Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Стукач Ветров.


Стукач Ветров.
­

 Сейчас во всех СМИ России к 101 годовщине Великой Октябрьской Социалистической Революции рассказывают про "репрессии " в Советском Союзе. Сегодняшняя власть пыталась отменить Красный День Календаря -это 7 ноября,заменив его "каким то праздником единства" между ворами,бандитами,олигархами,барыгами,силовиками....и Народом.Но ничего из этой затеи не получилось...........Народ не принял этого маразма,как его только не ломали через колено.В этом году 2018 не будет отмечаться "не понятный праздник",как в предыдущие годы....митингами,демонстрациями фейковыми. И как только не обливает власть СТАЛИНА-ДЖУГАШВИЛИ ИОСИФА ВИССАРИОНОВИЧА

с помощью жидов с несколькими иностранными паспортами и гражданством -познера,сванидзе,млечина,негодяя доренко,радиостанции Эхо Москвы и т д........,любовь Народа к Вождю не знает границ!!!!!!!
А хотел я написать про А И Солженицина подробно о его "деяниях",как он стучал на своих сокамерников и друзей,как он отсиживался в "шарашках"и где он не появлялся,то везде было ПРЕДАТЕЛЬСТВО.И ,как его поднял до небес такой же негодяй и палач Народа, Никита Хрущев.И после того,как убрали неуравновешенного Хрущева ,Солженицина выгнали из СССР. Там за границей,в США этот ублюдок призывал власти этого государства сбросить атомную бомбу на СССР.И не один президент США не подал руку этому предателю. Предатель всем неприятен! Но я даже и это пишу через силу про этого
стукача,предателя,педераста и ублюдка. Пишу только ради молодого поколения,чтобы знали наши дети,внуки,правнуки,что Солженицин -МРАЗЬ и нет ему прощенья !!!!!!!!!!!!!
И пишу про этого негодяя еще и потому,что прошу всех,кто читает сейчас этот рассказ требовали у власти убрать немедленно из школьной программы пасквили и всякую писанину,а восстановили патриотические произведения,например Николая
Островского,"Как закалялась сталь"!
Вот что говорил философ Александр Зиновьев-..."Солженицин,как мыслитель полное ничтожество.А в смысле понимания реальности стопроцентная концептуальная фальсификация. Солженицин сыграл в высшей степени негативную роль в истории нашей страны ,и как фальсификатор истории,и как игрушка в руках тех,кто навязал русскому народу чуждые ему умонастроения.Его возвращение в Россию лишь подкрепит силы разрушения.Солженицын был орудием холодной войны. Все его предложения способствовали только одному-разрушению России.Он стал знаменем разрушения РОССИИ."
А вот,что сказал знаменитый сиделец,русский писатель Варлам Шаламов-...."Деятельность Солженицына ,это деятельность дельца,направленная узко на личные успехи со всеми провокационными аксессуарами подобной деятельности.
Я считаю Солженицына не лакировщиком ,а человеком,который не достоин прикоснуться
к такому вопросу,как КОЛЫМА...."
Что сказал Юрий Бондарев-.."Не могу пройти мимо некоторых обобщений ,которые на разных страницах делает Солженицын по поводу русского народа. Откуда этот антиславянизм? Чувство злой неприязни ,как будто он сводит счеты с целой нацией,обидевшей его ,клокочет в Солженицине, словно в вулкане. Он подозревает каждого русского в беспринципности ,косности,приплюсовывая к ней стремление к легкой жизни ,к власти,и как бы в восторге самоуничижения ,с неистовством рвет на себе рубаху,крича,что сам бы смог быть палачом....."
Слова Рамсула Гамзатова-"....С раздражением пришел Солженицын в нашу литературу,со злом ушел из нее. Жить на земле пропитанной кровью и потом поколений своего народа,и смешать с грязью его прошлое ,настоящее и будущее-это уж слишком..."

80 лет назад, осенью 1941 года, А.И. Солженицын, укрываясь от мобилизации в Морозовске Ростовской области, вступил в связь с группой агентов немецкой разведки. Как следует из материалов НКВД, группа абвера проникла вглубь советской территории еще накануне войны с заданием собирать информацию, помогая действиям вермахта и установлению оккупационного режима. Одним из направлений работы агентуры было распространение антисоветских и панических настроений среди жителей Ростовской области, а также выявление партийно-комсомольского и советского актива, готовящегося к переходу на нелегальное положение в случае прорыва фронта.

Сбежавшие с началом войны из Ростова в Морозовск, Солженицын, жена Наталья Решетовская и ее тетка по отцовской линии Нина, были осведомлены о деятельности вражеских нелегалов, маскирующихся обычными служащими. Двое из них – Н.Г.Броновицкий и Г.П.Ольшанская – под видом мужа и жены проживали в том же доме, что и солженицынское семейство, на улице Энгельса. Как следует из переписки с ростовской родней, их отношения с «четой инженера» носили откровенный характер.

