Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Декабрьская мозаика. Время сортировать камни.


Декабрьская мозаика. Время сортировать камни.
­­Декабрьская мозаика. Время сортировать камни.
(полная версия статьи, без редакторской правки и цензуры литературного альманаха «Гражданинъ» №5)

Итак, с Божьей помощью, начнём…

Владимир Безладнов.
«Новогоднее»
Начинается стих хорошо: Бог окрасил зиму дождями в цвет «мокко». И вопросы ставятся правильные, базовые: поэт, хочешь воспеть красоту зимней природы? – как насчёт грязи и луж в декабре?
Идёт диалог двух творцов: Бога и Художника, красиво идёт…
И вот, Бог-творец, предлагает творцу-Владимиру больше не писать, называя его творчество «виршеплётством». И тут, лирический герой, под конец диалога и стихотворения, признаётся, что не очень-то и верит в существование своего визави! Сильно!
Что же отвечает герой несуществующему Богу дальше? А не надо его «оплакивать»!? В свои 70 лет, лирический герой ещё молод! (Владимиру действительно в 2014 году было 70 лет). И вот последние, ударные строчки:
«И даю, как пионер, слово:
Нам, с друзьями, этот лес дорог,
И в Крещенье мы придём снова,
Даже если будет – все сорок»

А чем так примечателен герою именно этот лес? Для чего герой и его друзья, добирались сюда на лыжах в Новый год? Что он Гекубе, что она ему?
А нет ответов! А если «друзья» умерли, а остальные «сидят по избам», что там за компания?
Родной, тебе 70 лет! Каждый год для тебя и твоих близких может быть последним, и к чему эта «пионерская» оптимистическая трескотня? Твои родители умерли, твои одноклассники, одногруппники – умерли или почти все умерли. Ты не знаком с горечью потерь, ты не знаешь, что такое смерть родных и близких?
Я понимаю, если такое пишет «пионер», такое можно написать в 20 лет, но не в 70!
Тем более сам автор, в интервью «Литпричалу» признаётся: характер у него тяжелый, мрачный, нелюдимый…
Ну-с, вот какие друзья, какая компания и песни под водку в зимнем лесу в 70 лет?
Так если лирический герой в Бога «не совсем верит», зачем возвращаться сюда ещё и на «Крещенье»? Странный способ праздновать такой христианский праздник в лесу…
И зачем диалог с Богом на две трети текста, если в него не веришь?
«Если впору обувать броды»? Бог использует вместо «надевать» разговорное «обувать»?
И про «исписавшихся» - это, если что, говорит Бог, лирический герой вроде как не виноват…
Может, это не Бог, а личный демон лирического героя ведёт с ним такие странные беседы?

У христиан есть такой термин: «впадение в прелесть», я не теолог, но вот почему-то вспомнилось...
«Новогоднее» - пример для всех, как не надо писать стихи! Даже если вы стали мастером, даже если вы что-то понимаете в режиссуре, в сюжетостроении, но, если вы не можете быть честным перед собой, то, начав «за здравие», вы закончите пустословием и штампами.
Начав мощный и красивый разговора о главном, автор не смог преодолеть каких-то личных обид и комплексов, и откровенно слил финал.
А теперь давайте подумаем, почему же финал слит, да ещё и так откровенно?
Вообще, я не ищу дополнительную информацию об авторах и стихах в интернете, ограничиваясь имеющимися текстами. Считаю, этого достаточно для краткого разбора. Не монографию или «житиё» и пишу…
Лично мне разбирать тексты через тыняновского Лирического Героя проще, но мой любимый метод, это биографически-психологическим методом, принятом у литературоведов: это когда творчество анализируется параллельно с биографией.
Например, пушкинское «Я помню чудное мгновенье» невозможно по-настоящему глубоко анализировать без писем А.С. киевским приятелям, где Пушкин наводит справки о Керн, писем брату, петербургским друзьям. С оценками Анны как человека, о интимной близости с ней…
Мы знаем и анализируем биографию самой Керн…
Но начни публиковать личную переписку и интимные подробности кого-то из ныне живущих поэтов, пусть и ради расширенного анализа стихов, у тебя сразу возникнут неприятности. А вот на литературоведов и в суд-то подать некому: весь ближний, а порою и дальний круг поэта уже умер.
О Владимира Безладного я споткнулся и полез в сеть.
Причиной стали строчки из стихотворения «Новогоднее»:
«Оглядись, и оцени трезво:
Что с друзьями юных лет сталось?
Исписавшись, отошли в вечность
Женя Клячкин, Башлачёв, Визбор….»

