер легким касанием дал им вылиться на щечки мальчика. Вышел отец и, обняв его, повел в дом. Там они долго сидели рядом, никак не веря в случившееся.
Ленка так твердо збивала ногами пыль, что через полкилометра у нее заболели голени. Она чуть не протопала остановку, но вовремя остановилась. Хорошо, никого не было — любопытные вопросы были бы не ко времени. На душе было тяжело и она не могла с уверенностью сказать , что поступает правильно.
Саша ворвался в ее жизнь неожиданно. Скажи Ленке год назад, что она откажется от своего десятилетнего сына, она точно накостыляла бы тому, кто сказал бы это. Зачем тогда он подвез ее на красивой «Волге»? Зачем она села к нему в машину? Зачем поверила его вкрадчивым сладким словам? Эти «зачем» съедали ее душу, но уже ничего не могли изменить.
Год назад Ленка возвращалась из райцентра с полной сумкой. Ей повезло: в спортивном отделе магазина детской одежды попался спортивный костюм, майки и кеды для Степки. «Как раз для школы», — подумала. Потом возле рынка, с машины, набрала своим хлопцам носков и трусов, а себе прикупила тонкий ситцевый халатик в горошек. Затем добавились халва, пряники, тетрадки, карандаши и несколько килограммов вермишели. До села от трассы было больше трех километров, и Ленка тащила сумку,перекидывая из одной руки в другую.
Услышав шум автомобиля сзади,отошла с дороги на обочину.
— Девушка, Вас подвезти? — раздался голос из остановившейся машины.
Ленка посмотрела на водителя. Красивый и кареглазый он казалось смотрел ей прямо в сердце. Скорая всегда на ответ, она растерялась и не могла ответить. Водитель еще раз спросил:
— Девушка, так подвезти Вас или нет?
— Да-да, подвезите, —только и смогла выдавить из себя Ленка.
— Что это Вы такую сумку одна таскаете?
— Так получилось.
— Нельзя таким красивым ручкам позволять таскать тяжести!
— Скажете тоже: «красивым»...
— Очень, очень красивым! Уверяю Вас. Меня зовут Саша.А к вам как обращаться?
Ленка аж закашлялась от такого, не принятого в их селе, обращения, и украдкой глянула на Сашу.
— Лена.
— Нет, я Вас буду звать Елена Прекрасная. Идет?
— Как хотите, только не выкайте мне.
— Все понял. Значит, на «ты». У меня здесь, в Батаевке, друг жил, но переехал, и мы с ним потеряли связь.
— А друга как зовут? Я почти всех знаю в округе.
— Виталик Шинкарев.
Ленка уставилась на него. Спросила:
— Подружились в армии?
— Да. А ты откуда знаешь?
— Это мой муж. Он часто тебя вспоминает. Мы из Батаевки сначала в город переехали, а потом переехали в соседнее село, к маме Виталика. Теперь вот в Вознесеновке живем.
— Вот это да! Так я сразу к вам, если ты не против? — он опять посмотрел ей прямо в глаза.
— Виталик будет рад.
Они еще о чем-то говорили незначительном, но Ленку как магнитом притягивали его глаза. Она смущалась и краснела, внутренне одергивая себя.
Подъехали к дому. Услышав шум мотора, со двора вышла свекровь, и за ней вприпрыжку выбежал Степка. Он кинулся к Ленке:
— Мама, мамочка, приехала! Давай сумку! А мы уже тебя высматриваем с бабушкой.
— Привет, привет. Вижу, вижу. Мам, к нам гости. Это Саша, друг Виталика. Они вместе служили в армии, — И уже обращаясь к Саше: — Саша, проходи в дом. Виталик скоро будет с работы.
Все прошли в дом. Ленка со свекровью начали готовить на стол, а Саша пошел по хозяйству осматривать все. Степка хотел было пойти за ним, но передумал. Он видел, как мама поглядывала на дядю Сашу, и ему почему-то эти взгляды не понравились. Вскоре раздались веселые мужские приветствия, и два друга обнявшись, радостно удивлялись встрече.