Из письма «тёти Нины» Решетовской, отправленного в Ростов-на-Дону 17 декабря 1941 года:
«Переживаем, конечно, интересное время, но тяжелое. Мы много видели людей и много интересных собеседников. Здесь у нас есть одна чета инженера, с которой мы в очень хороших отношениях: они тоже стремятся в Ростов. Он в настоящее время безработный, жена его служит…»

Страница письма Нины Решетовской от 17 декабря 1941 года
Из письма Наташи Решетовской от 21 декабря 1941 года: «Скоро снова тебе напишу, поговорив с хозяйкой и с одними нашими приятелями, к которым мы сегодня вечером пойдем».

Впоследствии подтвердилось: Броновицкий с «женой» ждали прихода немцев. И даже планировали выдвинуться им навстречу в Ростов. Но дело затянулось. А после того, как в июле 1942 года фашисты заняли Морозовск, пришло самое время этих «интересных собеседников»: Н.Г.Броновицкий стал городским головой, а Г.П.Ольшанская, – секретарем-переводчиком… Уже на десятый день службы у нацистов Броновицкий предоставил в гестапо данные на сто пятьдесят евреев, которых тут же расстреляли. Позже выдал восемь коммунистов, вскоре зверски убитых.

Главной задачей Броновицкого было осуществление власти Третьего рейха на территории Морозовска, организация работы городских коммунальных служб, транспортных коммуникаций, энергоснабжения и предприятий торговли в интересах успеха германской армии. Броновицкий и его пособники, участвовавшие в создании самих условий мирной жизни на территории Морозовского района, действовали в целях уничтожения социализма, ликвидации государства диктатуры пролетариата, восстановления буржуазного строя.
Оккупация Морозовска длилась с июля сорок второго по январь сорок третьего. Все это время здесь дислоцировалась разведывательная группа Абвера (армейская разведка), работавшая на Шестую армию Паулюса, против Юго-Западного, Сталинградского и Донского фронтов. Все мероприятия по обеспечению режима оккупантов контролировались и обслуживались администрацией во главе с Броновицким и его приспешниками из числа бывших кулаков, нэпманов, уголовников и прочего деклассированного сброда.

Одно из распоряжений Броновицкого о проведении инвентаризации на предприятиях города. Датировано декабрем 1942 года
Из газеты «Морозовский большевик» от 16 сентября 1945 года:
«Недолго хозяйничал немецкий прихвостень, но его злодеяния надолго останутся в памяти жителей города и населения района. Бурными аплодисментами и одобрительными возгласами всего зала был встречен приговор: предатель и изменник Родины Броновицкий Н. Г. приговорен к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией всего ему принадлежащего имущества».

Последние дни своего пребывания в Морозовске немцы ознаменовали открытыми зверствами. Они арестовали практических всех мужчин, которые еще оставались в городе, и увели их за город. Одну группу морозовцев загнали в здание машинно-тракторной станции и подожгли со всех сторон. Тех, кто попытался выпрыгивать в окна, расстреливали из автоматов. Другая группа в 200 человек дошла до хутора Вознесенский к западу от Морозовска. Немцы заперли их в глинобитном бараке, обложили взрывчаткой и взорвали. Погибли все.
Хороший это был приговор, оглашенный 13 сентября 1945 года в помещении морозовского кинотеатра «Победа». Правильный. И Солженицын, конечно же, о нем знал. И, естественно, всегда боялся, что каким-то образом выйдут на него.

Зато уже в середине 1970-х годов, оказавшись на Западе, занимаясь подготовкой третьего тома «Архипелага» (вышел в 1976 году), нагло заявил:

«Случилось так, что в сентябре 1941 года, перед тем как мне уйти в армию, в посёлке Морозовске, на следующий год взятом немцами, мы с женой, молодые начинающие учителя, снимали квартиру в одном дворике с другими квартирантами — бездетной четой Броневицких. Инженер Николай Герасимович Броневицкий, лет шестидесяти, был интеллигент чеховского вида, очень располагающий, тихий, умный. Сейчас я хочу вспомнить его продолговатое лицо, и мне всё чудится на нём пенсне, хотя, может, пенсне никакого и не было. Ещё тише и мягче была его жена — блекленькая, со льняными прилегшими волосиками, на 25 лет моложе мужа, но по поведению совсем уже не молодая. Они были нам милы, вероятно, и мы им…

Каждый день на станции останавливались новые и новые эшелоны, идущие на Сталинград. Беженцы наполняли базар посёлка слухами, страхами, какими-то шальными сотенными из карманов и уезжали дальше. Они называли сданные города, о которых ещё долго потом молчало Информбюро, боявшееся правды для народа. (О таких городах Броневицкий говорил не “сдали”, а “взяли”.)

