Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Осколки Действие первое


Осколки  Действие первое
­­­­­­­­
Трагедия в четырех действиях.
Действующие лица.
Николай Иванович, отец семейства. Врач-хирург. 43 года.
(Человек обстоятельств, преданный своей профессии, отдающий себя, в какой-то степени, в жертву.)
Галина Генриховна, жена Николая, 40 лет. Преподаватель музыки в детском саду.
(В памяти живет неуверенность быть правильно понятой, комплекс "немца" в России.
Оберегает репутацию мужа.)
Антонина Михайловна. Мать Николая Ивановича. 74 года.
Роман, сын, 16 лет. (Умный, начитанный, воспитанный.
Но, обстоятельства сложившиеся вокруг отца (чистая изощрённая месть) втянула его в криминальные круги.
Все произошло, так, как было с режиссировано.)
Светлана, дочь, 15 лет. ( "сломана" грубой силой, стала рабой... Чудовищный план мести.)
Валентин, сосед, инженер, 45 лет.
Анна, жена Валентина, парикмахер, 40 лет.
Алексей Петрович, коллега Николая, 57 лет.
Валерий, друг Романа, 17 лет.
Александра, подруга Светланы, 16 лет.
Сергей, 17 лет.
Юрий. 23 года. Инвалид. Паралич нижних конечностей. «Афганец».
Самуил Самуилович 55 лет. «Скрипач»
Тягалов Георгий. Сосед, 48 лет.
Наркодилер. (он же заключенный)
Дежурный милиционер.
Милиционер
Следователь.
Врач скорой помощи.
Город в центре России. Девятнадцатое августа 1991 года.
Четыре часа дня. Квартира. Зал. (Диван, рядом журнальный столик и два кресла.
Пианино. Маленький телевизор на ножках. Окно слева.)
Из зала видна прихожая, входная дверь. Из прихожей, справа дверь в спальню родителей - ведет за кулисы.
Дверь слева - вход на кухню (стол, раскладные стульчики, холодильник, шкаф, плита.)
Из зала, справа, дверь в комнату Светланы (кровать, шкаф, письменный стол, стул, на стене, у кровати - ковер.

Действие первое.

Зал. Роман сидит на диване и читает книгу. Светлана играет на пианино, поет.

Роман. (прекращает чтение, задумчиво сам с собою)
-Долбишь, долбишь... Точно, скоро дятлом стану. Толку-то!
(Отбрасывает зло книгу в другой конец дивана. Встает.
Пинает брошенные боксерские перчатки. Обращается к Светлане.)
-Слушай, сколько можно выть!? Распелась тут... Можно подумать от хорошей жизни.
Вот ты мне скажи, зачем мне это все надо!? Почему я должен дополнительно заниматься?
Все только и трындят: -Тебе нужны хорошие оценки, хорошие оценки в аттестате!
Я не понимаю, я не понимаю, почему я после школы должен поступать в институт?
Можно подумать, что я не проживу без высшего образования! Да, разве так , как мы живем-- это жизнь!? Эээх!
Одно название жизнь - серость какая-то.
(Светлана прекращает петь, закрывает крышку пианино, поворачивается к брату, вздыхает)


Роман. (начинает ходить по комнате, периодически останавливается, жесты руками ,
подходит близко к сестре)
-Ну, вот ты мне ответь, на кой черт мне учиться? Ты посмотри на наших предков.
Пашут, как трактора, всю жизнь без отдыха, без продыха... Оба гордятся своим высшим образованием.
И, что!? Что они имеют, что они видели в этой жизни!? Ничего...
Мизерная зарплата, которой еле-еле хватает свести концы с концами, я уж и не говорю о поездках к морю, об отдыхе,
да у нас даже нет карманных денег, я не могу девушку мороженым угостить….

Светлана.
Тише, тише-братик, что это с тобой? Ты, что так расходился, смотри, закипишь, как наш чайник.
Правда у него есть свисточек, засвистел - готов.
Свисточек-то вставь, как засвистит, значит пора остановиться, немного поостыть.

Роман.
-Слушай Светка, брось ты эти свои приколы. Мне не до шуток. Я серьезно тебе говорю.
Не буду я никуда поступать после одиннадцатого класса.

Светлана.
-И что ты надумал? (отходит от пианино, поднимает боксерские перчатки, крутит их в руках)

Роман.
-Да ничего я пока не надумал. Просто обидно...