Саша пробыл у них в гостях целую неделю. За это короткое время Ленка влюбилась в него и не могла представить свою жизнь без Саши. Виталик уходил утром на работу, а Ленка, наготовив кушать или прибрав, отправлялась в сад или огород. Саша везде ее сопровождал. Степка злился: «Что ж мама столько времени проводит вместе с этим дядькой? Папу перестала замечать, зато на все шутки дяди Саши так и заливается смехом».
Наконец, Саша покинул их гостеприимный дом. Маму как будто подменили: то плачет, то смеется. И каждую неделю ей нужно в город. Да еще стала на ночь у тети Нади оставаться.
Один раз Степка подслушал разговор бабушки с папой.
— Сынок, что делать будем?
— Не знаю, мам. Что ты тут сделаешь?
— Ты хоть бы поговорил с ней, сказал, что все видишь. Нельзя, чтоб ноги об тебя Лена вытирала. Я к вам не лезу, но по опыту скажу: приструнить надо, слишком много ты ей позволил.
— Не могу. Буду ждать, пусть сама решает, с кем ей быть. Сын у нас, ради него прощаю и терплю. Может, перебесится.
Но Ленка не перебесилась. Она неделями жила в городе, забросив сына и мужа.
Виталик подал на развод, она даже не явилась на суд. Вся ее жизнь сконцентрировалась на Саше, все ее планы были связаны только с ним. Прошел месяц, Ленка с Сашкой приехали за Степкой. Она сама собирала вещи и носила в машину. Сашка даже не вышел помочь — видно, боялся с Виталиком встретиться.
Степка, скрывая слезы, обнял бабушку и прижался к отцу. Молча, не говоря ни слова. С папой они решили, что надо ему побыть с мамой — может она опомнится, и все будет как прежде. В молчании доехали они до города. Ленка суетилась и вываливала из шкафа подарки, купленные для него. Сели ужинать: Степка даже не притронулся к еде, посидел за столом и пошел спать. Ленка пришла пожелать ему спокойной ночи.
— Я понимаю: тебе непривычно. Но дядя Саша хороший, вы подружитесь. Нам всем нужно привыкнуть. Завтра рано пойду в поликлинику, а ты побудь с дядей Сашей, поговори с ним.
Утром, проснувшись, Степка обошел большую квартиру, осторожно, не шумя. Вспомнил, что мама утром ушла в поликлинику.
Одевшись, потихоньку вышел во двор. Степка решил ждать маму на улице. Он походил по двору, покачался на качелях и присел на лавку.
Из квартиры на первом этаже раздались крики и ругань. Из подъезда вышел мужик небольшого роста, заросший и неопрятно одетый.
— «Есть дай», «есть дай»! Только и знает, что жрать. Где я тебе возьму? Не ной! Сиди смирно и жди! Дверь никому не открывай: придет полиция — будешь тогда знать! — прокричал в открытую форточку.
Отряхиваясь и вытирая нос рукавом, мужик удалился, не обратив внимания на Степку.
Дверь подъезда скрипнула, и на пороге появилась девчушка лет семи. Грязные, немытые, когда-то русые волосы были перехвачены на затылке огромной брошкой с яркими камушками. Одета девчушка была в брюки и свитер больше на пару размеров. Босиком.
— Че уставился? Батя свалил?
— Батя? А-а-а, мужик, что сейчас вышел? Ушел.
— Ты тут давно живешь? Что-то я тебя не помню.
— Вчера приехал.
— У тебя дома пожрать есть?
— Есть.
— Так неси, че стоишь?
Степка сбегал в квартиру дяди Саши, взял палку колбасы, батон и пакет молока. Все это отдал девочке.
— Пойдем, сядем на качелях, а то батя учует запах колбасы и опять ничего не принесет. Скажет, что я и так сытая, раз колбасой пахну.
Они разговорились, и каждый рассказал свою беду. Таня осталась без мамки пару лет назад. Какое-то время к бате приходили подруги, но так как он буйный, с ним долго никто не уживается. Больше года они одни. Отец нигде не работает и пьет. Даже продать квартиру собирается.