…Потом я ушёл в армию, моя жена уехала из Морозовска. Городок попал под оккупацию. Потом был освобождён. И как-то жена написала мне на фронт: “Представляешь, говорят, что в Морозовске при немцах Броневицкий был бургомистром! Какая гадость!” И я тоже поразился и подумал: “Какая мерзость!” Но прошли ещё годы. Где-то на тюремных тёмных нарах, перебирая в памяти, я вспомнил Броневицкого. И уже не нашёл в себе мальчишеской лёгкости осудить его. Его не по праву лишали работы, потом давали работу недостойную, его заточали, пытали, били, морили, плевали ему в лицо, — а он? Он должен был верить, что всё это — прогрессивно и что его собственная жизнь, телесная и духовная, и жизни его близких, и защемлённая жизнь всего народа не имеют никакого значения».

Иначе эту историю полвека спустя вспоминала в своих мемуарах Решетовская:

«Узнав от меня, что наш сосед по Морозовской Броневицкий во время немецкой оккупации был “городским головой”, Саня откликнулся тотчас: какой богатый литературный материал! Для него обеспечен блестящий рассказ! Так “В городе М.” и появился».

Конечно, находясь в 1976 году под защитой американской Фемиды, Солженицын мог совершенно смело симпатизировать фашистам, а также их агентуре. Его в ту пору совсем не беспокоила перспектива быть причисленным у себя на родине к числу военных преступников и их пособников.

Однако время на месте не стоит... И вот 9 апреля 2020 года на сайте Следственного Комитета РФ появилось сообщение за подписью Официального представителя СК С.Петренко:

«В Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по результатам процессуальной проверки и изучения архивных материалов о массовых убийствах мирных граждан в период Великой Отечественной войны на территории Ростовской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 357 УК РФ (геноцид).

…Из архивных источников следствием также получена информация о том, что на территории Грузиновского сельсовета Морозовского района Ростовской области не позднее 14 февраля 1943 года военнослужащие оккупационных войск нацистской Германии, в том числе полиции безопасности и СД, убили не менее 427 мирных жителей и 72 пионеров».

Следственный Комитет приступил к изучению архивных материалов опроса жителей Морозовска о преступлениях, чинившихся оккупантами с лета 1942 по январь 1943 года, в период, когда здешним бургомистром был солженицынский приятель.
Сегодня нет вопроса, почему «интеллигент чеховского вида, очень располагающий, тихий, умный» получил свинцовую пулю в лоб. Однако остаются сомнения по части полноты возмездия, которую понесла та самая «шайка врагов советского народа». Да и можно ли теперь, спустя 80 лет, располагая общей картиной о масштабе коллаборационизма в Ростовской области, называть фашистских пособников Броновицкого шайкой?

Какое отношение к этой странице истории войны имеет Солженицын? А такое же, как и расстрелянный Броновицкий, равно как и всякий коллаборационизм, персонифицированный или как явление в принципе. Зная, что Броновицкий и «жена», находясь на территории области, примыкающей к фронту, ведут среди населения Морозовска антисоветскую пропаганду, порядочный человек немедленно должен был бы сообщить об этом в НКВД. Но ни Солженицын, ни его жена Наталья, ни ее тетка Нина этого не сделали. Тем самым они способствовали деятельности Броновицкого в Морозовском районе во время войны. Помогли ему подготовиться к встрече оккупантов и впоследствии соучаствовать в геноциде.

Следственному Комитету осталось лишь констатировать тот факт, что Солженицын и его родня совершили преступное деяние, которое регулируется статьей 205.6 Уголовного кодекса Российской Федерации и называется «Недонесение». Они несут совокупную ответственность за смерть и страдания жителей Морозовска, ставших в 1942-1943 годы жертвами предателей и палачей во главе Броновицким.

Солженицын: «Живем мы жизнью бурной и безалаберной»
Солженицын сошелся с агентурой фашистов в первый же год войны
Александр Солженицын стыдился своего еврейского отчества
На фронт Солженицын не взял ничего лишнего: только письменный стол и стул
2 дня назад

Воевал Солженицын меньше двух лет. На линии фронта вообще практически не появлялся, находясь постоянно во втором эшелоне. Но писем жене написал много. Очень много. За все время ей пришло от него более двухсот пятидесяти посланий... Это, конечно, поразительно. Откуда у боевого офицера могло найтись столько свободного времени? И откуда вообще взялись условия, а также соответствующие удобства для всей этой писанины? Обо всем этом Решетовская рассказала еще на страницах своей первой книги «В споре со временем», выпущенной АПН в 1975 году.