Светлана.
-За что тебе обидно-то?

Роман ( ходит по комнате)
-За жизнь нашу обидно, за отца с матерью, вкалывают, вкалывают, а толку….
Каждую копейку считаем, ни на что денег нет, они же ничего не видели в этой жизни, и для нас такую готовят,
Ну уж нет, мы точно так жить не будем. (подходит к окну.) Свет, иди сюда.
Смотри, Тягалов на своей новенькой « Тройке» подъехал.

Светлана. (подходит к окну)
-Во… правда новая! Когда же он успел?..

Роман.
- Успел… Да он без всяких образований для себя и для семьи вкалывает, вот и успел…
Он, что учился, институты заканчивал? Он мне рассказывал, что с трудом закончил восемь классов.
Обычный крановщик, работает на своем стареньком автокране, постоянно шабашит.

Светлана. (отходит от окна, садится на диван, бросает перчатки)
-Тройка жигули - здорово! Молодец Тягалов!. Вот бы прокатиться…

Роман.
-Он меня как-то подвозил. Класс! Вот это жизнь! А у нас... (ходит по комнате)
Отец всю жизнь ездит на автобусе.

Светлана. (встает с дивана, подходит к двери своей комнаты, прислоняется к косяку руками,
кладет голову на руки, задумчиво) Значит, Тягаловы Жигули купили?.
Слушай, Ром, но он же. кажется, крановщиком работает, и получает намного меньше папы…

Роман.
-Меньше, конечно.. (пауза) Эх, да ты что думаешь на его зарплату они ее купили? Как бы не так!
Представляешь, он мне рассказывал, как он делает деньги.

Светлана.
-Как?

Роман.
-Как, как... Я уже тебе говорил, шабашит.

Светлана.
-Слушай, объясни толком, что это значит шабашит. Расскажи!
(отходит от двери, подходит к брату, тянет его к дивану, усаживает)

Роман.
-Да просто это все. Делает «левую» работу в нерабочее время, а иногда и в рабочее.
Он же работает автокрановщиком, а смотри сколько строят люди: дома, дачи.
Те, кто ушел в кооперативы, в предприниматели … Они могут себе это позволить
(Роман вскакивает, останавливается напротив сидящей сестры) И причем тут высшее образование!?
Они деньги умеют делать и без всякого образования. И потому и строятся и деньги платят бешеные!
Тягалов за вечер получает половину своей зарплаты. Представляешь!

Светлана.
-Пред-став-ля-ю! И что ты надумал, быть крановщиком?

Роман.
-Да, хотя бы крановщиком. Работа несложная. Что ты думаешь это хуже, чем работа хирурга?
Вон наш отец с утра до ночи на работе и что!? Что мы имеем!? Вот эту трех комнатную квартиру, эту клетушку!?
Одно название - хирург, а что мне или тебе от этого названия.
У тебя хоть есть своя комната, а я сплю вот тут на диванчике в общей, проходной комнате. Блин!
И меня еще убеждают - учись, учение свет... Да свет там, где больше денег платят, а за копейки, как папа…да кто это ценит?
Вот теперь мне скажи, зачем я должен учиться, зачем я должен быть, к примеру, врачом!?
Ну, хорошо, окончу я мединститут и всю жизнь буду влачить эту нищенскую жизнь.
Днем и ночью на работе. И так день за днем. Не хочу я так!
Почему, почему должно быть так!? (взволнован, ходит по комнате)
Ты думаешь наши родители не понимают того, что происходит в стране или нашей семье... Понимают.
Да, толку с этого. Мама в своем детском саду играет, поет за нищенскую зарплату и это беспросветно, как робот.
Туда, сюда, изо дня в день,из месяца в месяц, из года в год.
Отпуск дома, на кухне, на даче. ( подражает голосу матери) А, как без дачи!?
Дача нас всю зиму кормит! Кстати, ты уже слышала, мама говорила отцу, что их детский сад продают в частные руки,
точнее здание детского сада и мама боится, что садик скоро закроют.
Говорит, что есть уже такие примеры, боится, что их ждет такая же учесть.
Вот потеряет работу, тогда дача будет ее работой...