Представить себе человека, бывшего другом детства для Визбора и Сашбаша одновременно – невозможно! Неужели это поэтическая вольность? Может, общались где-то как-то в Ленинграде, пусть и не в детстве…?
И я полез в Интернет. Текстов, где бы одновременно употреблялись слова «Безладнов» и «Башлачёв», ни Яндекс, ни Гугл не знает. Посмотрел обширное интервью Безладного о себе любимом; там нет упоминаний Башлачёва и Визбора!
Если это «поэтическая вольность», то я не знаю…
И разве об умерших, да ещё «друзьях» такое пишут - «исписавшиеся»?
Объяснение такой компании и такой характеристике «друзей» может быть только ревность и зависть. Тем более, что Владимир и сам относит себя к «шестидесятникам», хотя, ну какой Башлачёв «шестидесятник»?
Владимир позиционирует себя режиссёром театра г. Саров. Но, «поиск» на сайте театра такого человека не знает. Может, он пишет пьесы для театра или работает под другим именем? Посмотрел действующий репертуар театра, в нём 37 пьес, там и про Окуджаву есть, и другие «шестидесятнические» работы, но нигде, в качестве режиссёра, сценариста или драматурга нет авторов 1944 года рождения.
Два канала на Ютубе называются «Владимир Безладнов», самое большое посещение - 1115 человек за 11 лет.
В общем, Владимир живёт активной, плодотворной жизнью, и пользуется огромным успехом у публики.

Возвращаемся к тексту…
Когда нет логических цепочек и ответов на очевидные вопросы и нестыковки, ответы надо искать в психологической плоскости: возможно, Владимир лично встречался и с Визбором, и с Башлачёвым: пили, курили, о чём-то разговаривали, и даже пели на грушинских фестивалях (Визбор) и «квартирниках» (Башлачёв)… И вот, такие же вроде бы мужики; без нимба и крыльев за спиной, сидевшие напротив за столом - знамениты, а он – нет.
А страх смерти гонит от честных ответов, гонит в эскапизм, в якобы счастливое детство и юность, где Владимир ищет защиты от инфернальных страхов сегодняшнего дня, тем более, что о спасении вечной души и христианских началах, в его случае говорить не приходится…
Этим и можно объяснить перемену в лексике (исписавшиеся) и сюжетном переломе (бегство в псевдо комсомольский энтузиазм).

А вот в стихотворении «Провинциальной актрисе», автор искренен и откровенен, и как результат – очень эмоциональное стихотворение. Очень хорошо работает на результат монорифма в каждой строфе. Рекомендую к прочтению.
Стихотворение «Жене».
Текст построен на столкновении контрастов: от черт характера до литературных и прочих персонажей. Рифмовка простенькая и незамысловатая: «Хреновую – новую»; «несгибаемость-внушаемость» и т.д. и т.п.
Текст дежурный, уровня поздравительной открытки, и на этом, вроде бы можно и закончить, а можно и порассуждать… В стихе всегда очень важны последние строчки:
«Как я рад, что могу и в старости
Открывать в тебе что-то новое!»

Лейтмотив стиха – эмоциональные качели, обновление и новизна эмоций. Жена является раздражителем и генератором ощущений. В принципе, для достижение подобного результата достаточно иногда менять любовниц, идеальный вариант - случайные связи, ибо только тогда, спектр эмоций будет максимально богатый: от самых смелых эротических фантазий, до скандалов, грабежа Л.Г. и нанесения особо тяжких неожиданно вернувшимся мужем…
Но давайте зайдём с другой стороны:
«Пенелопа или эринния?»
Слово «эриния» с двумя «н». Возможно, это какая-то продвинутая версия, всё-таки 21 век на дворе. Вот если супруга будет Пенелопой, то, готов ли лирический герой соответствовать Одиссею, и выпавшим на его долю «коврижкам»?
Помню, тоже написал своей благоверной стихи на день рожденья, и её, «младую хариту», возмутило сравнение с линкором. Сам не мог ответить на этот вопрос: так вот написалось… Но прошли годы, и «алинклюзивы» Турции и Египта, заметно увеличили дедвейт, и прочие линкорные показатели супруги. Мораль: будьте осторожны в своих словах и желаниях, думайте, что пишете!
Вердикт: текст «Жене» приемлем для внутрисемейного застолья, но выносить такое на публичное обозрение не стоит.
Автору можно пожелать здоровья, здоровья и ещё раз здоровья!
Виктор Карпушин.
Стихотворения Виктора – это какие-то ребусы и кроссворды. Вроде бы каждый тезис, строфа, строчка – понятны, но в какую-то целостную картину его работы не хотят складываться. Правда, есть несколько подсказок:
«Есть свойство памяти – опять начать с конца»
и
«И сказочка ещё не началась,
Но всем известно, что конец печален».