Несмотря на то, что призвали Солженицына в октябре сорок первого, на войне он оказался лишь через полтора года после того, как явился на призывной пункт Морозовска... Путь был долгим. Сначала в составе семьдесят четвертого гужевого батальона он попал под Сталинград, в Сарепту, откуда тогда немцев Поволжья в срочном порядке эвакуировали в Казахстан. (Надо же было кому-то заниматься той самой депортацией – вот Санин батальон и занимался.) Потом из Сарепты он был направлен в Новоаннинский район Сталинградской области. Там, в деревне Дурновка, красноармеец Солженицын трудился на сельхозработах. Это было невыносимо тоскливо и противно.

Из письма Решетовской от 20 марта 1942 года: «Все сало, привезенное из Дурновки, поел. Ведь это просто ужас! К ним едут опять лошади. Опять собирается предпринимать решительные действия, чтобы выкарабкаться от своих четвероногих “друзей”. Приближение лошадей наводит на него панический ужас».

Письмо Натальи Решетовской из Морозовска. 20 марта 1942 года.
Но весной сорок второго ему повезло: из Дурновки его направили в Кострому, где тогда находилось Третье Ленинградское артиллерийское училище.

«Боже мой, какое счастье! – писала Решетовская. – Саня — в училище, уже курсант. И пробудет там не каких-нибудь полтора-два месяца, а по крайней мере до 1 августа. Все страхи разом кончились. Стало легко-легко на душе. И жизнь — такой ко мне доброй».

Однако фактически Саня пробыл там еще дольше: более полугода — до начала ноября 1942 года. Затем, получив звание лейтенанта, был переведен в Саранск, где в то время формировался 796 отдельный артиллерийский разведывательный дивизион... И только через три с половиной месяца, тринадцатого февраля сорок третьего, его часть выдвинулась в сторону центрального фронта, куда прибыла к началу марта.

Решетовская вспоминала: «Из Саранска Саня повез с собой походные стол и стул. И вот теперь, в нескольких километрах от переднего края, среди талой воды и остатков рыхлого снега, на лесной полянке он располагается за походным столиком: пишет письма, занимается...»

Солженицын на войне
Чем занимается боец перед боем? Патронами, гранатами, оружием, чтобы уничтожить побольше врагов. А тут у гражданина припасены походный стол и стул. Гражданин собирается таким образом воевать и еще, не дай бог, проливать кровь?

Поездка на войну требовалась ему зачем-то еще. Для впечатлений? Действительно, вокруг столько всего интересного, как в стереокинотеатре. Ты сидишь на стуле, жуешь попкорн, а вокруг тебя — черт знает что творится. Не иначе как закручивается какая-то история!

Писал жене о войне и литературе. Рассказывал, что в голове зародились сюжеты нескольких новых рассказов… Но даже письма, которые он отправлял ей, так или иначе отвлекали от литературы. Просил милочку определиться, как ей лучше: короткие письма и часто или же длинные, но редко. Других вариантов, увы, нет – он очень... очень занят.

А что оставалось ей? Успокаивать себя: если у Сани есть возможность так плотно сидеть за текстами, значит жизнь наладилась.

Он писал ей летом сорок третьего: «Ко всему человек привыкает. Так и мы: смеемся над жителями – как они трясутся при каждом выстреле, ночью слезают с печек и сидят в своих хатах, дрожат. А мы реагируем на них только, если снаряд зажужжит ближе, чем 100 метров. Вот за последние сутки, например, наши и немцы вместе выпустили тысячи три снарядов. Но близко от меня не падали – так мне все это капанье и разрывы – как дождь с громом. Сижу себе в хате и нормально пишу письма, читаю газеты, аппетитно ем, слушаю последние известия, музыку – стекла дребезжат, как проклятые, и иногда вылетают».

И еще.

«Фронт, да еще фронт в дни взятия Орла — это что-то сверхчеловеческое... Я пробыл в Орле, я наблюдал Орел, я был участником его жизни в самые сумасшедшие, в самые исторические, в самые противоречивые, острые дни его жизни — 5 и 6 августа. Это шампанское чувство — сознавать, что вокруг тебя сию минуту делается История».

Если бы каждый из десяти миллионов советских солдат и офицеров, погибших на полях Отечественной войны, оставил после себя по двести пятьдесят писем, как Солженицын, это было бы два миллиарда пятьсот миллионов писем.

Если бы каждый из десяти миллионов советских солдат и офицеров, погибших на полях Отечественной войны, вместо того чтобы воевать, писал эти письма, как Солженицын, война окончилась бы не у стен Рейхстага, а у стен Кремля.

P.S. Завербованный без всякого нажима "патриот"-предатель погоняло "Ветров".






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 27.12.2021г. ЕВГЕНИЙ полуэктов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3223164

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература











1