Светлана. (встает с дивана, подходит к брату, взвлнованно)
-Ну, ничего себе! Правда что ли!? Как жалко маму.
Знаешь, я стала замечать, что с родителями нашими в последнее время, что-то происходит.
Они стали какие-то замкнутые, раздражительные.

Роман.
. Будешь тут раздражительными… Но, знаешь, мне кажется есть еще одна причина...

Светлана.
-Что еще!?
Роман. (берет сестру за руку, садятся на диван)
-Я только прошу тебя, никому ни слова, особенно родителям.
Это было примерно с неделю назад. Помнишь, когда приходил дядя Валя.

Светлана.
-Помню. И, что?
Роман.
-Что, что... Он спрашивал отца, почему мы не уезжаем за границу.
Светлана. (встает, смотрит на брата)
-Какая заграница, в отпуск что ли?
Роман. (вскакивает, идет к пианино, открывает крышку, нажимает на клавиатуру и медленно, тихо произносит)
-Жить за границу. Понимаешь! Жить!
В Германию. Мама-то наша Генриховна, ты что забыла? А дед наш, бабуля...

Светлана.
-И правда, я и не задумывалась. Ну и что из этого?
Что есть возможность уехать жить в Германию? Ничего себе! Слушай, а здорово было бы!
Вот блин, живешь и не знаешь, что вокруг тебя творится!. Расскажи, о чем они еще говорили.

Роман.
-Дядя Валя рассказывал, что знает немало примеров, когда люди уехали в Германию.
Достаточно одному родителю иметь в паспорте национальность - немец. У нашей-то мамы в паспорте - немка!
Он говорил, что есть какое-то общество российских немцев и оно помогает переселиться в Германию.
Стоит всего-то заполнить документы. Как же он их назвал, (силится вспомнить) а вспомнил - антраг.
заполнить, отослать его в Германию и просто ждать приглашение.

Светлана. (взволнована. Подходит близко к брату)
-Ну, дальше-то, что было!? Что ответил папаня!?

Роман. (вздыхает)
-Папаня? Ты что , не знаешь нашего отца? Он, кроме работы думает о чем нибудь?..
Папа… Он как всегда... (говорит с растяжкой) Стал говорить, что это не про нас, кому мы там нужны.
Говорил, что это не патриотично бросать Родину в трудное для нее время. Говорил о могилах предков.
Говорил о том, как может он бросить своих больных, свой коллектив, в котором проработал около двадцати лет.
Говорил еще о том, что будут говорить сослуживцы, соседи и родные...

Светлана.
-Да, узнаю папочку... А мама слышала этот разговор?

Роман.
-Слышала... Она молчала. Свет, ты же знаешь, мама всегда молчит.
Только ты, пожалуйста, не спрашивай родителей. Мне кажется, это их сильно расстроит...

Светлана.
А, что тут такого, если и спрошу. Почему ты так говоришь?

Роман.
-Понимаешь. Мне показалось, что дядя Валя начал этот разговор неспроста...

Светлана.
-Как это!?

Роман. (задумчиво)
-Я подозреваю, что мама уже ранее говорила с тетей Аней на эту тему.
Мама не может говорить об этом сама с отцом .

Светлана. (с усмешкой)
-Вот блин, одни загадки в этой семье. Почему!?
Роман. (с раздражением)
-Почему, почему... Патриот наш папочка.
Понимаешь, наша мама всегда, как бы стеснялась своей национальности и даже боялась.
Я слышал, что раньше было много с этим проблем, я имею в виду национальность.
Так у мамы этот страх с самого рождения, наверное сидит, вот она всего и боится.
А вдруг навредит репутации отца?. А тут переезд в Германию, да еще от нее.
Я представляю нашего отца, какой он закатит концерт.
Будет кричать, да как ты можешь о таком говорить!? Это предательство! И, все в этом роде... (пауза)
Я подозреваю, тетя Аня просто целенаправленно направила своего мужа к нам, поговорить с отцом...

Светлана. (возбужденно)
-Вот это ходы! Ничего себе!
Значит, получается, что мама думает об этом, но не решается говорить с отцом... (задумывается, молчание)
А ты знаешь... Может нам ей помочь в этом...
Давай заговорим с отцом сами, так мол и так, вот наши знакомые уехали и прочее.
А что нам терять, давай вызовем его на этот разговор в присутствии мамы.
Мне кажется, она поймет нашу поддержку и мы сможем вместе убедить нашего идейного папочку. (смеется)

Роман.
-Да, может ты и права. (пауза, молчат)

Светлана.
-Конечно права. Ты согласен?