Есть такой тренинг для эффективных менагеров: ты ставишь цель, формулируешь чего хочешь достичь, и последовательно, прописываешь шаги от будущей цели к сегодняшней данности. Как бы запускаешь фильм от финала к началу. Возможно, Виктор также пишет свои стихи.
Два текста про рыбака и старуху, но, не потому, что Виктор любит сказки Пушкина, или рыбалку… На мой взгляд, автор экспериментирует с монтажом ленты повествования сказки, благо, она наглядна, последовательна, и всем знакома.
Например, можно пытается ответить на вопрос: а что делать старику и старухе потом, когда сказка закончилась? Как вариант: подарить бабуле букет ландышей, возможно, это единственный способ сделать бывшую «вольную царицу» добрее и счастливей.
Проиллюстрирую свою догадку на стихотворении «Ах, вы сени вы мои, мои саночки».
«Ах, вы сени вы мои, мои саночки,
Занесённые тоской полустаночки»

Первая строчка сразу же вводит в ступор: сени – не санки. И вроде бы у текста фольклорная, этнографическая стилистика, и неподготовленному читателю может показаться, что логика и здравый смысл в народных песнях ослаблены, или отсутствуют как явление… Но используя метод «начни с конца», читаем стих в обратном порядке:
«Рассеюшка», с босыми ногами идёт по дорожке, ищет добра-молодца. То об сосну уколется, то с Бабой-ягой встретится. Ей надо выйти из тёмного леса с «травами дикими», и дойти до ближайшего полустанка, сев в саночки, добраться наконец-то до сеней, возвратиться в «родную гавань».
Желаю успехов всем, кто любит подобные квесты, благо в остальных стихах, метод усложняется и дешифровка уже не такая очевидная.
Можно сделать несколько замечаний, по текстам Виктора.
Например, ландыши, это не «лето красное» (вспоминается «Ох, лето красное! любил бы я тебя…), а скорее - «светлого мая привет» как в песне Фадеевой-Фельцмана. Ну и «пыльца ольхи» появляется в апреле, а не летом.
С другой стороны, «петли времени» с «обратным отсчётом» у Виктора такие, что я уверен, автор найдёт объяснения не только этим фенологическим феноменам.


Андрей Данильсон.
Первое стихотворение «Обратная сторона медали».
Текст с внутренней рифмой, и разрезав строчки надвое, можно получить бодрый речитатив, в сущности, стих очень похоже на рэп.
Думаю, на бумаге, «обратная сторона» заметно проигрывает репу, зачитанному под ритмичную музыку.
Рэп цепляет слушателя броскими фразами, эффектными оборотами. Слабые стороны рэпа, по моему мнению – глубина и сюжетность. С эффектно упакованными фразеологизмами всё неплохо, а вот содержание упаковки вызывает вопросы…
Правда, я мало что понимаю в Рэпе, но Андрею надо двигаться куда-то в эту сторону.
Бегло пробегусь по «Остыли страсти».

«И воины вечности построились для боя.
Мы до победного стояли на своем,
Войны вечности победили. Но отразив неожиданную внешнюю угрозу, вдруг осознали (Как? Почему? Когда успели?) что не стоят любви!?
«Остыли страсти, брошены цветы

Оказывается, они предали любовь (Как? Почему? Когда успели?), но возложили цветы к её могиле! Читаем далее:
«Мы так хотели, но не сберегли,


Т.е. войны вечности были поставлены перед дилеммой: умереть или потерять любовь, и все выбрали жизнь, тем более что «страсти остыли»…

«Зола остыла, прахом стал наш страх.
В сердцах холодных нет тоски и грусти.
Но, черт возьми, мы бились на мечах!


Ага: битва была за любовь, они победили, но как-то странно: выжили потому, что отреклись от любви, предали её. И эмоций нет, в сердце пустота, но откуда-то есть радость, что они сражались за любовь!
Остальные тексты Андрея примерно такие же. Возможно, Андрей военный, и сочиняет тексты между боевыми дежурствами. Желаю автору больше заниматься самоподготовкой: читать классику, наращивать жизненный багаж и искать свой стиль, свою тему, свое место в искусстве.


Евгений Харитонов.

«Последние дни августа»
Описательное стихотворение о природе. Крайне избитый и засиженный графоманами жанр. Чрезвычайно сложно быть замеченным и как-то выделенным из безграничной толпы пишущих в этом направлении. Обратила на себя внимание парная рифма, не верх эстетизма, но всё-таки… Понравились только две первые строчки:
«И солнце, как солнце. И небо, как небо.
Но чувствую, осень закинула невод»

Всё остальное в тексте очень простенько и без затей…

«Абрикосовая осень»
«Лесов оранжевые косы
Глядят в остывшие пруды,
Как будто снова абрикосы
Свои развесили плоды»

«Оранжевые косы» и «абрикосы» - интересное сравнение, но почему «косы» «глядят»? Троп? Олицетворение?
Вторая, она же заключительная строфа не может похвастаться и этим.