В это время раздался окрик:
— Ты, как там тебя , Степка! Быстро домой!
В дверях подъезда стоял дядя Саша.
Степка поднялся вместе с ним на лифте и зашел в квартиру.
Дядя Саша начал орать:
— Ты какого фига сожрал всю колбасу? И где батон?
— Я не ел. Я Тане отнес.
— Так ты еще бомжей за мой счет кормить будешь?
— Она не бомж: у нее мама умерла, а папа пьет.
— Отлично! Он пьет, а я должен его ребенка кормить? Мне достаточно одного спиногрыза — тебя. Навязала на мою голову, теперь корми тебя! Но ничего, интернат мои друзья тебе подберут быстро. К холодильнику не подходи! Понял?
Степка не успел ответить, как вошедшая мама ответила:
— Понял он все, очень хорошо понял, — И уже к Степке обращаясь:
— Собирайся.
— Я собран, мам.
К вечеру Степка был в Вознесеновке. Он не слышал разговоров отца и мамы. Ждал во дворе. Мама ему сказала:
— Не могу допустить, чтобы тебе было плохо и чтобы тебя обижали. В отце я уверена, он тебя любит. Останешься с папой и бабушкой жить, а я буду к тебе приезжать.
Ленка, стиснув зубы, уходила, все отдаляясь от ворот, где стоял ее маленький сын.Она его оставляла.
Прошла целая неделя. В воскресенье Виталик, взяв сына и полных две сумки картофеля, лука, морковки, бабушкиных пирогов и молока, шел от остановки автобуса к дому, где жили Ленка с Сашкой.
Только не к ним они ехали, а к маленькой Тане. Степка все рассказал отцу, и тот решил помочь. Сколько они ни звонили, дверь им никто не открыл.
— Пап, давай маму попросим. Оставим, а она вечером занесет, чтобы нам не тащиться с сумками.
— Ладно, давай, —нехотя согласился Виталик.
Они поднялись на пятый этаж: дверь в квартиру дяди Саши была приоткрыта, рядом стояла мамина большая сумка. Послышался голос дяди Саши:
— Ты думала, что меня так легко обдурить? «Твой ребенок», «твой ребенок», — передразнил.— Откуда я знаю, что он мой? Небось посмотрела: квартира у него, машина, зарплата. Что, решила свои денежные трудности за счет меня решить?
— Мне идти некуда. Я так плохо поступила с Виталиком... А ты ребенка своего не хочешь принять. Я сына оставила ради нашего счастья, а ты... Господи, где же мои глаза были, что не увидели, какой ты на самом деле? Злыдень какой-то!
— А ну, пошла вон! Убирайся в свой колхоз! Достала уже своими детьми!
Ленка, плача, вынесла еще одну сумку. И тут она увидела Степку с Виталием. Они молча взяли ее сумки, подождали, когда она оденется, и втроем спустились на лифте вниз, вышли из подъезда.
Степка вертел головой и вдруг увидел Таню — она сидела, ссутулившись, на детской горке.
— Таня, Таня! Мы к тебе приехали! Мы звонили, никто не открывал. Где ты была? А батя твой где?
— Полиция забрала. Он орал и скандалил со всеми, вот и вызвали полицию соседи. А я под раковиной спряталась, меня не нашли. Дверь закрыли и опечатали, но я хитрая — я через окно вылезаю. Бумажки с печатями сорвала, чтобы думали, что папу выпустили, а то меня в детдом заберут если узнают, что одна живу.
Степка с мамой и папой забрали Таню к себе. Сразу написали заявление в сельсовет и опеку.
Три месяца понадобилось для оформления опекунства над девочкой. С тех пор они живут дружной семьей: бабушка, папа, мама, Степка, Таня и маленький Алешка. О плохом Виталию и Ленке некогда вспоминать: они воспитывают троих детей и ждут четвертого малыша.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 62
© 02.02.2022г. Ганя Жук
Свидетельство о публикации: izba-2022-3247802

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1