Роман.
-Согласен. Только давай подумаем, как это лучше. Надо узнать, кто уехал и как уехал. Ты знаешь кого-нибудь?

Светлана.
-Нет, я не знаю.

Роман.
-Ладно, это узнаю я. Я спрошу у дяди Вали или у тети Ани. Они явно знают, если говорили на эту тему с отцом.

Светлана.
-Ты спроси у тети Ани, она точно знает.
Она же парикмахер, в женской парикмахерской работает, там все знают... (смеется)
Светлана подходит к телевизору, включает его.
Звучит музыка Чайковского, показывают балет «Лебединое озеро».
Переключает канал, на экране рамка настройки, пронзительный, монотонный сигнал режет слух.
Переключает на «Лебединое озеро». Идет к дивану. Роман подходит к окну, трогает портьеру, смотрит в окно.
Раздается телефонный звонок. Роман берет трубку.

Роман.
-Алло! Нет, нет. Это его сын.. Нет, его нет дома, он еще не пришел с работы. Хорошо.
Я передам ему. А, как вас зовут? Зачем? Но, если он спросит, кто звонил... Ну, хорошо, хорошо. Если это неважно...
До свидания.

Светлана.
-Кто звонил?

Роман.
-Похоже, кто-то из его бывших пациентов. Сказал, что перезвонит.
Голос, какой-то неприятный, похожий на уголовника, блатной какой-то...

Светлана.
-День какой-то сегодня противный. Ты еще тут со своими разговорами. По телеку ничего не показывают.
У меня даже голова разболелась. (выключает телевизор, уходит в свою комнату, ложится на кровать.)
Открывается входная дверь, входит Галина Генриховна, разувается, надев тапочки проходит в зал.

Г.Г. (по пути)
-Дети! Вы дома? (Роман идет ей навстречу)

Роман.
-Мам, привет!
(Целует, забирает пакеты, идет на кухню)

Г.Г.
-Света. (зовет, открывает дверь в комнату дочери) А, что это ты лежишь?
Что заболела? (трогает лоб, Светлана убирает ее руку, с досадой)

Светлана.
-Заболеешь тут...
Г.Г.
-Что случилось-то? Поругались, что ли? Ром, что у вас тут происходит? Что не поделили?
(с кухни возвращается Роман)

Роман.
-Да, вроде мы не ссорились, просто разговаривали.

Г.Г.
-Что за загадки? (смотрит выжидательно на детей)
(Звонок. Мать открывает входную дверь. Возбужденный, протискивается, спешит в зал, на ходу кричит)

Валентин.
-Николай Иванович, Николай Иванович! Вы где?

Г.Г. (растерянно)
-Его нет дома, он еще не приходил с работы. Что происходит?
Дети. Отец был уже дома?

Роман.
Нет, он еще не приходил. Его сегодня ночью увезла скорая на неотложный вызов.
Я проснулся, когда он собирался... А, что случилось-то?

Валентин. ( подбегает к телевизору)
-Как он у вас тут включается!? (торопит Романа) Включай же его быстрее!
(Роман включает телевизор.
Транслируют пресс-конференцию ГКЧП, все внимательно слушают, переглядываются, задают друг другу вопросы.)

Г.Г.
-Валя, что происходит, что все это значит?

Роман. (раздражено)
-Мама, подожди пожалуйста задавать вопросы, давай послушаем.
(слушают 2-3 минуты, усаживаются в кресло, диван. Трансляция заканчивается)

Роман.
-Ничего не понял! Дядя Валя, Вы можете объяснить, что это такое. Что за пресс-конференция.
Что значит ГКЧП?
Светлана. ( уходит в свою комнату, по пути произносит)
-Дурдом какой-то сегодня. Что дома, что в стране, с ума можно сойти. Одни загадки.
ГКЧП какие-то.

Г.Г.
-Что все же происходит?
Валентин. (сидит в кресле, тихо, сокрушено, как бы сам с собой)
-Это все не к добру. Не к добру...
(встает, собирается уходить, открывается входная дверь, входит Николай Иванович)

Н. И.
-О! У нас гости! Привет Валя! (здороваются) Ты что уже уходишь?
(Валентин суетится, возвращается в зал, следом идет Н. И.)