«Сталинград»
Такие стихи регулярно выдавали на-гора средней руки члены союза писателей СССР к 9 мая. Много пафоса и казённого патриотизма. Текст совершенно пустой, и никаких эмоций не вызывает.
Вот у Симонова, у Твардовского какой пафос? Читаешь, и чувствуешь: пишет человек, пишет для человека, лично для меня пишет. Есенин, когда о Родине писал, впадал в патетический транс? Тема войны – это дополнительная ответственность для автора, и автор её не оправдал. Прочитал текст Евгения, и не смог вспомнить ни одного свежего образа, разве что этот:

«И как пены застывшая корка
Вновь и вновь выводила Звезду».

Как высохшая на песке пена может что-то выводить?
Ну и запанибратское обращение к читателю - «ребята» - выглядит в таком экстерьере несколько странною
Желаю Геннадию быть самим собой не только в жизни, но и в текстах. Я хочу видеть в стихе живого человека, а не абстрактные представления о прекрасном и патриотическом.



Александр Рыжков.
«Адресаты». Автор грустит по прошлому, возможно, это и было его «райское место». Но что там такого от рая? Стаканы на подоконниках, набитые окурками? Крашенные скрипучие табуреты? Облезлая штукатурка? Конечно же, нет! Автор грустит по безвозвратно ушедшей юности.
Думается, если бы Александр описывал свою молодость не так метафорически и иносказательно, стихотворение вызывало бы больший эмоциональный ответ. А так да: камерное, атмосферное стихотворение.

«Гаражи»
«Рабочие высших разрядов

Шабашка – это быстрее (больше) сделал, больше получил. После смены на заводе, надо ещё на шабашке отпахать – неоднозначная и странная свобода. В чём свобода? А те, кто не шабашит тогда кто? Не уголовники же! Сами согласились, сами пришли… И почему только «высших разрядов»? С третьим разрядом не берут? А с какими разрядами вкалывают условные «джамшуты»?
Ну и центральная тема текста – надпись на заборе. Если «шабашников» из текста убрать – что изменится?
Почему нельзя дав описание экстерьера, сразу перейти к надписи? Можно комментировать, можно закончить каким-то глубокомысленным описанием берёзок или птиц в небе, но полторы строфы о шабашниках выглядят странно.

«Двери»
«На кафеле снежное тесто,

«Повсюду железные двери,

Двери в подъезд выломаны и ветром нанесло снег на пол, зато у каждого жильца – железные двери. Сравнение само просится, но не обыграно.
«Вступать в разговор – неприлично,
Найдешь ли для этого темы,
И грустно, что это привычно,


Почувствовали себя «неисправным»? Так исправляйтесь! Ну и вот почему неприлично что-то обсуждать? А сожжённые кнопки, а выломанные двери? Может, начать здороваться самому? Заговорить о погоде, познакомиться… Что такого невозможного в том, чтобы быть нормальным соседом?

«Работа, дом, работа, дом»
«Неутомимая система

Неужели? Если не ошибаюсь, в России самая большая пропасть между бедными и богатыми.

«Порядок пряника с кнутом
Местами можно переставить,
Но жизнь иначе не представить –


Своеобразное рондо. Сцилла и Харибда нашего времени.
Любовница, хобби, друзья – никто не может разорвать эту дихотомию?
Александр пишет суховато. Может, добавить эмоций, образности и ритмического разнообразия?
Добавить образности, метафоричности и эмоциональности, скорее всего не получится. Очень трудно ломать сложившуюся манеру письма. Но что же можно сделать? Как с минимальными усилиями получить максимальный результат?
Стихам Александра нужна сюжетность! Просто интересные истории, истории с завязкой, кульминацией и развязкой, могут компенсировать недостающую эмоциональность и красивые сравнения. Не стоит стесняться добавлять услышанные необычные словечки, обороты, это тоже придаст текстам колорит и объёмность, сгладит сухость.



Владимир Родионов.
Владимир пишет простыми размерами. Анжамбеманы и экзотические рифмы не употребляет. В использовании сложной строфики замечен не был. Скромен в сюжетах, предпочитая описательные, пейзажные стихи… Стойко придерживается «пейзанской лирики», ставшей синекурой для графоманов и начинающих зоилов.
Но, чёрт возьми, что это за стихи! Вот это настоящие стихотворения!
Красивый гармоничный язык, без «воды» и почти без штампов!
О ярких и проникновенных стихах автора хочется писать банальностями: тексты очень атмосферные, обычные вещи Владимир описывает свежо, просто, естественно. Индивидуальный взгляд воспринимается интуитивно понятно и органично. Автору легко и непринуждённо удаётся проходить между Сциллой банальности и Харибдой вычурности.
И вообще, читая Владимира Родионова, легче говорить о недостатках, чем перечислять достоинства:
«Подушки на старинных венских стульях.
Лежат на солнце, греясь, во дворе»

В двух строчках две «на».

«Над головами нашими с тобой.
И манит нас прохладой сад заросший»
«Нас», «нашими с тобой» – надо бы поправить, или, хотя бы развести по строчкам. И кстати, «лирические герои» появляются как-то неожиданно, фрагментарно, и так же внезапно исчезают.

«А день помчится, голову сломя.
Разбив коленку, клею подорожник»
День несётся сломя голову, а коленку разбиваю я… Красивая аналогия, спасибо.

«И целый день по россыпи дорожек —
Попробуй отлови, судьба, меня»

Манка и баранков полные карманы – это здорово, но гонять целый день без полноценного обеда – тяжело.
Да, я с ребятами тоже носился летние дни напролёт; и на огородах что-то перехватывали, и в лесу, и между собой делились, но не забежать домой пообедать, я бы не смог!


«Пуговицей, вырванной из пальто,
На тонкой нити болтается новый день»

Ох, сейчас Маяковский пойдёт…, а, нет, не пойдёт…
«Город бетонными кольцами горло сжал» - Вот такие, пусть и редкие штампы, надо вырывать с мясом, как ту пуговицу…

«Кормит асфальтом прожорливых голубей»

Хорошо сказано, спасибо!
«Агломерации судеб — сквозной портал»
Вставить такое длинное индустриальное слово в стих – очень по-маяковски.

«Только востоку радуются кресты,
Хоть и видны со всех четырёх сторон»

Знаменитый «свет с Востока»?

«Чтобы нести вдоль набережных туман»

«Набережная туманов» – культовые французские фильм и роман. Заветвилось древо ассоциативных рядов в голове…


«И, исколов иголкой все пальцы в кровь»
«И исколов» – сразу две одинаковые гласные подряд – не комильфо. Ну и сладкая парочка: любовь-кровь туда же.

В общем, уровень у Владимира Родионова очень приличный, а жанр, в котором он работает – очень избитый. Даже в любовной лирике не всё так плохо, но ведь и совершенство не знает предела?
Сейчас в сети можно найти много лекций по литературе, например, у Алексея Машевского - высокое качество, но изложение вполне доступное. Открывать высоты и глубины в поэзии - интересное и захватывающее занятие.

Вердикт: найти в сети, прочитать и перечитывать под настроение.


Надя Гуреева.

Надя Гуреева тоже пишет в жанре пейзажной лирики, тоже склонна к описательным стихотворениям, и тоже пишет очень хорошо!
Всё-таки, у женщин сильнее развита эмпатия, сопереживание, им легче слиться с природой и прочувствовать её. Разумеется, всё это при условии сопоставимого уровня таланта.


«Творцом задуманный на Спас,
Росистый, трепетный, ранимый,
По краю лета паутиной,
Легко приметанный на глаз»
«анный на спас» и «анный на глаз» - не часто попадаются составные рифмы в пейзажных стихах!
Спасибо!
«Мой август тих... Страстей юдоль»
А вот «юдоль» как-то выламывается из общего ряда, не находите?

«Друг другу перекидывая солнце,

И вновь какие-то лирические герои появляется в самом конце только затем, чтобы исчезнуть.
В стихе «Ну вот и вечер в полосе» читаем:

«Как сладко яблоко растёт.
И вдруг в сомкнувшейся листве
Толкнёт невидимую зыбку
И по-младенчески, с улыбкой,


Это полноценное мини-стихотворение внутри стиха! Тут целый сюжет с завязкой, кульминацией и развязкой, с мощным поэтическим слогом! Браво!

«Не пережить,
А вжиться в хмурый нрав...
Переносить на тёплые ладони
Сквозные очертанья сизых трав...
И сопричастней быть...


Помните, у Андрея Данильсона, я писал о внутренней рифме? Когда одну строку можно легко разделить на две и читать как рэп? Давайте попробуем «склеить» строчки, приводя текст в классический вид:
Не пережить, а вжиться в хмурый нрав...
Переносить на тёплые ладони,
Сквозные очертанья сизых трав...
И сопричастней быть, и благосклонней...
Место «склейки» - это анжамбеман, он же «перенос», это когда строчка состоит не из одного высказывания, а из нескольких. Зачем так делается? Не для ритма, как в рэпе, а для интонации, для более тонкой и глубокой передаче эмоций и смыслов.
У Пушкина есть стихотворение, полностью построенное на этом переносе. Вот как оно выглядело бы, если одно высказывание было равно одной строчке:
«Я вас любил:
Любовь еще,
быть может,
В душе моей
угасла не совсем;
Но пусть она
вас больше не тревожит;
Я не хочу
печалить вас ничем»