Валентин.
-Ты вероятно не в курсе... (Пауза, Н. И. смотрит вопросительно на Валентина)
Н. И.
-Что-то я пропустил, чего-то я не в курсе? В голове одна работа, сегодня был тяжелый случай.
Почти всю ночь в операционной и день был суматошный.
Хотя, (усмехается) когда они были у нас спокойные... Ну, рассказывай, вводи в курс событий.

Валентин.
-Ты, что действительно не в курсе!? Все только и говорят об этом.

Н. И.
-Нет. Газет сегодня еще не читал, телевизор не смотрел.
До обеда в операционной, после обеда занимался бумажной работой, накопилось так много бумаг.
Вот, теперь слушаю тебя.

Валентин.
-В стране хотят ввести чрезвычайное положение.

Н. И.
-Подожди, подожди... Да, да. Я что-то слышал в автобусе, правда не совсем понял.
Говорили о каком-то «ЧП» или, вот не помню...

Валентин.
-Ну, Николай Иванович! Вы меня удивляете. (Г.Г. разводит руками, вздыхает)
Вся страна кипит. В Москве митинги, танки колоннами идут к центру.
Только что прошла пресс-конференция организованная в МИДе. Готовится государственный переворот.
Горбачева закрыли где-то в Крыму.
Говорят, что он сильно болен и не может выполнять свои президентские функции.
Организован Государственный комитет по чрезвычайным положениям, Сокращено «ГКЧП».

Н.И. (все стоят, смотрят в сторону Валентина.
Света открывает дверь своей комнаты, останавливается у двери)
-ГКЧП... Да, да, вспомнил, в автобусе говорили о «ГКЧП». Значит прошла пресс-конференция.
Ты смотрел ее? Кто во главе? (обращается к Валентину) Зачем это?
Какая цель, каковы основные задачи этой ГКЧП. Чего хотят? Что, очередная возня вокруг власти? А где Ельцин, Собчак?

Валентин. (говорит медленно, задумывается, делает паузы)
-Нет, Ельцина среди них нет и Собчака нет. Пресс-конференцию проводил Янаев.
Ты спрашиваешь меня, что происходит. Я пока и сам не могу понять до конца.
Мне кажется все сложнее.
Тут, как посмотреть. Конечно присутствует элемент сохранения власти.
Но, с другой стороны, я не могу допустить, что отсутствует какая-то идея.
Могу предположить, что разумное должно быть в
этом замысле. Я не допускаю, что все идиоты и борются любой ценой только за власть.
Если только борьба за власть, то это уж слишком цинично, граничащее с маразмом.
Мне представляется проблема куда шире, если рассматривать все происходящие события в последнее время в стране и вокруг ее.
Вся эта перестройка, приватизация.., народ доведен до крайности...
А, что стоит за последним референдумом? Что, это просто так!? Развал Союза. Нет, все гораздо сложнее.

Н.И. (просит Валентина сесть, садятся на диван)
-Да, я согласен, что все непросто.
Ты вот вспомнил о референдуме, а его вроде бы все забыли, его как будто и не было.
Меня тогда в марте волновал (вспоминает) особенно последний, пятый пункт.
«Считаете ли вы необходимым гарантирование в обновленном Союзе прав и свобод человека любой национальности?
Да/Нет.» Что значит в обновленном Союзе?
А эти слова - сохранение прав и свободы человека. Что допускается, сама мысль, отмена этих прав?
Что за бред! Обновленный Союз... Да, да и еще раз да! Союз должен быть обновлен!
Но не так, как он «обновляется» в последнее время...
Валя, ты все-таки расскажи мне основное этой пресс-конференции.