Оригинальная Пушкинская строка целиком:
«Я вас любил: любовь ещё, быть может»
Если совсем по-простому, текст воспринимается примерно, как:
Василий Пупкин: -Люся, я вас люблю! Что вы делаете сегодня вечером?
Ничего не зная о Василии, мы понимаем, что он лжет. А почему? А его выдаёт отсутствие анжамбемана, сваленные в одну кучу-строчку нескольких тем. И лирический герой Пушкина тоже лжет: он «не любил», он до сих пор любит! И каждое следующее утверждение - это тоже ложь: не «угасла», а всё так же горит, и т.д. и т.п.
Убрав весь художественный инструментарий, все украшательства, сделав текст практически голой разговорной речью, Александр Сергеевич только за счёт анжамбеманов передаёт силу и глубину чувств лирического героя.
Конечно, сравнивать руку мэтра и Надежды - не корректно, но, регулярное использование столь нелюбимых графоманами переносов, очень приятный бонус от автора, вселяющий определённые надежды (прошу прощения за каламбур)!
Бог даст, следующий этап у Нади будет написанием песен. Кто-то же должен писать хорошие, по-настоящему народные песни для двадцать первого века? Перспектив заработать и прославиться в песенном жанре всё-таки больше. А с другой стороны: пусть композиторы отрабатывают свой хлеб и перекладывают стихи Нади на музыку!
Работая над обзором, я окрестил Надю «поэтическим Пришвиным». Надеюсь, эта «внутренняя рецензия» станет больше, чем пометка на странице.

Лана Юрина.
Ну-с, после Нади Гуреевой можно и передохнуть; перекурив на каком-нибудь мелкопоместном статисте. Для солидности, вкорячив в статью дополнительную сотню-другую знаков с пробелами… Но тут, на нас обрушиваются тексты Ланы Юриной!
Это уже городская лирика, здесь лирический герой что называется «в кадре», и поэтика другая. Ну и начнём, как ни странно, сначала: «Такая зима».
На первый взгляд, обычное, женское, камерное, «уютное» стихотворенице: девушка у окна, пьёт чай, на улице зима – идиллическая картинка с массой иллюстраций на «Яндекс.Фотках». Что не так-то?

«По зиме забываешь, что было, плевать, что будет»
Первая строчка даёт ключ ко всему тексту: «плевать». Это слово точно не из лексикона про уют, тепло родного очага, комфорт, зимушку-зиму и всё остальное, чем славятся подобные тексты на сайтах со свободной регистрацией.
Лирический герой без корней прошлого и перспектив будущего, у него есть только настоящее, и у настоящего - отнюдь не благостная коннотация, это какая-то большая проблема лирического героя.
«Шерстяные носки, подоконник и чашка с чаем».
Мы с женой дома ходим босиком. Шерстяные носки я надену только в двух случаях: когда у меня температура и Линуська насыпает в них горчицу, или когда отключат отопление.
Лирическому герою в его доме – холодно, дискомфортно. Возможно, дом – это и есть иносказательное описание самого лирического героя.

«Зимний мир за стеклом – нереально-прозрачно-бел».
Словно сон предрассветный, который всегда случаен»

Внешний мир Л.Г нереален, случаен и так же дискомфортен, как и его внутренний мир.

«Пробежаться б за хлебом, да как белизну нарушить?
Обросла вся планета невиданным снежным мхом»

Вроде бы надо выйти во внешний мир за насущным – за хлебом к чаю, но нет сил и желания. Тысячами невидимых нитей некий вселенский мох сковывает Л.Г. Это уже состояние ближе к депрессии.
«А потом ты приходишь.
И я начинаю жить»

Т.е. не они встречаются где-то, приходя куда-то, а некий «депрессант», как внешний раздражитель, временно выводит лирического героя из обычного для него состояния.
Пару слов о зимних эпитетах… В русском языке, много милых, очаровательных, зимних эпитетов, чего не скажешь, например, про английский язык. Там, с зимними идиомами всё с точностью до наоборот. Почему так?
Зимы в Англии не связаны с риском для жизни, а в России – связаны. Например, слово «беспечный» - о человеке, у которого нет печки. Каково это прожить зиму без печи? И все русские зимние эпитеты, это попытка умилостивить демонов и черных богов язычества: спастись от холода, голода и смерти.
Я не думаю, что Лана является специалистом по языческим камланиям, но культурный код, коим обладает большинство русскоязычных авторов, направил её в нужном направлении.
Остальные стихотворения Ланы – тоже отнюдь не про любовь-морковь, лето, солнце и Канары. На их фоне, уютно-домашний текст «Такая зима» выглядел бы слишком чужеродным.

«Кирино море».
Ужасный текст!
Вот в чём сила искусства? Религия может сделать непереносимую боль - переносимой, невыносимое горе – выносимым. Но только искусство может передать ужасное горе - ужасно красиво.
И стихотворение Ланы - именно такое. «Кирино море» тяжело читать. Хотя оно и написано очень поэтично, очень сильно.
«В мамином перстне, к примеру, а-лек-сан-дрит»
Тема камней – одна из ключевых линий стихотворения. Столкновение стихий: мёртвого, молчащего камня и воды, заставляющий камень изменяться (шлифует) и звучать. Но есть один камень, драгоценный, принадлежащей маме – Александрит. Чем он интересен? Он меняет цвет в зависимости от освещения. И всё стихотворение – это большой Александрит, через который мы смотрим на ситуацию, предметы, стихии и героев. Ювелирная работа.

«Я ей не дочь»
Стих из той же серии, что и «Море», хотя и написан в другой манере, но так же сильно.
Я так понимаю, социальный работник ухаживает за весьма престарелой и одинокой женщиной.

«Мне часто не хватает сигарет
на наши с ней неспешные беседы»

«А впрочем, я всё знаю наизусть –
про жизнь и смерть, про детство в Кутаиси»

Т.е. сиделка, давно уже всё знает про эту бабушку, всю её подноготную с самого детства, но во время неспешных разговоров и «посиделок ни о чём», лирический герой регулярно срывается и курит, курит… А в чём дело? Почему? Ключ к тексту – в самом заглавии: «Я ей не дочь», и есть ещё одна фраза:
«забудет имя – называет дочей».

Т.е. – Л.Г. потеряла мать, а возможно и большинство родных. И разговоры обоих героев – это разговоры как будто матери и как будто дочери. И совершенно чужой человек из Грузии, из Кутаиси – столицы грузинского виноделия, пьющий Иван-чай, вдруг, совершенно неожиданно для Л.Г. становится как мать…
Опять трагическое стихотворение, и опять-таки написанное очень красиво.
Вердикт: Читать и перечитывать (но не часто)!

Геннадий Васильев.

«Черная птица»
Текст-аллегория, где жена, в роли белой птицы, бьётся с инфернальным злом в виде чёрной птицы. Бьётся исключительно за мужа, а муж стоит в сторонке, наблюдает, и пописывает…
Аллегории и образы крайне предсказуемы и избиты, им досталось не меньше, чем чёрной птице. Сюжет понятен с первых строчек и не содержит никаких интриг. Птичек жалко, причём обеих.
Возможно, автор хотел сказать, что его окружение отчасти умерло, отчасти «сидит по домам», как у Владимира Безладного, дети разъехались, и единственная близкая и по-настоящему родная душа, спасающая его от одиночества – это жена. Если это так, то, реализация замысла оказалась далека от идеала.

«Когда мне будет 70 и больше»
Текст о патернализме русского общества. Без прессинга государства и русской цивилизации, попадая даже не на Запад, а в Новую Европу, русский человек, не привыкший к индивидуализму и личной ответственности за себя, не встроенный в жесткий «порядок» Закона и чуждого нам уклада, раскисает и просится домой.
Впрочем, и дома мы часто чувствуем себя оставленными и ненужными Родине и государству. И начинаем бузить ещё хуже, чем в Европе.
Да, у Геннадия можно найти красивые строчки, например:
«Отпускает солнце рыжие поводья.
Недостаточными кажутся слова»

Но куда чаще попадаются вот такое:
«и не знают про «литовку» про мою».

Почему-то я готов разбирать тексты Геннадия в качестве человеческого документа или среза общественных настроений, а вот художественную составляющую разбирать не хочется.
Рекомендую Геннадию почитать свои стихи разным людям, но не родственниками и друзьям. Обсудить прочитанное; что понравилось, что берёт за живое, а что нет. Попробовать найти свои сильные стороны и развивать именно их. Читайте классиков 19 и Серебряного века. И если Мандельштам не зайдёт – не читайте Мандельштама. Ищите тех, кто зайдёт, и читайте именно их.


Вячеслав Кислицын.
«О чае на кухне»
«Цейлоном наполненный чай.
Пьёшь чай, и в узорах на шторе»

Попадаешь на строчки, где «чай» написан дважды, и готовишься к худшему…
А потом идёт повтор таких слов как «изгибы», «покажется», и кульминацией становятся последние строки:

«И слышится, частым повтором,
Как в сердце стучит тишина»

Каждый удар сердца – это удар тишиной, и это постоянный повтор от которого никуда лирическому герою не деться. Т.е. повторение – это не просчёт неофита, а, поминая Шкловского – литературный приём. И он автору удался. Грустный и красивый текст о потерянной любви, и кажется, потерянной по вине лирического героя.
Ведь мадам Баттерфляй, причудившаяся герою в складках шторы – была брошена законным и одновременно незаконным американским мужем.