Валентин.
-Основное... Как я понял, наши представители высшего руководства,
не согласны с политикой реформ Горбачева и в особенности с новым проектом Союзного договора,
и потому они создали этот Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР, ГКЧП СССР.
А основная их цель заключается в том, чтобы не допустить ликвидации СССР,
которая, по их мнению, должна начаться уже завтра, 20 августа во время первого этапа подписания нового
Союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию - Союз Суверенных Государств.
Они считают, что это приведет к окончательному краху мощной державы.
Нарушатся все связи и прежде всего экономические.
Вы представьте себе только Николай Иванович, если нарушатся экономические связи с нашими республиками,
а они нарушатся, так как националисты перехватят инициативу.
У нас всегда так, задумывается все хорошо на бумаге, а на самом деле выходит совсем по другому.
(как бы размышляет сам с собой
) Сколько заводов зависят друг от друга, сколько их находится в различных республиках и все это порвать, порвать на клочки!
Все остановится, рухнет экономика, люди останутся без работы.
В последнее время только и слышишь, только ленивые не говорят, наша гласность позволяет все...
Гласность, давшая возможность некоторым особо недовольным гражданам наших республик не стесняясь заявлять о том,
что их уже достала эта вассальная зависимость от Москвы. Да, я могу с чем-то согласиться, но в принципе все работает.

Роман. (садится в кресло, медленно)
-Дядя Валя, а что Вас устраивает Советский Союз, Вы против перестройки?

Валентин. (изумленно смотрит на Романа, переглядываются с Н.И.)
-Почему же!? Я не против. Я против того, что творится.
Уничтожаются многие достижения, которые веками были мечтой всех народов.
Что плохого в нашей медицине, она у нас профилактическая!
Ты только задумайся -профилактическая, все доступно , бесплатно.
Ты думаешь, когда она будет зависеть от частных страховых компаний или частных клиник,
то все это будет способствовать укреплению здоровья людей страны.
Да, как бы не так! В этой цепи некоторые будут заинтересованы, чтобы мы чаще болели.
Пусть это звучит грубо, кощунственно, но это так. Спроси своего отца, он лучше знает, чем я.

Н.И.
-Рома, это так. Все будут экономить...
Это хорошо, но только не в частных руках. Здесь должна быть сила знаний и
воля специалистов занятых в государственной программе развития и
укрепления здоровья населения. Только государство может поддерживать профилактическую работу, частник никогда.
Это касается и образования. Качество образования зависит от многих факторов, которые может проводить и
поддерживать только государство. Только так могут быть исключены частные интересы.
Сын, ты становишься у меня взрослым. (смеется)

Роман.
-Пап, я давно понимаю о чем вы говорите. (обиженно)
Просто ты не заметил, что я уже вырос, ты все время занят своей работой...
Вы только сегодня с дядей Валей говорите о том, что творится в стране, может вы и раньше говорили, но все, как-то тихо...
А мы во дворе постоянно говорим об этом.
Говорим о том, как наша жизнь отличается от западной.
Говорим о том, с какой несправедливостью мы сталкиваемся на каждом шагу. Кругом одно лицемерие и ложь. (с досадой)

Валентин. (с изумлением)
-Вот видишь (обрашается к Н. И.) вот, даже они уже видят. Нужны перемены.
Согласен! Только зачем делать революции, зачем ломать все.
Кому от того хуже, что огромная страна, Союз государств, страна в прежних границах будет существовать и далее!
Да, многое надо менять. Только будет очень жаль, когда с грязной водой выплеснут и ребенка.
Я многое еще не могу понять в этом замысле переустроителей.

Роман. (с пылом)
-А что тут понимать!? Мы должны быть, как Европа! Что плохой пример!?

Н.И. (с раздражением)
-Сын успокойся. Не все так просто и однозначно. Что в Европе или Америке нет проблем?
Они есть. Вот дядя Валя уже говорил о нашей медицине и образовании, они лучше западных моделей.
Тут у меня даже сомнений нет. Хотя, в последнее время...

Роман. (перебивает отца)
-Пап, вы все говорите о образовании. А скажи мне, зачем мне образование в нашей стране?
Хорошо! Я получил образование и что, что я должен? Жить вот так, как мы сейчас живем!?
Кто у нас сейчас ценит это образование, кому оно нужно? Посмотри на нашего соседа
Тягалова, он что учился!? Да ни фига он не учился, а живет то намного лучше нашего.
А мы все ездим на автобусе...

Валентин. (подходит к Роману, берет его за плечи, смотрит в глаза)
-Роман, я не ожидал от тебя такого. Я считал тебя умным парнем.
Ты даже сам того не понял, что ты сейчас сказал...
Ты начал делать сравнения твоего отца с Тягаловым. Тягалов твоему отцу даже в подметки не годится! Нет!
Я должен тебе объяснить разницу. Ты только что сам сказал, сколько можно терпеть эту несправедливость.
Да, есть большущая несправедливость и терпеть ее нельзя. Ты что призываешь отца брать взятки, наплевать на совесть!?
Я только что говорил о том, что государство должно изменить политику к людям, которые заняты в медицине или образовании.
Эти профессии, как собственно и остальные должны быть престижными и
давать возможность людям не только существовать, а нормально жить.
И это может сделать только государство! Надеюсь, что так и будет.
Образование, мой милый мальчик, превыше всего! Мы должны думать глубже и дальше.
Всегда будут учителя и врачи, при любом строе и любой власти.
Есть еще такие понятия, как совесть и честь, гордость за свою профессию.
Или, ты призываешь к обратному, к скотскому!? Прошу тебя, постарайся понять разницу.
Я надеюсь, что в этой стране еще достаточно осталось умных, думающих людей...

Светлана. (обращается загадочно ко всем)
-Вот, вот... Осталось еще... А сколько уже уехало? Умные, да грамотные.
Вы что-нибудь слышали про «утечку» мозгов?

Г.Г. (выходит из кухни, где она внимательно слушала разговор происходящий в зале.
Готовит ужин. Периодически, в течении разговора, выходит в зал.)
Светлана, конечно же мы слышали про «утечку» мозгов. (Смотрит на мужа, Валентина. Добавляет не убедительно)
Но, кто-то же должен остаться, кто-то же должен работать, все же не могут уехать...
( Н.И. Вздыхает, встает с дивана, подходит к жене, берет ее за руку)

Светлана. (надменно, со злом)
-Больные что-ли остаются? Их, что не берут?
Н.И.
-Светочка, Светочка, почему же сразу больные-то!?
Многие, вполне здоровые, осознано, согласуют свои действия с моральными принципами, остаются в России.

Светлана. (смотрит долго на отца, опускает глаза, медленно отворачивается)
-Ну, да! Если только учитывать свои принципы и не замечать другие.

Роман. (подходит к Светлане, что-то ей коротко шепчет. Поворачивается к отцу)
-Да, пап, я совсем забыл. Тебе звонил, какой-то тип, сказал перезвонит.
Я переспросил его, а кто звонит, он, как мне показалось, был неадекватным... Блатной какой-то.
(Н.И. настороженно смотрит на сын, подходит к телефону, отходит, заметно волнение)

Роман.
-Пап, ты знаешь его, того, который звонил?

Н.И. (молчит, ходит по комнате, нервничает)
-Нет, нет, Я не знаю этого человека.

Роман.
-Мне показалось, что ты с ним уже знаком... (поворачивается к Светлане, подталкивает ее к выходу)
Свет, пойдем погуляем во двор, там наши уже давно собрались. (уходят)

Валентин.
-Ну что? Я пожалуй пойду.
(звонит телефон, Валентин задерживается, смотрит на Н.И. к телефону подходит Н.И.)

Н.И. (волнуется)
-Алло. Да, это я. (долго слушает, пытается вставить несколько раз) «послушайте», «это не возможно»
Нет, нет и еще раз нет! (Бросает трубку. Возбужденный ходит по комнате. Не замечает вопросов Г.Г. и Валентина)

Г.Г. (взволновано, останавливает мужа, держит за локоть)
-Коля, что случилось? Кто это был? Почему ты так взволнован?

Н.И. (как после сна)
-А?... Что..? Нет, нет, ничего, все нормально. Сумасшедший какой-то.

Валентин.
-Что он хотел? Что Вы так разволновались?

Н.И.
-Да, это по работе. Все в порядке.
(Идет на кухню, наливает в стакан воду из графина, медленно пьет, задумчив, звонок в дверь, Г.Г. Открывает дверь.
На пороге Анна, жена Валентина)

Г.И.
-А... Аня, здравствуйте. Входите, проходите в зал. (идет следом, за ними идет Н.И.)
Анна. (обращается к Валентину)
-Ты здесь, а то я уже тебя потеряла. (смеется, обращается ко всем)
Вы уже знаете, что в Москве творится? Хотят ввести чрезвычайное положение.
Похоже, как в Чили, скора у нас будет Хунта. Господи! (заламывает руки, поднимает их вверх)
Что в стране творится! Сплошной беспредел! Криминал, мафия кругом.
Сегодня у меня на автобусной остановке, когда я заходила в автобус, чуть сумки моей не лишилась.
Какой-то худенький, маленький, весь в синяках, похож на наркомана, чувствую дергает мою сумку.
Хорошо, что я ее всегда крепко держу. Так он меня чуть из автобуса не выдернул, я как заору, а он бежать.
Споткнулся, упал. Тут мужик какой-то попытался его схватить, увернулся, убежал.
Вот я и говорю, если Хунта будет, то может порядок наведут. (все молчат, смотрят на Анну)
А вы, что молчите? Что? Что-то не так? (звонит телефон, Н.И. берет трубку