«Не плоть – отражение тени»

Судя по этой строчке, плотская составляющая в отношениях лирического героя, не была главной. Значит, просто заменить мадам на новую Баттерфляй - не получится.
начинается с конфликта природы и цивилизации:

«Трагичность музыки полей –
В их бесконечном постоянстве»
«Где задувает ветер в трубы
И выдувает всё в трубу»

Внешний мир природы и цивилизации воспринимается через проблемы внутреннего мира лирического героя:

«Кусают треснутые зубы,
До крови, нижнюю губу»

А личные проблемы те же, что и в предыдущем стихотворении: шерше ля фам:
«А мне б припасть к твоим коленкам
И ощутить губами медь
У юбки в цвет кофейной пенки
И так, от счастья, умереть…
А поутру с тобой воскреснуть
И эту жизнь начать с нуля,
Чтоб нас встречала повсеместно
Обетованная земля».

Получается, решись у лирического героя любовная проблема, и он станет счастлив, а мир и цивилизация превратятся в Обетованную землю.
Напомню, что в реальной Обетованной земле аж целых две пустыни: Арава и Негев. И заполучить эту «прелесть» пришлось огромной ценой, а получив её, иудеи обрели не рай на земле, а «продолжение банкета», идущее до сих пор.
Нет никакой другой новой жизни, и люди выигравшие джекпот – массовое тому подтверждение. Наша система ценностей, приоритеты, модели поведения, комплексы и психологические травмы, превратят любую «новую жизнь» в старую. У нас есть только одна жизнь, мы её можем изменить, но никакой палочки-выручалочки для этого не существует. И за личностное перерождение придётся заплатить не меньше, чем иудеям за египетский «алинклюзив» и сорокалетние «сафари» с Моисеем по пустыне.
«ХХ век начинается»

А вот этот стих я вообще не понял. Вроде бы он про Николая Гумилёва, но:
«Как хороша на ощупь Настя,
Каков ещё он не подлец»

«Поэт в альбом поставит точку
Одной из Настиных подруг»

Кто такая Настя? Николай Гумилёв, конечно же был человеком любвеобильным, но…, в наиболее фундаментальном труде на эту тему, от Игоря Талалаевского, «Неистовый конквистадор», говорится о 30 дамах, но отдельные главы посвящены только 24, и среди этих 24 нет ни одной Насти.
Ну и «подлец» - вообще без комментариев.
Я ещё понимаю, если бы речь шла о неком гипотетическом поэте, но здесь и царь, и братоубийственная война, и эпиграф как бы намекают на Гумилёва, и это отнюдь не Лев и даже не Орест – сын Николая Гумилёва от Ольги Высотской.
С другой стороны:
«И спит в нём скиф, и дремлет гунн»
Возможно, речь идёт о Блоке, но тогда почему эпиграф из Гумилёва? Но и среди главных женщин Александра Блока тоже не было Насти. В общем, если автор имел в виду некоего поэта Серебряного века, то и эпиграф должен бы принадлежать этому поэту.
Что можно сказать о лирике Вячеслава?
Все тексты написаны четырёхстопным ямбом, с дактилическим окончанием или без, и очень похожи друг на друга ритмически. Впрочем, анжамбеманы тоже есть.
Ямб сам по себе очень быстрый и живой размер, тем более, в такой короткой строке, интонационные паузы даются труднее. Слог хороший, ёмкий, образный.

Вячеславу желаю попробовать себя в других размерах или хотя бы разнообразить темы и жанры. Понятно, что поэты пишут о том, к чему неравнодушны, но человеческая гамма чувств весьма разнообразна, и не стоит игнорировать другие части собственного эмоционального спектра.
Вспомнилась такая история: жила-была Надежда Ряшкина, и занималась она бегом на 800 метров с барьерами. И вроде бы «жысь налаживалась»: уже кандидат в мастера спорта, и «мастер» уже где-то на подходе, но, случилась травма ноги, и о «барьерах» пришлось забыть.
Вместо того, чтобы забухать, пустившись во все тяжкие, Надежда и тренер подумали-подумали, и решили заняться спортивной ходьбой. Так на одного двукратного олимпийского чемпиона в СССР стало больше.
Никогда не поздно выходить из зоны комфорта, пробовать что-то другое, экспериментировать с новым…
Засим, позвольте откланяться, спасибо, что дочитали.

Если возникли вопросы, желание поделиться впечатлением от прочитанного или появились вопросы, можно писать мне на почту: ddtfz@yandex.ru
С уважением, Роман Тихонов.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 24.12.2021г. Роман Тихонов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3221271

Рубрика произведения: Разное -> Критика











1