Н.И.
-Это снова вы!? Я же Вам сказал! Нет и еще раз Вам повторяю, нет! (пауза)
Да, я бросил трубку, потому что не могу слушать больше этот бред. (слушает, очень взволнован) Вы меня пугаете? Да, я все понял... (кладет трубку, все обращены к Н. И.)

Валентин.
-Николай Иванович? Что случилось!? Может нужна моя помощь?
Я же вижу, что что-то происходит с Вами не то...

Н.И.
-Нет, нет! Все в порядке. Я уже говорил, это по работе.
В последнее время столько проблем... (обращается к жене)
Галя, а что может нам попить чаю? Вот и Аня пришла...
Анна.
-Да, я с удовольствием!

Г.Г. (приглашает на кухню, как бы спохватившись)
-Проходите на кухню. Нет, нет давайте в зале. Я сейчас все организую.
Анна. (суетится, старается помочь Г.Г)
-Я помогу тебе. Галя, а где у тебя скатерка?

Г.Г. (наливает воду из графина в чайник)
Она у меня здесь. (достает скатерть из стола).
Анна идет в кухню, берет скатерть, накрывает журнальный столик, приносит стул из кухни.
Мужчины молча сидят на диване. Н.И. заметно нервничает, двигает кистями со сложенными пальцами, то встает, то снова садится. Женщины приносят все к столу, присаживаются)

Анна.
-Галина Генриховна, что- то наши мужчины молчаливые.
Может, Вы мне расскажите, что тут у вас происходит?
Г.Г.
-Да, наши дети нас озадачили. Мы и не заметили, что они уже выросли.
Роман заявил, что не желает учиться дальше... Света хочет в Европу.
Говорила, что только больные не уезжают из страны. (смотрит на мужа)

Валентин. (примирительно)
-Ладно, давайте забудем о проблемах. Сейчас пьем мы чай.
(смотрит на Н.И., замечает его волнение, пытается перевести разговор в шуточное русло.)
Так, говоришь, сегодня чуть сумки не лишилась? (смотрит на жену)
Я вспоминаю, как ты в прошлый раз, на рынке, чуть не убила того мальчишку-карманника.
Представляете, сопляк, ну, двенадцать-тринадцать лет, тянет кошелек! Ох! Сколько их стало!

Н.И.
-Да, беспризорных детей много, много детей отказных. Наш роддом и детское отделение переполнены такими детьми. Не успеваем оформлять в детские дома.
(разговор переходит на простые, застольные темы)

Анна.
-Галина Генриховна, а что это за чай? Аромат мне незнакомый, приятный такой.

Г.Г.
-Это Колина мама привозила с Кавказа, называется он «Краснодарский», растет в районе Дагомыса.
Говорят, что редкий сорт. (заканчивают чаепитие, женщины убирают все со стола)

Валентин. (встает с дивана, следом Н.И.)
Ну, что Аня, пожалуй, настало время откланяться. Идем домой? Спасибо вам за вкусный чай. (смотрит на часы)
О, уже скоро девять! Надо еще «Время» посмотреть. Что там делается в Москве?
Может, как говорит Аня, Хунта уже правит. (направляются к выходу. Н.И. задерживает Валентина)

Н.И.
-Ох! Валя, что происходит!? Что делается с Россией?
Ох, чувствую, чувствую, что будет еще много чего. Все ломается, рушится. Смотри, все трещит по всем швам.
Все пришло в движение, а сколько мути, грязи поднялось со дна... (пауза)
Это перелом, перелом, даже невывих! (задумчиво) И залечивать его мы будем долго!

Занавес.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 17.01.2022г. Николай Малых
Свидетельство о публикации: izba-2022-3236459

Рубрика произведения: Разное -> Драматургия











1